Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Деятельность

Наиме­нова­ние: Деятельность
Опреде­ление: Деятельность — это особая форма активного отношения человека к внешнему миру, содержание которой составляет его целесообразное изменение и преобразование.
Текст статьи: А. П. Огурцов, Э. Г. Юдин. А. В. Симонов.
Редакция: Инфор­мация на этой стра­нице периоди­чески обнов­ляется. Послед­няя редакция: 20.09.2017.

Деятельность — это особая форма активного отношения человека к внешнему миру, содержание которой составляет его целесообразное изменение и преобразование. Понятие деятельности представляет собой одну из фундаментальных категорий классической философской традиции, фиксирующее в своём содержании акт столкновения целеполагающей свободной воли субъекта, с одной стороны, и объективных закономерностей бытия — с другой. Соответственно этому в структуре деятельности традиционно выделяются субъектные компоненты (целеполагающий субъект) и объектные компоненты (предмет деятельности, орудия деятельности и продукт деятельности). Таким образом, деятельность человека предполагает определённое противопоставление субъекта и объекта деятельности: человек противополагает себе объект деятельности как материал, который должен получить новую форму и свойства, превратившись из материала в продукт деятельности. Связи внутри объектной компоненты деятельности (изменение свойств предмета деятельности, трансформирующее его в продукт) осмысливаются как выражающие собой фундаментальные закономерности мироздания (взаимодействие предмета и орудий деятельности, равно как и превращение предмета деятельности в её продукт — по законам природы или общества, что, собственно, и заставляет человечество отказаться от поисков философского камня).

Всякая осмысленная деятельность включает в себя цель, средства, результат и сам процесс деятельности; неотъемлемой характеристикой деятельности является её осознанность. Деятельность — реальная движущая сила как индивидуальной, так и общественной жизни, и условие существования человека, общества (см. Общество) и культуры (см. Культура). Принято считать, что именно материально-преобразующей предметной деятельности обязан человек как своим первоначальным становлением, так и сохранением и развитием в ходе исторического процесса всех человеческих качеств. Вместе с тем, деятельность как таковая не может считаться исчерпывающим основанием человеческого существования. Если основанием деятельности является сознательно формулируемая цель, то основание самой цели лежит вне деятельности, в сфере человеческих мотивов, идеалов и ценностей, которые хотя в определённой мере и детерминируются деятельностью, но тем не менее и сами выступают в качестве её рамок. Современное научно-техническое развитие с очевидностью демонстрирует, что не только деятельность в сфере нравственности или искусства, но и научно-познавательная деятельность получает свой смысл в конечном счёте в зависимости от её нравственной ориентированности, от её влияния на человеческое существование. В свою очередь зависимость самой деятельности от других социальных и культурных факторов выражается в том, что в разных типах культуры она занимает существенно различное место, осознаваясь то в роли носителя высшего смысла человеческого бытия, то на правах необходимого, но отнюдь не почитаемого условия жизни.

В зависимости от того, каким образом соотносятся между собой субъектная и объектная компоненты деятельности (то есть как именно конфигурирована структура деятельности), она может быть дифференцирована на различные типы (соответственно, могут быть выделены различные варианты протекания деятельности): уже в античной традиции различались между «noietis» как деятельности по реализации привнесённой извне программы (императива) и «chretis» как деятельности субъекта, выступающего одновременно и субъектом целеполагания, и субъектом реализации данной цели (творческая разновидность «chretis» осмысливалась как «ргахis»). В рамках традиционных форм философствования также принята дифференциация деятельности по предметному критерию: материальная деятельность как реализуемая в процедурах взаимодействия человека и природы в контексте производства; социальная деятельность как разворачивающаяся в процессе влияния человека на социальные процессы и организацию общественной жизни; духовная деятельность как реализуемая в интеллектуальном или художественном творческом усилии. С точки зрения творческой роли деятельности особое значение имеет её деление на репродуктивную (направленную на получение уже известного результата известными же средствами) и продуктивную деятельность, или творчество, связанное с выработкой новых целей и соответствующих им средств или с достижением известных целей с помощью новых средств. Синтетизм понятия «деятельность» в отношении к субъект-объектной оппозиции обусловил то обстоятельство, что категория деятельности традиционно конституировалась в качестве базисной при попытках создания универсальной философской методологии.

В истории познания понятие деятельности играло и играет двоякую роль: во-первых, мировоззренческого, объяснительного принципа, во-вторых, методологического основания ряда социальных наук, где деятельность человека становится предметом изучения. В качестве мировоззренческого принципа понятие деятельности утвердилось, начиная с немецкой классической философии, когда в европейской культуре восторжествовала новая концепция личности, характеризуемой рациональностью, многообразными направлениями активности и инициативы, и были созданы предпосылки для рассмотрения деятельности как основания и принципа всей культуры. Первые шаги в этом направлении сделал И. Кант. В ранг всеобщего основания культуры деятельность впервые возвел И. Г. Фихте, рассматривая субъект («Я») как чистую самодеятельность, как свободную активность, которая созидает мир («не-Я»), ориентируясь при этом на этический идеал. Но поскольку Фихте ввёл в качестве решающих критериев деятельности ряд внедеятельностных факторов (созерцание, совесть и другие), он тем самым подорвал единство своей концепции. Наиболее развитую рационалистическую концепцию деятельности построил Г. В. Ф. Гегель. С позиций объективного идеализма он толкует деятельность как всепроникающую характеристику абсолютного духа, порождаемую имманентной потребностью последнего в самоизменении. Главную роль он отводит духовной деятельности и её высшей форме — рефлексии, то есть самосознанию. Такой подход позволил Гегелю построить цельную концепцию деятельности, в рамках которой центральное место занимает проясняющая и тационализирующая работа духа. В концепции Гегеля обстоятельному анализу подвергнута диалектика структуры деятельности (в частности, глубокая взаимоопределяемость цели и средства), дана характеристика социально-исторической обусловленности деятельности и её форм.

Во многих направлениях послегегелевской философии концепция деятельности, развитая немецким классическим идеализмом, подвергается резкой критике; при этом акцент перемещается с анализа рациональных компонентов целеполагания на более глубокие слои сознания, обнаруживающиеся в жизни человека. Так, С. О. Кьеркегор противопоставляет разумному началу в человеке волю, а деятельности, в которой он видит отрешённое от подлинного бытия функционирование, противополагает жизнь, человеческое существование. Волюнтаристская и иррационалистическая линия (А. Шопенгауэр, Ф. Ницше, Э. Гартман и другие), рассматривающая волю как основу мирового и индивидуального существования, на место разумного целеполагания (то есть деятельности) ставит порыв и переживание. Эта тенденция получает продолжение в экзистенциализме. Вместе с тем, в конце XIX века реализуется и другая философская линия, делающая акцент на межличностных общечеловеческих компонентах культуры, которые выступают как регулятивы деятельности и её направленности (баденская школа неокантианства с её учением о ценностях, Э. Кассирер и его концепция роли знаковых структур). Феноменология Э. Гуссерля изначально строилась как методология и отказала в самодостаточности формам деятельности, сложившимся в новоевропейской культуре, поставив эти формы в более широкий контекст (выраженный, в частности, в понятии «жизненного мира»).

Тенденция к отказу от рассмотрения деятельности как сущности человека и единственного основания культуры усиливается в западной философии на рубеже XIX–XX веков. Это связано с переоценкой восходящего к Просвещению прогрессистского оптимизма и с критикой техницизма, осуществляемой некоторыми направлениями философии. Во второй половине XX века, особенно в связи с многочисленными проявлениями негативных сторон научно-технического прогресса и с осознанием растущего экологического неблагополучия на планете, эта критика усиливается, в частности, как в рамках движения контркультуры, так и в тех философских течениях, которые вообще ставят под сомнение западную цивилизацию и характерную для неё систему ценностей. В целом, в западно-европейской философской традиции определённая идеологизированность интерпретаций деятельности отражает поиск человеком в ней своих потенциальных возможностей (религиозно-идеалистическая, утверждающая приоритет Бога как субъекта деятельности; марксистская, оптимистически оценивающая перспективу подчинения человеку природных и общественных закономерностей; реалистическая, критично оценивающая человека как субъекта деятельности и другие). В постмодернистском философствовании деятельностная установка получила новую интерпретацию как спонтанная процессуальность.

Принцип деятельности как источника происхождения многообразных продуктов культуры и форм социальной жизни сыграл важную методологическую роль в становлении и развитии ряда социальных наук и наук о человеке. Например, в культурно-исторической теории Л. С. Выготского мышление (см. Мышление) было рассмотрено как результат интериоризации практических действий и свойственной им логики (см. Логика). В XX веке концепция деятельности сыграла важную роль в развитии гуманитарных дисциплин. Вместе с тем, принцип деятельности при его развёртывании в конкретных исследованиях потребовал углублённого анализа механизмов деятельности и формирующих её факторов. Это привело к вычленению иных компонентов, лежащих за пределами собственно деятельности, хотя и связанных с ней и влияющих на неё. Теория социального действия (М. Вебер, Ф. Знанецкий, Т. Парсонс) наряду с анализом рациональных компонентов целеполагающей деятельности подчёркивает значение ценностных установок и ориентаций, мотивов деятельности, ожиданий, притязаний и так далее, что, однако, приводит к психологизации понятия деятельности.

Одновременно предпринимались попытки построения общей теории деятельности (например, праксеология Т. Котарбиньского), однако все эти попытки неизбежно оставались непоследовательными и противоречивыми. Фундаментальное противоречие попыток построить общую теорию деятельности очевидно заложено в самом онтологическом характере категории «деятельность» с максимальным объёмом понятия. Так, противоречие частных наук, использующих категорию деятельности как объяснительный принцип при попытках познания самой деятельности, приводит к необходимости отказа от метода и предмета этой науки и переноса познавательной активности на методологические проблемы. Поэтому частные науки, как правило, доходят до разработки схем актов деятельности или действия (акт речевой деятельности Ф. де Соссюра, акт деятельности у Дж. Г. Мида, социальное действие М. Вебера и Т. Парсонса, психические действия и операции А. Н. Леонтьева), то есть акцентируют внимание на атомарных или элементарных структурах деятельности. Именно необходимость оформления подходов, построенных на альтернативных природе онтологических категориях сознания и деятельности, привели во второй половине XX веке к обособлению методологии (см. Методология) от частных наук (см. Наука) и от философии (см. Философия).

В России оригинальная традиция осмысления деятельности была заложена русской религиозной философией, прерванной, однако, российской глобальной трагедией XX века. Во второй половине XX века в отечественной философии разработка понятия деятельности как принципа объяснения бытия человека и методологического инструмента, была начата Г. С. Батищевым, О. Г. Дробницким и Э. Г. Юдиным, а также Г. П. Щедровицким и его единомышленниками в рамках программы построения содержательно-генетической логики (Московский логический кружок), а затем системо-мыследеятельностной методологии (Московский методологический кружок), где ставилась необходимость разработки общей теории деятельности (см. Системо-мыследеятельностная методология). Основным результатом этих работ по исследованию деятельности стала институционализация методологии как особой деятельности, объектом и предметом которой выступает сама деятельность. В дальнейшем интерес к этой тематике стал активно расти, и она оказалась в центре научных дискуссий по проблемам социальной философии, методологии науки, обществознания и других.

Библио­графия:
  1. Батищев Г. С. Деятельная сущность человека как философский принцип. — В книге: Проблема человека в современной философии. — М., 1969.
  2. Батищев Г. С. Введение в диалектику творчества. — СПб., 1997.
  3. Генисаретский О. И. Методологическая организация системной деятельности. — М., 1975.
  4. Громыко Ю. В. Теория деятельности и социальная практика. — Альманах Восток, № 7/8 (31/32), 2005.
  5. Дубровский В. Я. Введение в общую теорию деятельности. Цикл лекций. — М., 2008.
  6. Дубровский В. Я. Структурная модель действия. — М., 2004.
  7. Дубровский В. Я. О нормативной структуре индивидуальной деятельности человека. — Дубровский В. Я., 1977–1978.
  8. Каган М. С. Человеческая деятельность. — М., 1974.
  9. Леонтьев А. Н. Деятельность, сознание, личность. — М., 1977.
  10. Маргулис А. В. Категория деятельности человека. — Философские науки. 1975. № 2.
  11. Сагатовский В. Н. Деятельность как философская категория. — Философские науки. 1978. № 2.
  12. Трубников H. H. О категориях цель, средство, результат. — М., 1968.
  13. Фофанов В. П. Социальная деятельность как система. — Новосибирск, 1981.
  14. Щедровицкий, Г. П. Философия. Наука. Методология. — М., 1997.
  15. Щедровицкий, Г. П. Исходные представления и категориальные средства теории деятельности. // Разработка и внедрение автоматизированных систем в проектировании (теория и методология). — М., 1975.
  16. Эргономика. Методологические проблемы исследования деятельности, выпуск 10. — М., 1976.
  17. Юдин Э. Г. Системный подход и принцип деятельности. — М., 1978.
  18. Юдин Э. Г. Методология науки. Системность. Деятельность. — М., 1997.
Источник: Деятельность. Гуманитарная энциклопедия [Электронный ресурс] // Центр гуманитарных технологий, 2010–2017 (последняя редакция: 20.09.2017). URL: http://gtmarket.ru/concepts/7082
Текст статьи: © А. П. Огурцов, Э. Г. Юдин. А. В. Симонов. Подготовка электронной публикации и общая редакция: Центр гуманитарных технологий.
Реклама: