Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Николай Гартман. К основоположению онтологии. Часть II. Отношение вот-бытия и так-бытия. Раздел III. Внутреннее отношение бытийственных моментов. Глава 21. Способы данности и способы бытия

а) Тройное наслоение и тройное отношение границы

Но теперь, как обнаружилось, существует очень определённое отношение между двумя оптическими противоположностями — вот-бытия и так-бытия и реального и идеального бытия. Это отношение представлялось пересечением измерений. В то же время оба рода данности в свою очередь обнаруживают столь же определённое отношение к противоположности реального и идеального. Но оно оказывается иным, нежели отношение к бытийственным моментам.

И это новое отношение можно приблизительно (конечно, не в полной мере) изобразить как отношение наслоения. И здесь границы тоже не совпадают. Только граница способов бытия по отношению к границе способов данности сдвинута в другую сторону. Это опять-таки можно резюмировать в нескольких положениях:

  1. Познание a priori существует как об идеальном, так и о реальном, познание a posteriori — только о реальном.
  2. О реальном существует как познание a priori, так и познание a posteriori, об идеальном — только познание a priori.

В плане двойственности способов бытия и их сфер априорный элемент познания, следовательно, имеет некоторое преимущество. Этого на удивление достаточно, ибо в плане двойственности бытийственных моментов преимущество оказалось у апостериорного элемента. В этом сразу можно усмотреть новое убедительное доказательство гетерогенности двух онти-ческих пар противоположностей, в которые переходит старая противоположность essentia и existentia.

Если теперь схематически выразить это тем же самым способом, что и в случае первого наслоения, и сразу взять из него (рис. 4) также отношение способов данности к бытийственным моментам, то получится общее наслоение трёх пар противоположностей, а именно — с тремя смещёнными друг относительно друга границами (рис. 5).

Рисунок 4

Познание a priori Познание a posteriori
Так-бытие Вот-бытие

В этом наслоении тотчас бросается в глаза различие направлений сдвига двух оптических границ относительно границы гносеологической. Если исходить из последней, то граница способов бытия смещена влево (в область познаваемого a priori), граница же бытийственных моментов — вправо (в область познаваемого a posteriori). Они, таким образом, смещены в противоположных направлениях.

Но при ближайшем рассмотрении в этой схеме становится заметным некоторое несогласование. Оно заключается в запутанном отношении наслоения способов бытия и бытийственных моментов. Противоположность идеального и реального и противоположность так-бытия и вот-бытия могут вовсе не наслаиваться, ибо они, скорее, находятся в пересекающихся измерениях. И эта ошибка данной схемы делается весьма ощутимой в местоположении вот-бытия. Так-бытие размещено верно, оно охватывает идеальное и реальное бытие, как ему и подобает. Вот-бытие же ограничено реальным бытием. Следовательно, в схеме оно занимает неверное место (что на рис. 5 обозначено вертикальными линейками). Правда, это соответствовало бы старому понятию existentia. Но это не согласуется с тем фактом, что различие способов бытия заключено именно в моменте вот-бытия.

Рисунок 5

Идеальное бытие Реальное бытие
Так-бытие Вот-бытие

б) Исправление схемы. Истинное положение способов данности

Если теперь стремиться к исправлению ошибки, то легко обнаружится, что в рамках данной схемы это осуществить невозможно. Три пары противоположностей и отношения их границ никоим образом нельзя однозначно выразить в некоем тройном наслоении. В нём нет места для идеального вот-бытия. Тем самым обнаруживается пробел во всей диспозиции. Надо было бы в средней области идеальное бытие протянуть до вот-бытия или границу бытийственных моментов (в нижней области) проложить гораздо левее, уже за границей способов бытия. Но тогда в обоих случаях прочие отношения границ уже будут неверны.

Очевидно, нужно обратиться к другой схеме. Отношение наслоения необходимо преобразовать в отношение пересечения измерений, как это соответствует расположению двух онтических пар противоположностей. Исходить следует из онтической стороны, не из теоретико-познавательной. Ведь отношение наслоения вообще было запутано лишь за счёт того, что за начало оказалась взята противоположность способов данности. Это была ошибка. Правда, данная противоположность допускает отношение наслоения с каждой из двух онтических противоположностей.

Рисунок 6

Познание a priori

Если же затем скомбинировать два наслоения друг с другом, то получится третье, и оно окажется ложным, так как не сочетается с отношением двух оптических пар противоположностей.

Будем, следовательно, исходить из двухмерного отношения последних, как это было указано на рис. 1, до редукции так-бытия (то есть оставляя в стороне его нейтральность). Тогда весь вопрос в том, как сфера действия априорной и апостериорной познаваемости распределяется на четыре члена схемы. В действительности это распределение можно нарисовать однозначно (рис. 6), причём отношение его областей выражается наглядно. Итог можно обобщить в виде следующих пунктов.

  1. Познание a priori окрашивает три из оптических полей противоположностей (итб, ивб и ртб). Только реальное вот-бытие из него исключено.
  2. Познание a posteriori окрашивает только два поля (ртб и рвб). Оба поля идеального бытия из него исключены.
  3. Априорное и апостериорное познания из четырёх оптических полей общим имеют лишь одно — реальное так-бытие.
  4. Реальное вот-бытие доступно лишь познанию a posteriori.
  5. Идеальное бытие (как итб, так и ивб) доступно лишь познанию a priori.

Пункты 1, 3 и 4 модифицируются лишь тем, что познание a priori опосредованно (при условии апостериорной исходной данности) распространяется и на реальное вот-бытие. Таким образом, строго эти три положения соответствуют действительности лишь в том случае, если познание a priori понимается исключительно как «чисто» априорный познавательный элемент без учёта того, в какой мере оно встречается в означенной чистоте.

в) Раздвоенность познания и иллюзия оптического расщепления

Однако возражения вызывает ещё один момент. В данной планировке предполагается отношение резкой границы между вот-бытием и так-бытием. Но исследование показало, что таковой не существует, что между вот-бытием и так-бытием сохраняется лишь различие направлений. Это вытекало из всеобщей онтической ситуации, в соответствии с которой всякое вот-бытие чего-то есть, в свою очередь, так-бытие чего-то, а всякое так-бытие чего-то — в свою очередь, вот-бытие чего-то.

Но с другой стороны, шаг между тем, что познаваемо a priori, и тем, что познаваемо только a posteriori, проходит именно между реальным так-бытием и реальным вот-бытием, что на рис. 6 чётко выражено косой ограничительной линией в области априорного познания.

Это было бы невозможно, если бы способы данности предмета сами были бытийственными моментами в нём, как в чём-то в-себе-сущем, или даже строго соответствовали бы бытийственным моментам. Ни то ни другое явно неверно. Границы познания вообще не являются границами бытия. И граница априорного является чисто гносеологической, а онти-ческой границы, которая бы ей соответствовала, нет. Но так как пограничная линия, которую она проводит, касается предмета, а тот — в себе-сущий, то возникает видимость, будто она тем самым отделяет так-бытие от вот-бытия.

Двойственность источников познания имеет свою причину в организации познания, то есть в характере познающего субъекта, не в характере сущего; стало быть, и не в расщеплённости сущего на вот-бытие и так-бытие.

Сущее, насколько оно вообще вступает в отношение объекции, было и остаётся гомогенным. Вот-бытие и так-бытие в нём различны только по направлению и в рамках более масштабных контекстов бытия без остатка переходят друг в друга. Расщеплённость привносят только характер и организация нашего познания, ибо оно действительно раздвоено. Хотя оно не может привнести расщеплённость в само сущее, ибо сущее — это сущее в себе и свободно от его власти, но, пожалуй, может привнести её в понятие сущего, которое оно себе создаёт. И таким образом оно на основе своей собственной расщеплённости порождает видимость, будто расщеплено само сущее.

Правда, абсолютно наивной установке эта видимость не свойственна. Но она возникает при вступлении в действие рефлексии. А в ходе теоретико-познавательных соображений она упрочивается. В своём роде она даже не упразднима, но она очень хорошо распознаваема. А распознаваемой она становится при обнаружении оптической соотнесённости вот-бытия и так-бытия и их отношения к расщеплённости способов данности.

Вот потому и законно вышеприведённое расположение (рис. 6) вместе с пятью вытекающими из него положениями, в которых оно раскрывается. Онтологическая наклонность границы в нём не произвольна, но соответствует феномену способов данности. Она демонстрирует действительные предметные области априорного и апостериорного познания в сущем.

Как раз последние гносеологически чётко разграничиваются друг относительно друга. И, вероятно, в этом заключена внутренняя причина настойчивости, с которой в философских теориях сохранялось разделение вот-бытия и так-бытия.

Приме­чания: Список примечаний представлен на отдельной странице, в конце издания.
Содержание
Новые произведения
Популярные произведения