Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Ханс Ленк. Размышления о современной технике. Заключение: Ответственность в техническом прогрессе

Технический прогресс — многомерное социальное явление. Он — результат прежде всего постоянного взаимодействия техники с другими сферами деятельности общества и индивидов и поэтому имеет всегда сложный характер. Тот факт, что всякие изменения и усовершенствования происходят в зависимости от достигнутого в данное время уровня развития (техники, естествознания, а также других, активно воздействующих социальных и экономических факторов), даёт нам основание утверждать о существовании самоускоряющегося технического прогресса, являющегося главной закономерной формой развития техники.

Подобно тому, что мы установили при анализе последствий техники (которые являются результатом активного взаимодействия многих факторов), мы можем и здесь сделать вывод, что причинную ответственность в большинстве случаев нельзя вменять отдельному исследователю или технику, как нельзя вменять в такой же мере, отдельно взятой отрасли применения техники. Ведь техническое развитие, особенно его ускорение, зависит, как уже говорилось, от многочисленных форм взаимодействия, стороны которого только усиливают возрастающую эффективность друг друга. В более широком смысле, ответственность в деле предупреждения и обеспечения предварительных условий безопасности обязаны брать на себя естественно и все отдельно взятые соучастники — техники, инженеры и вообще все представители технической интеллигенции (и естествоиспытатели, участвовавшие в разработке методов применения), иными словами — брать на себя коллективную ответственность; но при этом нельзя им одним вменять как бы «запросто» и полную моральную ответственность за применение их изобретений. Ведь несомненно, что при известных обстоятельствах они не в состоянии распознать или предвидеть все возможные вредные последствия применения из-за невыявляемых сложных системных связей.

Проблему индивидуальной ответственности учёного-естествоиспытателя (теоретика), участвовавшего в ориентированном на практическое применение исследований, здесь детально не рассматривается. Об этом вкратце лишь следующее. Различие, проводимое Карлом Фридрихом фон Вайцзекером между «открывателем» и «изобретателем» («Entdecker» und «Erfmder» у самого Вайцзекера), кажется на первый взгляд вполне убедительным. «Открыватель» может в противоположность изобретателю «как правило ничего не знать о возможных последствиях применения своего открытия, а изобретатель может знать». Однако такое различение применимо только в идеальных, общеориентировочных суждениях. Оно предполагает слишком простые отношения (между ними); также технические достижения (например, создание двигателя внутреннего сгорания, изобретение динамита) заключают естественно в себе противоречивые начала негативного и позитивного, полезного и вредного, конструктивность и разрушительность. В конце концов каждый нож можно применять и с пользой, и злоумышленно. Можно лишь сказать, что нельзя столь легко и просто отрывать друг от друга фундаментальные исследования и технические пути их применения, как это предполагается при идеально чистом различении между «открывателем» и «изобретателем».

Вообще-то говоря, перед лицом распадения ответственности отдельных индивидов на виды и подвиды и её практически необозримого разветвления и усложнения, сегодня и самому обществу, а также его представительным органам, полномочным принимать решения, следует вменять несение ответственности за применение высокоразвитых технических методов и методологий, как и за осуществление крупных технических проектов. Тезис о якобы самодвижущемся, как бы «самодовлеющем», самостоятельно на собственной основе развивающемся процессе технического прогресса является лишь идеологической отговоркой, похожей на сомнительные рассуждения о «коллективной ответственности», имеющие своей целью коллективное уклонение от всякой ответственности. В конечном счёте именно деятельные люди создают и развивают технику, если даже это осуществляется при многоплановом, весьма разветвлённо-объединённом комбинационном производстве. При расширении понятия ответственности, как уже было показано выше, люди как отдельные индивиды (в особенности в качестве членов данной действующей группы), как защитники и опекуны берут на себя ответственность за предотвращение злоупотребления техникой при её применении.

Это особенно относится к индивидам, находящимся на системно-стратегических (руководящих) постах.

В заключение я бы хотел резюмировать сказанное в десяти пунктах.

  1. Сила и знание порождают обязанности, и это относится также и к технической (безличностной) силе (мощи).
  2. Создание новых зависимостей влечёт новую моральную ответственность личного и надличностного характера. Возросшее до фантастических размеров техническое могущество, которым может распоряжаться, человек порождает новую, возросшую ответственность: помимо ответственности за причинение прямого ущерба человек, в новом качестве защитника и опекуна берёт на себя ответственность и за предотвращение возможных вредных последствий применения техники. Такая ответственность — опекуна и защитника — не может быть вменена отдельному индивиду. Перед лицом опасностей и угроз, исходящих от взаимодействующих и систематически повторяющихся воздействий техники и крупных проектов (в реализации которых принимают участие тысячи людей), коллективно действующие группы должны брать на себя совместную ответственность: групповую ответственность, ответственность в масштабе целого института и даже целого поколения.
  3. Этот тип ответственности уже не направлен лишь на благо своего ближнего и даже не только на гуманную цель выживания всего человечества, но и на сохранение и защиту природы (включая и экологические функции), сохранение и защиту других живых существ (например, разных видов животных). Природа в целом и в своих частях стала уже моральным субъектом, по меньшей мере в негативном смысле этого слова на фоне огромных масштабов разрушительной деятельности человека по отношению к ней.
  4. Расширенная ответственность направляется, в частности, также и на будущее существование человечества, грядущих поколений людей и учитывает их моральное право на достойную человека жизнь в благоприятствующей ему среде; эта ответственность в той же мере направляется и на природу, и на все живые существа в ней. В связи с этим должно быть разработано имеющее юридический характер право грядущих поколений и живых существ.
  5. Существуют разного рода ответственности в различных областях, например в области морали, права, ролевые ответственности, а также общая ответственность за деятельность. Для того чтобы выявить пересечения и конфликты различных видов и исходящих из разных источников ответственностей, следует более точно изучать их типы и области их применения. Для разрешения конфликтов в сфере ответственности необходимы, помимо указанных выше условий, также и правила установления приоритетов и стратегии самого решения.
  6. Новые формы институциональной ответственности, в том числе и. моральной ответственности институтов, организаций, подразделений, государств и предпринимательства, частью следует выявлять и изучать, частью разрабатывать и развивать дальше, сформулировав их в виде конкретных и практически применимых правовых и социальных методов экспертизы, оценки и контроля.
  7. Ответственность специалистов, профессионалов из сферы науки и техники, находящихся на стратегически важных постах, касается отчасти и вопросов снабжения (можно себе представить, если бы вместо авиадиспетчеров вдруг забастовали химики и инженеры, контролирующие водоснабжение!). На узловых стратегических позициях эта ответственность в негативном смысле может носить и индивидуальный характер и вменена личности. Учёные и химики, производящие эксперименты над людьми в лаборатории или на поле, подлежат ответственности специалиста, но уже дополнительно, а также ответственности на уровне обычных, нормальных межчеловеческих деятельностных отношений за лицо (лица), над которым они проводят свой эксперимент, особенно, когда речь идёт об опытах, проводимых не в лечебных целях.

    Ответственность техника и задействующего своё открытие учёного становится актуальной особенно в тех случаях, когда вредные последствия могут быть заранее распознаны, рассчитаны и предотвращены, например при проектах, непосредственно сориентированных на практическое применение. В определённых случаях можно говорить и о личной ответственности, но совместно с другими участниками (группы, подразделения, и так далее). В то же время общая, строго персональная и вместе с тем совместная ответственность за причинение ущерба со стороны учёного или техника не может быть вменена им на том основании, что результаты исследования имеют коллективный источник и противоречивы. Поэтому тем более важна превентивная ответственность. Различение «открывателя» как «чистого» учёного-исследователя и «изобретателя» как чистого «техника» (по Вайцзекеру) полезно лишь для общей ориентации. Такое различение однако есть только идеально типическая модель. Между ними есть моменты взаимного перехода, соприкосновения, даже «смешения», и это следует принимать во внимание. Чистые модели здесь нерелевантны и неприменимы.

  8. Конечно верно, что человек не имеет права производить всё то, что он в состоянии производить, и не имеет права применять на практике всё то, что он в состоянии произвести. Призыв «Уметь» заключает в себе «должно делать» и вовсе не является этической заповедью, и вообще не должно существовать никакого, ничем не ограниченного, «технического императива». С другой стороны, не следует сверх меры ограничивать способность человека творить нечто технически новое и это новое реализовывать, тем более, что творения технической мысли внутренне противоречивы, а это означает, что они могут быть использованы и позитивно. И более того, они должны быть использованы. Человечество уже стало зависимым от технического прогресса, и от этой зависимости оно может избавиться, к сожалению, только ценою катастроф. Люди нашего времени уже не в состоянии остановить технический прогресс (как это предлагал в 1960-х годах Герберт Маркузе) или, оценив технический прогресс крайне негативно, попытаться препятствовать ему. Это, конечно, не означает, что человек как бы обречён на навязанный ему фетишизм индустриального и технического развития или что он одержим идеей «технологического детерминизма» произвести всё то, что он может произвести и все обновлять. Действительной заповедью разума является: мудрое регулирование, самоконтроль и умеренность. Мудрости в обращении с самим техническим могуществом нам ещё предстоит достигнуть. Тотальное отрицание техники столь же нелепо, сколько нелепа чрезмерность и бесконтрольность в её применении.
  9. То, что может быть полезно и человеку, и природе изменяется на протяжении человеческой истории и зависит от различных обстоятельств. Так, во времена недостаточности народонаселения в некоторых странах вопрос о регулировании рождаемости был поставлен совсем иначе, чем в период, когда начали переходить все пределы роста, исчерпываться природные ресурсы и опасно загрязнилась естественная среда обитания человека. Поэтому при рефлексии над проблемами этики необходимо учитывать динамику и практику исторической ситуации. При всей стабильности основных тенденций следует постоянно иметь в виду и дальнейшие усовершенствования перед лицом новых вызовов технического прогресса.
  10. В условиях динамики непрерывного развития, трудностей, возникающих в разработке ориентации и оценок крайне непросто давать общие рецепты о постоянных, фундаментальных видах ответственности перед человеком, человечеством, будущими поколениями, природой и обитающими в ней живыми существами. Поэтому единственная возможность заключается в том, чтобы нам самим возвыситься до постижения возможных этических вызовов в будущем, и там, где это возможно, поощрять моральную ответственность, чувство нравственного подхода к технике во всех её аспектах, способствовать осознанию нашей ответственности за человека и природу, особенно в тех случаях, когда речь идёт об обстоятельствах, связанных с конкретными проектами и профессиями.

    Создание и внедрение в нашу жизнь этических кодексов в сфере техники и технической (а также научно-технической) деятельности — дело совершенно неотложное точно так же, как и соответствующее этическое образование инженеров и техников. По моим наблюдениям, техники и исследователи в своих поисках, как и на более ранних ступенях получения образования, практически не соприкасаются с этическими проблемами. Внедрение этического образования, знания начал этики следует требовать и развивать не только в виде школьной дисциплины, наподобие какого-то эрзаца школьного преподавания религии, но, в частности, как способа высоко сознательного усвоения основ и принципов профессиональной этики, создания некой дисциплины для «подготовки моральных стражей» в области техники и её применения (воспитание таких «стражей» требовалось в «Декларации о технике и моральной ответственности в Маунт-Кармеле» в 1974 году в Хайфе).

    У нас нет иного выбора, как брать на себя ответственность и риск осуществлять разумно управляемый технический прогресс. Достоинство человека, помимо всего другого, состоит ещё и в том, чтобы быть ответственным перед другими, перед зависящими от него существами и мудро распоряжаться своим техническим могуществом. До начала нашего века человек, как homo faber, как техник и мастер в своём творчестве способствовал прогрессу, создавая многие высокие блага для общества и личности и укрепляя у человечества сознание исторической перспективы и оптимизма. И мы должны сделать все от нас зависящее, чтобы вооружённый современной наукой и техникой человек не утратил этого своего высокого призвания.

Приме­чания: Список примечаний представлен на отдельной странице, в конце издания.
Содержание
Новые произведения
Популярные произведения