Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Александр Субботин. Классификация. Глава 6. Искусственные и естественные классификации

Приступая к рассмотрению видов классификации, надо прежде всего определиться с тем, на каких основаниях следует выделять эти виды. С одной стороны, нельзя не принимать во внимание ту функцию, которую выполняет классификация, то, как она справляется с теми задачами, которые призвана решать. С другой стороны, следует иметь в виду, что не на всех этапах развития знания классификация решает одни и те же задачи и что в ходе исторического развития знания наблюдается смена видов классификации. Ведь первоначальные группировки бывают ещё несовершенны и поверхностны, поскольку основываются не на существенных, а порой на произвольно выбранных свойствах изучаемых объектов. И лишь в дальнейшем классификация всё более и более совершенствуется; она начинает основываться на свойствах, имеющих важное значение для природы классифицируемых объектов, точно и подробно отражая их виды и разновидности. Учёт этих факторов — методологического и исторического — приводит к достаточно традиционному заключению: классификации можно разделить на искусственные и естественные. Я утверждаю это, несмотря на протестующие голоса, среди которых слышится и такой: «деление классификаций на естественные и искусственные, поразительное по своей безосновательности, неконкретности и бесплодности, нанесло и наносит трудноисчислимый вред всему естествознанию». 8

Надеюсь, что в последующем моем изложении можно будет найти фактический материал, опровергающий такое мнение. Но сначала хочу напомнить, что одним из первых подробную характеристику указанным видам классификации дал Ампер, в сфере энциклопедических интересов которого были и вопросы методологии научного знания. В своём «Опыте философии науки» он писал: «Мы должны различать два рода классификации, естественную и искусственную. В последней некоторые признаки, произвольно выбранные, служат для определения места каждого предмета; мы отвлекаем все другие признаки, и при этом оказывается, что часто предметы этим способом соединяются или отделяются друг от друга самым странным образом. Напротив, в естественных системах классификации мы берём все существенные признаки предметов, занимающих нас, определяя важность каждого из них; и результаты этого труда мы принимаем только тогда, когда сходятся вместе предметы, представляющие самую близкую аналогию, и группы нескольких порядков, составленных из них, располагаются тем ближе, чем более сходны их признаки. Таким образом и получается всегда род связи, более или менее выраженной, между каждою группою и той, которая следует за ней». 9 Эти два вида классификации признавал не один Ампер. О существовании искусственных и естественных классификаций писали крупнейшие учёные, в том числе создатели знаменитых систем классификаций: Линней и Бэр, Бутлеров и Менделеев, Веттштейн и Майр.

Итак, исходя из вышеуказанных методологических соображений и опираясь на солидный материал истории науки, можно несколько более подробно охарактеризовать эти два вида классификации. Искусственная классификация — это прежде всего описательно-распознавательная система, представляющая классифицируемую область в удобном для обозрения, запоминания и распознавания виде. Распределение объектов по группам здесь осуществляется на основании некоторого минимального числа их постоянных, однако не обязательно существенных для этих объектов свойств. При этом выбираются такие свойства, которые наиболее заметны и которые определённее, надежнее, чем прочие свойства, отличают друг от друга объекты разных групп. Установленный порядок самих групп в такой классификации носит также внешний, формальный характер. Искусственная классификация более отделяет друг от друга объекты разных групп, равно как и группы, чтобы дать возможность по отдельности обозреть их все, чем соединяет их в единой системе.

В естественной классификации исходят из учёта всей совокупности свойств классифицируемых объектов, объединяя последние в группы на основании их наибольшего сходства между собой; то есть на основании постоянно присущих им общих свойств, определяющих множество других сходных свойств этих объектов как известных, так и ещё неизвестных, и поэтому являющихся источником максимальной информации о классифицируемых объектах. Эти основные, общие и существенные свойства могут быть различного характера: как внешние, так и внутренние, как явные, так и скрытые. И если группобразующими являются неявные, внутренние свойства объектов, то целесообразно, опираясь на их связь с множеством других свойств, всё же в отличительные, обособляющие признаки группы включить сопутствующие им наглядные свойства, как их знаки или показатели. Ибо на каких бы глубоких основаниях не строилась классификация, нельзя забывать, что она должна быть полезной в практическом отношении, что наилучшая классификация та, которая содержит в себе максимальную информацию в сочетании с максимальной лёгкостью её извлечения. Группы, ображованные в результате такого объединения наиболее подобных объектов, являются естественными группами. Они составляют те блоки, из коих строится естественная классификация. Именно объяснительная классификация, вскрывающая причину общности свойств у объектов, принадлежащих к одной и той же группе, и вместе с тем ту связь, которая существует между объектами, входящими в разные группы. Эта классификация не только разделяет, но и соединяет классификационные группы, наводя на естественную закономерность или прямо устанавливая её.

Характеризуя искусственные и естественные классификации, надо отметить ещё следующее. В искусственных классификациях имеет место диктат логики. Последняя доминирует над классифицируемым материалом, поскольку здесь создаётся формально стройная, чётко расчленённая система, в которой, однако, не обязательно отражаются естественные соотношения. Напротив, в естественных классификациях диктует конкретный материал. Он доминирует над логикой, которая выступает лишь одним из средств, контролирующих его рациональное распределение. Не априорные принципы логики, а апостериорно установленные естественные связи определяют здесь организацию классифицируемых объектов, сведение их в систему естественных групп, находящихся между собой в содержательных, а не просто формальных отношениях.

Существует мнение, что нет и не может быть резкого и точного различия между естественной и искусственной классификациями; что одна отличается от другой только по степени; что всякая группировка, осуществляемая с какой-либо целью, является более или менее естественной, потому что при внимательном рассмотрении она всегда представляет бульшее сходство, чем то, на основании которого она осуществлена. Действительно, поскольку классифицируемые объекты представляют собой определённые целостности, почти невозможно сгруппировать их по какому-нибудь, даже произвольному, свойству без того, чтобы при этом не обнаружилось их сходство и в каких-то других свойствах. Стенли Джевонс, точку зрения которого я сейчас излагаю, приводит в связи с этим пример группировки англичан в алфавитном порядке по начальным буквам их фамилий. Казалось бы трудно найти более произвольную группировку. Однако анализ показывает, что при этом образуются обширные группы фамилий, сходных по своим первым буквам (например, Мас под буквой М), которые указывают на определённую этническую принадлежность лиц, носящих эти фамилии (начало с Мас указывает на кельтское происхождение), а значит, и на весьма вероятную принадлежность им тех особенностей, которые характерны для данного этноса. Однако это тонкое наблюдение Джевонса, на мой взгляд, ничего не доказывает в вопросе о соотношении искусственных и естественных классификаций. Оппозиция последних связана с теми целями, которым подчинено все их построение. Искусственная классификация создаётся в целях регистрации и удобного распознавания классифицируемых объектов. Естественная — в целях выявления полноты их существенных свойств и связей, постижения их природы, получения о них максимальной информации. На какие бы дополнительные признаки ни наводила нас группировка людей по начальным буквам их фамилий, очевидно, что сама такая классификация создаётся в узких целях составления телефонного справочника, избирательного списка или списка членов какого-нибудь клуба и тому подобное и ни в какой степени не является естественной, так как напрямую и не ставит перед собой и не решает её задачи.

Если классификация создаётся не в рабочих, вспомогательных целях, а составляет ядро исследования в той или иной области знания, то главной задачей здесь ставится получение естественной классификации. В этом случае естественная классификация обычно завершает собой целый ряд классификационных попыток, создания классификаций, которые более или менее к ней приближаются. Поэтому закономерно возникает вопрос о критериях естественности классификации, о тех её качествах, которые могут удостоверить, что мы имеем дело именно с естественной классификацией. Каковы же эти критерии? Если классификация выступает как форма выражения закона природы, как это, например, имеет место в случае Периодической системы химических элементов, то это является самым убедительным доводом в пользу того, что классификация естественна. А. А. Любищев отмечал, что наиболее совершенной классификацией можно считать такую, где все свойства объектов определяются их положением в системе, и чем ближе классификация стоит к такому идеалу, тем она менее искусственна. Поэтому он формулировал следующий критерий естественности классификации: естественной системой надо назвать такую, в которой количество свойств объекта, поставленных в функциональную связь с его положением в системе, является максимальным. Справедливости ради, замечу, что Любищев иным образом, так сказать, на объектном языке, сформулировал тот же критерий, на который ещё в прошлом веке указывал В. Уэвелл, а вслед за ним и Дж. Ст. Милль: естественную классификацию отличает то, что относительно объектов её групп можно высказать бульшее число общих положений, чем относительно любой другой группировки этих объектов. Уэвелл указал ещё и другой критерий естественности классификации: в ней сохраняется прежняя упорядоченность объектов при смене классификационных признаков. Очевидно, однако, что этот критерий является более слабым, чем критерий Любищева — он может следовать из последнего, но не наоборот. Можно отметить ещё целый ряд условий, которым должна удовлетворять естественная классификация: классификация должна быть объективной, то есть базироваться не на прагматических потребностях классификатора, а на свойствах важных для самих классифицируемых объектов, выражающих их природу самих по себе; она должна быть не просто описательной, но объяснительной; должна обладать прогностической силой; должна быть стабильной, так сказать, устойчивой по отношению к помехам, к тем новым открытиям, которые нарушают её строй.

Если обратиться к истории тех наук, которые издавна были связаны с классификационными задачами и которые дают образцы наиболее развитых и совершенных систематик, то можно заметить определённую закономерность в ходе становления классификаций. Развитие знания здесь шло от искусственных классификаций к выделению естественных групп и далее к формированию целостных систем естественных классификаций. Так, в химии первоначально имели место искусственные группировки химических элементов по отдельным внешним физическим свойствам. Затем в ходе тщательного изучения собственно химических свойств веществ в группы объединяли элементы, сходные по их химическим свойствам. Так как основанием объединения одних элементов и разделения других служила аналогия и различие их химической природы, то это было уже переходом к естественной системе классификации, так сказать, изготовлением тех блоков, из которых предстояло сложить её целостное здание. Далее последовали поиски тех связей, которые смогли бы объединить эти группы в единую систему. Здесь возникали различные представления — о «земном винте» (де Шанкуртуа), о «законе октав» (Ньюлендс), однако плодотворными оказались те работы, в которых обращалось внимание на величины и изменения атомного веса у элементов (Дюма, Ленссен, Штеккер). Решающего успеха добился Д. И. Менделеев. Разложив свой знаменитый пасьянс — карточки со свойствами разных элементов, он установил периодическую зависимость свойств химических элементов от их атомного веса. Открытый периодический закон позволил не только точно распределить все элементы по группам, но и упорядочить сами группы в целостной системе естественной классификации. В дальнейшем система Менделеева, которая была глубоким, но всё же эмпирическим обобщением, подверглась теоретической обработке на базе учения о строении атома. Периодичность изменения свойств химических элементов была поставлена в зависимость от заряда атомных ядер и периодичности изменения числа электронов в наружном слое атомов.

Искусственными были и первые биологические систематики. Теофраст, например, делил все растения на деревья, кустарники, полукустарники и травы. И много столетий после него продолжался период искусственных ботанических классификаций. Внимание ботаников, ввиду огромности всё возрастающих данных о флоре и настоятельной потребности ориентироваться в её разнообразии, было направлено на отыскание такого базового признака растений, вариации которого были бы удобной основой для распределения всех растений по группам. Этот период завершился грандиозной работой К. Линнея. Он положил в основу своей классификации растений морфологические особенности органов размножения, а именно комплекс признаков, связанных со строением андроцея (мужской части цветка). Линней создал целостную, чёткую в своих подразделениях, практически очень удобную для ориентировки в многообразии растительных форм, но, как он сам считал, искусственную классификацию. Вместе с тем Линней полагал главнейшей задачей ботаники нахождение «естественной системы» и сам поработал в этом направлении, установив 65 естественных групп растений. В последующий за Линнеем период ботаники много потрудились для выявления естественных групп. Изучая фенотип, они не довольствовались небольшим числом общих свойств, а рассматривали их корреляции с другими свойствами, находя их устойчивые комплексы, характеризующие сходные формы. Обращение к анатомическому строению растений и данным сравнительной морфологии дало возможность уже на этой стадии проникнуть в родственные отношения растений. На этой фенотипической стадии становления систематики были разработаны многие практические методы естественных группировок, которыми пользуются до сих пор, и созданы первые естественные классификации растений (А. де Жюссье, А. де Кандоль, С. Эндлихер). С появлением эволюционной теории Ч. Дарвина естественной системе был придан филогенетический смысл. Из теории Дарвина следовало, что причина сходства живых организмов лежит в общности их происхождения, их генеалогическом родстве. Эволюционный подход потребовал скоординировать фенотипическую систематику с филогенией, так изменить систематику, чтобы расположения классификационных групп в ней соответствовали бы путям эволюционного развития. И эволюционный подход остаётся до сих пор лучшей и наиболее глубокой основой для классификации, чем какой-либо другой.

Итак, история химии и биологии даёт не только классические примеры естественной классификации, но и представление об этапах её становления. Вместе с тем процесс формирования естественных систем классификации в целом ряде областей науки происходит достаточно сложно и связан с многочисленными трудностями. Это обстоятельство побуждает некоторых специалистов говорить о кризисе понятия естественной классификации, о том, что, может быть, стоит отказаться от деления классификаций на естественные и искусственные и различать лишь целесообразные и нецелесообразные классификации. Поэтому возникает вопрос: всегда ли в тех областях знания, где классификация играет важную роль, можно надеяться на построение естественной системы или же мы вынуждены довольствоваться более или менее удачными искусственными классификациями и не более того? Ведь из того обстоятельства, что в одних случаях приходят к такой системе, ещё не следует возможность её существования во всех остальных случаях. Довод, конечно, правомерный. Однако, на мой взгляд, всё же есть достаточные основания полагать, что привилегированные группировки должны иметь место и в других случаях реального классифицирования. Ниже я постараюсь объяснить почему.

Если бы у подлежащих классифицированию объектов некоторой предметной области все свойства существовали и изменялись независимо друг от друга, то тогда такие объекты можно было бы сгруппировать по каждому отдельному свойству и это исключило бы возможность создания какой-либо привилегированной группировки, основанной на наибольшем сходстве входящих в неё объектов. Но это крайне идеализированный случай. В действительности же при классифицировании имеют дело с реальными объектами, представляющими собой определённые целостности, которым присущи комплексы свойств, то есть свойства, постоянно связанные между собой в различных комбинациях. Но в таких случаях среди всех возможных вариантов группировок есть и такая группа, в которой объекты будут объединены на основании наибольшего числа их общих существенных свойств, или меронов, если использовать терминологию С. Мейена, то есть согласно их наибольшему сходству. Само по себе это обстоятельство вовсе не содержит указания, как найти такую группу среди всех возможных. Перебрать все группировки было бы бесперспективной затеей вследствие их огромного количества даже при сравнительно небольшом числе классифицируемых объектов, не говоря уже о тех случаях, когда их число велико. Здесь ведётся речь не о способе нахождения такой естественной группы, для чего требуется специальное исследование, а лишь о том, что такая группа должна существовать среди всевозможных группировок. Если это так, то аналогичные соображения позволяют заключить, что существуют и группы более и менее между собой сходные. А следовательно, вообще говоря, имеется и некоторый их порядок, какое-то отношение между ними, исследование которого способно привести к естественной системе классификации. Вот на этой оптимистической ноте, пожалуй, можно и завершить рассмотрение вопроса об искусственных и естественных классификациях.

Приме­чания: Список примечаний представлен на отдельной странице, в конце издания.
Содержание
Новые произведения
Популярные произведения