Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Элвин Тоффлер, Хейди Тоффлер. Революционное богатство. Часть II. Фундаментальные основы бизнеса. Глава 3. Волны богатства

Человеческие существа производят богатство многие тысячелетия. Несмотря на то что бедность существует на всей планете и по сей день, реальность такова: с первых дней своего появления мы как биологический вид все лучше себя обеспечиваем. Если бы это было не так, то Земля не смогла бы сегодня прокормить 6 миллиардов человек. Продолжительность жизни не увеличивалась бы. Хорошо это или нет, но на Земле сегодня больше страдающих ожирением, чем недоедающих.

Мы этого достигли, если это можно назвать достижением, потому что изобретали больше, чем плуги, колесницы, паровые двигатели и биг-маки. Мы достигли этого потому, что коллективно накапливали то, что называем здесь системами богатства. И действительно, это одно из наиболее важных изобретений в истории.

Доисторический Эйнштейн

Богатство в его наиболее общем смысле — это всё, что удовлетворяет потребности и желания человека. А система богатства — это способ создания богатства, в виде денег или нет.

Задолго до появления первой настоящей системы богатства мы сначала были кочевыми племенами охотников, убивавших или занимавшихся собирательством ради удовлетворения своих минимальных естественных потребностей. После того как мы научились одомашнивать животных, охота и собирательство постепенно уступили место скотоводству. Однако тысячелетия тому назад это ещё была всего лишь система выживания, и её едва ли можно было назвать системой богатства.

Только тогда, когда люди научились создавать излишки продукции, стала возможной первая настоящая система богатства. Хотя с тех пор появилось громадное количество способов получения этих излишков, обнаруживается, что на протяжении всей истории их можно разделить на три основные категории.

Вероятно, первая настоящая категория богатства появилась около 10 тысяч лет назад, когда некий доисторический Эйнштейн (возможно, это была женщина) посеял первые семена где-то около гор Каракадага, там, где сейчас находится Турция, породив тем самым способ создания богатства. Вместо того чтобы ждать «милостей от природы», теперь мы смогли сами в определённых пределах заставлять природу давать всё, что нам надо. (Человечество должно бы ежегодно устраивать праздник в честь этого неизвестного изобретателя, чья инновация повлияла на жизнь стольких людей, как ни одна другая во всей истории человечества.)

Изобретение сельского хозяйства означало, что в урожайные годы труд крестьянина мог дать больше, чем ему было необходимо. Отсюда следовало, что теперь, вместо того чтобы кочевать, наши предки могли обосноваться на постоянном месте в деревнях и выращивать урожаи на ближайших полях. Короче, возникновение сельского хозяйства создало совершенно новый стиль жизни, постепенно распространившийся по всему миру.

Наличие некоторых излишков сделало возможным сберегать кое-что на чёрный день. Но со временем правящая элита — полководцы, знать, цари, опиравшиеся на своих солдат, жрецов, сборщиков налогов, — установила контроль над всеми излишками или их частью, то есть над богатством, позволившим создать государство и оплачивать роскошь правителей.

Теперь элита могла строить великолепные дворцы и соборы, охотиться лишь ради развлечения. Элита могла — и часто делала это — затевать войны с целью захвата земель и рабов для создания ещё больших излишков. Эти излишки позволяли содержать при дворе художников и музыкантов, архитекторов и магов, в то время как крестьяне недоедали и умирали с голоду.

Короче говоря, первая волна богатства, распространяясь по планете, создала то, что мы теперь называем аграрной цивилизацией.

Человек, который сам себя поедает

Тысячелетиями сельское хозяйство было наиболее развитой формой производства, более прогрессивной, чем охота и собирательство. Как пишет историк Линн Уайт, к 1100 году новой эры «тяжёлые плуги, наличие свободных полей, объединение земледелия и скотоводства, трехпольный севооборот, изобретение и совершенствование конной упряжи и подков — всё это сформировало единую систему сельского хозяйства». Историк утверждает, что «зона успешного земледелия расширилась в Северной Европе от Атлантики до Днепра».

Эта первая волна богатства ускорила и процесс разделения труда, вследствие чего возникла потребность в обмене продуктами производства в форме торговли, бартера, покупки и продажи товаров.

Тем не менее голод и невероятная бедность людей считались нормой. Историк Теофило Руис пишет, что до 1300-х годов в отдельных районах Европы голод свирепствовал каждые 3–5 лет. По словам Пьетро Кампорези из Болонского университета, «голод почти определял структуру жизни людей» вплоть до XVII века.

В сатирической пьесе, поставленной во время голода 1528 года, герой заявлял: «Я убью себя… Это будет здорово, потому что я сам себя съем и умру сытым…» Горький юмор ещё более горьких времен.

Потрясающая книга Кампорези «Хлеб и мечты» рисует ужасающие картины того, как голод иссушает кожу и все органы своих жертв, описывает жуткое зловоние, грязь, фекалии, груды тел на кучах навоза, каннибализм матерей, поедающих своих детей. Он пишет «о почти физическом и интимном соприкосновении со смертью — с трупами, костями, больными, умирающими». Голодные крестьяне периодически толпами шли в города, создавая там «маргинализированные слои населения и массовое нищенство».

Сегодня образ жизни Первой волны преобладает во многих странах, и хотя случаи каннибализма редки, многие ужасы, описанные в книге Кампорези, все ещё встречаются в отсталых сельскохозяйственных районах, где крестьяне и теперь работают и живут так же, как их предки сотни лет назад.

За пределами фантазии

Вторая революционная система богатства и новое — индустриальное — общество начинают формироваться в конце 1600-х годов, и Вторая волна социальных трансформаций и сдвигов распространяется на большей части планеты.

Историки до сих пор спорят о времени и множестве скрытых причин промышленной революции. Но мы знаем, что в этот период большая группа западных интеллектуалов — учёных, философов, политических деятелей и предпринимателей, — опираясь на идеи Декарта, Ньютона и просветителей, снова изменила мир.

Вторая волна системы богатства, поднявшаяся на основе новых идей, неизбежно вела к строительству фабрик, к урбанизации и секуляризации. Происходит соединение энергии горючих ископаемых и грубых технологий, использующих ручной труд. Промышленная революция породила массовое производство, массовое образование, средства массовой информации и массовую культуру.

Подрывая традиционные формы труда, ценности, структуру семьи и все более разлагающиеся политические и религиозные институты аграрной эпохи, Вторая волна поддерживала интересы поднимающейся коммерческой, городской промышленной элиты, противопоставляя их укоренившимся интересам аграрной элиты. В конечном счёте «модернизаторы» Второй волны пришли к власти во всех «развитых» странах, как мы их теперь называем.

Индустриализм загрязнил землю. Он сопровождался колониализмом, войнами и многими бедствиями. Но одновременно он породил все расширяющуюся городскую индустриальную цивилизацию, создавшую такие богатства, которых не могли представить себе наши предки даже в самых смелых мечтах.

Основанная на таких общих принципах, как стандартизация, специализация, синхронизация, концентрация, централизация и укрупнение, индустриальная экономика существовала в разных формах — от англо-американского капитализма до сталинского коммунизма, от шведского «среднего пути» до японского иерархического, строго бюрократического варианта, корейского варианта того же варианта и множества иных. В основном на ранних стадиях развития упор делался на производство, на последующих стадиях — на потребление.

Сегодня Международная организация экономического развития и сотрудничества относит к развитым 30 стран с общей численностью населения 1 миллиард 200 миллионов человек. Все они вместе с Россией и другими странами возникли как продукт модернизации — Второй волны богатства, распространяющейся по всей планете.

Современная волна богатства

Третья и самая последняя по времени волна богатства — всё время взрывообразно распространяющаяся — расшатывает все принципы индустриализма по мере того, как вместо факторов традиционного промышленного производства, таких как земля, труд, капитал, все выше начинают цениться знания.

Если Вторая волна богатства принесла массовость, Третья волна освобождает от неё производство, рынки, общество.

Если в государствах Второй волны нуклеарная семья вытеснила большие семьи, типичные для большинства аграрных стран Первой волны, то Третья волна допускает и признает существование разнообразных семейных формаций.

Если Вторая волна строила вертикальную иерархию, у Третьей волны есть тенденция к горизонтальным организациям и к созданию сетевых и альтернативных структур.

И это только начало длинного списка радикальных изменений. Например, производство товаров для населения — главная цель экономики Второй волны — всё больше превращается в легко преобразуемую, достаточно простую, недорогую форму деятельности.

С другой стороны, такие неосязаемые виды деятельности, как финансирование, дизайн, планирование, научные исследования, маркетинг, реклама, распределение, управление, обслуживание, переработка, часто становятся более сложными и дорогостоящими. Они нередко дают больше прибыли и бывают более выгодными, чем ковка металла или физический труд. В результате происходят глубокие изменения в отношениях между различными секторами экономики.

При росте волны богатства её распространение по миру является неравномерным, и сегодня в таких странах, как Бразилия и Индия, можно обнаружить одновременное присутствие всех трёх волн, перекрывающих друг друга: немногие охотники и собиратели вымирают по мере того, как крестьяне Первой волны захватывают их земли; крестьяне устремляются в город за заработком на заводы Второй волны, появляются всходы интернет-кафе и компьютерных фирм, возникающих с приходом Третьей волны.

Вместе с этими сдвигами приходят и деградация, и инновации и эксперименты, старые институты функционируют плохо, и люди ищут новые способы жизни, новые ценности, новую систему верований, новые формы семьи, возникают новые направления в искусстве, литературе, музыке, новые отношения между полами.

Система богатства нуждается в питающих её обществе и культуре, а общество и культура сотрясаются, когда две или три системы богатства сталкиваются друг с другом.

Эти примерные схемы лишь намеком показывают на различия между системами богатства в мире, как и между тремя великими цивилизациями, возникающими вместе с этими волнами, но даже схематического показа достаточно, чтобы стали явными их основные черты: Первая волна системы богатства основывалась главным образом на выращивании продуктов, Вторая волна — на их производстве, Третья волна системы богатства всё больше основывается на услугах, мышлении, на знаниях и профессионализме.

Три образа жизни, три типа мира

Индустриализм создал больше богатства и больше излишков на душу населения, чем крестьянское хозяйство, а возникающая сегодня, хотя ещё не завершённая Третья волна обещает такой объём богатства, в сравнении с которым богатство её предшественников будет казаться ничтожным. Она, возможно, увеличит богатство не только в денежном выражении, но и богатство человеческое — мы создадим богатство для себя и своих близких, не связанное с деньгами.

Каждая из этих трёх систем богатства налагает различные обязанности и на общество, и на отдельных граждан. Производимые ими богатства различны и по форме, и по объёму. Экологические и культурные их последствия резко отличаются. Они также формируют совершенно разные стили жизни.

Сравните, например, образ жизни крестьян из Бангладеш, рабочих из сборочного цеха фирмы «Форд в Кёльне» или программиста из Сиэтла или Сингапура. Даже в одной стране, скажем, в Индии, жизнь крестьянина в Бихаре, фабричного рабочего в Бомбее и программиста в Бангалоре очень отличаются. Они работают в пределах различных систем богатства и фактически живут в разных мирах.

Чтобы понять эти различия и то, куда они нас ведут, необходимо заглянуть в ту область, куда экономисты и учёные-финансисты обычно редко нас отсылают, — к тем глубинным основам бизнеса, от которых зависит будущее богатства.

Содержание
Новые произведения
Популярные произведения