Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Винсент Руджеро. Руководство по критическому мышлению. Часть II. Проблемы. Глава 12. Упрощения

Упрощение иногда полезно и необходимо. Мир сложен. В нём тысячи предметов, миллионы фактов и их интерпретаций. Никто не может даже и надеяться стать экспертом более, чем в одной или двух областях. И как мы уже говорили в предыдущих главах, даже знания и понимание экспертов ограничены.

Однако каждый день нам приходится говорить об этих предметах. Обстоятельства заставляют тех, кто знает больше о конкретном предмете, говорить с теми, кто знает меньше. Например, в промышленности руководители должны обучать новых рабочих. В управлении опытные работники должны объяснять различные процедуры новичкам. В каждом из этих случаев эффективность обучения зависит от чёткости инструкций. А сложные вопросы можно сделать понятнее только упростив их.

Упрощения наиболее ясны и ценны на начальных стадиях образования. Учитель первого класса должен понимать, что ученики не могут воспринимать знания по естествознанию, математике или английскому языку так, как воспринимает взрослый человек. Поэтому она должна объяснять материал более простым языком, таким, который подходит уровню развития учеников.

Если эта же самая учительница по вечерам посещает курсы повышения квалификации, профессор, который ведёт курс, вряд ли говорит с ней и с другими слушателями тем же языком, который использует при разговоре со своими коллегами или писателями профессиональных журналов. Он прибегает к упрощениям. Часто случается так, что даже люди, достигшие почти такого же уровня интеллекта, как Альберт Эйнштейн, вынуждены прибегать к упрощениям, когда они обсуждают свой предмет изучения с кем-либо.

Упрощение искажает

Таким образом, упрощение само по себе не является неправильным. Но когда оно становится чрезмерным, оно начинает препятствовать правильному мышлению. Чрезмерное упрощение не просто сужает сложную идею до более понятных пропорций. Оно искривляет и искажает её так, что она становится ложью. Вместо того, чтобы давать новые знания, она вводит людей в заблуждение.

Рассмотрим несколько примеров.

Первая идея довольно проста: «Если ученики не научились, значит, учитель не научил». Согласно этому утверждению, в ответе за обучение может быть только преподаватель. Существуют ли плохие преподаватели? Конечно. Правда ли, что они сбивают с толку детей и затрудняют процесс получения знаний? Разумеется. Но это только часть правды. Потому что кроме плохих учителей есть ещё ленивые или незаинтересованные студенты. Они могут успешно противостоять любым усилиям самого лучшего преподавателя. Когда такие студенты проваливаются на экзамене, несправедливо перекладывать вину на учителя.

Во многих, возможно даже в большинстве, случаев проблема неудачного обучения слишком сложна, чтобы полностью возлагать вину на одну из сторон. Причиной данной проблемы могут быть недостаточные усилия студентов. А также и качество инструкций. Кроме того, важное влияние может оказать отношение и студентов, и преподавателей к процессу обучения, а также ответные реакции, которые это отношение вызывает у обеих сторон. Во многих отдельных случаях все зависит от очень большого количества переменных, и лишь тщательное исследование всех относящихся к делу деталей приведёт к удовлетворительному результату.

Вторая идея, которая часто бывает на слуху: «Человек знает сам себя лучше, чем другие люди». В некотором смысле это правда. Существует скрытая сторона личности, которую каждый держит при себе — надежды, мечты или фантазии. И, конечно, никто, кроме этого человека, не может знать всех тех переживаний, мыслей и чувств, которые он испытал. Даже самые близкие ему люди вряд ли знают о нем все.

И всё же есть другая сторона, с которой другие могут знать человека лучше, чем он сам. Разумеется, впечатление, которое мы производим на других, является частью нашего имиджа. И ни один из нас не знает точно, как мы «проникаем» в других людей. Но как бы мы не старались, мы навсегда связаны своим восприятием и нам не дано увидеть самих себя со стороны — мы видим только свои намерения. Часто случается, что даже наши собственные глубокие побуждения скрыты от нас. Многие люди, прошедшие курс психотерапии, в результате иногда узнают о себе то, о чём раньше и не подозревали. Как это происходит? Так или иначе, психотерапевт исследует мысли и отношения человека к чему-либо (а возможно и забытые переживания) и узнает что-то о нем, а потом делится с ним этим знанием. Другими словами, в какой-то момент психотерапевт узнает о пациенте то, чего он сам не знал.

Нельзя судить только по первому впечатлению. Многие чрезмерные упрощения кажутся правильными. Утверждение: «Окажите человеку благотворительную помощь, и он начнёт бездельничать» — воспринимается многими людьми, как абсолютная истина. Человек, проблема которого заключается не в неудачах, а в лени, получив благотворительную помощь, станет ещё более ленивым. Но как повлияет оказание благотворительной помощи на ответственных людей, чьё бедственное положение было вызвано неудачным стечением обстоятельств? Например, на человека, страдающего тяжёлым заболеванием, которое не позволяет ему работать, или на мать двух маленьких детей, которую бросил муж? Конечно, в данных случаях, благотворительность может стать рукой помощи и при этом не сделать человека менее ответственным.

Также, идея, что «принудительное посещение школьных занятий мешает правильному развитию учеников» может казаться правильной многим студентам. Однако она упускает одну очень важную вещь. Избыток правил может мешать развитию. Но то же самое происходит, когда этих правил не хватает. Правила, требующие того, чтобы студенты посещали занятия, не лишают их свободы пропускать занятия. Они лишь делает проявление этой свободы более показательным. И для многих студентов это может стать дополнительной мотивацией для того, чтобы сделать мудрый и зрелый выбор.

Как избежать чрезмерного упрощения

Чрезмерные упрощения кажутся нам разумными, потому что они содержат в себе элемент истины. Частично они верны. И это может затуманить тот факт, что частично они неверны. Этот элемент истины может ослепить нас и привести к ошибке.

Кроме подобных простых ошибок, существуют и другие причины. Одной из них является лень. Если нам лень размышлять, то нам вряд ли захочется тратить время на исследование сложных проблем. Другая причина — неуверенность. Если сложность вопроса не только приводит нас в замешательство, но и делает неуверенными, то мы подсознательно начинаем выбирать самые простые ответы и решения. Как мы выяснили в главе «Стереотипы», некоторым людям (этноцентричным людям) необходимы простые ответы. Сложные ситуации и ситуации, в которых решение может быть неточным или рискованным, дезориентируют их и заставляют чувствовать, что мир вокруг них рушится. Для таких людей чрезмерное упрощение неизбежно.

Но большинство людей могут избежать этого, если осознают, что на многие вопросы нельзя ответить, используя шаблон «или/или»; что мы не должны быть на 100 процентов «за» или «против», полностью согласны или абсолютно не согласны. Мы можем частично соглашаться и частично не соглашаться. Мы можем соглашаться в одних обстоятельствах и не соглашаться в других.

Мы должны всегда остерегаться чрезмерного упрощения. Если мы не будем этого делать, то мы станем его жертвой. И это не только заставит поверить в ложную идею и отказаться от более обоснованной и правильной идеи, но и отравит наше мышление в целом.

Содержание
Новые произведения
Популярные произведения