Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Леонид Гнатюк. Заплутавший бог. Часть 3

Природа сотворила (и, отчасти, сохранила для нас) весь набор организмов от простейших до самых сложных и сделала это таким образом, что всё то, что в каждом организме в течение миллионов лет было проверено на выживание, продолжает функционировать в жизнедеятельности последующих живых систем. Усложнение простого и усовершенствование примитивного — таков, видимо, основной механизм, задействованный природой в процессе её эволюции.

Мозг представляет собой самый сложный результат такого последовательного усложнения и усовершенствования. Он состоит из «трёх миров» или основных подсистем, каждая из которых получила одноимённое название с тем периодом эволюции, в который эта система развивалась.

Начиная со сложного и опускаясь к более простому, мы можем выделить:

  1. Неокортекс или человеческий мозг, область, в которой происходят мыслительные процессы высокого уровня, в том числе, планирование и концептуализация. Остальные млекопитающие также имеют эту часть мозга, но в гораздо меньших пропорциях по отношению к общему объёму мозга.
  2. Лимбическая система или мозг млекопитающего. Он имеет решающее значение для эмоциональной деятельности и памяти.
  3. Мозжечок, или ствол, или мозг рептилии, который регулирует базовые функции жизнеобеспечения: дыхания, сердцебиения и координацию движений.

В мозге, каким бы он ни был по сложности, есть, как утверждают нейрофизиологи, только два основных функциональных элемента: нейроны (нервные клетки) и контакты между ними — синапсы. У человека нейроны выполняют в точности те же самые функции, что и у улитки. Вся сложность мозга одного организма от другого заключается в организации сети этих нейронов и контактов между ними, которые функционируют на основе электрических и химических взаимодействий.

Мозг человека состоит, примерно, из 100 миллиардов нейронов; на каждом нейроне может быть до 10 000 синапсов, которые существуют благодаря разветвлённой сети дендритов — древовидных отростков нейрона. Таким образом, каждая нервная клетка посредством синоптических связей получает информацию от сотен тысяч других клеток и передаёт их иным сотням тысяч и посредством этих операций мозг может получать, хранить и перерабатывать до 10^19 единиц информации, то есть вместить все знания полученные человечеством.

Число перестановок и комбинаций, которые могут иметь место в деятельности мозга на основе синоптических связей, превышает количество атомов во Вселенной. Таким образом, положение древних о человеке как о микрокосмосе, включённого элементом в макрокосмос, выглядит уже не столь метафоричным.

Нейрон — достаточно простой по устройству, но универсально гибкий функциональный элемент, и даже единственный нейрон (чего учёные вначале недооценивали) способен быть распознавателем то ли образа, то ли ситуации, то ли необходимости действия. Исследователи из Берлинского университета Гумбольдта поставили опыты на крысах и установили, что стимулирование даже одного-единственного нейрона вызывает у животного соответствующее ощущение с адекватной поведенческой реакцией. Таким образом, «вычислительная деятельность» мозга начинается на уровне уже одного нейрона.

Что касается синапсов, то они бывают двух видов. Есть те, что при передаче сигнала приводят к возбуждению нейрона, и те, что блокируют, «тормозят» нейрон. Создаётся сеть возбуждающе-тормозных действий, которая лежит в основе поведения животных.

Уже в достаточно сложных нейронных сетях насекомых (муравьёв, пчёл) передача сигналов опосредована множеством промежуточных распознавателей тех сочетаний сети, которые наиболее значимы для жизнедеятельности организма, в зависимости от чего формируется его поведение. Вот эти сочетания, на которые ориентируется любой организм, представляют собой прообраз эмоционального контекста поведения, в котором происходит «распознавание» отдельных элементов приобретённого опыта. Результаты такого «распознавания» воспринимаются организмом как положительные (полезные) или отрицательные (вредные) следствия его поведения в тех или иных обстоятельствах. Они, таким образом, задают организму систему значимостей, которая образуется на уровне сложности выше насекомого (а, возможно, и на уровне наиболее развитых из них). Система значимости, возникающая на основе реакций «плохо — хорошо», определяет, что в высшей степени важно, направленность поведениякак некоего целеполагания.

Можно предположить, полагают нейрофизиологи, что целеполагание формируется как статистический результат взаимодействия всех нейронов мозга, из которых некоторые находятся в состоянии возбуждения, а некоторые — в состоянии торможения. Это, однако, не значит, что такой результат представляет собой некую механическую сумму возбуждающе-тормозных действий, поскольку они осуществляются на фоне эмоциональных состояний организма, зависящих от разных условий его существования и соответствующих целеполагающих установок.

Целевая установка и эмоциональный фон её реализации — наиболее важные составляющие возникающей психической организации.

Наиболее важным следствием всех этих процессов есть появление «внутренней системы обозначений», которую американский психолог Карл Роджерс назвал «полем переживаний» субъективного пространства индивида. В пределах этого пространства происходит сравнение событий обыденной жизни, а также их оценка. Если текущее переживание совпадает с прошлыми представлениями индивида о том же самом переживании, то в его субъективном мире никаких изменений не происходит, и там будет активно использоваться прошлый опыт.

Если же какое-либо переживание несколько отличается от прошлого, то возникает новое представление, которое включается в арсенал того или иного субъективного пространства. Формируется новый аспект опыта в этом пространстве. Возникает циклический процесс, в котором «внутренняя система обозначений» индивида, с одной стороны, влияет на поступающие извне стимулы, придаёт им новую форму, включая их в своё субъективное пространство, а, с другой, испытывает постоянное влияние с их стороны.

Такое взаимодействие стимулов, возникающих в результате внешнего воздействия и уже имеющих место в собственной «системе обозначений», позволяет сделать наиболее важный для нас вывод о том, что формирующийся, таким образом, субъективный мир индивида может рассматриваться в качестве модели реальности, которая в каждом конкретном случае существенна для этого индивида.

Что представляет собой такая модель?

Из сказанного выше следует, что в основе её лежит формирование новых ощущений (это создаёт эмоциональный фон «поля переживаний»), а также поиск наиболее адекватных действий в условиях, вызывающих новые ощущения (то есть, некое целеполагание). Новое ощущение, следовательно, может рассматриваться как результат взаимодействия сенсорного и мотивационного факторов, которые называются, соответственно, показателем сенсорной чувствительности индивида и критерием решения в пространстве его опыта. (См. А. М. Иваницкий. Теория информационного синтеза.) Ощущение, таким образом, представляет собой весьма сложное образование, содержание которого на уровне развития человеческого мозга опознаётся и категоризируется. (Там же).

Фиксацией такого наиболее важного для нас понятия, как категоризация ощущений, мы завершаем предложенный компилятивный срез интересующих нас проблем нейрофизиологии. Нам достаточно полученного результата как вполне научного вывода для того, чтобы показать, что высказанное ранее (достаточно тривиальное) положение о нейрофизиологической деятельности, которая «тяжела» мыслью, может получить нетривиальное продолжение.

Содержание
Новые произведения
Популярные произведения