Методология

Основные сведения

Наименование:
Методология (греческое слово: μεθοδολογία; образовано от греческих слов: μέθοδος — метод, путь исследования, способ познания; λόγος — слово, учение)
Определение:

Методология — это учение об организации теоретической и практической деятельности человека.

Примечание:
Информация на этой странице периодически обновляется (см. выходные данные). Последняя редакция: 05.12.2015.

Описание

Понятие методологии

Методология представляет собой рационально-рефлексивную мыслительную деятельность, направленную на выявление, изучение, организацию, систематизацию и развитие способов преобразования человеком действительности — методов (рациональных действий, которые необходимо предпринять, чтобы решить определённую задачу или достичь определённой цели). Применение методов осуществляется в любой сфере человеческой деятельности (см.: Деятельность), но только в сфере методологии поиск, разработка и систематизация методов выступает не только средством, но и основной целью и основным её результатом (см.: Метод).

Методология — это учение об организации теоретической и практической деятельности человека.

По отношению к различным видам человеческой деятельности понятие «методология» рассматривается в двух основных аспектах — теоретическом и практическом:

  1. В рамках теоретического аспекта (ориентированного на решение теоретических задач) методология понимается как учение о методах познания и способах преобразования действительности.
  2. В рамках практического аспекта (ориентированного на решение практических задач) методология понимается как совокупность систематизированных определённым образом приёмов и способов организации деятельности, применяемых в какой-либо области научного или практического знания. Организовать деятельность означает упорядочить её в целостную систему с чётко определёнными характеристиками, логической структурой и процессом её осуществления (временнόй структурой). В границах обслуживания типовых программ деятельности практически ориентированная методология сводится к обеспечению их нормативно-рационального построения — алгоритмизируется.

Для методологической работы принципиальны два момента: во-первых, методологический и дисциплинарный «повороты»: то есть переход от предметной позиции к рефлексивной и обратно; во-вторых, анализ рефлексивных содержаний (категорий, понятий, подходов, познавательных ситуаций, проблем и других) и конституирование их на новой основе. В свою очередь, и то и другое предполагает существование особой реальности — мышления, обусловленного деятельностью — исследование этой реальности, наконец, анализ факторов и контекстов, обусловливающих эту реальность (социума, культуры, коммуникаций, науки, языка, личности и других).

Развитие методологии

Развитие методологии в философской и научной мысли

Методология возникла и развивалась как аспект философского осмысления действительности под углом зрения рационально-критического познающего мышления (общефилософского, научного и практического), и длительное время представляла собой одно из направлений философского знания, которое осознавалось как учение о методах, иногда как раздел теории познания или как раздел содержательной логики.

Формирование самой идеи учения о методе как некоего «правильного пути» познания связано с появлением и развитием философии (см.: Философия), выступающей в качестве рационально-теоретической формы мировоззрения и тем самым подвергающей рефлексивному анализу исходные предпосылки отношения человека к миру. Возникновение и существование и философии, и науки как форм рационально-теоретического сознания невозможно без наличия «методологической составляющей», методологических представлений и концепций, обеспечивающих выделение, формулировку и нормирование методов рационального мышления в этих видах духовной деятельности. При этом разработка методов рационального мышления в философии и в науке с самого начала имела ярко выраженный проективно-конструктивный характер. Методология не просто выявляет уже сложившиеся приёмы и способы деятельности, а активно формирует соответствующие нормы и методы, продуцируя тем самым саму структуру рационально-познавательной деятельности в философии и науке. В античной философии представление о методе в достаточно развитой форме содержится в учении Сократа, как оно было представлено в так называемых сократических диалогах Платона. Сократ в этих диалогах предлагает определённую методологию поиска истины, направленную на выявление противоречий в позиции собеседника, представляющей расхожее, обыденное мнение, и открывающую возможности продуктивного решения проблемы. «Сократическая» майевтика выступила первой исторической формой методологии более позднего периода. Идеи и практика философской методологии развивались также в трудах других крупнейших представителей античной философии, прежде всего Платона и Аристотеля. В целом, в античной философии не сложилось разветвлённой методологии, поскольку проблемы метода не занимали в ней центрального места, однако уже тогда закладывалась философская основа методологии.

Разработка универсально-теоретических методов является необходимым условием становления и развития науки (см.: Наука) как формы рационально-теоретического сознания в отличие от «рецептивно-технологического» характера преднауки, непосредственно вписанной в практическую деятельность людей. Так, основное отличие древнегреческой геометрии, получившей своё выражение в «Началах» Евклида, ставших на длительное время парадигмой структуирования систем научно-теоретического знания, от «землемерия» древних цивилизаций Египта и Двуречья, состояло в тщательной разработке методов развёртывания теоретических систем, заложивших основы методологии дедуктивных наук. В Античности также возникают и развиваются методы научно-эмпирического исследования — описания и классификации, в первую очередь связанные с именем Аристотеля, который обобщил опыт научного познания своего времени. Открытые Аристотелем формы и закономерности мышления получили значение норм для всякого научного исследования и построения научных систем на многие века вперёд.

В Новое время учение о методе оказывается предпосылкой и идейным стержнем всех классических философских доктрин этого периода (Ф. Бэкон, Р. Декарт, Г. В. Лейбниц), что обусловлено принципиальными установками философии этого периода на рефлексивный контроль над содержанием знания, артикулируемость и прозрачность этого содержания для познающего субъекта. Метод в понимании классической рационалистической философской методологии и выступает средством этой прозрачности для самосознания субъекта. Критико-рефлексивная функция этой методологии состоит в нахождении твёрдых оснований знания, истинность которых гарантировалась бы их самодостоверностью для познающего субъекта, сведение к которым и последующее выведение из которых позволяло бы самосознанию познающего субъекта полностью контролировать весь корпус подлинного знания. Это классическое рационалистическое понимание методологии оказало значительное воздействие на всю дальнейшую философско-методологическую мысль и впоследствии оказалось воспроизведенным в методологии неопозитивистов. И эмпирико-индуктивистская, и рационалистско-дедуктивистская методология выступают различными формами реализации одного и то же классического философско-методологического идеала. Разработка этих вариантов философской методологии опиралась на реальную практику научного мышления того времени: методология эмпиризма — на эмпирическое исследование, методология рационализма — на математику. Развиваемые в русле этой методологии эмпирико-индуктивистская и рационалистско-дедуктивистская концепции анализа научного познания представляли собой некоторые модели, обусловленные известными философско-гносеологическими идеалами, и реальная практика интенсивно развивающейся науки (мысленный эксперимент, метод гипотезы и прочие) не укладывались в узкие рамки этих моделей. Это различие между классическими философско-гаосеологическими концепциями и реальной практикой научного мышления и породило впоследствии установку на разработку методологии науки как самостоятельной дисциплины, выходящей за рамки философии и опирающейся прежде всего на реалии научного познания (см.: Методология науки).

Учение о методе заняло центральное место в философии И. Канта, который стремился вообще превратить философию в методологию, выдвинув идею «трансцендентальной методологии», призванной раскрыть формальные условия системы чистого разума, в пределах которой только и возможна, по Канту, строгая наука. Так называемый трансцендентальный метод И. Канта призван был выявить исходные (априорные) предпосылки всех форм активности человеческого сознания. Осуществляя в рамках этой программы критико-рефлексивный анализ научного познания в математике и точном естествознании, И. Кант даёт определённую модель методологии науки, способную выявить в специфической форме кантовского априоризма важные моменты научно-познавательной деятельности. В то же время учение И. Канта о методах науки было включено в более широкий контекст его философской методологии, направленной на обоснование его трансцендентализма. В последующем развитии немецкого классического идеализма (прежде всего, у Г. В. Ф. Гегеля) установка И. Канта на взаимосвязь философской и научной методологии, на их взаимостимулирование сменяется односторонней ориентацией на доминирование методологии спекулятивно-философского типа, в качестве которой выступает диалектика. Позитивные моменты разработки диалектической методологии познания как движущей силы его развития дискредитируются в системе Г. В. Ф. Гегеля неправомерной онтологизацией метода и методологии, вытекающей из объективно-идеалистического принципа тождества мышления и бытия, из спекулятивного характера его конструкции диалектической методологии, из отрыва от реальной практики научного мышления. Таким образом, учение о методе у Г. В. Ф. Гегеля оказывается частью метафизики, совпадающей с логикой и с наукоучением.

Общая тенденция дальнейшего развития методологии заключалась в расширении её сферы и появлении многообразных её форм, выходящих за пределы только философской методологии. Во второй половине XIX — начале XX века интенсивно развиваются методологические исследования, ориентированные на проблематику науки (П. Дюгем, Э. Кассирер, Э. Мах, A. Пуанкаре, У. Уэвелл и другие), а также начинается разработка специфической методологии социальных, исторических и гуманитарных наук, наук о культуре (В. Виндельбанд, П. Риккерт, B. Дильтей, М. Вебер).

В этот период специалисты в области естественных наук остро ощущали недостаток в изучении и обобщении методов различных наук (см.: Методы научного познания). Интенсивно развивавшаяся специальная методология не ограничивалась методами индукции и дедукции (см.: Индукция и Дедукция), анализа и синтеза. В естествознании начали широко использоваться исторические, сравнительные, типологические методы, а в психологии и социальных науках — количественные и экспериментальные методы. Общая же методология оставляла вне поля своего зрения эти специальные методы. В это же время начинается чёткое различение методов изложения и методов исследования в науке. Значительную роль в развитии методологической культуры науки сыграли исследования по основаниям математики, в значительной мере стимулировавшие направления методологии науки, ориентированные на применение методов математической (символической) логики. В этом русле методология рассматривалась как применение логики к познавательным целям отдельных наук, поэтому определялась в качестве технической дисциплины, использующей логические формы и нормы в методах различных наук. Развитие методов точного логического анализа и логической формализации оказало позитивное воздействие на уровень методологии науки в целом. Однако абсолютизация этих подходов в методологии логического позитивизма, попытка построения всеобъемлющей нормативной методологии на основе так называемого логического анализа языка науки оказались несостоятельными, в силу, прежде всего, значительного отрыва от реальной практики науки и её развития.

Наряду с развёртыванием методов логики, формируется ряд новых направлений, по-разному осуществляющих поиск новой методологии науки, — «логика исследования» К. Поппера, неаристотелева логика в неорационализме Г. Башляра, поворот от логической семантики к прагматической методологии в работах представителей Львовско-Варшавской школы (Т. Котарбиньский, К. Айдукевич), которая, ориентируясь на праксеологию, анализирует максимы, относящиеся к методу и к действиям в соответствии с ними. В различных науках разворачиваются методологические споры между представителями различных направлений, формируются альтернативные методологические программы. Так называемая постпозитивистская методология науки возвращается к признанию необходимости непредвзятого исследования реалий науки. В русле постпозитивизма возникают концепции, оказавшие весьма эффективное воздействие на современную методологию науки (методология научно-исследовательских программ И. Лакатоса, «концепция парадигм» Т. Куна). Вместе с тем, неудачи программы разработки универсальной нормативной методологии науки на основе так называемой стандартной концепции науки, сформулированной логическими позитивистами, стимулировали радикальный отказ от самой идеи методологии — «антиметодологизм», который, в частности, утверждает, что научного метода как такового не существует (П. Фейерабенд). Эта же «антиметодологическая» идеология активно развивается в настоящее время и в русле постмодернизма.

В целом, истолкование научного познания как специфической человеческой деятельности, осуществляемой сообществом учёных, диктует и широкое понимание методологии науки. Центральными её проблемами являются: исследование способов обоснования научного знания, позволяющих придавать гипотезам статус интерсубъективного или объективного знания; анализ критериев приемлемости, или адекватности, систем научных утверждений (научных теорий); изучение систем категорий, используемых в качестве координат научного мышления.

Обособление методологии от философии и науки

Примерно с середины XX столетия методология окончательно обособилась от философии и выделилась в самостоятельную область исследований. Само же понимание методологии как науки о методах мышления, когда-то весьма плодотворное, отошло на второй план. Эти процессы обусловлены интенсивным развитием методологии специальных наук, которая анализирует и обобщает методы научного знания, методов как эмпирических (естественных и социальных), так и неэмпирических наук, и, вместе с тем, поворотом к методологии в связи с гораздо более широким классом задач проектирования технических и интеллектуальных систем, рефлексивного анализа и осмысления целей и норм деятельности человека в многообразных областях общественной жизни — от технического творчества до социальной инженерии.

Существенное влияние на развитие в XX веке профессиональной методологии оказало технологическое мировоззрение. Будучи вначале всего лишь необходимым моментом интеллектуальной деятельности в философии и других дисциплинах, методология становится самостоятельной реальностью, поскольку в этот период складываются социокультурные условия воспроизводства технологии. Создаются дисциплины, в которых технология осознается и осмысливается (философия техники, праксеология, собственно методология), формируются специалисты, практикующие в новой области интеллектуальной практики (технологи, системотехники, методологи), создаются специальные технологические теории и программы. Под влиянием этих социокультурных условий и складывается профессиональная методология как одна из областей современной технологии — технологии мыслительной деятельности.

К настоящему времени сложились системные методологические представления и концепции разной степени разработанности и конструктивности, различного уровня и широты охвата (методология на уровне философской рефлексии, общенаучная методология, методология науки междисциплинарного уровня, методология частных наук и другие). В последнее время интенсивно развиваются различные методологические концепции, связанные с отдельными видами практической деятельности, а также особыми знаниевыми практиками (неорационализм, системо-мыследеятельностная методология и другие).

Сегодня в методологии выявляются две основные ориентации: критико-аналитическая и проектно-конструктивная. Реализуя первую ориентацию, методолог выступает как исследователь мышления (деятельности) в той или иной дисциплине. При этом он должен осуществить рефлексию особого рода — критическую и исследовательскую. Реализуя проектно-конструктивную ориентацию, методолог помогает специалисту перестраивать и развивать свой предмет. Важным результатом критической деятельности методолога является «распредмечивание» понятий и других дисциплинарных представлений. В рамках проектно-конструктивной ориентации осуществляется обратная процедура — «опредмечивание», то есть построение новых понятий и идеальных объектов. Так как методолог ориентирован на построение нового предмета (дисциплины), он аргументирует необходимость построения новых понятий, выявляет нужные для этого средства и методы, разрабатывает план и стратегию действий, иногда создаёт первые фрагменты нового предмета. Чтобы перейти от существующего состояния деятельности к новому её состоянию, методолог вынужден рефлексировать и «преодолевать» предметную точку зрения и способы мышления. Он показывает, на чём они основываются, где их границы, какая познавательная установка их обусловила.

И рефлексия, и другие формы методологической работы строятся сегодня с сознательным использованием научных и проектных представлений и методов. Это означает, что методологическая работа реализует себя, с одной стороны, как особого рода исследование, с другой — как род интеллектуального проектирования. Именно развитие научной и проектной ориентаций в методологии привело к формированию так называемой «общей методологии» в отличие от «частной методологии». Общая методология разрабатывает основные принципы и средства методологической работы (подходы, понятия, схемы). При этом используются как опыт частных методологий, так и знания о мышлении и деятельности. Задача частной методологии — методологическое обеспечение конкретных видов деятельности в определённых науках, дисциплинах, различных практиках. В сфере общей методологии методолог изучает и конституирует «законы» мышления и деятельности как таковые, при этом он рассматривает мышление и деятельность как особые квазиестественные процессы. Гипертрофирование проектной ориентации методологии нередко приводит к декларации её роли как верховной «нормативной дисциплины», призванной организовать и направлять все остальные науки и дисциплины. Реакция практиков в этом случае однозначная — даже если им и нужны методологические знания, они отвергают претензии нормативной методологии. Но если проектная ориентация методологии рассматривается как одна из ценностей методологической работы наряду с другими, то в этом случае она также осмыслена, как, например, научная или аксиологическая ориентации.

Кризис методологии

Самостоятельное развитие методологии продолжалось примерно до начала 1980-х годов. Начиная с этого периода обозначается кризис методологической мысли, обусловленный, отчасти, её обособлением от философии. Трансформация некоторых направлений методологии (например, школы системо-мыследеятельностной методологии, возглавляемой Г. П. Щедровицким) в чистую технологию мышления (на основе теорий деятельности и мыследеятельности) является достаточно закономерным явлением. Это происходит, во-первых, вследствие самостоятельного развития методологии, во-вторых, её натурализации, то есть понимания как нормативной метатеории. Задача методологии в этих направлениях стала усматриваться в нормировании любого мышления, в общей методологической экспансии в различные сферы деятельности. Представители этого нормативного направления утверждали, что схемы методологии универсальны и не зависят от содержания и характера тех или иных предметов. Такая позиция закономерно привела к снижению интереса к методологии и к вполне справедливому её обвинению в формализме.

По мнению ряда исследователей (В. М. Розин и другие), одно из необходимых условий преодоления кризиса методологии — восстановление её связей с философией. Анализ показывает, что цели методологии и философии всё же различны. Философ в той или иной степени решает кардинальные экзистенциальные проблемы своего времени. Он должен быть современным, вслушиваясь в своё время и реальность. Конечно, среди обсуждаемых в философии экзистенциальных проблем и дилемм есть вневременные, вечные, например проблемы существования, смерти, свободы, соотношения подлинной и обычной реальности. Философская работа становится необходимой, когда привычные схемы мышления и действия человека перестают работать, а реальность распадается. Современной интеллектуальной ситуации присущи следующие характеристики: множество знаний, по-разному описывающих мир, множество противоположных утверждений о существовании, отсутствие критериев оценки и выбора подобных знаний и утверждений в качестве верных. Именно в подобных драматических ситуациях философ заново «собирает» мир, восстанавливает утраченный смысл бытия, намечает решение основных экзистенциальных проблем своего времени. Цель профессиональной методологии иная — создание условий для развития любой деятельности: научной, инженерной, художественной и так далее. Таким образом, в ценностном и смысловом отношении философия и профессиональная методология существенно различаются. Философия всегда ориентирована на решение современных и вечных экзистенциальных проблем и дилемм, а профессиональная методология — на развитие деятельности, понимаемое в значительной мере в технологическом ключе. Ценности и смыслы, стоящие за подобным технологическим подходом, как правило, больше ориентированы на ту же технологию и воспроизводство социальности, чем на человека с его частными (что не отменяет их экзистенциальности) жизненными проблемами.

Осмысление сложившейся в методологии ситуации, её отношений с современной философией позволяет сказать, что самостоятельное развитие методологии в значительной степени исчерпывает себя. Перед современной методологией и философией стоят следующие взаимосвязанные проблемы:

  • преодоление натурализма философского и методологического мышления, что предполагает методологическую рефлексию и работу, направленную на распредмечивание онтологических представлений;
  • проблема реальности, представленной как множество разных реальностей (личностных, научных, художественных, религиозных, эзотерических и других) и, вместе с тем, как единая реальность бытия;
  • новое отношение к символическим системам и реальностям (искусству, личным переживаниям, мышлению, творчеству, проектированию и другим), понимаемых как весьма значимая самостоятельная действительность;
  • антропологический и психологический горизонты.

Решение этих проблем позволяет преодолеть разрыв методологии и философии, понять их дополнительность. Если с методологией связана культура и технология мышления, то философия создаёт для методологии онтологические, ценностные и смысловые опоры и ориентиры. В настоящее время эти дисциплины развиваются друг без друга и ориентируются на расходящиеся и несогласованные ценности. Путь их объединения предполагает, что методология обретёт ценностные ориентиры, а философия — рационально-рефлексивное сознание, отвечающее уровню современного мышления.

Развитие методологии в российской философской мысли

Методология в России также прошла длительный путь развития. Уже во второй половине XIX века в отечественной философии осуществляется исследование дедуктивных и индуктивных методов (Ф. А. Зелёногорский, П. Э. Лейкефельд), методов эмпирически наук (Н. С. Страхов), общественных наук (Г. Н. Вырубов), осмысление сравнительно-исторического и типологического методов (И. И. Ягодинский, В. С. Шилкарский). Развёртывается логическое исследование методов математики и самой логики (П. С. Порецкий, С. Н. Поварнин). Наряду с попытками выделить специфически диалектическую методологию, совпадающую с построением системы категорий (Η. Γ. Дебольский), строятся различные варианты неопозитивистского анализа методов эмпирических наук (эмпириокритицизм В. А Базарова, эмпириосимволизм П. С. Юшкевича, эмпириомонизм А. А. Богданова). Проводятся исследования специфики методологии общественных наук в целом (С. Л. Франк, Н. Н. Алексеев) и исторических в частности (А. С. Лаппо-Данилевский, Н. И. Кареев, Р. Ю. Виппер, А. И. Введенский). В методологии математики проводятся исследования связи доказательства и интуиции в геометрии (В. Ф. Каган, А. С. Богомолов), истории формирования и развития аксиоматико-дедуктивного метода (Д. Д. Мордухай-Болтовской). Проводятся исследования специфики методологии гуманитарных наук (Г. Г. Шпет, М. М. Бахтин, А. Ф. Лосев). Формируются различные методологические программы в психологии — от ориентации на экспериментальные методы до методов интроспекции, от методов психоанализа до методов объективной рефлексологии (Г. И. Челпанов, В. М. Бехтерев).

К концу 20-х годов XX века в России формируется методология как специфическая область философского анализа научного мышления. В. Н. Ивановский написал одну из первых книг по методологии — «Методологическое введение в науку и философию» (Минск, 1923); Г. А. Грузинцев провёл в своей работе «Очерки теории науки» (Днепропетровск, 1927) различение методов обоснования и методов исследования. В эти же годы интенсивно разрабатывается методология специальных наук, нередко с альтернативных позиций (в биологии — Н. И. Вавилов, А. А. Любищев, А Г. Гурвич; в физике, прежде всего теории относительности, — К. А. Тимирязев, А. А. Фридман, А. Ф. Иоффе и другие). В этот же период выдвигается весьма широкая программа системно-организационного понимания методологии — тектология А. А. Богданова. Обсуждаются проблемы применения математических методов в различных науках.

До середины XX столетия методология ещё не выделилась в самостоятельную дисциплину, а представляла собой область философской работы. В советские времена склонность работать в этом жанре в значительной мере была обусловлена марксистским мировоззрением и установкой на перестройку гуманитарных и социальных наук в духе марксизма. Но и позже, в 1950-е годы, эти же два фактора предопределили уход многих, особенно молодых, философов (Э. В. Ильенкова, А. А. Зиновьева, B. C. Библера, Г. П. Щедровицкого, Б. А. Грушина, М. К. Мамардашвили, В. В. Давыдова, B. C. Швырёва и других) в методологию. При этом они ориентировались, с одной стороны, на известное утверждение Ф. Энгельса о том, что «за философией, изгнанной из природы и истории, остаётся, таким образом, ещё только царство чистой мысли, поскольку оно ещё остаётся: учение о законах самого процесса мышления, логика и диалектика» (Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 21. С. 316); с другой стороны — на положительное, в духе естественной науки, изучение разных форм мышления и его развития, которое набирало силу в течение всего XX столетия.

Иное направление «частной методологии» отмечается в трудах М. М. Бахтина и деятелей его круга (В. Н. Волошинов, П. Н. Медведев, М. И. Каган, Л. В. Пумпянский), отталкивавшихся от работ школы неокантианства Г. Когена, феноменологии Э. Гуссерля и герменевтики В. Дильтея. Во-первых, здесь в качестве идеала науки рассматривается не естественнонаучный подход, а гуманитарный; во-вторых, в онтологическом плане познание основывается не на понятиях типа «мышление» и «деятельность», а «культура», «личность», «коммуникация», «сознание». В поздних своих работах М. Бахтин прямо обсуждает проблематику «общей методологии», а именно специфику гуманитарных наук.

Наиболее значительным направлением советской и российской методологии является школа системо-мыследеятельностной методологии (см.: СМД-методология), созданная Г. П. Щедровицким. СМД-методология возникла как методологическое направление в гуманитарном знании, оформившееся на основе презумпций, генетически восходящих к идеям Московского методологического кружка (ММК). История методологического движения начинается с 1952–1954 годов, когда образовался Московский логический кружок (А. А. Зиновьев, Г. П. Щедровицкий, Б. А. Грушин, М. К. Мамардашвили и другие). Это был период разработки содержательно-генетической логики, ассимиляции культурно-исторической концепции Л. С. Выготского, запрещённой в те годы в СССР кибернетики и разворачивающихся системных исследований. В 1950–1970-х годах участники методологического движения были заняты разработкой теории деятельности (см.: Деятельность) и теории мышления (см.: Мышление), исследованиями в области теории систем (см.: Теория систем) и системным проектированием (см.: Системная инженерия). С середины 1960-х годов в рамках этого движения происходит обособление методологии и её развитие как самостоятельной дисциплины. С 1979 года начинается новый этап разработки СМД-методологии, когда возникают исследовательские и проектные группы не только в Москве, но и в других городах. С этого времени основной формой деятельности СМД-методологов становится организационно-деятельностная игра (ОДИ), которая строится по схеме мыследеятельности. Г. П. Щедровицкий в статье «Принципы и общая схема методологической организации системно-структурных исследований и разработок» (1981) чётко определяет признаки методологии. Под ней подразумевается работа, предполагающая не только исследование, но и создание новых видов деятельности и мышления; последнее, в свою очередь, предполагает критику, проблематизацию, исследование, проектирование, программирование, нормирование. Создание новых видов деятельности и мышления Щедровицкий мыслит преимущественно как «организацию» и «нормирование» деятельности и мышления; и этим же, полагает он, определяется основная функция методологии: она обслуживает весь универсум человеческой деятельности, прежде всего, проектами и предписаниями. Инженерное истолкование методологической работы смыкается у Щедровицкого с организационно-управленческим. Методология стала складываться тогда, считает он, когда стала «развёртываться полипрофессиональная и полипредметная работа, которая нуждалась в комплексной и системной организации и насаждалась в первую очередь организационно-управленческой работой, которая в последнее столетие становилась всё более значимой, а после Первой мировой войны стала доминирующей». Вторая особенность методологии состоит в том, что она стремится соединить и соединяет знания о деятельности и мышлении со знаниями об объектах этой деятельности и мышления. Такая работа предполагает специальную реконструкцию, где показывается, что объекты, как они представляются нам, являются подлинными лишь с исторически ограниченной точки зрения, а на самом деле — это организованности деятельности и мышления. Одно из следствий подобного понимания онтологии состоит в том, что в методологии связывание и объединение разных знаний происходит, прежде всего, не по схемам объекта деятельности, а по схемам самой деятельности. Третья особенность методологии — это учёт различия и множественности разных позиций деятеля в отношении к объекту. Результаты деятельности СМД-методологов с настороженностью принимались советским философским и научным сообществом, учитывая повышенную вовлечённость научных дискуссий и разработок в политические и идеологические процессы в СССР. Немалую роль в этом сыграл сложный и специфический язык, используемый в СМД-методологии, так и достаточно радикальные философские идеи. В результате большая часть работ, проделанных в рамках Московского методологического кружка, осталась неопубликованной, а многие перспективные направления исследований были закрыты после 1968 года. Ряд участников движения были вынуждены эмигрировать из страны (А. А. Зиновьев, В. Я. Дубровский, В. А. Лефевр и другие). Перспективное философское направление исследований не получило, таким образом, ни поддержки, ни признания.

Хотя многие советские и российские философы не считали себя методологами, они в своей работе реально вынуждены были планировать и конституировать собственное мышление, а также использовали при этом знания о мышлении и в других рефлексивных содержаниях (понятиях, подходах, идеалах науки и так далее). Некоторые философы осознавали эти моменты и поэтому характеризовали свою работу как частно-методологическую. Так, в философии и в конкретных науках (философии науки и техники, социологии, биологии, языкознании, истории и других), начиная со второй половины XX века, сложились направления частной методологии. Например, в 1980-х годах в биологии появилась полноценная методологическая дисциплина, представители которой (С. Мейн, Р. Карпинская, А. Любищев, А. Алёшин, В. Борзенков, К. Хайлов, Г. Хон, Ю. Шрейдер, И. Лисеев и ряд других) активно обсуждают кризис биологической науки, анализируют основные парадигмы этой науки, намечают пути преодоления кризиса, предлагают новые идеи и понятия, необходимые для развития биологии. Особенностью частной методологии является не только неприятие установок «панметодологии» (концепция Щедровицкого), но и иное понимание нормативности методологических знаний. Частный методолог понимает себя как действующего в кооперации с предметником (учёным, педагогом, проектировщиком и так далее). Хотя он и предписывает ему, как мыслить и действовать, но не потому, что знает подлинную реальность, а лишь в качестве специалиста, изучающего и конституирующего мышление, поскольку такова его роль в разделении труда. Кроме того, он апеллирует к опыту мышления: ведь, действительно, мышление становится более эффективным, если осуществляется критика и рефлексия, используются знания о мышлении, если методолог вместе с предметником конституирует мышление. Частный методолог использует весь арсенал методологических средств и методов, понимая свою работу как обслуживание специалистов-предметников; то есть он не только говорит им, как мыслить и действовать в ситуациях кризиса, но и ориентируется на их запросы, в той или иной степени учитывает их видение реальности и проблем, ведёт с ними равноправный диалог.

В работах В. М. Розина, помимо общей и частной методологии, рассматривается третий вариант методологии — «методология с ограниченной ответственностью». С одной стороны, это нормальная методология в том смысле, что она ориентирована на методологическое управление мышлением в ситуациях разрыва или дисциплинарного кризиса. Последнее предполагает рефлексию мышления (предметного и методологического), исследование мышления, критику неэффективных форм мышления, распредмечивание понятий и других интеллектуальных построений, конституирование новых форм мышления (сюда, например, относятся проблематизация, планирование, программирование, проектирование, конфигурирование, построение диспозитивов и другие), отслеживание результатов методологической деятельности и коррекция методологических программ. С другой стороны, методология с ограниченной ответственностью старается опосредовать свои действия знанием природы мышления и понимание собственных границ.

Библиография:
  1. Декарт Р. Рассуждение о методе. — М.: 1953.
  2. Кант И. Критика чистого разума. — М.: 1994.
  3. Богданов А. А. Тектология. Всеобщая организационная наука. Кн. 1–2. — М.: 1998.
  4. Кун Т. Структура научных революций. — М.: 1975.
  5. Лакатос И. Доказательства и опровержения. — М.: 1987.
  6. Лакатос И. Фальсификация и методология научно-исследовательских программ. — М.: 1985.
  7. Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки. — М.: 1986.
  8. Методологические проблемы современной науки. — М.: 1978.
  9. Методологические концепции и школы в СССР (1951–1991). — Новосибирск, Вып. 1, 1992.
  10. Каган М. С. Человеческая деятельность. — М.: 1974.
  11. Юдин Э. Г. Системный подход и принцип деятельности. — М.: 1978.
  12. Стёпин B. C. Теоретическое знание. Структура, историческая эволюция. — М.: 2000.
  13. Щедровицкий, Г. П. Философия. Наука. Методология. — М.: 1997.
  14. Щедровицкий Г. П. Принципы и общая схема методологической организации системно-структурных исследований и разработок. — Системные исследования. Методологические проблемы: Ежегодник. 1981. — М.: 1981.
  15. Генисаретский О. И. Методологическая организация системной деятельности. — М.: 1975.
  16. Методология: вчера, сегодня, завтра. В 3-х тт. — М.: 2005.
Текст:
Автор текста: Подготовка электронной публикации и общая редакция: Центр гуманитарных технологий.
Источник:
В. М. Розин. В. С. Швырёв. Ф. И. Голдберг. В. С. Бернштейн. Методология. Гуманитарная энциклопедия [Электронный ресурс] // Центр гуманитарных технологий. — 01.06.2014 (последняя редакция: 05.12.2015). URL: http://gtmarket.ru/concepts/6870
Ограничения: Настоящая статья опубликована в рамках проекта «Гуманитарная энциклопедия» и предназначена для использования в целях информирования, образования и научных исследований. Публикация охраняется в соответствии с законодательством Российской Федерации об авторском праве. Воспроизведение и распространение текста не допускается без разрешения правообладателя.
Раздел:
Реклама:
картонные коробки с доставкой купить
RSS Twitter Facebook VK