Гуманитарные технологии Информационно-аналитический портал • ISSN 2310-1792
Гуманитарно-технологическая парадигма

Политика

Наименование: Политика (греческое слово: πολιτική; образовано от греческого слова: πόλις — город, городская община, государство)
Определение: Политика — это совокупность социальных практик и дискурсов, в которых реализуются формы и методы управления обществом, общественными группами и их отношениями, связанные с осуществлением власти.

Автор определения: В. С. Бернштейн, А. В. Симонов.
Редакция: Информация на этой странице периодически обновляется. Последняя редакция: 30.10.2016.

Понятие политики

Политика — это совокупность социальных практик и дискурсов, в которых реализуются формы и методы управления обществом, общественными группами и их отношениями, связанные с осуществлением власти.

В институциональном контексте политика понимается как сфера деятельности, направленная на реализацию власти внутри государства и между государствами. В этом смысле политика нередко отождествляется с деятельностью государственного управления, с принятием решений, социальным руководством, выдвижением и достижением государственных целей. Подобное отождествление коренится в ограничении политики институтами власти и присуще широко распространённому институциональному направлению в общественных науках, однако его правомерность представляется сомнительной, поскольку политическая деятельность характерна для любых организованных социальных групп, а не только для государственных институтов.

В обыденном сознании политика отождествляется преимущественно с борьбой за власть и реализацией власти по поводу распределения внутри общества различных благ.

Термин «политика» (πολιτική) греческого происхождения, обозначавший в античной культурной традиции искусство управления государством. Образован от слова «полис» («πόλις»), которое применялось для обозначения городской общины (включая её прилегающие владения), конституирующей себя в качестве политической формации, общности, города-государства — особой формы самоорганизации общества, типичной для Древней Греции. Понятие «политика» подразумевало то, что относится к полису, то есть полисные, общественные, государственные дела, в отличие от дел семейных и частных; при этом предполагалось решение этих дел сообща, через коллегиальные органы или уполномоченных лиц. Определение «πολιτικός» означало и гражданина полиса, и полисный строй, и было синонимом гражданской и политической культуры. Глагол «πολιτο» означал приобщение гражданина полиса к общественным, государственным делам. Существительное «πολιτεια» означало общественно-государственный строй полиса, основанный на «власти большинства» (форме общественного управления, при которой большинство осуществляет правление в интересах общей пользы).

В общественных науках и общественно-ориентированных дискурсах термин «политика» используется в нескольких значениях:

  • как рациональная целенаправленная деятельность, осуществляемая индивидуумами или группами лиц для выявления, осмысления и решения проблем, стоящих перед [со] обществом;
  • как сфера общественной жизни, в рамках которой осуществляется деятельность различных политических сил, представляющих потребности, интересы и мировоззрение тех или иных общественных групп;
  • как институциональное измерение общественного устройства, выраженное институтами власти и кодификацией правовых и морально-этических норм [со] общества;
  • как формы и методы организации и реализации власти в [со] обществе;
  • как многозначное понятие, используемое для обозначения отдельных сфер проведения политики (например: внутренняя и внешняя политика, экономическая политика, социальная политика, демографическая политика, культурная политика); уровней политики (например: региональная политика, федеральная политика); политических целей (например: наступательная политика, оборонная политика); носителей политики (например: политика правительства, политика оппозиции); методов политических действий (например: политика конфронтации, политика компромисса).
  • как одна из организационных и регулятивных систем, формирующих общество (см. Общество) наряду с другими функциональными системами (каждая из которых обладает своей политикой).

Многообразие подходов к определению существа политики и его содержания объясняется тем, что сфера политики представляет собой чрезвычайно сложное многоаспектное образование. Отсутствие единого подхода к пониманию феномена политики исторически обусловлено многовариантностью представлений о его природе, каждое из которых даёт собственный образ политического, а также объективными особенностями самой политической сферы — широкой дифференциацией видов политической деятельности, политических систем, методов государственного управления, форм государственного устройства, политических институтов, традиций политической мысли, разнообразием политической терминологии и так далее. Поэтому современное понимание политики складывается в результате развития множества подходов.

В системе общественных наук политика изучается различными дисциплинами: политической философией, политической экономией, политической социологией, политической психологией, политической географией и другими. Каждая из этих дисциплин обладает самостоятельным полем исследования тех или иных аспектов политики. В целом, совокупность исследовательских направлений политики интегрируется научной дисциплиной политологией.

Необходимость политики обусловлена динамикой социальной жизни и диктуется реальными потребностями общества в поиске фундаментальных основ и мировоззренческих представлений, регулирующих жизнедеятельность человеческих сообществ. Политика возникает там и тогда, где и когда нет всеобщего согласия, но есть потребность в общей позиции, согласованном поведении и упорядочении общественных отношений. Поэтому основная функция политики заключается в поиске и реализации вариантов согласования отдельных интересов в рамках общего. В этом смысле политику можно рассматривать как систему взаимодействия субъектов по поводу согласования их интересов при принятии общего решения. Таким образом, любая сфера общественной жизни в той или иной степени сопряжена с политикой.

В структуре политики выделяются:

  1. Политический интерес — рационально осознанная причина осуществления политики, побуждающая индивидов и общественные группы к постановке определённых политических целей и осуществлению конкретных действий по их достижению.
  2. Субъекты политики — индивиды и/или общественные группы, осознающие свои интересы и готовые их реализовать, участвуя в принятии общих решений: 1) индивиды и/или группы, которые осуществляют политику (непосредственно или через институциональные структуры); 2) группы и/или социальные общности, составляющие общество, по отношению к которым осуществляется политика.
  3. Политическое сознание — совокупность идей, концепций, представлений, мнений, суждений и установок субъектов политических отношений, выражающих осознание социальными группами общественно значимых интересов.
  4. Политические отношения — выражение взаимодействий и связей между субъектами политики, политическими институтами и властью.
  5. Политическая деятельность — выражение политически мотивированной социальной активности индивидов и общественных групп.
  6. Политические институты и организации, представляющие политические интересы групп и социальных общностей, составляющих общество.
  7. Политический дискурс — совокупность текстовых и речевых коммуникационных практик, выражающих и транслирующих политические представления, идеи, намерения, действия и отношения субъектов политики.

Институциональный механизм политики воплощается в политической системе, которая объединяет организованные стороны политической жизни и представляет собой комплекс политически обусловленных общественных институтов, складывающиеся между ними отношения и регулирующие эти отношения нормы. Динамизм политики, реализующейся через политическую систему, находит выражение в политическом процессе — совокупной деятельности субъектов политических отношений в рамках политической системы. Выделяются четыре стадии политического процесса:

  1. Конституирование политической системы.
  2. Воспроизведение компонентов политической системы.
  3. Обсуждение, принятие и исполнение политических решений.
  4. Контроль над функционированием политической системы.

Развитие политики

Становление и развитие политики как специфической сферы общественной жизни связано с формированием механизмов коллективной жизнедеятельности человеческих сообществ. Политика как специфическая форма деятельности формировалась вместе с развитием организованных и осознающих свои интересы социальных общностей, которое привело к необходимости регулирования общественных отношений через осуществление власти.

История развития политики может рассматриваться как:

  • процесс автономизации политики — вычленения её из социальной жизни в особую сферу деятельности;
  • процесс формирования специфических ценностей, направляющих и регулирующих политическую деятельность;
  • процесс институционализации политики, приведший к формированию надиндивидуальных и сверхколлективных субъектов — правовых институций, репрезентируемых политической системой государства;
  • процесс развития правовых и этических норм, регулирующих общественное и государственное управление;
  • процесс становления и смены форм политической легитимации политики, выраженных культурными (см. Культура), религиозными, философскими (см. Философия), научными (см. Наука), идеологическими и другими мировоззренческими обоснованиями и средствами идентификации политических действий.

На первых порах человеческой истории политика составляла органичную часть социокультурного контекста и не вычленялась как специфическая сфера человеческой деятельности; скорее она отождествлялась с организацией общественной жизни в целом. В ходе развития политической практики и дискурса в системе социальных отношений выделяется специфическая сфера политической активности, появляются теоретические конструкции, схематизирующие смысл и направленность социально обусловленных действий (в том числе и политических), происходит обособление политики в особую область общественной жизни, развитие специфических политических практик со своими нормами и регулятивами, а также автономизация политического дискурса от комплекса философских дискурсов.

Развитие политической мысли в Античности

В античной культурной традиции политика рассматривалась в контексте космического мироустройства и утверждения социального порядка, в котором представлен человек со своими гражданскими добродетелями. Область политики охватывала государство и государственное управление, а учение о политике строилось на основе этических принципов справедливости, блага, долженствования. Наиболее значительные учения о политике в Античности развиты Платоном и Аристотелем.

Платон в диалоге «Политик» (Πολιτικός, 370–360 до новой эры) приводит взгляд Сократа на политику как на «искусство управления людьми». Позднее Аристотель рассматривал политику в двух основных аспектах: с одной стороны, политика — как учение о правильном государственном устройстве; с другой стороны, политика — как разумное государственное управление ради всеобщего блага. Аристотель считается основоположником системного учения о политике, так как до его всеобъемлющего осмысления политики как общественного феномена существовали только относительно разрозненные суждения и, конечно, сама политическая практика, однако системного учения о политике не было. Его трактат «Политика» в восьми книгах (Πολιτικά, 335–322 до новой эры) объединил начала социальной и политической философии, а также теории общественного устройства и государственного управления. Основная задача, которую поставил перед собой Аристотель в «Политике», — теоретическое построение идеального полиса и его оснований. В своей работе он опирается на разработку умозрительных схем в сочетании с анализом существующих политических институтов и политической практики. Аристотель считает государство естественным образованием, организованным ради общего блага, а человека называет «существом политическим» (ζῷον πολιτικόν). Государственное управление рассматривается им как органическое сочетание политики и власти, и это понимание политики как формы политической власти, связанной с государством, сохраняется до настоящего времени в форме её институционального толкования. Рассуждения Аристотеля о формах государственного устройства обусловлены представлением о том, что власть в государстве может быть сосредоточена либо у одного, либо у некоторых, либо у большинства. Отсюда происходят три «правильные» (то есть справедливые — нацеленные на реализацию общего блага) формы государственного правления: монархия (власть одного), аристократия (власть немногих — лучших представителей общества), республика (или, как называет её Аристотель, — полития; власть большинства, осуществляемая через коллегиальные органы и уполномоченных представителей). Соответственно, каждой из этих «правильных» форм государственного правления соответствует её «неправильная» (то есть несправедливая — нацеленная на реализацию не общего блага, а интересов лиц, облечённых властью) форма: монархии — тирания (власть одного, осуществляемая в его интересах), аристократии — олигархия (власть немногих, осуществляемая в их интересах), республике — демократия (власть малоимущих, осуществляемая в их интересах) (Аристотель. Политика III). Согласно Аристотелю, население государства состоит из малоимущего (или неимущего) большинства и богатого меньшинства; первые имеют склонность к демократии, а вторые к олигархии. Для предотвращения общественных смут он предлагает укреплять «средний класс», то есть «граждан обладающих собственностью средней, но достаточной», которые предпочитают правление в интересах общей пользы. Аристотель также выдвигает идею разделения властей в государстве на три части: Законодательный орган; Должностной орган; Судебный орган (Аристотель. Политика IV).

В целом, в античной мысли политическое действие и политические отношения отождествлялись с социальными действиями и отношениями. Политическое действие ориентировано на общее благо, которое представлено в государстве. Государство — это совокупность традиций, обычаев и правовых норм. Правовые законы распадаются на две части, одна из них регулирует гражданские действия, другая систему государственной власти, выборность государственных лиц и так далее. Основание этих законов — в справедливости. Тем самым практика государственного управления укореняется в моральности не только потому, что касается моральных качеств правителей, но и справедливости актов управления.

Развитие политической мысли в Риме

В эпоху Римской республики политика отождествлялась с делами гражданской общины (civitas) и с реализацией таких добродетелей, как мужество (virtus), справедливость (ius), почёт (honos) и свобода (libertas). Законность создаёт человеческую общность, республику богов и людей (Цицерон. De leg. 1.7, II 4). Цицерон в диалоге «О государстве» обсуждает вопросы наилучшего государственного устройства, даёт философско-этическое обоснование идеи государства с помощью понятия «справедливость», характеризует качества и обязанности правителя-реформатора (rector rei publicae), развивает учение Полибия о смешанной форме государственного устройства как наилучшей. В диалоге «О законах» он выясняет сущность права, выводя его из законов природы, рассматривает законы управления государством, причём подчёркивает, что закон — мерило права и бесправия, объединитель людей в общество и связующее звено между людьми и богами.

В эпоху Римской империи проблемы политики рассматривались под углом зрения ценностей «Вечного Рима», всеобщего и универсального порядка (taxis) и источников правовых институций и норм, поэтому наиболее актуальной проблематикой была легитимация императорской власти и разумность государственного правления. Авторитет — источник власти и права. Принцепс не отличается от сенаторов и магистраторов ничем, кроме масштаба авторитета, приобретённого гражданскими заслугами. Император является источником права и высшей апелляционной инстанцией. Так, для Тацита правитель — первый гражданин, ему он противопоставляет тирана (Анналы, IV, 33). Постепенно происходит сакрализация императорской власти, со времён Августа утверждается культ императоров, отождествляемых с солнцем и соединяющих в себе черты боговдохновенного мудреца, пророка, провидца, справедливого правителя и полководца. Религиозные культы императоров, ставших великими понтификами, и были формой легитимации государственной власти в эпоху Римской империи, способом утверждения сложившегося политического порядка.

Развитие политической мысли в Византии

В Византии политика отождествлялась с искусством и наукой государственного управления. Так, в диалоге «О политической науке», приписываемого Петру Патрикию (VI век), рассматриваются законы монархического государства, выборность императора, Сената, взаимоотношение церкви и государства, структура органов управления и правосудия. Однако решающей для Византии является обоготворение власти императора. Для Евсевия, Агапита, Юстиниана императорская власть — слуга Бога и не ограничена законом, а сам император — помазанник Божий. Наряду с этим возникают достаточно сложные отношения между законодательством, которые привели, с одной стороны, к сакрализации власти императора и к его притязаниям быть одновременно и василевсом, и священником, a с другой стороны, утверждение независимости и целостности двух властей — светской и церковной, одна из которых руководит телами, другая — душами людей (Иоанн Цимисхий, X век) и отказ от идеи божественного происхождения императорской власти у Плифона, Николая Кавасилы (XIII век), Феодора Метохита (XIV век), пришедших к идее переноса суверенитета и полномочий народа императору. Император получает власть из рук своих подданных. Поэтому считается столь важным осмыслить качества подлинного правителя и цель политики — заботу о всеобщем благе (например: Константин VII Багрянородный. Об управлении империей, XX век; Кекавмен. Советы Василевсу, XI век). Но к этому времени происходят значительные изменения в структуре власти: публичная политическая власть все более и более эмансипируется, формируются различные политические институты и партии, государственный аппарат и профессиональное чиновничество, вес которых во внутренней политике империи существенно повышается. Соответственно этому происходят изменения и в политическом дискурсе, в котором начинает проводиться различие между двумя видами права — позитивным правом, имеющим дело с гражданским законодательством и управлением магистратами, и нормами власти, представленной императором и определяющих характер политического устройства и органов власти (Михаил Эфесский, XII век; Димитрий Хоматиан, XIII век). Теократическое обоснование самодержавной власти всё более замещается идеями симфонии между церковной и светской властями и договорного происхождения права и государства («Исагог» Фотия, IX век; «О присяге» Мануила Мосхопула, XIV век).

Развитие политической мысли в Средние века

В эпоху Средневековья доминировал совершенно иной — религиозно-теологический — характер этического обоснования политики. Средневековая мысль исходила из учения Августина о существовании двух Градов — небесного и земного, соответственно которым существуют и два типа власти — церковная и земная. Августин, проведя различие между земным и божественным Градами и связывая первый с себялюбием, а второй — с любовью к истинному благу — Богу, задал совершенно иную перспективу в легитимации политики государства с помощью сакральных авторитетов, и, прежде всего, авторитета христианской церкви как мистического тела божия и веры. В этом измерении политическое действие, выраженное в управлении государством, ориентировано на блаженство и спасение. Бог — источник блаженства, справедливости и власти, по определению которого возникают и поддерживаются земные государства (О Граде Божием IV, XIV 28). Таким образом, Бог — творец государства. Если в земном Граде «господствует похоть господствования», то в божественном Граде «по любви служат взаимно друг другу и предстоятели, руководя, и подчинённые, повинуясь», царствует любовь, радеющая об общем и потому неизменяемом благе, делающая из многих одно сердце, «единодушное повиновение, основанное на любви» (Августин. О Граде Божием, т. 3. — М., 1994, с. 63, 70). Поэтому христианство отказывается от негативного отношения к земной жизни и к государству, и санкционирует власть. «Всякая власть от Бога» — таковы слова апостола Павла. Речь идёт не только о естественной необходимости государства, но и о религиозном санкционировании церковью государственной власти. В центре её внимания проблема религиозного оправдания и легитимации социально-политического порядка и определение места человека в нём.

В средневековой теологии утверждается идея доминирования духовного начала, представленного христианской церковью, над земным и имперским. Теократическое обоснование власти связано не только с усилиями Карла Великого создать Священную Римскую империю, но и с поисками религиозно-этического обоснования государства, авторитет и деятельность которого были поставлены на службу божественного права, догматов христианской религии и её предписаний. Линия, соединяющая в себе религиозную легитимацию императорской власти с требованием уважения со стороны власти закона и справедливости, представлена у Иоанна Солисберийского (XII век), для которого король — образ Бога, он выше закона и сам является законом. Фома Аквинский в работе «О правлении государей» (De regimine principim ad Regem Cypri, 1266) обсуждает проблемы происхождения государства, многообразных форм правления, их достоинства и недостатки, наилучшие формы правления, соотношение церковной и светской власти. Усматривая цель человеческого общества в достижении вечного блаженства, он подчёркивает, что для её достижения усилий правителя недостаточно, необходимы усилия священников и папы, которым должны подчиняться все земные правители: «Служение царству Иисуса, поскольку духовное отделено от земного, вручено не земным правителям, а священникам и особенно папе римскому, которому все цари христианского мира должны подчиняться как самому Господу Иисусу Христу» (De regimine I 14). Земная власть должна заниматься внешними действиями людей, направленными на общее благо, а церковная власть — на управление душами людей, на установление и улучшение благой жизни.

В XIII и особенно в XIV веке начинается процесс автономизации политической власти государства от церковной власти и поиск новых оснований легитимации государственного управления и политики. Это прослеживается в комментариях Альберта Великого к «Политике» Аристотеля. У. Оккам в ряде своих работ — «Краткая беседа о могуществе папы» (Breviloquium de potestate papae, впервые издано: Париж, 1937), «Компендиум заблуждений папы Иоанна XXII» (Compendium errorum papae Joannis XXII, 1335–1338), «О могуществе императоров и епископов» (Dialogus inter magistrum et discipulum de imperatorum et pontificum potestate 3 v., 1343–1339) — проводит мысль о двух началах и истоках власти: папская власть ограничена, власть принадлежит церкви как общине верующих и авторитет её обусловлен чистотой веры, светская власть не нуждается в санкционировании папской властью и император не является вассалом папы. Эта линия, связанная с поисками секуляристской легитимации власти с помощью идеи светского авторитета, справедливости, договора, переноса суверенитета, находит своё выражение в работах В. Уиклифа «О власти папы» и «О долге государя», Данте «О монархии», который подчёркивал, что «власть империи вовсе не зависит от церкви» (Малые произведения. — М., 1968, с. 310–312), Ж. Бодена «Шесть книг о государстве» (Париж, 1576), который называет государством сообщество семей, усматривает в авторитете и разуме принципы государственного управления, а в абсолютной монархии — лучшую форму государственной власти.

Развитие политической мысли в эпоху Возрождения

В эпоху Возрождения представители гуманизма видели в справедливости (ustitia) не только моральную и правовую добродетель, но и основание политики. Тем самым политика и система государственного управления получала правовую и этическую санкцию. Сфера политического действия получала у них философско-антропологическое и этическое обоснование, поскольку они подчёркивали достоинство человека, его гражданскую активность, новые этические ценности. Государственность и согласие политических сообществ основываются на законности, на равенстве людей перед законом. Политика не просто этически окрашена, она пронизана моралью. Среди проблем политики, которые обсуждались мыслителями Возрождения, — место человека в обществе, справедливые и несправедливые формы правления, общее благо как ведущая ценность общества, наилучшие качества правителя, не превращающие его в тирана, правовые нормы и институции, обеспечивающие поддержание и функционирование государственно-политической системы. Л. Бруни в работах «Восхваление Флорении» (1405–1406) и «О Флорентийском государстве» (1439) подчёркивал рациональность структуры государственной власти во Флоренции, выборность всех государственных органов, создание магистратур для поддержания законности и правосудия, коллегиальность в принятии решений, обратив внимание на то, что республика превращается в аристократическую олигархию. В предисловии к своему переводу «Политики» Аристотеля он отмечал, что среди предписаний морального учения виднейшее место занимают понимание того, что такое государство и общество, знание того, благодаря чему сохраняется и от чего гибнет гражданское общество, описание различных форм государств, управления ими и путях их сохранения. М. Пальмиери в «Речи о справедливости» (1437 или 1440) и диалоге «Гражданская жизнь» (1430-е годы) называл справедливость основой согласия и порядка, выделив два её типа: 1) «равенство для равных» и «неравенство для неравных» и 2) распределительную справедливость, связанную с воздаянием по заслугам и пропорциональностью налогообложения. Среди всех форм политической деятельности он особо выделял ту, которая совершается ради усиления и блага отечества. Д. Манетти в «Речи о справедливости» (1444) называл справедливость добродетелью, которой «держится небо и управляется земля и ад» (Сочинения итальянских гуманистов эпохи Возрождения, XV век. — М., 1985, с. 138) и выделял два её типа — относящуюся к обмену и обращению и распределительную справедливость, связанную с раздачей должностей, званий и почестей. Д. Аччайуоли в «Речи перед Синьорией» (1469) называл справедливость универсальной светоносной добродетелью, направленной на благо других и на общее благо государства. Эта «божественная добродетель, ниспосланная небесами нам» (там же, с. 148) является нормой и мерой любой деятельности человека, тем знаменем, которое указывает лучший и совершенный тип правления. Ф. Пандольфини в речи перед Синьорией 13 июля 1475 года называл справедливость божественной и благородной добродетелью, прямо связывал с ней существование и процветание государства. А. Ринуччини в «Диалоге о свободе» (1479) связал свободу с равенством граждан перед законом. В речи 15 января 1484 года Ф. Гвиччардини ставит животворность справедливости выше, чем небесное солнце, усматривая в благе справедливости основу миропорядка, душу и тело всякого общества и те узы, которые придают природе и государству должный порядок, определяют каждому своё место и связывают все воедино.

В дальнейшем в развитии политического дискурса наметились две тенденции, одна из которых, представленная А. Ф. Дони, А. Бручоли и завершаемая Т. Мором и Ф. Бэконом, строила социально-политические утопии о наилучшем государстве, вынося его за пределы политической реальности, а другая стремилась освободить политический дискурс от норм официальной морали (Н. Макиавелли, Ф. Гвиччардини). В противовес политическим деятелям и мыслителям, размышлявшим о государственном устройстве Флорентийской республики, в Венеции и Милане реализовалась власть патрициата — аристократических семей. Поэтому политический дискурс в этих городах свёлся или к апологии этих семей (У. Дечембрио «О государстве»), или к культу государственности, долга перед отечеством, святости законов (Сабеллико. История Венеции от основания города, 1486). Г. Контарини в работе «Республика и магистраты Венеции» (1544) даёт не только апологию власти аристократической олигархии, но и описание государственно-административных институтов (многоступенчатой системы выборов Большого Совета, Сената, коллегий), причём подчёркивает, что гражданские права принадлежат только свободным, а ремесленникам, торговцам и слугам нельзя доверить власть. Он предлагает определённые меры по укреплению власти нобилитета — знати по крови. Д. Джаннотти в диалоге «О республике венецианцев» (1525–1526), отстаивая идею смешанного правления (stato misto), предлагает меры по реорганизации системы управления во Флоренции, где утвердилась тирания Медичи, — создать коллегиальный орган оптиматов (Совет), различные коллегии (Совет двенадцати, Совет десяти, судейскую коллегию), сделать пожизненной должность правителя — гонфалоньера. Это и позволило бы, по его мнению, сформировать объединение свободных людей — citta.

Автономизация политики от этики связана с именем Н. Макиавелли. Его произведение «Государь» (1532) представляет собой взгляд на нового правителя, цель которого заключается в создании мощного единого государства, а утверждение и сохранение власти связано с его умением отступать от справедливости и добра во имя благой цели. Доминирующим здесь оказывается принцип эффективности («цель оправдывает средства»). Тем самым, он впервые поставил философский вопрос о соотношении моральных норм и политической целесообразности. Н. Макиавелли рассматривает государство как политическое состояние общества: отношение властвующих и подвластных субъектов, наличие соответствующим образом организованной политической власти, учреждений и законов. Осмысление проблем политики, по его убеждению, должно перестать регулироваться нормами богословия и этики. Он называет политику «практической наукой», которая должна занимать доминирующее положение в мировоззрении государственного деятеля, поскольку она разъясняет прошлое, руководит настоящим и способна прогнозировать будущее. В этом смысле Н. Макиавелли выступил основоположником функционально-технологического принципа отношения к социальному миру: последний может быть преобразован с помощью политики. Таким образом, «человек политический» представляет собой разновидность «человека технологического», имеющего претензию менять мир и управлять миром по-своему разумению. В дальнейшем функционально-технологический подход к политике был (в тех или иных формах) положен в основания политической мысли Запада.

В противовес Н. Макиавелли, его критики, в частности И. Жантийе в работе «Анти-Макиавелли» (Женева, 1576) и П. Риваденейра в книге «Христианский государь» (Мадрид, 1595), не приемля автономизацию политики от морали, настаивали на их тесной взаимосвязи, усматривали благо государства в хорошем правлении и всеобщем согласии, стремились утвердить религиозную санкцию государственной власти. Но даже в католической Испании идея божественного происхождения власти короля встретила оппозицию со стороны, например, X. Мариана, который в книге «О короле и об институтах королевской власти» (Толедо, 1599) провёл чёткое разделение двух сфер управления обществом: папская власть управляет духовной жизнью, земная власть — мирскими делами, и говорил о возможности их объединения узами любви и взаимного согласия.

Развитие политической мысли в эпоху Нового времени

В социальной философии Нового времени усиливается тенденция автономизации политики от морали и идентификация политики как сферы управления государством и обществом. Наряду с этим сохраняется и тенденция, истолковывающая политику в широком смысле и включающая в себя этические основания — осмысление общего блага, гражданских добродетелей и так далее. Т. Гоббс, отделяя политику от морали, включает в философию политики анализ таких проблем, как свобода и власть, причины возникновения государства — объединения людей, согласующих их волю и направляющих их к одной цели, причины распада государств и формы государственного правления (Гоббс Т. Сочинения, т. 1. — М., 1965, с. 81). Он рассматривал государство как способ преодоления «войны всех против всех», присущее естественному состоянию, и как гарант человеческих прав в обществе. Б. Спиноза в «Богословско-политическом трактате» (1670) и «Политическом трактате» (1677) подчёркивал связь политики как государственного управления с властью и силой, умеряющих и сдерживающих страсти и необузданные порывы людей, со свободой человека, осуществляющейся в государстве. Д. Локк, проводя различие между естественным и гражданским состоянием, исследовал политику с точки зрения развития единых политических организмов — государств, а также анализировал формы государственного устройства, принципы и цели правления. Согласно Д. Локку, естественное право совпадает со здравым смыслом, а свобода — с реализацией прав человека на жизнь, собственность и защиту в государстве. Для Ш.-Л. де Монтескьё политика — исследование различных форм и принципов правления; по его мысли трём формам правления соответствуют три вида добродетелей: страх — деспотии, честь — монархии, подлинная добродетель — республике. Д. Юм подчёркивал, что «политика рассматривает людей как объединённых в общество и зависимых друг от друга» (Юм Д. Сочинения, т. 1. — М., 1965, с. 81). В эссе «О том, что политика может стать наукой», «О происхождении правления», «О гражданской свободе», «Идея совершенного государства» он обсуждал достоинства и недостатки различных систем правления, фундаментальные принципы правления, генезис государства, те изменения, которые следует осуществить в английской системе правления, чтобы приблизить её к наиболее совершенному образцу. Д. Дидро связывал политику с проблемами сохранения власти, которая может быть основана или на насилии, или на согласии народа (Философия в «Энциклопедии» Дидро и Даламбера. — М., 1994, с. 434–440). Ж.-Ж. Руссо, различая естественное и общественное состояния, связывал политику с деятельностью государства, отождествляемого с гражданской общиной и социальным организмом. П. Гольбах определял политику как искусство управлять людьми и заставлять их содействовать сохранению и благополучию общества.

То, что политика образует специфическую и самостоятельную область общественной жизни, не совпадающую по своим нормам и регулятивам, по своим ценностям ни с моралью, ни с религией, ни с экономикой, было осознано уже в первой половине XVIII века: в трудах А. Э. К. Шефтсбери, посвящённых этическим, эстетическим, религиозным и политическим проблемам, мораль была понята как автономная от политики область, а М. Мендельсон подчеркнул автономность государства от религии, поскольку государство, вводя законы, взывает к силе, обязывает и принуждает, а религия, формулируя заповеди, взывает к любви и милосердию, учит и убеждает. А. Смит отделил учение о государстве от теории национальной экономики, правда, позднее К. Маркс введёт политическое измерение в исследование экономической жизни и будет говорить о политической экономии. И. Кант, проведя различие между юридически-гражданским (политическим) и этически-гражданским состоянием, связывал возникновение политических отношений между людьми с подчинением их в общественном порядке публичным правовым законам, которые имеют принудительный характер (Кант И. Трактаты и письма. — М., 1980, с. 163). Тем самым сфера политики совпадает у него с гражданско-правовым состоянием, с политической общностью, представленной в государстве и его правовых законах. Для И. Г. Фихте политика — это применение учения о праве к существующим формам государства. Г. В. Ф. Гегель включает в «Философию права» (1821) рассмотрение проблем гражданского общества и государства, но, отождествляя государство с действительностью нравственной идеи, возрождает уже преодолённое этическое обоснование политики.

В этот же период начинает проводиться различие между государством и обществом, каждое из которых становится специальной областью исследований — политологии и социологии. Уже представители немецкого романтизма сравнивали государство с машиной насильственной власти, а общество — с организмом. В. Гумбольдт обратил внимание на пределы государственной деятельности. А. Сен-Симон проводит различие между общественной организацией и делом управления, О. Конт — между учениями о функционировании социальных систем (социальная статика) и их развитием (социальная динамика), которые противопоставляются социальной политике — программе социального действия. А. Шеффле провёл различие между управлением и политикой, которая имеет дело не с существующими правилами и предписаниями, а с решениями, находящимися в процессе становления и ведущими к новообразованиям. Таким образом, происходит всё большая автономизация политики как специфической сферы общественной жизни от социальной системы в целом, от проблем управления, политической теории от социологии и от теории государственного управления.

Развитие политической мысли в XX веке

В XX веке активизируется формирование самостоятельных областей политического знания и соответствующей практической деятельности. В начале XX века решающей линией в трактовке политики как самостоятельной сферы общественной жизни становятся различные варианты осмысления политики как системы властных отношений и институтов власти. Государство и власть оказывается теми феноменами, с помощью которого осмысляется вся область политики.

В ряде исследований политики особо подчёркивается регулирующая роль государства в жизни общества. Такой подход характерен, в частности, для В. И. Ленина, который называл политикой «участие в делах государства, направление государства, определение форм, задач содержания и деятельности государства». М. Вебер в первом приближении определял политику как «стремление участвовать во власти или оказывать влияние на распределение её между группами внутри государства», а в более широком смысле «способность добиться послушания у других людей, безотносительно к тому, на чём основано это послушание». Основными компонентами политики, по М. Веберу, являются: 1) наличие властвующих субъектов, то есть тех, кто осуществляет власть; 2) наличие подвластных субъектов, то есть тех, над кем осуществляется власть; 3) нормы властвования, то есть основные законы, процедуры, правила; 4) санкции за нарушение норм и вознаграждение за их выполнение. За каждым из четырёх элементов стоят соответствующие институты и принятые образцы поведения; в ходе исторического развития они меняются. Разнообразие этих институтов и форм поведения фиксируются в понятии политической системы.

Процессы рационализации принятия решений в демократических режимах власти были проанализированы К. Манхеймом. Сам феномен власти получает различную трактовку — или как власти элит, или как власти доминирующего класса, или как поля, пронизывающего все виды взаимодействия людей. Так, для В. Парето политика связана с формами правления, движущей силой которых является циркуляция (круговорот) элит. Эта же линия продолжена Г. Моска, для которого политическая наука — это наука о правящем классе или элите. Причём эта форма политического устройства присуща, по их мнению, не только деспотии, но и демократии. Й. Шумпетер выдвигает идею «элитарной демократии».

Представитель аналитической психологии К. Юнг полагал, что политика возникает на этапе развития коллективного бессознательного и индивидуальной психики как вид сознательного конфликта и сознательной гармонии. Условиями её возникновения являются самосознание человеческой группы и её сознательное отделение от другой группы, осознание человеком себя в качестве члена определённой группы, различие между правителями и управляемыми, признание законной власти, сознательное использование насилия и системы норм.

С середины 1930-х годов политика как наука все более и более отождествляется с исследованием феномена власти (Мерриам Ч. Э. Политическая власть: её структура и сфера действия. 1934, Рассел Б. Власть, 1946). Эта ориентация политики на исследование феномена власти, мотивации форм деятельности, структуры властных отношений выражает собой те изменения, которые произошли в социально-политической и экономической реальности в XX веке, когда ведущей линией политического сознания было отождествление политики с государственными идеологиями и властью. Если классический капитализм основывался на автономизации различных сфер общественной жизни (например, политики от экономики, от морали, от культуры), а идеология либерализма отстаивала именно автономность и нередуцируемость политики к другим областям человеческой жизни, подчёркивая специфичность её норм, регулятивов и ценностей, то в XX веке наблюдается обратный процесс — проникновение политики, отождествляемой с властью, во все сферы жизни. Как заметил К. Шмитт, «области, прежде нейтральные — религия, культура, образование, хозяйство — перестают быть нейтральными (в смысле негосударственными и неполитическими)» (Шмитт К. Понятие политического. — В книге: Антология мировой политической мысли, т. 2. — М., 1997, с. 292). Вместе с определением политики как выражения власти происходит тотализация политики, её распространение на все области человеческой жизни — от семьи до государства, когда «всё становится политическим». К. Шмитт усматривает критерий политического действия в различении друга и врага, в восприятии другого как чужого. Этот экзистенциальный критерий политики показывает, что даже межличностные отношения людей могут быть нагружены политическим содержанием, поскольку партнёр оказывается чужим и даже врагом. С помощью этого критерия К. Шмитт достигает осознания интересов противоположных групп (классов, партий) внутри государства как организованного политического целого, подчёркивает борьбу противоположных по интересам групп, даже военную борьбу. Р. Гвардини также обращает внимание на противоположности, существующие в социально-политической жизни между людьми и группами (Guardini R. Der Gegensatz, 1925). С наибольшей силой эта тотализация политики как власти нашла своё выражение в тоталитаризме, где политическая власть устраняла систему разделения властей и пронизывала все области жизни. Особенности тоталитарных режимов были проанализированы X. Арендт, Н. Боббио, М. Джиласом; Р. Арон, связав политику с программой действий и деятельностью людей, групп и правительства, предложил типологию политических режимов, дал сравнительный анализ политических систем (прежде всего демократии и тоталитаризма).

Значительные достижения естественных и технических наук в начале XX века и многочисленные проблемы политики этого времени породили идею технократии, которая подразумевала, что представители наук, доказавшие способность решать сложнейшие проблемы естественного мира, могут добиться этого и в области политики и управления обществом. В основе технократического взгляда на мир лежит методология научно-технического детерминизма, абсолютизирующая развитие науки и техники и представляющая их как основу социального прогресса. Центральной в технократических концепциях является идея о возможности эффективного функционирования власти, основанной на научной компетенции, и возможности замены политического субъективного решения решением рациональным и объективным. В философско-политической мысли технократическая традиция имеет давнюю историю: впервые идея общества, управляемого носителями знания, встречается у Платона, который в труде «Государство» отстаивает тезис о том, что государством должны управлять носители знания — сословие философов. В Новое время идея использования научных знаний для управления обществом получила развитие в трудах Ф. Бэкона, Т. Кампанеллы, А. Сен-Симона. Развитие собственно технократических концепций связывается с именем Т. Веблена, который считается основоположником технократии, и ряда его последователей — Дж. Берхема (революция управляющих), Г. Саймона (научно-управляющее общество), Дж. Гэлбрейта (техноструктура), Д. Белла (постиндустриальное общество), Б. Беквита (экспертократия), З. Бжезинского (технотронное общество). В дальнейшем технократия трактуется в трёх аспектах: во-первых, как концепция политической власти, основанной не на идеологии, а объективном научном знании; во-вторых, как тип социально-политического устройства общества, практически реализующего принципы этой концепции; в-третьих, как социальная группа носителей научного знания (технократов), выполняющих функции управления в обществе. В целом, технократия не получила практической реализации, так как выраженные в политике социальные закономерности существенно отличаются от естественных законов, которые изучает наука. На практике, будучи включёнными в систему власти, представители технократического направления в политике становились либо техническими экспертами, либо «традиционными» политическими деятелями, принимавшими «традиционные» правила политической игры. В то же время, концепция технократии получила воплощение в корпоративной среде и системах управления организациями, которые функционируют на иных началах, чем политические механизмы.

Во второй половине XX века процесс рационализации и концептуализации политической мысли заметно усилился. В современной политической науке, которая окончательно выделилась из философии, проводится различие между политической наукой и политической философией как выявлением оснований политики (Л. Штраус), подчёркивается связь политики с опытом человека и культурой общества (Р. Коллингвуд, Р. Оукешотт), выявляются особенности политической культуры демократии, понятой как распределение образцов ориентации относительно политических объектов среди граждан нации (Г. Алмонд), раскрывается значение самоуправления в механизме власти (Э. Кардель), проводится системный анализ динамики политических систем (Д. Истон), многообразия политических институтов как механизма власти и подчинения (М. Дюверже), демократии как полиархии элит, сформированных по критерию заслуг (Д. Сартори). В политической науке осознается своеобразие политических систем, не сводимых ни к государству, ни к устройству управления (А. Турэн). Структурный функционализм (Т. Парсонс), исходя из оппозиции процесс-структура, рассматривает власть как ядро политической системы, которое пронизывает все остальные подсистемы общества (экономическую подсистему, подсистему интеграции и поддержания культурных образцов, процессы институционализации власти). Этой линии, подчёркивающей интегрирующую функцию политики в обществе, экономике и культуре, противостоит другая линия, акцентирующая конфликтный характер современного общества с его различными группами интересов, партиями, классами, сообществами. Так, для Р. Дарендорфа, отстаивающего идеалы нового либерализма и приоритет социального государства, гарантирующего в отличие от политической демократии минимальный уровень цивилизованного существования, конфликт — творческая основа общества. В теории коммуникационного действия Ю. Хабермаса коммуникация понимается как источник политической власти, а её легитимность, испытывающая в наши дни кризис, достигается благодаря политической системе. Согласно М. Фуко, власть в обществе рассредоточена и осуществляется из бесчисленных микролокальных точек в сети отношений власти. В противовес институционализму, отождествляющему политику с системой институтов власти, М. Фуко исходит из допущения континуума власти, где государство является общей рамкой дисциплинарных институтов и отношений власти.

Библиография:
  1. Августин А. О граде Божием. — М., 2000.
  2. Аристотель. Политика. — Сочинения, в 4-х т. — М., 1990.
  3. Антология мировой политической мысли, т. 1–5. — М., 1997.
  4. Бергев А. А. Политическая мысль древнегреческой демократии. — М., 1966.
  5. Булгаков С. Н. Религия и политика (К вопросу об образовании политических партий). — В книге: Христианский социализм. — Новосибирск, 1991.
  6. Боден Ж. Метод лёгкого изучения истории. Шесть книг о государстве. — Ж. Боден. Антология мировой политической мысли: в 5 т. — М., 1997. Т. 1.
  7. Бурдьё П. Социология политики. — М., 1993.
  8. Вебер М. Политические работы 1895–1919. — М., 2003.
  9. Гаджиев К. С. Геополитика. — М., 1997.
  10. Гоббс Т. Сочинения, в 2-х т. — М., 1991.
  11. Гроций Г. О праве войны и мира: три книги, в которых объясняются естественное право и право народов, а также принципы публичного права. — М., 1994.
  12. Денкэн Ж. М. Политическая наука. — М., 1993.
  13. История политических и правовых учений. — М., 1988.
  14. Крижанич Ю. Политика. — М., 1997.
  15. Ленин В. И. Государство и революция. — Полное собрание сочинений, т. 33.
  16. Лютер М. Избранные произведения. — СПб., 1994.
  17. Локк Дж. Сочинения, в 3-х т. — М., 1987.
  18. Луппол И. К. Ленин как теоретик пролетарского государства. — М., 1924.
  19. Вебер М. Политика как призвание и профессия. — Избранные произведения. — М., 1990.
  20. Маркс К. Политические партии и перспективы. — Там же, т. 8.
  21. Мангейм К. Идеология и утопия. — М., 1994.
  22. Макиавелли Н. Государь. — М., 1990.
  23. Мор Т. Утопия. — М., 1978.
  24. Монтескьё Ш.-Л. Избранные произведения. — М., 1955.
  25. Моска Г. Элементы политической науки. — М., Социс, 1995. № 4,5,8.
  26. Острогорский М. Я. Демократия и политические партии. — М., 1997.
  27. Панарин А. С. Философия политики. — М., 1996.
  28. Платон. Государство. — Сочинения, в 3-х т. — М., 1971.
  29. Политическая социология. — М., 1992.
  30. Пятигорский А. М., Алексеев О. А. Размышляя о политике. — М., 2008.
  31. Руссо Ж-Ж. Об общественном договоре, или принципы политического права. — В книге: Антология мировой философии: Сборник текстов. — М., 1991.
  32. Спиноза Б. Богословско-политический трактат. — Б. Спиноза. Избранные произведения: в 2-х т. — М., 1957. Т. 2.
  33. Токвиль А. де. Демократия в Америке. — М., 1992.
  34. Фейербах Л. А. Право и государство. — Л.А. Фейербах. Антология мировой политической мысли: в 5 т. — М., 1997. Т. 1.
  35. Фуко М. Интеллектуалы и власть: Избранные политические статьи, выступления и интервью. — М., 2002.
  36. Фуко М. Правительственность: идея государственного интереса и её генезис. Курс в Коллеж де Франс, 1977–1978: «Безопасность, территория и население», лекция IV. — М., 2004.
  37. Цицерон. О государстве. О законах. О природе богов. — К., 1998.
  38. Шмитт К. Диктатура: от истоков современной идеи суверенитета до пролетарской классовой борьбы. — СПб., 2005.
  39. Шмитт К. Политическая теология. — М., 2000.
  40. Энгельс Ф. Позиция политических партий. — Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения, т. 1.
Источник: Политика. Гуманитарная энциклопедия [Электронный ресурс] // Центр гуманитарных технологий, 2010–2016 (последняя редакция: 30.10.2016). URL: http://gtmarket.ru/concepts/6865
Текст статьи: © А. П. Огурцов. В. С. Бернштейн. А. В. Симонов. Подготовка электронной публикации и общая редакция: Центр гуманитарных технологий.
Ограничения: Настоящая публикация охраняется в соответствии с законодательством Российской Федерации об авторском праве и предназначена только для некоммерческого использования в информационных, образовательных и научных целях. Копирование, воспроизведение и распространение текстовых, графических и иных материалов, представленных на данной странице, не разрешено.
Реклама: