Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Винсент Руджеро. Руководство по критическому мышлению. Часть II. Проблемы. Глава 7. Сопротивление изменениям

  1. «Если бы людям суждено было летать, то у них были бы крылья».
  2. «Женщины не должны голосовать — это мужское дело».
  3. «Я ни разу в жизни не использовал ремень безопасности и не собираюсь».

Во всех этих предложениях общим является сопротивление изменениям. Любые изменения представляют собой перерыв в рутине, они угрожают нашим установившимся привычкам, бросают вызов всему тому, что нам известно. Они требуют того, чтобы мы думали, исследовали, решали; но нам гораздо проще думать и действовать так, как мы привыкли. Мы предпочитаем известные нам шаблоны поведения и точно так же нам ближе идеи, которые не звучат для нас странно или необычно, идеи, с которыми мы уже встречали раньше.

Когда Галилео Галилей сказал «Земля вертится вокруг Солнца», многих людей это привело в замешательство. Тысячи восходов и закатов говорили о том, что Солнце действительно движется, но они никогда не слышали о том, что Земля может двигаться. Эта идея угрожала их непоколебимой вере в то, что Земля — центр Солнечной системы. Эта теория прочно укрепилась в их умах. Они привыкли думать только так. А теперь этот выскочка Галилей требовал, чтобы они пересмотрели эту теорию.

Когда астронавты впервые высадились на Луну, то, по крайней мере, один пожилой человек высказал своё неверие: «Это уловка телевизионщиков, быть того не может, чтобы человек высадился на Луну».

Небезопасность и страх

Почему люди так реагируют на изменения? Главным образом, потому, что эти изменения затрагивают наше чувство безопасности. А у многих из нас оно довольно сильно развито. Неуверенность — причина того, что некоторые люди пойдут на всё, чтобы доказать неправильность идей, в которых они просто не могут разобраться. Например, ребёнок, отец которого сидит в тюрьме, а мать ворует, чтобы прокормить семью, может быть уверен, что «все полицейские плохие». И, в результате, даже спустя много лет он может отказаться от дружбы с человеком, если он полицейский.

Другой причиной, по которой люди сопротивляются изменениям, является боязнь неизвестного. В одних случаях этот страх может быть вызван неуверенностью; в других — он может сам быть причиной неуверенности. Люди постоянно задаются вопросом: «Кто знает, что случится, если?» И они склонны подозревать худшее. Это подозрение управляет ими и заставляет их бороться с новыми идеями. Подобные примеры реакций, основанных на страхе, можно найти в любой области. В образовании и государственном управлении. В религии. В юриспруденции, науке и медицине.

В 1948 году законы штата Калифорнии запретили браки между мужчинами-азиатами и белыми женщинами. Многие люди все ещё бормочут странные предупреждения о невыразимой опасности, которую несёт расовая интеграция в школах. Большинство американцев следующим образом реагируют на идеи освободительного движения гомосексуалистов: «Если мы позволим им выставлять напоказ свои извращения, то это развратит наших детей и уничтожит нашу систему ценностей».

Многие из нас склонны думать, что эта проблема присуща только Соединённым Штатам. Однако история знает множество примеров, когда страх управлял поведением людей. Именно страх и непринятие их идей и убеждений заставил некоторых европейцев переселиться на Американский континент. По этой же причине были убиты множество еретиков и ведьм.

Страх и традиция

Возможно именно из-за взаимодействия между неуверенностью и страхом люди так держатся за некоторые традиции. Конечно, есть традиции, которые достойны того, чтобы им следовать. Они хранят в себе ценный опыт прошлых поколений. И во многих случаях они помогают нам разобраться в нашей индивидуальности. Но почитание традиций может быть неблагоразумным. Дело обстоит так всякий раз, когда, цепляясь за традиции, мы перестаём судить благоразумно, и тогда наше мышление становится больше похоже на приступ паники: «Цепляйся за что угодно, пока есть такая возможность». Но это далеко не разумное отношение.

Конечно, в некоторых случаях такая паника может быть вполне уместна: например, на протяжении многих столетий вскрытие трупов людей было запрещено. Несмотря на просьбы врачей, которые хотели изучить тайны человеческого тела в целях борьбы с различными заболеваниями, религиозные и светские власти отказывали им в этом. Почему? Потому что подобная практика считалась возмутительной и кощунственной. Такое же негодование вызвала теория эволюции, высказанная Дарвином в середине XVIII века; возмущение разгорелось из-за страха, что эта теория подорвет веру в Бога и всю христианскую религию. Вера в то, что Адам и Ева действительно существовали, а Земле было всего около пяти тысяч лет, была проверена веками. Любое предположение, что книгу Бытие можно интерпретировать не буквально, считалось вызовом христианскому видению мира.

Теория Дарвина вызвала такой шок, что даже три четверти века спустя, когда учитель одной из школ небольшого городка штата Теннеси, по фамилии Скоупс (Scopes), на уроке биологии рассказал детям о теории эволюции, его привлекли к суду. Это дело вызвало противостояние двух знаменитых американцев: одарённого оратора Уильяма Дженнингса Брайана (William Jennings Bryan), который выступил на стороне обвинения, и блестящего адвоката, Кларенса Дарроу (Clarence Darrow), выступившего на стороне защиты. В результате Скоупса обязали выплатить незначительный штраф и разрешили преподавать теорию эволюции. Вскоре после этого случая был аннулирован закон, по которому осудили преподавателя. Однако и это изменение прошло не так просто. Почти пятьдесят лет спустя, в 1972 году, опрос учащихся старших классов этой же школы показал, что 75 процентов детей все ещё верят в то, что написано в Библии, и многие горожане уверены, что теория эволюции вызывает «коррупцию, жажду власти, безнравственность, жадность… наркозависимость, войны и геноцид». 2

Защита существующих точек зрения всегда считалась наиболее важной задачей даже в неразвитых культурах. Например, жители Тробрианских островов всегда считали успех на сексуальном поприще самой важной характеристикой человека, достойной уважения. Мужчиной, который имел успех у женщин, восхищались, его уважали. Однако считалось, что такого успеха могут добиться только мужчины определённого социального слоя. Если представитель низшего класса становился слишком успешным, то на него начинали нападать. Один исследователь, Роберт К. Мертон (Robert K. Merton), предположил, что подобная реакция вызвана не заговором высших слоёв общества против низших: «Дело в том, что представителям высших слоёв торбианского общества знаком лишь один порядок вещей, и они считают непосильной ношей своё посредственное отношение к другим». 3

Конечно, не всегда только паника заставляет нас цепляться за установленные стандарты. Лирический герой стихотворения Роберта Фроста «Починка стены» продолжал чинить стену между своим участком и участком своего соседа не потому, что это было необходимо, а потому, что его отец раньше так делал. Томас А. Харрис приводит случай подобного бездумного следования привычкам прошлого. Мать говорила дочке: «Никогда не клади шапку на стол или куртку на кровать». И девочка выполняла это требование матери. Прошло много лет, девочка выросла и стала учить этому свою дочь, и та спросила ее: «Почему?» Женщина не нашлась, что ответить, ведь она никогда не спрашивала об этом свою мать. Ей стало любопытно, и она задала этот вопрос своей матери, которой в то время уже было лет восемьдесят. Старушка ответила: «Когда я была маленькой, у соседских детишек постоянно были вши, и мама говорила мне, что поэтому я никогда не должна класть шапку на стол или пальто на кровать». Таким образом, правило, которое когда-то было разумным, изжило себя. 4

Иногда влияние традиций может быть незаметно, однако они оказывают огромное воздействие на людей. Например, в конце 60-х годов XX века, манера молодых людей думать, действовать и одеваться не так, как их родители, вызвала множество недовольств среди взрослых. Им казалось, что такое проявление независимости недопустимо. Такое поведение пугало их, и ставило под сомнение привычный для них порядок вещей. Отношения родители/дети — лишь одно из звеньев цепи отношений высший/низший. Бог/человек, ведущий/ведомый, господин/слуга, начальник/подчинённый, богатый/бедный, учитель/ученик. Поставить под сомнение одно звено, значит усомниться во всей цепи. Усомниться во всей цепи, значит бросить вызов всей системе цивилизованного общества. Неудивительно, что движение хиппи с его коммунами и знаками мира вызвало негативное отношение общества. Сторонники традиционной системы воспринимали длинные волосы и босые ноги не как проявление другого вкуса, а как символ анархии.

Однако, несмотря на существующее в обществе сопротивление изменениям, некоторым идеям всё же удаётся укрепиться. Можно предположить, что когда подобное случается, те, кто так яро отстаивал эту идею, навсегда затаивают в себе обиду на тех, кто оказывал сопротивление. Но, как бы странно это ни звучало, обычно они очень быстро забывают об этом. На самом деле, иногда они испытывают тот же страх и неуверенность, в котором они обвиняли других людей. Идеи Зигмунда Фрейд и его последователей о том, что сексуальность является наиболее важным фактором развития личности, поначалу были отвергнуты обществом. Однако потом общество всё же приняло их, но ни Фрейд, ни его последователи не стали бросать вызов тем, кто ставил под сомнение их идеи. Другой пример — Карен Хорни. Она бросила вызов идее Фрейда о том, что женщиной движет бессознательная «зависть к пенису». Кроме того, она была убеждена, что невроз может быть вызван не только сексуальной фрустрацией, но и различными культурными конфликтами; также она считала, что поведение людей не всегда подчиняется инстинктам, человек может сам управлять им и изменять его. Профессиональное сообщество предпочитало игнорировать подобные взгляды (которые сегодня являются довольно распространёнными). 5

Преодолевая сопротивление: возможности

Преодолевая сопротивление изменениям мы, в какой-то степени, постигаем новые истины и получаем новые возможности для дальнейшего развития. Исследователь в области образования, Эйлин Бэйер (Eileen Bayer), разработала модель, которая помогла пенсионерам избавиться от чувства собственной ненужности, и в то же время подняла уровень образования детей в детских садах. Бэйер предложила пенсионерам работать в качестве учителей в детских садах. Эксперимент оказался очень успешным. И для взрослых, и для детей такой опыт был очень ценным 6.

В штате Нью-Йорк был введён в действие образовательный проект, согласно которому в тюрьмах были открыты образовательные классы. Этот опыт затем переняли и другие штаты. В этих классах каждый заключённый мог заработать несколько дней «увольнения» или выходные с семьёй и детьми. Обе эти идеи изменили атмосферу наказания во многих тюрьмах на атмосферу исправления 7.

Печально известный Уотергейтский скандал, разгоревшийся во время второго президентского срока Ричарда Никсона, вызвал множество предложений о пересмотре методов избрания президента. Одно из этих предложений гласило, что необходимо избирать только президента (то есть отказаться от выборов вице-президента). И тогда после выборов, президент сможет сам назначить человека на должность вице-президента и представить его кандидатуру на рассмотрение Конгресса. Это бы подняло авторитет вице-президента в обществе, и сделало бы процедуру его избрания более разумной.

Каковы достоинства этих и многих других идей? Чтобы ответить на этот вопрос, мы должны оценить их тщательно и хладнокровно. Другими словами, мы должны преодолеть сопротивление изменениям.

Приме­чания:
  1. Thomas A. Harris, p. 36.
  2. «Darwin Doubted in Scopes’s Town», New York Times, October 1, 1972, p. 24.
  3. «The Self-Fulfilling Prophecy», The Antioch Review, 1948, pp. 193–210.
  4. Thomas A. Harris, pp. 22–3.
  5. Rona and Laurence Cherry, «The Homey Heresy», New York Times Magazine, August 26, 1973, p. 12 f.
  6. Fred M. Hechinger, «Grandpa Goes to Kindergarten», New York Times, October 29, 1972, Section 4, p. 11.
  7. Howard Whitman, «Instead of the Grim Fortress», New York Times, October 27, 1972, Section 4, p. 6.
  8. Эта идея действительно была выдвинута Кристофером Стоуном, профессором юриспруденции из Университета штата Калифорния, в его книге «Должны ли деревья иметь права?», он утверждает, что такие права облегчили бы возможность подавать в суд против разрушителей экологии.
Содержание
Новые произведения
Популярные произведения