Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Аргументация

Наиме­нова­ние: Аргументация (образовано от латинского слова: argumentatio — приведение доказательств).
Опреде­ление: Аргументация — это метод убеждения, предназначенный для рационального обоснования какого-либо утверждения при помощи других утверждений, но не способный при этом служить доказательством его истинности.
Текст статьи: Авторы: Ю. В. Ивлев. M. M. Новосёлов. А. С. Бергман. Подготовка элект­ронной публи­кации и общая редакция: Центр гумани­тарных техно­логий. Инфор­мация на этой стра­нице периоди­чески обнов­ляется. Послед­няя редакция: 21.10.2017.

Аргументация — это метод убеждения, предназначенный для рационального обоснования (см. Обоснование) какого-либо утверждения при помощи других утверждений, но не способный при этом служить доказательством его истинности (в противном случае это будет уже не аргументация, а доказательство как таковое). Аргументация представляет собой логико-коммуникационный процесс, предполагающий субъект-субъектные отношения, поэтому она всегда диалогична и тем самым шире логического доказательства (которое по существу безлично и монологично), поскольку ассимилирует в себе не только «технику мышления» (собственно логику), но и «технику убеждения» (искусство воздействия на мышление, чувство и волю человека). В обыденном мышлении аргументация понимается как способ убеждения кого-либо (индивидуума или сообщества) в истинности или правильности чего-либо (например, мысли, положения дел или действия).

Основные аспекты аргументации следующие:

  1. «фактуальный аспект» (информация о фактах, используемых в качестве аргументов);
  2. «риторический аспект» (формы и стили речевого и эмоционального воздействия);
  3. «аксиологический аспект» (ценностный подбор аргументов);
  4. «этический аспект» (нравственная приемлемость и дозволенность аргументов);
  5. «логический аспект» (последовательность и взаимная непротиворечивость аргументов, их организация в дедуктивный вывод).

Эти и другие аспекты аргументации чаще всего взаимно дополняют друг друга. Однако их значимость может варьировать в зависимости от конкретной ситуации. Например, в обыденном общении чисто логические средства аргументации используются редко. В свою очередь, правильный логический вывод не зависит от интуитивной убедительности посылок и аксиом. Его принудительность (обязательность, общезначимость) — во взаимной связи суждений, согласно правилам вывода. Если же при этом имеет место убеждённость в истинности посылок и аксиом, то логический вывод становится логическим доказательством (которое в этом смысле можно рассматривать как наиболее сильный вариант аргументации).

В вербально-речевой форме аргументация предстаёт как полное или частичное обоснование какого-либо утверждения с использованием других утверждений. Утверждение, которое обосновывается (суждение, система суждений и прочие), называется тезисом, а утверждения, используемые при обосновании тезиса, называются аргументами (основаниями, или доводами). Сам способ логического обоснования тезиса посредством аргументов (его логическую структуру) называют формой аргументации.

По характеру аргументов различают доказательную и недоказательную аргументацию. В доказательной аргументы являются утверждениями, истинность которых установлена, а формой выступает демонстративное рассуждение (рассуждение, которое обеспечивает получение истинного заключения при истинных посылках; к демонстративным относятся, например, дедуктивные умозаключения, некоторые виды индукции и аналогии). В недоказательной аргументации аргументы, по крайней мере некоторые, не достоверны, а лишь правдоподобны или такие, в которых форма недемонстративное рассуждение (не исключаются, конечно, обе эти возможности). Тезис в такой аргументации является правдоподобным утверждением.

По направленности рассуждения различают прямую и косвенную форму аргументации. В прямой довольствуются наличными (данными) аргументами, как в случае прямого доказательства. При косвенной аргументации (одном из её видов) выдвигается дополнительно к данным утверждение, являющееся отрицанием тезиса, то есть антитезис (допущение косвенной аргументации). Из имеющихся аргументов и антитезиса выводят (дедуктивно или индуктивно) противоречие (конъюнкцию некоторого утверждения и отрицания этого утверждения). В результате делается вывод об обоснованности (полной или частичной) тезиса. Этот вид косвенной аргументации называется аргументацией от противного, или апагогической. Другим видом косвенной аргументации является разделительная. Она осуществляется путём исключения всех членов разделительного суждения, кроме одного — тезиса.

Логико-коммуникационная деятельность, противоположная аргументации, называется критикой. Если цель аргументации — выработать убеждение в истинности или, по крайней мере, в частичной обоснованности какого-либо положения, то конечная цель критики заключается в разубеждении в обоснованности того или иного положения или в убеждении в его ложности. Выделяют два способа критики: критику аргументации и установление ложности или малой степени правдоподобия утверждения. Во втором случае критика называется контраргументацией, а критикуемое положение — тезисом. Частный случай контраргументации — опровержение, то есть установление ложности какого-либо положения с использованием логических средств и доказанных положений. Последние положения называются аргументами опровержения. В контраргументации, не являющейся опровержением, тоже выделяют аргументы — обоснованные (полностью или частично) утверждения, используемые при установлении ложности или малой степени правдоподобия тезиса, и форму. Контраргументация не может быть опровержением, когда аргументы — не полностью обоснованные суждения, а также когда форма — недемонстративное рассуждение.

По направленности рассуждения (как в случае косвенной аргументации) различают критику тезиса путём обоснования антитезиса и критику, которая называется сведением к абсурду (reductio ad absurdum), когда логической основой для критики служит вывод противоречия из аргументов и тезиса, что даёт основание для заключения о ложности или малой степени правдоподобия тезиса.

В процессе аргументации и критики могут совершаться ошибки двух типов: умышленные и неумышленные. Умышленные ошибки называются софизмами, а неумышленные — паралогизмами. Соблюдение правил аргументации позволяет избегать ошибок. Вот некоторые из основных правил аргументации:

  1. Правило 1. Необходимо явно сформулировать тезис (в виде суждения, системы суждений, проблемы, гипотезы, концепции и так далее). Соблюдение этого правила предполагает:

    • выделить наиболее простые составляющие спорной мысли;
    • найти пункты согласия и пункты разногласия сторон;
    • договорится о тезисе или тезисах.
  2. Правило 2. Тезис должен быть сформулирован чётко и ясно. Для реализации этого правила рекомендуется, во-первых, выяснить, все ли нелогические термины, содержащиеся в формулировке тезиса, всем вполне понятны. Если есть непонятные или двусмысленные выражения, то их следует уточнить, например, путём определения. Во-вторых, нужно уточнить логические термины. Если тезис — суждение, в котором нечто утверждается или отрицается о каких-либо предметах, то нужно выяснить, о всех ли предметах идёт речь в суждении или лишь о некоторых (о многих, о большинстве, о меньшинстве и так далее). Следует уточнить, в каком смысле употреблены союзы «и», «или», «если… то»… и так далее. Например, союз «или» может выражать как нестрогую, так и строгую дизъюнктивную связь, «если… то»… — импликативную или условную связь и так далее. В-третьих, иногда целесообразно уточнить время, о котором идёт речь в суждении, например, уточнить, утверждается ли, что определённое свойство принадлежит предмету всегда или оно принадлежит ему иногда: уточнить значение таких слов, как «сегодня», «завтра», «через столько-то часов» и так далее. В-четвёртых, необходимо выяснить, утверждают ли, что тезис является истинным, или же утверждают, что он только правдоподобен. При нарушении второго правила возникает ошибка «нечёткая формулировка тезиса».
  3. Правило 3. Тезис не должен изменяться в процессе аргументации и критики без специальных оговорок. С нарушением этого правила связана ошибка, называемая подменой тезиса. Она совершается в том случае, когда в качестве тезиса выдвигается некоторое утверждение, а аргументируется или критикуется другое, сходное с выдвинутым; в конце же концов делается вывод о том, что обосновано или раскритиковано исходное утверждение. Разновидностями подмены тезиса являются ошибки:
    • подмена аргументируемого тезиса более сильным утверждением (по отношению к доказательству эта ошибка имеет название «кто много доказывает, тот ничего не доказывает»;
    • подмена критикуемого тезиса более слабым утверждением (применительно к опровержению она называется «кто много опровергает, тот ничего не опровергает»).
  4. Правило 4. Аргументы должны быть сформулированы явно и ясно. Для выполнения этого правила необходимо:
    • перечислить все аргументы; если в процессе аргументации от каких-то аргументов отказываются, изменяют аргументы, приводят новые, это должно оговариваться;
    • уточнить нелогические термины;
    • выявить логическое содержание аргументов; уточнить кванторные слова, логические связки, модальные термины;
    • уточнить оценочные характеристики аргументов (являются ли они истинными или правдоподобными утверждениями).
  5. Правило 5. Аргументы должны быть суждениями, полностью или частично обоснованными. Применительно к доказательству и опровержению это правило формулируется так: аргументы должны быть полностью обоснованными (логически или фактически). При нарушении пятого правила возникает ошибка «необоснованный аргумент». В доказательствах и опровержениях соответствующая ошибка имеет название «недоказанный аргумент». Существует несколько разновидностей ошибки «необоснованный аргумент»:
    1. «Ложный аргумент» — это вариант паралогизма. Совершая эту ошибку, в качестве аргумента приводят необоснованное утверждение, к тому же ложное, хотя при этом о ложности аргумента аргументирующий не подозревает.
    2. «Лживый аргумент» — это вариант софизма. Такое (сомнительное с точки зрения семантики) название дали логики прошлого приведению в качестве доводов утверждений, ложность которых известна тому, кто их использует. Вариантами лживого аргумента являются, например:
      • «шуточный лживый аргумент» в различного рода развлекательных математических задачах;
      • «тактический лживый аргумент», применяемый в процессе спора с оппонентом, который стремится опровергать все ваши аргументы; в этом случае в качестве аргумента защищают суждение, являющееся отрицанием подразумеваемого (истинного) аргумента; и если ложность этого суждения будет доказана оппонентом, то вы заявляете, что согласны с этим, и предлагаете не высказанный вами ранее аргумент; противнику ничего не остаётся, как признать последний аргумент истинным;
      • «неприкрытый лживый аргумент», когда в качестве аргументов приводят явно ложные утверждения, предполагая, что оппонент из-за отсутствия смелости или по какой-то другой причине промолчит; иногда так поступают при выступлении по радио, телевидению, в печати;
      • «лживый аргумент в виде предпосылки вопроса»; в этом случае аргумент не высказывают, а выражают посредством вопроса, предпосылка которого ложна.
    3. Третья разновидность ошибки в аргументации — «необоснованная ссылка на авторитет». Можно ссылаться на авторитеты (лица, сообщества и так далее), но при этом нужно выполнять следующие условия: каждый авторитет — специалист в определённой области, на высказывания авторитета, касающиеся такой области, можно ссылаться. Но, вообще говоря, ссылки на авторитеты — лишь вероятные доводы, их следует использовать только для подтверждения прямых доводов; нужно приводить не слова, «выдернутые» из контекста, а мысли, извлечённые в результате анализа контекста. Если эти условия не выполнять, то любой тезис можно подтвердить цитатами. Описываемая ошибка превращается в «лживый аргумент», если приводятся слова, которые авторитет не произносил, или если авторитеты придумываются.
  6. Правило 6. Аргументация не должна заключать в себе круг. При нарушении этого правила возникает ошибка, называемая «кругом в аргументации». Она возникает, когда тезис обосновывают при помощи аргументов, а какой-то из аргументов в свою очередь обосновывают при помощи тезиса.
  7. Правило 7. Аргументы должны быть релевантными по отношению к тезису. Аргумент является релевантным по отношению к тезису аргументации (контраргументации), если его принятие, возможно в совокупности с некоторыми другими аргументами, повышает (уменьшает) правдоподобие тезиса. Соответствующая ошибка — «нерелевантный аргумент».
  8. Правило 8. Отношение между аргументами и тезисом должно быть по меньшей мере отношением подтверждения. При нарушении этого правила возникает ошибка «не подтверждает». Применительно к доказательству она имеет название «не следует».

Аргументируя или исследуя готовую аргументацию, важно знать, какова логическая связь между тезисом и аргументами: следует ли тезис из аргументов с необходимостью, или аргументы лишь подтверждают тезис, хотя логической связи между тезисом и аргументами нет. Для решения этой задачи необходимо применять учение логики о дедуктивных и индуктивных умозаключениях (см. Индукция и Дедукция).

В целом, понятие аргументации как интеллектуальной практики может рассматриваться с различных точек зрения. В его содержании естественно резюмируется то, что [на протяжении истории] люди думали о процессах интеллектуального общения, как они описывали дискурс и какие рациональные средства и системы изобретали, когда они размышляли о языке и актах коммуникации. В Античности аргументация — это опора спекулятивной мысли в качестве беседы, диалога, дискуссии. Аргументация зачислялась по ведомству диалектики и риторики. Первая понималась как искусство спора, вторая — как искусство красноречия, «соответствующее диалектике, так как обе они касаются таких предметов, знакомство с которыми может считаться достоянием всех и каждого и которые не относятся к области какой-либо отдельной науки» (Аристотель. Риторика. — В книге: Античные риторики. — М., 1978, с. 15). Но поскольку обе означали способность находить те или иные способы убеждения относительно каждого обсуждаемого предмета, естественно возникал вопрос: каковы же вообще могут быть способы убеждения и какие из них допустимы, а какие недопустимы с точки зрения определённых, например нравственных, критериев? Уже Платон отмечал разницу между понятием «убеждать» с помощью разумного (скажем сегодня, логически верного) довода, обращённого к рассудку, и понятием «внушать» с помощью доводов, обращённых к сердцу, чувству, интуиции.

Аристотель пошёл ещё дальше, делая различие между «техническими» и «нетехническими» средствами убеждения. К последним он относил свидетельские показания (в суде), признания, сделанные под пыткой, письменные договоры и пр. Техническими Аристотель называл такие способы убеждения, которые созданы наукой с помощью определённого метода, или же такие, которые связаны исключительно с нашей речевой практикой, с дискурсом. Эти технические способы убеждения заключаются, по словам Аристотеля, в действительном или же кажущемся доказывании. Разделение «доказывания» на действительное и кажущееся было поворотным пунктом в истории аргументации. В этом отношении Аристотеля можно считать первым теоретиком, осуществившим переход от расплывчатой идеи аргументации к строгому определению понятий, к отделению «аргументации вообще» от точного понятия логического доказательства. Даже в области риторики, говорил Аристотель, только доказательства существенны, поскольку «мы тогда всего больше в чём-либо убеждаемся, когда нам представляется, что что-либо доказано» (Аристотель. Риторика. — В книге: Античные риторики. — М., 1978, с. 17).

Аристотель стал создателем первой научной теории аргументации, которую теперь называют силлогистикой (см. Силлогистика) и которая (в несколько модифицированном виде) является неотъемлемым фрагментом современной формальной логики (см. Формальная логика). При этом основная мысль Аристотеля заключалась в том, что аргументация может считаться «хорошей» и, таким образом, приемлемой, если она общезначима. Между тем, проблема общезначимости в строгом смысле разрешается только там, где возможна речь о логическом доказательстве. Взятая в более широком контексте, аргументация далеко не всегда отвечает условиям «принудительной строгости» этого доказательства. Законность аргументации «есть вопрос степени: она более или менее сильна. Вот почему она никогда не является замкнутой: всегда можно добиться её усиления, подбирая подходящие аргументы» (Blanche R. Le raisonnement. — P., 1973, p. 223). Правда, и в этом случае, аргументируя, приходится следовать законам логики, подбирая аргументы таким образом, чтобы они согласовались между собой, и избегая таких ситуаций, когда каждый аргумент, более или менее правдоподобный сам по себе, оказывается в противоречии с другими.

Появление формальной логики сильно повлияло на судьбу аргументации. Сведённая к искусству красноречия, аргументация (как теория спора или диспута) потеряла кредит доверия со стороны точной науки, сохранив только статус [преимущественно бытовой] интеллектуальной надстройки над дискурсом. Однако за последние десятилетия отношение к проблемам аргументации заметно изменилось. Постепенно аргументация становится частью общей [информационной] теории общения. Намечается новый путь — изучение психологических механизмов убеждения, которые могут, естественно, влиять на выбор средств аргументации. В конечном счёте сам по себе аргумент ничто, пока он так или иначе не истолкован, ведь именно человек обладает ключом к убеждающей власти аргументации. Поэтому возникает вопрос: возможно ли и как усилить эту власть? Многие защитники теории аргументации полагают, что логики должны отправиться на поиски новых «доказывающих средств» в философии, в социальных науках, в политике, в повседневных дискуссиях, и вообще в гуманитарных сферах человеческой деятельности. И отчасти этот процесс действительно идёт путём создания новых (неклассических) логик: логики вопросов, эпистемической логики, логики предпочтений и выбора, логики алетических и деонтических модальностей и многих других, которые в этом смысле можно обобщённо назвать «логикой гуманитарного знания» (см. Неклассические логики).

Библио­графия:
  1. Алексеев А. П. Аргументация. Познание. Общение. — М., 1991.
  2. Ивин Α. А. Основы теории аргументации. — М., 1997.
  3. Ивлев Ю. В. Логика. — М., 1997.
  4. Курбатов В. И. Социально-политическая аргументация: логико-методологический анализ. — Ростов-на-Дону, 1991.
  5. Панкратов Д. В. О некоторых модификациях логики аргументации. — Ростов-на-Дону, 1999, серия 2, № 1–2.
  6. Поварннин С. Спор. О теории и практике спора. — СПб., 1996.
  7. Рузавин Г. И. Логика и аргументация. — М., 1997.
  8. Финн В. К. Об одном варианте логики аргументации. — «Научно-техническая информация», 1996, серия 2, № 5–6.
  9. Философские проблемы аргументации. — Ереван, 1986.
  10. Fisher W. R. Technical Logic, Rhetorical Logic and Narrative Rationality. — «Argumentation», 1987, v. 1, n. 1.
  11. «Logique et Analyse» (La theоrie de lʼargumentation), n. 21–24, dec., 1963.
  12. Perelman Ch. Traite de lʼargumentation. — P., 1958.
Источник: Аргументация. Гуманитарная энциклопедия [Электронный ресурс] // Центр гуманитарных технологий, 2010–2017 (последняя редакция: 21.10.2017). URL: http://gtmarket.ru/concepts/7226
Авторы статьи: © Ю. В. Ивлев. M. M. Новосёлов. А. С. Бергман. Подготовка электронной публикации и общая редакция: Центр гуманитарных технологий.
Логика: понятия и концепции

Тематический раздел

Новые концепты
Базисные концепты