Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Футурология

Наиме­нова­ние: Футурология
Опреде­ление: Футурология — это собирательный термин для обозначения разнообразных исследований и концепций о будущем человечества; в узком значении — область научно-ориентированных знаний, охватывающая перспективы социальных процессов и явлений (в этом смысле футурология синонимична прогнозированию и прогностике).
Текст статьи: Авторы: М. Н. Мазаник. М. С. Белоковыльский. Подготовка элект­ронной публи­кации и общая редакция: Центр гумани­тарных техно­логий. Инфор­мация на этой стра­нице периоди­чески обнов­ляется. Послед­няя редакция: 21.10.2017.

Футурология — это собирательный термин для обозначения разнообразных исследований и концепций о будущем человечества; в узком значении — область научно-ориентированных знаний, охватывающая перспективы социальных процессов и явлений (в этом смысле футурология синонимична прогнозированию и прогностике). Термин «футурология» был введён в научный оборот в 1943 году немецким социологом О. Флехтхеймом для обозначения социальной дисциплины «философия будущего», основным предметом которой должно было стать будущее человечества и человеческого общества. В этом значении термин, однако, не получил распространения.

С начала 1960-х годов под футурологией понималась «наука о будущем» и «история будущего», ориентированные на познание перспектив всех явлений действительности, и прежде всего, социальных. Такое понимание футурологии было связано с появлением в этот период специальных учреждений, разрабатывавших научно-технические и социально-экономические прогнозы, и содержало претензию на монополизацию прогностических функций существовавших научных дисциплин. Однако отсутствие у понятой таким образом футурологии собственного предмета и ограниченность понимания будущего по аналогии с прошлым выявило несостоятельность данного подхода, что к началу 1970-х годов привело к практическому выходу такого значения термина «футурология» из употребления. На смену ему пришла трактовка футурологии как комплекса широко понимаемого социального прогнозирования (тесно взаимосвязанной совокупности прогностических функций общественных наук и прогностики как науки о законах прогнозирования). В 1970-х годах ввиду многозначности и неопределённости термин «футурология» преимущественно используется как образный синоним «исследования будущего», и отчасти вытесняется им.

В 1960-х годах преобладающим в западной футурологии было технократическое направление, апологизировавшее научно-технический прогресс как главное средство разрешения социальных проблем. Данным направлением была выдвинута концепция «постиндустриального общества», трактовавшая перспективы развития человечества со сциентистских позиций (Д. Белл, Г. Кан, З. Бжезинский и другие). В рамках леворадикального течения Ф. (А. Ускоу) научно-технический прогресс трактовался как катализатор неизбежного краха западного общества. В конце 1960 — начале 1970-х годов на первый план в футурологии выходит изучение глобальных проблем. Ведущей организацией данного направления стал Римский клуб (А. Печчеи, А. Кинг, Д. Медоуз, Э. Пестель, М. Месарович, Э. Ласло, Дж. Боткин, М. Эльманджра, М. Малица, Б. Гаврилишин, Г. Фридрихс, А. Шафф, Дж. Форрестер, Я. Тинберген и другие), инициировавший глобальное моделирование перспектив развития человечества и «пределов роста» технологической цивилизации. В рамках футурологии последней трети XX века можно выделить направления «экологического пессимизма» (Дж. Форрестер, Д. Медоуз, Р. Хейлбронер), прогнозирующего негативные последствия наличных перспектив развития человечества, и научно-технического оптимизма (Э. Тоффлер, М. Месарович, Э. Ласло, Э. Пестель), обосновывающего возможность реализации позитивных потенций технологического развития.

Попытка построения футурологии как научной дисциплины была инициирована рядом обстоятельств. Ход истории в XX веке поставил под сомнение истинность различных исторических версий развития общества. Тема «конца истории», понимаемой как закономерный результат предшествующего развития общества, поставила проблему неизвестности будущего. Глобальные проблемы, начавшие проявляться во второй половине XX века, поставили под вопрос возможность будущего цивилизации. Крупные сдвиги в социальной и экономической сфере требовали хотя бы относительной определённости масштаба и направленности социальных изменений. Это во многом определило такую характерную черту футурологии как отказ от философских, а зачастую и вообще теоретических оснований исследования будущего. Однако невозможность непосредственного наблюдения и изучения объекта исследования создавала для построения футурологии определённые трудности.

Пути решения данной проблемы различны. Один из них — построение базовой модели нынешнего состояния общества. Это даёт возможность определить некоторые процессы, тенденции и явления как формирующиеся доминанты будущей социальности. Таковы определения будущего общества как «информационного», «технотронного» и другие. За базовые структуры нового общества могут приниматься различные социальные сферы и подсистемы различного уровня. К примеру, из сферы культурно-идеологического обеспечения социума выделяется область масс-медиа (концепция медиа М. Маклюэна), из производственной сферы — техника (концепции технократического общества), а из последних — информационно-технологическая (концепции информационного общества). Указанный подход отличает признание доминирования одной из социальных сфер. Другой разновидностью является определение общества как вышедшего за рамки своих старых границ, к примеру — как постиндустриального. Тем самым констатируется, что общество будущего не будет радикально отличным от существующего, скорее оно станет результатом синтеза старых и пока ещё маргинальных тенденций, институтов, форм деятельности и так далее. Современное общество в рамках данного подхода трактуется как конгломерат высокодифференцированных, в значительной степени автономных, слабо скоординированных между собой социальных сфер. Изучая логику, тенденции и темп развития каждой из подсистем (осевой принцип Д. Белла), футуролог в своём описании будущего даёт не целостную картину, а некий коллаж различных сторон социума в конкретный момент времени. Так, например, сохранение либерального политико-государственного устройства будущего общества может вполне успешно сочетаться с этатизированной экономикой и наоборот.

Разнообразны и методы футурологических исследований. Принятие нынешнего состояния общества в качестве базы для прогноза обычно предполагает использование метода математического моделирования. Прогноз делается на основе изучения различных состояний модели изучаемого социума с определённым числом переменных (к примеру таких, как население, капиталовложения, использование невозобновимых ресурсов, загрязнение окружающей среды и производство продовольствия в моделях Дж. Форрестера). Возможно также построение модели взаимодействия нескольких систем, изучение противоречий между различными экономическими регионами мира (М. Месаровичем и Э. Пестелем). Некоторые футурологи (Г. Кан) пытаются спрогнозировать грядущее путём сравнительного анализа стран различного культурного и экономического уровня. Изучаются результаты достижения ими целей, поставленных в прошлом. Возможность единого будущего человечества здесь отрицается.

Ряд исследователей принимает тезис «открытого будущего», в отношении которого нельзя дать более или менее адекватные прогнозы (Б. де Жувенель). Роль футуролога таким образом сводится к тому, чтобы представить ряд эффективных комбинаций различных факторов, согласованных с приоритетными социальными целями, либо несколько сценариев возможного развития общества (Стэнфордская группа). Исследовательский метод большинства футурологов принципиально эклектичен. Во многом это определено трактовкой объекта исследования. Так, О. Тоффлер констатирует невозможность описывать децентрализованное фрагментарное, функционально-диффузное общество будущего с помощью какого-либо одного метода.

Различно также и понимание статуса футурологии. В зависимости от трактовки предмета и метода исследования она понимается теперь и как строгая наука, должная возникнуть в будущем, и как попытка сформулировать принципы нового мировоззрения и «цели для человечества» (А. Печчеи), и как новая мифология, признанная сплотить жителей «мировой деревни» (Д. Шелл). Такое разнообразие интерпретаций футурологии не позволяет говорить о ней как о конституированной социальной дисциплине. Различен и уровень футурологических исследований. Это мир и человечество в целом, мировая экономика (Римский клуб), будущее конкретных стран (Г. Кан), и грядущие изменения мирового порядка (Ж.-Ж. Серван-Шрайбер), и возможные изменения этических ценностей и социальных приоритетов (С. Ниринг). Наиболее интересной и продуктивной представляется позиция О. Тоффлера, исследовательская логика которого — своеобразное воспроизведение условий возникновения футурологии. В центре его анализа — сознание, испытывающее дискомфорт вследствие неоправдавшихся ожиданий по отношению к будущему, вторгающемуся в жизнь «на гребне третьей волны». Футурология в этом случае — скорее постоянное разрушение ожиданий и стереотипов по поводу какого-либо конкретного определённого будущего.

Источник: Футурология. Гуманитарная энциклопедия [Электронный ресурс] // Центр гуманитарных технологий, 2010–2017 (последняя редакция: 21.10.2017). URL: http://gtmarket.ru/concepts/7317
Авторы статьи: © М. Н. Мазаник. М. С. Белоковыльский. Подготовка электронной публикации и общая редакция: Центр гуманитарных технологий.