Гуманитарные технологии Информационно-аналитический портал • ISSN 2310-1792
Гуманитарно-технологическая парадигма

Ханс Ленк. Размышления о современной технике

Ханс Ленк Ханс Ленк (Hans Lenk) — доктор философии, профессор Университета Карлсруэ, Германия, бывший вице-президент Европейской Академии наук и философии права, бывший президент, а ныне почётный президент Всемирной Академии философии Международного института философии в Париже. Область научных интересов: философия и теория науки, философия техники, логика, социология и социальная философия.

Предисловие переводчиков

Сегодня вряд ли кто усомнится, что техника является неотъемлемой частью нашей жизни и определяющей ценностью современной цивилизации. Эту цивилизацию часто именуют технической или техногенной, подчёркивая особую роль технического прогресса в её развитии, в изменении природной среды, которая является непосредственной сферой человеческой жизнедеятельности, в преобразовании способов и форм человеческой коммуникации, социальных связей и отношений людей.

Техногенная цивилизация является особым и относительно поздним типом цивилизационного развития. Ей предшествовал исторически первый тип цивилизации, который обозначают как «традиционные общества».

Возникновение традиционных цивилизаций (Древняя Индия, Китай, Древний Египет, Вавилон, Древняя Греция и так далее) сопровождалось качественными сдвигами в технико-технологическом развитии по сравнению с эпохой первобытного общества (изобретение многообразных железных орудий, новая техника земледелия, колесная повозка и корабль, новая строительная техника, связанная с появлением и ростом городов, и так далее).

В эпоху Средневековья традиционные общества дали новый существенный прирост технико-технологических инноваций. И все же, по сравнению с последующими успехами техногенной цивилизации, развитие техники в традиционных обществах выглядит крайне медленным процессом, когда на протяжении столетий существенно не менялись средства человеческой деятельности, её виды и технологии.

Техногенная цивилизация зародилась в Европе примерно в XV–XVI веках, а позднее начала распространяться на другие регионы планеты (Северная Америка, Япония и так далее). Её духовными предпосылками были достижения двух великих традиционных культур — Античности и христианского Средневековья. Их синтез в эпоху Ренессанса и Реформации сформировал систему ценностей, которая послужила своеобразным культурно-генетическим кодом техногенной цивилизации.

Жизненные смыслы и ценности техногенной культуры включают в себя понимание человека как деятельного существа, противостоящего миру и призванного преобразовывать его объекты, подчиняя их своей власти; понимание самой деятельности как креативного инновационного процесса, направленного на преобразование внешних объектов; восприятие природы как внешней по отношению к человеку, закономерно упорядоченной предметной среды, которая должна служить материалом и ресурсами для человеческой деятельности. Эта система жизненных смыслов предполагала также приоритетную ценность самодеятельной творческой личности, а также ценность научной реальности и научно-технического прогресса.

Все эти ценности, скоррелированные между собой, обеспечили ускоренное развитие техногенных обществ, а главной движущей силой развития стал научно-технический прогресс. Техногенная цивилизация, соединив науку и её производственно-техническое применение, прошла через несколько научно-технических революций, каждая из которых меняла предметный мир человеческой жизнедеятельности и создавала предпосылки увеличения общественного богатства.

Развитие техногенной цивилизации, особенно во второй половине XX века, отчётливо продемонстрировало, что научно-технический прогресс является одним из наиболее важных факторов улучшения качества жизни. Но именно в этот же период, во второй половине нашего столетия, стали очевидно нарастать негативные последствия технического развития. Глобальные кризисы, порождённые этой цивилизацией, и прежде всего современный экологический кризис, поставили под угрозу само существование человечества. И как реакция на эти проблемы, возникла усиливающаяся критика научно-технического прогресса.

Очевидно, что тот тип развития науки и техники, который характеризовал индустриальную фазу технической цивилизации, во многом себя исчерпал. Однако в случае отказа от технического прогресса или его консервации становится невозможным обеспечить необходимыми жизненными средствами растущее население Земли. Поэтому речь идёт не об отказе от научно-технического развития, а о поисках его нового типа, который, по-видимому, будет связан и с новым (третьим) типом развития цивилизации, призванным обеспечить решение глобальных проблем.

Конечно, этот цивилизационный переход не может осуществляться вдруг. Он должен иметь свои предпосылки, которые вызревают в недрах предшествующего ему типа цивилизации. Уже сегодня в развитых в технологическом отношении странах Запада и Востока наметился новый подход к техническому прогрессу — стремление соединить его с активными природоохранными мерами, смягчающими и понижающими уровень его негативных воздействий на природную среду.

Обществом и государством в индустриально развитых странах все более поощряются ресурсосберегающие технологии, разработка экологической техники, поиск альтернативных источников энергии, и так далее. Например, в Германии всё больше оказывается государственная поддержка развитию экологичной техники. Показательно, что крупный Центр ядерных исследований в Карлсруэ сегодня занимается в большей степени именно этим направлением, нежели собственно развитием ядерной энергетики, что привело к его переименованию в «Центр научных исследований» с исключением слова «ядерных». Ориентации общественного мнения на усиление природоохранных мер находят своё выражение в направленности правительственной научно-технической политики.

Внедрение экологичной техники стимулируется также и налоговой политикой государства. Сегодня проблемы поиска новых путей освоения природы, которые обеспечивали бы сохранение и улучшение окружающей среды, выдвигают особый социальный заказ — разработки новой концепции научно-технического прогресса не как стратегии насилия над окружающей средой, власти и господства над ней, простого приспособления её к нуждам человека в качестве неисчерпаемой кладовой ресурсов (даже и с учётом негативных последствий такого силового вмешательства) для все ускоряющегося научно-технического и хозяйственного развития, а так называемого устойчивого развития (sustainable development), направленного на поддержание и сохранение хрупкого равновесия современной цивилизации с уже в значительной степени модифицированной ей природой. И в этой связи возникают кардинальные мировоззренческие проблемы пересмотра и изменения всей системы ценностей техногенной цивилизации.

В культуре этой цивилизации идеалы господства индивида над природными и социальными объектами, идеалы власти, основанной на силовом преобразовании внешнего для индивида природного и социального мира, занимают доминирующее положение. Они неявно формируют образцы, нормы и программы поведения, которые человек впитывает в процессе своей социализации, часто даже не осознавая этого. Поэтому поиск новых мировоззренческих ориентации — это поиск нового способа и образа жизни, нового отношения к людям, к природе и обществу. Предпосылки для новой стратегии научно-технического процесса обнаруживаются сегодня и в нём самом, вызревают в самой сердцевине техногенной цивилизации.

Современная наука и инженерная деятельность втягивают в орбиту человеческой жизнедеятельности принципиально новые типы объектов, требующие развития новых стратегий обращения с ними. Речь идёт об объектах, представляющих собой саморазвивающиеся системы, характеризующиеся синергетическими эффектами, развитие которых всегда сопровождается прохождением системы через особые состояния неустойчивости (точки бифуркаций). Именно в эти моменты небольшие случайные воздействия могут привести к появлению новых структур, новых уровней организации системы, которые воздействуют на уже сложившиеся уровни и трансформируют их. Преобразование и контроль над саморазвивающимися объектами уже не может осуществляться только за счёт увеличения энергетического и силового воздействия на них.

Саморазвивающиеся синергетические системы характеризуются принципиальной открытостью и необратимостью процессов, причём взаимодействие с ними человека протекает таким образом, что само человеческое действие не является чем-то внешним, а как бы включается в систему, видоизменяя каждый раз поле её возможных состояний. В этом смысле человек уже не просто противостоит объекту, как чему-то внешнему, а превращается в составную часть системы, которую он изменяет. Включаясь во взаимодействие, он уже имеет дело не с жёсткими предметами и свойствами, а со своеобразными «созвездиями возможностей». Перед ним в процессе деятельности каждый раз возникает проблема выбора некоторой линии развития из множества возможных путей эволюции системы, причём сам этот выбор необратим и чаще всего не может быть однозначно просчитан. Поэтому в деятельности с саморазвивающимися синергетическими системами особую роль начинают играть знания запретов на некоторые стратегии взаимодействия, потенциально содержащие в себе катастрофические последствия.

Инженерная деятельность сегодня всё чаще имеет дело уже не просто с техническим устройством или машиной, усиливающими возможности продуктивной деятельности человека, и даже не просто с человеко-машинными системами, а со сложными системными комплексами, в которых увязываются в качестве компонентов единого целого технический процесс, связанный с функционированием человеко-машинной системы, локальная природная экосистема (биоценоз), в которую данный процесс должен быть внедрён, и социокультурная среда, принимающая новую технологию. Весь этот комплекс в его динамике предстает как особый развивающийся объект, открытый по отношению к внешней среде и обладающий свойствами саморегуляции. Вместе с тем он внедряется в среду, которая в свою очередь не просто выступает нейтральным полем для функционирования новых системных технологических комплексов, а является некоторым целостным живым организмом. При этом технологические инновации уже нельзя представлять как переделку нейтрального природного материала, который противостоит человеку и который тот может мять, гнуть, трансформировать, подчинив их своей воле.

Человек должен рассматривать свою технологическую деятельность как «трансплантацию протеза» в живой организм. Строя какое-то предприятие, запуская новую технологию, он должен понимать, что действует подобно тому, как если бы захотел улучшить некоторый живой организм, внедряя в него некое инородное тело. Подобным же образом и биосфера в целом откликается на наши технические инновации и внедрение новых производственных структур. Мы имеем дело сегодня с формированием новой мировоззренческой парадигмы, требующей относиться к природе не как к безжизненному и грубому «материалу», а как к сложному организму, в котором мы живём и с которым должны взаимодействовать, не нарушая его основных функциональных связей. Эта парадигма, в известной мере, обращает нас к восточным культурам, где целостное видение мира как организма было извечным и была развита этика ненасилия.

Новые стратегии отношения к природе требуют изменения свойственных техногенной культуре представлений о характере научно-технической деятельности. Её новые способы определены не только изменениями в системе социальных ценностей и целей, регулирующих деятельность, но и характером самих осваиваемых объектов; и когда научно-техническая деятельность начинает осваивать сложные саморазвивающиеся системы, в которые включён сам человек, то его действия уже не являются чем-то внешним по отношению к объекту. Насильственное, грубое переделывание объекта может вызвать катастрофические последствия для самого человека, ибо, трансформируя объект, он изменяет свои собственные связи и функции. В этом случае желательны, да и просто неизбежны определённые ограничения научной, инженерной и вообще человеческой деятельности, ориентированные на выбор только таких возможных сценариев изменения мира, в которых обеспечиваются стратегии выживания человечества и окружающей его среды. И эти ограничения основываются не только на объективных знаниях о возможных линиях развития объектов, но и на определённых нравственных ценностях, понимании приоритета добра, красоты и человеческой жизни. Поэтому сегодня на первый план начинают выходить социально-этические проблемы осмысления современной техники и науки.

Именно эти, как и многие другие проблемы современной техники, находятся в центре внимания современной философии техники на Западе, особенно в Германии. Важную роль в развитии философии техники здесь играет Союз немецких инженеров (Verein Deutscher Ingenieure, VDI), существующий с 1856 года. В рамках VDI с 1956 года работает специальная исследовательская группа «Человек и техника», в составе которой выделены рабочие комитеты «Педагогика и техника», «Религия и техника», «Язык и техника», «Социология и техника», а также «Философия и техника». В задачи этой группы входит исследование взаимосвязи современного технологического развития и его социальных последствий, осознание и интерпретация на междисциплинарной основе взаимовлияний технических, общественных и культурных феноменов и их связей, при этом особое значение приобретают основы технической деятельности. В рамках этой группы существует рабочий комитет по искусственному интеллекту. Рабочий комитет по основаниям социальной оценки техники образован двумя группами «Социальная оценка техники» и «Человек и техника».

Философия техники как самостоятельное направление существует уже почти столетие и конституируется не только в названии, но и во множестве текстов и социальных институтов в различных странах мира, прежде всего в Германии и США.

Философия техники — одно из важных направлений современной философской науки, призванное исследовать наиболее общие закономерности развития техники, технологии, инженерной и технической деятельности, проектирования, технических наук, а также их место в человеческой культуре вообще и современном обществе в частности, отношения человека и техники, техники и природы, этические, эстетические, глобальные и другие проблемы современной техники и технологии. Философия техники зародилась в середине XIX века в Германии как новая форма философской рефлексии техники и научно-технического прогресса. В числе первых её представителей можно назвать Э. Каппа, Фр. Дессауэра, Э. Чиммера, А. Дюбуа-Реймонда и других. Значительный вклад в развитие философии техники внесли такие философы, как М. Хайдеггер, К. Ясперс, Х. Ортега-и-Гассет, Н. Бердяев, Х. Йонас, Л. Мамфорд, Ж. Эллюль и другие.

В России пионером в философии техники был Пётр Климентьевич Энгельмейер (1855–1940/41), который в 1911 году выступил с докладом по философии техники на Международном философском Конгрессе в Болонье, а в 1912 году выпустил книгу «Философия техники». В 1927–1929-х годах им был организован кружок по общим вопросам техники при Всероссийской ассоциации инженеров, отчёты о работе которого регулярно публиковались в его печатном органе — «Вестнике инженеров». В последующий период вплоть до начала 1980-х годов — проблематика философии техники в нашей стране разрабатывалась в рамках исследований философии и методологии науки, а также истории техники. В 1980-х годах конституируется особое направление исследований по философии техники и создаются соответствующие научные подразделения, обеспечивающие разработку этой тематики.

В современной западной философии философия техники уже сравнительно давно является самостоятельной областью философского знания. Свидетельство тому — целый ряд обзоров литературы, сборников, монографий и даже серий, специально посвящённых этой проблематике. Определённые итоги развития этой области подводятся уже в 1973 году в библиографическом указателе литературы Митчема и Маккея (С. Mitcham, R. Mackey — (Eds.) Bibliography of the Philosophy of Technology. Chicago — London, 1973) и в сборнике «Технэ, техника, технология», изданном под редакцией профессоров Технического университета Карлсруэ Ленка и Мозера в Германии (Techne, Technik, Technologie. München: UNB Verlag, 1973). В США с 1975 года существует Общество по философии и технике, которое фактически является международным и проводит регулярные международные конференции по этой тематике, а также издает их материалы. Ежегодник «Исследования по философии и технике» выходит с 1978 года — и к 1992 году насчитывал уже более 12 выпусков. К этому следует ещё добавить 9 выпусков ежегодника «Философия и техника», публикуемого тем же обществом. В издательстве Союза немецких инженеров Общество Георга Агриколы издает широкоформатное десятитомное издание «Техника и культура», один из томов которого специально посвящён теме «Техника и философия» (Technik und Philosophie. (Technik und Kultur; Bd. 1). Düsseldorf: VDI Verlag, 1990–338 S.), а в нём целый раздел — развитию философии техники.

Об интересе к философии техники свидетельствует также наличие в последние годы на международных и многих национальных философских конгрессах секций или по крайней мере «круглых столов» по философии техники или её отдельным разделам. В ряде германских университетов читаются специальные курсы по философии техники. Например, предметом обсуждения на 12-й конференции ректоров и президентов европейских технических университетов была проблема включения в систему высшего технического образования социальной оценки техники и социальных наук и таким образом широкого междисциплинарного подхода к технике. На этом совещании участвовали представители 30 технических университетов из 14-и европейских стран.

Тогдашний ректор университета Карлсруэ профессор Хайнц Кунле подчеркнул важность обучения будущих инженеров гуманитарным и социальным наукам, экономике и праву, а также философским и этическим вопросам: «Инженеру необходима рефлексия над техникой в контексте гуманитарных и социальных наук, экономики и права, а также по поводу социальной ответственности инженеров и вообще в технике» (Integration of Technology Assessment and Humanities into Engineering Education. Proceedings of the 1991 Conference. University of Karlsruhe. Germany. September 26th–28th, 1991. Karlsruhe-Vienna, 1992. S. 9). В ряде американских университетов с конца 1960-х — начала 1970-х годов также существуют отделения, носящие название «Программа философии, техники и общества» или несколько иное наименование, деятельность которых координируется в рамках «Национальной ассоциации по науке, технике и обществу» (основана в 1987 году). В Испании, Голландии, Франции, Чехии, Польше и Венгрии также существуют соответствующие кафедры в технических университетах или подразделения в исследовательских институтах. В нашей стране в Санкт-Петербурге, Томске, Москве и ряде других городов проводятся с начала 1970-х годов интенсивные исследования в этой области, которые нашли выражение в публикации целого ряда монографий и сборников, а с 1978 года серий статей, материалов «круглых столов» и других заметок в журнале «Вопросы философии».

Для первых этапов развития философии техники были характерны два основных направления — технический оптимизм и технический пессимизм. Характерная черта технического оптимизма — идеализация техники, переоценка возможностей её развития: техника рассматривается как единственный или как первостепенный детерминирующий фактор социального прогресса. Технический пессимизм характеризуется отрицанием, демонизацией и мистифицированием техники. Представители этого направления проклинают технику как врага человечества и причину всех его бед.

В последнее время наметился более конструктивный подход к обсуждению проблем техники, преодолевающий эти крайности, отвергающий технократические концепции техники. Большое место здесь занимает нравственная и ценностная проблематика. Философия техники в этом виде адресуется в первую очередь инженерно-технической интеллигенции. Во многих университетах Германии, США, Испании и некоторых других стран существуют соответствующие курсы, исследовательские группы и кафедры философии техники.

Именно в этой традиции и в характерном для развития философии техники на Западе философско-этическом контексте и обсуждается в предлагаемой вниманию российского читателя книге Ханса Ленка проблематика философии техники.

Одной из главных тем книги, которая занимает добрую половину её текста, является проблема ответственности, прежде всего ответственности учёного и инженера. Проблема эта поднималась многими философами техники с самого возникновения философии техники. Например, немецким её представителем Фредом Боном, уделившим в своём произведении «О долге и добре» (1898 год) целую главу философии техники, или российским философом техники П. К. Энгельмейером в многочисленных его работах конца XIX и начала XX столетий. Однако такую глубину и основательность её философской проработки проблема ответственности впервые получила в книге Х. Ленка. Следует отметить, что в Германии эта проблематика обсуждается в последние годы гораздо более интенсивно, чем в России, что нашло своё выражение не только в печатной продукции, но и в университетских программах и курсах, в том числе и в университете Карлсруэ, где профессор Х. Ленк работает вот уже более 25 лет, возглавляя институт философии этого университета.

Предлагаемая книга профессора Х. Ленка, известного германского философа и первого президента философского общества объединённой Германии (1991–1993), является оригинальным произведением, собранным из отчасти ранее опубликованных, несколько переработанных и адаптированных к российской аудитории работ. Она включает в себя темы, как исторически ориентированные («Новые споры о технике», «Теоретические основания и базисные технологии»), так и ориентированные на осознание современных задач и будущего техники («Главная тема для понимания нашего положения», «Между технологической катастрофой и надеждой», «Шансы и проблемы микроэлектроники»). Она включает также социально-философскую проблематику: «Прагматическая социальная философия технической интеллигенции и техники», «От технократии к системотехнократии», «К состоянию дискуссии по поводу ответственности в технике». Этой последней теме уделяется, пожалуй, наибольшее внимание. Автор не только всесторонне анализирует понятие ответственности, но и даёт подробную классификацию её различных видов. В книге обсуждаются также проблемы этики инженеров (в главах «Что даёт этический кодекс» и «Могут ли информационные системы быть морально ответственными»).

Профессор Х. Ленк родился 23 марта 1935 года в Берлине. С 1955 по 1961 год он изучал математику, социологию, философию, психологию и науки о спорте во Фрайбурге и Киле, а затем кибернетику в 1964 году — в Берлине. Параллельно он интенсивно занимается спортом. В 1960 году Х. Ленк становится олимпийским чемпионом по гребле на восьмёрке, а до этого многократным чемпионом Германии и двукратным чемпионом Европы по гребле на четвёрке и восьмёрке.

Судьба профессора Х. Ленка нетипична. Будучи спортсменом мирового класса, он сумел также достичь мировых высот и в научной карьере. Была успешной и его карьера в качестве тренера: в 1966 году тренируемая им восьмёрка становится чемпионом мира.

Однако главным в интеллектуальной жизни Х. Ленка была и остаётся философия. В 1961 году он защищает свою первую диссертацию в университете Киля и с 1962 по 1966 год работает ассистентом института философии Технического университета Берлина. В 1966 и 1969 годах он защищает в Техническом университете Берлина диссертации по философии и социологии соответственно. Его научным руководителем в Берлине был профессор Курт Хюбнер, известный российскому читателю по недавно опубликованному на русском языке переводу книги «Критика научного разума» (М., ИФ РАН, 1994).

С 1969 года Х. Ленк становится профессором университета Карлсруэ, институт философии которого возглавлял тогда известный западногерманский философ Симон Мозер, а после смерти Мозера и руководителем этого института. В 1973 году в качестве результата лекционной и научной работы в университете Карлсруэ под редакцией Ленка и Мозера выходит основополагающая для современной философии техники уже упомянутая книга «Технэ, техника, технология. Философские перспективы», подводящая итоги и намечающая программу нового этапа развития философии техники.

Профессор Х. Ленк — известный западногерманский философ, автор многих книг и статей в различных сферах философии науки, философской логике, философии техники, а также философии спорта. Список его работ занял бы место целой главы в этой книге, поэтому мы назовём лишь некоторые из них. Он является автором нескольких книг по философии техники: «Философия в технологическом измерении» (1972), «Объяснение, прогноз, планирование» (1972), «Прагматическая философия» (1975), «Техническая интеллигенция в системотехническом измерении» (совместно с профессором Гюнтером Рополем, 1976), «Прагматический разум. Философия между наукой и практикой» (1979), «К социальной философии техники» (1982), «Этические проблемы генной инженерии» (1985), а также издателем и автором ряда важных книг по этой проблематике — кроме вышеназванной «Технэ, техника, технология. Философские перспективы» ещё и «Техника и этика» (1987), «Социальная оценка техники» (1988) и многих других.

Публикуемая работа профессора Х. Ленка является достаточно репрезентативной для понимания его взглядов на философию техники. Хорошую рекламу этой книге даёт сборник «Философия техники в ФРГ» (М., Прогресс, 1989), где есть и статья Х. Ленка. Книга написана живо и в то же время содержательно и представляет собой глубокий философский анализ общих проблем техники. Она будет несомненно представлять большой интерес для широкого российского читателя, в первую очередь для инженеров, студентов и аспирантов технических ВУЗов, преподавателей технических наук и философии в этих ВУЗах, научных работников и всех тех, кто интересуется перспективами развития современной техники и её философским осознанием.

В. С. Стёпин, академик РАН, профессор, доктор философских наук.

В. Г. Горохов, профессор, доктор философских наук.

Источник: Ханс Ленк. Размышления о современной технике. Перевод на русский язык: В. Г. Горохов. — М., 1996. // Электронная публикация: Центр гуманитарных технологий. — 15.03.2013. URL: http://gtmarket.ru/laboratory/basis/6037
Ограничения: Настоящая публикация охраняется в соответствии с законодательством Российской Федерации об авторском праве и предназначена только для некоммерческого использования в информационных, образовательных и научных целях. Копирование, воспроизведение и распространение текстовых, графических и иных материалов, представленных на данной странице, не разрешено.
Реклама:
Содержание
Публикации по теме
Новые произведения
Популярные произведения