Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Винсент Руджеро. Руководство по критическому мышлению. Часть II. Проблемы. Глава 8. Побуждение к приспосабливанию

Конформность (приспосабливание) — это поведение человека, которое полностью соответствует поведению группы, к которой он принадлежит. Во многих случаях это явление позитивно. Благодаря конформности, ребёнок старается держаться подальше от горячей плиты или смотрит в обе стороны, когда переходит дорогу. Водитель соблюдает правила дорожного движения. Работник госпиталя обрабатывает операционную. Во всех этих случаях конформность делает жизнь безопаснее. Она может, кроме того, повысить качество нашей жизни. Например, благодаря тому, что работники универмага приходят на работу в одно и то же время каждый день, магазин открывается вовремя и не причиняет неудобства покупателям. Благодаря тому, что работники магазина раскладывают продукты определённым образом, покупатели быстрее находят то, что им нужно.

Точно так же и в сотне других случаев: мы поднимаемся, на эскалаторе, который едет вверх, не ставим машину около пожарного гидранта, входим в правую дверь здания, а выходим в левую; конформность делает нашу жизнь более организованной. И, следуя правилам этикета, мы делаем её гораздо более приятной.

Не будь конформности, люди бы никогда не научились не то, что писать — даже держать карандаш в руке. Мы не могли бы делать и более сложные вещи — летать на самолётах или работать на компьютерах. Можем ли мы водить машину, не зная ничего о конформности? Можно ли ехать задом или боком? Можно ли нажимать на газ левой рукой, а сигналить правой ногой? Скорее всего, это принесёт вам немало неудобств. Все же те правила, которые существуют в обществе, едва ли могут быть поводом для жалоб. Безопасность и комфорт, которые они дают нам, важнее нашего творческого потенциала.

Не всегда выгодно

К сожалению, конформность не всегда приносит пользу. Иногда она не способствует нашей безопасности и чувству комфорта, так как усиливает нашу зависимость от других людей. Существуют ситуации, требующие точной оценки и рассудительности. В подобных ситуациях следовать мыслям и действиям других людей разумно, только если вы сами все обдумали и приняли решение. Однако следовать вместо того, чтобы думать, просто безответственно.

Люди — социальные существа. Поэтому нам нужно жить вместе и строить отношения. С того момента, как мы начинаем осознавать то, что происходит вокруг нас, мы учимся понимать важность этих взаимоотношений. Для ребёнка нет ничего страшнее, чем существование вне группы. Родители, которые отправляют его в комнату, учителя, которые задерживают в классе, когда все остальные дети уже ушли играть — такие наказания сложно вынести. Однако ещё хуже — быть отвергнутым группой.

С возрастом желание быть принятым не уходит. Оно просто принимает другие формы. Мы так же жаждем признания, принятия и одобрения других людей. И эта жажда усиливается, когда мы слышим различные рекламные лозунги. «Присоединись к толпе — купи эту вещь», «Не оставайся в стороне — у каждого стоящего человека должна быть эта вещь». Подростков, пытающихся показать свою уникальность, и людей средних лет, старающихся быть «классными» и «современными», объединяет одно — желание соответствовать сложившемуся образу. Для них конформность — первый шаг к единению с обществом.

Внешнее давление

Помимо желания соответствовать, которое создаём мы сами, существует внешнее давление различных формальных и неформальных групп, к которым мы принадлежим; оно заставляет нас поддерживать их идеи, взгляды, подражать их действиям. Это развивает наше желание и усиливает его. Разумеется, сила этого желания и способность противостоять ему зависят от человека. И всё же определённое давление действует на всех. И в той или иной степени, каждый поддаётся ему.

Возможна такая ситуация, что новый член группы, которая воздерживается от употребления спиртных напитков, будет возражать против твёрдой уверенности остальных членов в том, что употребление алкоголя является неправильным. Он может доказывать свою позицию, ссылаясь на то, что умеренное употребление алкоголя не повредит человеку, и что даже Библия одобряет его. Однако группа может быстро дать ему понять, что выражение подобных идей в их присутствии просто неприемлемо. И каждый раз, когда он будет забывать об этом, он будет чувствовать себя неловко. Со временем, если он вольется в эту группу, то постарается воздержаться от высказывания такой точки зрения. Он может даже отказаться от подобных мыслей.

Подобное давление, вербальное или невербальное, может быть оказано любой группой (вне зависимости от того, либеральная она или консервативная, формальная или неформальная): игроками в покер, церквями, политическими партиями, комитетами, общинами, объединениями.

Банда подростков, которая крадёт автомобильные аксессуары, кажется, не имеет никаких запретов. Но если только один из участников, терзаемый муками совести, скажет, что чувствует себя виновным в этих преступлениях, гнев остальных членов группы обрушится на него.

То же самое и в средней и старшей школе: группа, к которой принадлежит студент, накладывает некоторые (обычно незафиксированные) обязательства на её членов. Если они курят или употребляют алкоголь, то тому человеку, который не делает этого, будут постоянно говорить, что он не полностью проникся идеями группы. Если член группы не разделяет общей точки зрения по отношению к сексу, наркотикам, учебе, списыванию и другим важным, по их мнению вещам, то другие члены группы будут выражать своё недовольство имени Конечно, метод, которым они будут это делать, может быть более или менее открытым. Они могут сказать ему, что он должен соответствовать требованиям группы, «иначе»… Или же могут начать дразнить его. Или действовать ещё более хитро: отстранить его от группы до тех пор, пока он не спросит, в чём дело, или сам не решит вести себя так же, как остальные.

Как ни странно, но даже в группах, которые провозглашают борьбу с конформностью, присутствует сильное давление соответствия. Например, «хиппи», появившиеся в 60-х годах XX века, проявляли столько же нетерпимости по отношению к идеям, ценностям, стилю одежды и жизни традиционного общества, сколько и представители традиционного общества к ним.

Желание соответствовать группе иногда сталкивается с тенденцией противостояния изменениям. Если группа, к которой мы принадлежим, отстаивает идеи или действия, которые являются для нас новыми или непонятными, нам придётся разрываться между поиском принятия членов группы и защитой привычных нам идей и моделей поведения. В таких случаях наше решение будет зависеть от того, какая тенденция в нас сильнее, или какой идее мы больше преданы. Однако в большинстве случаев эти две тенденции не противоречат, а укрепляют друг друга. Потому что мы имеем обыкновение связываться с теми, чьи идеи и действия подобны нашим.

Группомыслие

Желание соответствовать может нанести вред мышлению. Психолог Йельского университета, Ирвинг Л. Янис (Irving L. Janis), внимательно проанализировал некоторые значимые действия лидеров американского правительства, которые потом были признаны неправильными. Неготовность Ф. Д. Рузвельта к японской атаке Пёрл-Харбора, решение Г. С. Трумэна вторгнуться в Северную Корею, решение Дж. Ф. Кеннеди оккупировать Кубу, решение Л. Б. Джонсона усугубить войну во Вьетнаме. Янис обнаружил, что в каждом из этих случаев люди, которые принимали решение, очень хотели, чтобы их решение совпало с решением других людей. Янис назвал это явление «группомыслием» 1.

Кроме того, Янис выделил дефекты процесса принятия решений, которые могут иметь отношение к конформности. Группы не рассматривали варианты решений — они сфокусировались на одном из них. Когда они обнаружили, что их первоначальное решение имеет определённые недостатки, они не смогли пересмотреть его. Они никогда не подвергали своё мышление проверке на наличие слабых сторон. Они никогда не пытались узнать мнение экспертов. Они проявляли интерес только к тем взглядам, которые поддерживали их позицию, и уделяли мало внимания рассмотрению препятствий, которые вставали на пути успешного свершения их планов. Янис обнаружил, что в каждом из этих случаев дефекты мышления принесли невыразимые страдания.

Вред, который приносит конформность в других сферах жизни, возможно, менее драматичный, но от того не менее реальный. Два следующих примера помогут нам оценит степень этого вреда. В течение пошлых двух-трех десятилетий многие психологи в области образования спорили о том, можно ли оставлять школьников на второй год. Говорили, что это травмирует ребёнка и что необходимо переводить детей в следующий класс, даже если они не справились с программой обучения и не получили необходимых знаний. Многие начальные и средние школы приняли такую систему обучения. Меньшинство психологов и учителей, которые были против этого, получили статус непрогрессивных. Однако сегодня уже все признают, что приобретение базовых навыков чтения, письма и счета гораздо меньше травмирует восьмилетнего ребёнка, чем восемнадцатилетнего подростка.

В 1960-х годах техника быстрого чтения, «скорочтение», стала очень популярной. Даже президент США (Дж. Ф. Кеннеди), как оказалось, тоже брал уроки быстрого чтения. Люди стали засекать время и сравнивать свои результаты. Количество школ быстрого чтения резко возросло. Эксперты в области чтения согласились с тем, что человек, который читает медленно, скверный читатель. Прошло около десяти лет, прежде чем выяснилось, что небольшая скорость чтения не проклятие. В 1973 году в журнале «Reader’s Digest» появилась статья, над которой бы посмеялись в 1963 году — «Особые радости супермедленного чтения». 2

Как было отмечено в начале главы, в определённой степени, конформность даже желательна. Однако слепо следовать желанию соответствовать — глупо. Мудрый человек относится к конформности избирательно. Он пытается контролировать свои реакции и противостоять безрассудному давлению группы. В важных и спорных ситуациях он думает самостоятельно и может отстоять свою точку зрения перед другими.

Приме­чания:
  1. «Groupthink», National Observer, January 27, 1973, p. 24.
  2. Sydney Piddington, «The Special Joys of Super-Slow Reading», Reader’s Digest, June, 1973, pp. 157–60.
Содержание
Новые произведения
Популярные произведения