Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Пол Фейерабенд. Избранные труды по методологии науки. Часть I. Объяснение, редукция и эмпиризм. 3. Первый пример

Излюбленным примером как редукции. так и объяснения является редукция того, что Нагель называет галилеевекой наукой, к физике Ньютона 67 или объяснение законов галилеевской физики на базе законов физики Ньютона. Под галилеевской наукой (или галилеевской физикой) в этой связи подразумевают теорию, относяшуюса к движению материальных объектов (падение камня, колебания маятника, движение шара по наклонной плоскости) недалеко от поверхности Земли. Фундаментальным допущением здесь является предположение о том, что вертикальные ускорения остаются неизменными на всём протяжении любого конечного (вертикального) отрезка. Пусть Т1 обозначает законы этой теории, а Т — законы небесной механики Ньютона.

Тогда утверждение Нагеля о том, что одна из этих теорий сводима к другой (или объяснима на основе другой), мы можем сформулировать в таком виде: 6) T&d 1 — Т1, где символ d выражает в терминах теории Т условия применимости в области D1. В рассматриваемом случае d будет включать в себя описание Земли и окружающих условий (предполагается отсутствие воздуха; мы абстрагируемся также от всех тех явлений, которые обусловлены вращением Земли и учёт которых усиливает нашу позицию). Предполагается также, что изменение высоты Н над поверхностью Земли чрезвычайно мало по сравнению с её радиусом R.

Как хорошо известно, утверждение 6) не может быть правильным: если H/R имеет некоторое конечное значение, сколь бы мало оно ни было, Т1 не будет (логически) следовать из Т и d. Отсюда будет следовать некоторый закон Т2, который хотя и нельзя экспериментально отличить от Т1 (на основе экспериментов, образующих в первую очередь индуктивное подтверждение Т1), тем не менее несовместим с Т1. С другой стороны, если мы хотим корректно вывести Т1, то должны заменить d другим утверждением, которое несомненно ложно, так как даёт такое описание условий, существующих в непосредственной близости от поверхности Земли, которое приводит к неизменному вертикальному ускорению на всём протяжении конечного вертикального отрезка. Поэтому по количественным соображениям невозможно установить дедуктивное отношение между Т и Т1 и даже сделать их совместимыми. Это показывает, что данный пример не согласуется с 5), следовательно, он несовместим также с А); 1) и 3).

В этой ситуации мы можем избрать один из двух способов действий. Можно провозгласить, что галилеевскую науку нельзя ни редуцировать к физике Ньютона, ни объяснить в терминах последней 68, либо можно согласитъся с тем, что редукция и объяснение возможны, но при этом отрицать, что дедуцируем ость или дажесовместимость (на основе подходящих граничных условий) является их необходимым условием. Ясно, что вопрос о том, какой из этих двух путей выбрать, имеет второстепенное значение (в конце концов, это чисто терминологический вопрос) по сравнению со следующей проблемой: должны ли новые теории включать в себя или быть совместимыми с теми из своих предшественниц, с которыми они частично совпадают по эмпирическому содержанию? Поэтому мы оставим в стороне сформулированную выше терминологическую проблему и сосредоточим внимание на вопросе выводимости или совместимости. Термины «объяснение» и «редукция» будут использоваться в широком и общем смысле, либо так, как их употребляют Нагель, Гемпель и Оппенгейм, в конкретных случаях их смысл должен быть ясен из контекста.

Часто указывают на то, что высказанное выше возражение не подвергает опасности корректную теорию объяснения, так как каждый согласится с тем, что объяснение может быть только приблизительным. Такое замечание просто курьёзно! Оно обвиняет нас в том, что мы действительно серьёзно относимся к критерию, который либо формулируется в общей форме как необходимое условие объяснения, либо играет центральную роль в некоторых теориях подтверждения, а именно к условию 3). Отказ от условия 3) означает устранениевсей ортодоксальной теории, ибо это условие является сердцевиной данной теории 69. С другой стороны, ссылка на то, что мы объясняем «с помощью аппроксимаций», является слишком неопределённой и общей для того, чтобы её можно было считать предпосылкой альтернативной теории объяснения. Говоря по существу, идею аппроксимации нельзя включать в формальнуютеорию, ибо она содержит в себе принципиально субъективный элемент. Но прежде чем обратиться к этому аспекту объяснения, мы несколько более внимательно проанализируем причины ошибочности условия 3). Такой анализ приводит нас к выводу не только о том, что 3) ложно, но что было бы чрезвычайно неразумно считать его истинным.

Приме­чания:

Список примечаний представлен на отдельной странице, в конце части I.

Содержание
Новые произведения
Популярные произведения