Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Герхард Фоллмер. Эволюционная теория познания. Часть I. Эволюция эволюционной теории познания

Эволюционное понимание — как любое познание — также является историей. Насколько далеко распространяется эта история? Принципиально возможно считать такую позицию естественной уже всегда; ибо теория познания имеет ведь гипотетический характер и в выборе наших гипотез мы относительно свободны.

Однако для обоснования должны быть выполнены дальнейшие условия, особенно возможность объединения с базисным знанием, проверяемость и объясняющая сила. В. Р. Гамильтон, который развил гамильтоновскую форму классической механики, хотя и располагал математическими средствами для установления шрёдингеровского уравнения и волновой механики, не имел эмпирических полномочий для такого шага; тогда (1834), не было свидетельств о волновых свойствах материи. Точно также Аристарх не имел опытных оправданий для своей гениальной интуиции.

Так, гипотезы об эволюции человеческих познавательных способностей могли быть поставлены осмысленно лишь после того, как идея развития в XIX столетии была представлена в форме эволюционной теории (причём спекуляциям Эмпедокла или Абу-Гасана аль Масуды (956) нельзя отказать в оригинальности).

В части А мы видели, что проблема врождённых идей в истории теории познания играла ключевую роль. Но вопрос о том, имеют ли врождённые структуры познания биологическое значение мог осмысленно дискутироваться лишь тогда, когда биологическая наука стала не только описывающей, как у Аристотеля и Линнея, но также и объясняющей. Поэтому ответы на такие вопросы можно найти лишь позднее (после 1900) и даже тогда относительно редко.

Биологическая обусловленность субъективных структур познания утверждалась:

Философами:

  • Ницше;
  • Зимммель;
  • Спенсер;
  • Пирс;
  • Болдуин;
  • Шиллер;
  • Рассел;
  • Куайн;
  • Поппер.

Физиками:

  • Гельмгольц;
  • Пуанкаре;
  • Мах.

Биологами:

  • Геккель;
  • Берталанфи;
  • Ренч;
  • Лоренц;
  • Мор;
  • Моно.

Психологами:

  • Циен;
  • Пиаже;
  • Рорахер;
  • Кэмпбелл;
  • Фурт;
  • Леннеберг.

Антропологами:

  • Леви-Стросс;
  • Швидетций.

Языковедами:

  • Хомски;
  • Катц.

В вопросе об эволюции познавательных способностей, естествоиспытатели, представленные прежде всего психологами, генетиками, теоретиками эволюции и этологами, ограничивались в большинстве случаев некоторыми общими замечаниями, не отваживаясь слишком глубоко входить в чужую дисциплину — теорию познания.

С другой стороны, теоретики познания и другие философы учитывали эволюционную позицию весьма редко и поверхностно.

То, что изучение восприятия с эволюционных позиций не было воспринято большинством теоретиков познания является одним из многих симптомов длительного отделения философии от естествознания. (Shimony, 1971, 571)

Сопоставив несколько цитат, мы заметим, из какой области исследований «происходит» автор. По отношению к каждому можно было бы добавить «… и натурфилософ» 123.

Посредством естественного отбора наш дух приспособился к условим внешнего мира, он воспринял ту геометрию, которая давала преимущества для рода; другими словами: наиболее удобную. (Poincare, физик, 1914)

Подлинным ядром кантовского априоризма является… то, что человек сегодня фактически наделён определёнными формами созерцания и мышления, с помощью которых он подходит к явлениям и упорядочивает их. Но эти формы должны сами… быть образованы на основе опыта, они возникли именно в ходе длительного взаимодействия человека с природой. (Bavink, естествоиспытатель, 1949, 237)

Категории опыта возникли в ходе биологического развития и должны были подтверждаться в борьбе за существование. Если бы они не соответствовали реальности, то были бы невозможны соразмерныые реакции и такие организмы были бы элиминированы в ходе естественного отбора. (V. Bertalanffy, биолог 1955, 256)

Был период, когда возможности мозга, благодаря биололгическим изменениям, существенно возросли и соответственно ворзос генетический потенциал. Это было примерно 500 000 лет тому назад. С тех пор врождённый разум изменился — если вообще изменился — только незначительно. С тех пор человеческий прогресс зависит от приобретённых способностей, которые передаются далее посредством традиции и обучения. (Russel, философ, 1963, 7) (Bavink, естествоиспытатель, 1949, 237)

Если справедлив взгляд, согласно которому мышление основано на процессе субъективной симуляции, тогда следует предположить, что высокое развитие этой способности у человека является результатом эволюционного процесса., в ходе которого достижения этого органа и его ценность для выживания были испытаны посредством отбора в конкретном действии. (Monod, биолог, 1971, 191)

То, что называется инстинктивным или, строже, врождённым познанием, восходит опять к обучению, которое осуществлялось тысячелетиями в биологической эволюции в отличие от индивидуального обучения, обычно связываемого с этмим понятием. В этой эволюционной перспективе выражения «инстинктивный» и «врождённый» получают научное значение и утрачивают негативную роль, в которой они представали как покрывало незнания. (Furth, психолог, 1972, 257)

Мысль об эволюции познавательных способностей, таким образом, многократно высказывалась. Несмотря на это, связь теории эволюции и теории познания подробно не исследовалась. Приятным и важным исключением были различные работы Конрада Лоренца. Благодаря его теоретико-познавательным интересам и кёнигсбергскому сотрудничеству с Эдуардом Баумгартеном в рамках взаимодействия между гуманитарной наукой и сравнительной психологией появились две работы (1941, 1943), в которых была осуществлена обозначенная связь. Также и в последующих публикациях, Лоренц (1954, 1953) отчётливо указал на исследовательское поле эволюционной теории познания. При этом он остаётся кантианцем, поскольку принимает кантовскую категориальную систему и только после этого ставит вопрос о её происхождении 124.

Открытие априорного является тем достижением, которым мы обязазаны Канту и с нашей стороны, наверное, не будет заносчивостью предпринять критику интерпретации открытия, которую мы осуществляем в отношении происхождения кантовских форм созерцания и мышления. (Lorenz, 1941, 125)

Мы видели, однако, что представления эволюционной теории познания независимы от специальной системы категорий и специальных априорных познавательных структур. Предположение о наличии таких структур показывет, как могут быть объяснены их возникновение и возможности. Постулируемая при этом эволюционная взаимосвязь между реальными и субъективными структурами познания может служить в качестве поддержки исследования обоих компонентов. Она подчёркивает, например, значение инвариантных образований в восприятии и науке для получения объективного познания, эмпирический характер гипотезы о врождённых структурах или эвристическую ценность ошибок нашего познавательного аппарата.

Эволюционная теория познания даёт возможность лучшего понимания эволюции как теории познания, поскольку она совпадает с научным методом. (Popper, 1973, 85)

Несмотря на это, только немногие авторы (среди которых много биологов) обращаются к этой проблеме и лишь к концу 1960-х годов действительно созрела идея эволюции познавательных способностей:

  • 1955. Bertalanffy An essay on the relativiti of kategories;
  • 1959 Campbell Methodological Methodological suggestions from a comparative psychology of knowledge processes;
  • 1967 Piaget Mohr Biologie et connaissanse (deutsch 1974); Wissenschaft und menschliche Existenz;
  • 1968 Rensch Chomsky Biophilosophie; Language and mind (deutsch 1970);
  • 1969 Furth Piaget and knowledge;
  • 1970 Monod Shimony Le hasard et la necessite; Perception from an evolutionary point of view;
  • 1972 Popper Objective knowledge (deutsch 1973)
  • 1973 Lorenz Die Ruckseite des Spiegels;
  • 1974 Campbell Evolutionary epistemology.

Таким образом, можно утверждать, что проблемы эволюционной теории познания начали обсуждаться лишь в настоящее время. Если бы Поппер не подхватил эти мысли (от Кэмпбелла), то можно было бы даже констатировать, что инициатива полностью принадлежит конкретным наукам. Однако возможно, что баланс будет складываться в пользу теории познания и теории науки, чему может содействовать данная книга.

Приме­чания: Список примечаний представлен на отдельной странице, в конце издания.
Содержание
Новые произведения
Популярные произведения