Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Фрэнсис Фукуяма. Великий разрыв. Часть II. О генеалогии морали. Глава 10. Происхождение сотрудничества

Если мы примем, что человеческая склонность объединяться в группы не является просто социально сконструированной или продуктом рационального выбора и что кооперация имеет естественную или генетическую основу, то возникает вопрос: как она возникла? Как было отмечено ранее, современная эволюционная биология начинает с тех же допущений, что и современная экономика: невозможно иначе объяснить групповое поведение, кроме как в терминах интересов индивидов, которые входят в группу. Как, в таком случае, можем мы объяснить возникновение альтруизма и социального поведения?

Всё начинается с родства

Два основных пути, которыми индивидуальные интересы приводят к социальной кооперации, — это отбор родственников и взаимодействие. Отбор родственников, также называемый включающим соответствием, — теория, развитая в 1960-х годах Уильямом Гамильтоном 1 и освещённая Ричардом Докинсом в его книге «Эгоистичный ген» 2. Хотя любая теория социального поведения должна опираться на учёт эгоистических интересов индивидов, эти интересы в первую очередь заключаются в передаче своих генов потомству и только во вторую — в собственном выживании. Поэтому, утверждает Докинс, именно гены, а не организмы являются эгоистичными. Гамильтон показал, что родственники обычно проявляют альтруизм по отношению друг к другу в строгой пропорции к количеству генов, которые являются для них общими. У родителей и детей, а также у родных братьев и сестер общей является половина генов (если только последние не являются однояйцовыми близнецами — в этом случае у них общие все 100 процентов генов); поэтому в данном случае у них можно ожидать альтруистического поведения с вероятностью, в два раза большей, чем у двоюродных братьев и сестер или, скажем, у тети и племянницы, у которых общими является только четвёртая часть их генов 3. Было замечено, что земляные белки, строя гнездо, отличают сестер из того же самого помета от сестер, с которыми они имеют только одного общего родителя, и подобное же поведение наблюдалось у представителей многих видов 4.

На самом деле, конечно, отбор родственников — гораздо более сложный процесс, поскольку родственники, имеющие общую часть генетического наследия, будут как сотрудничать, так и конкурировать друг с другом. Роберт Трайверс показал, что внутри семей проявляются различные побуждения к родительскому альтруизму — не только материнскому и отцовскому, но и по отношению к родителям по мере того, как ребёнок вырастает и становится более самостоятельным 5. Знание о том, кто является, а кто не является родственником, — тоже не тривиальная проблема для многих видов, включая человека. Успешность продолжения рода у кукушек зависит от других птиц, которые не способны отличать яйца и птенцов кукушек от собственных. У людей только с появлением тестов на ДНК стало возможным точно устанавливать, является ли данный мужчина отцом конкретного ребёнка.

Человеческая общность, таким образом, начинается с родственных связей; альтруизм пропорционален степени родства. Это вывод такого рода, что, как говорится, не нужно кончать университетов, чтобы его понять. Тем не менее полезно помнить, что даже в обществе, в котором существует самое строгое равенство перед законом, непотизм и фаворитизм в отношении родственников все ещё остаются сильными побудительными факторами. Это объясняет огромный односторонний поток ресурсов от родителей к детям, а также то, почему подавляющее большинство новых коммерческих предприятий обычно оказываются семейными, часто с привлечением неоплачиваемого труда родственников, к какой бы культуре их основатели ни принадлежали. Это объясняет также то, почему даже самые близкие неродственники не выдержат «теста домом престарелых» (см. выше), но мать пациента всегда пройдёт этот тест. Это объясняет и некоторые неочевидные социальные явления — к примеру, тот факт, что только очень небольшая доля бытовых убийств совершается кровными родственниками 6 и что рост числа случаев жестокого обращения с детьми в США и других западных странах напрямую связан с тем, что увеличилось число семей, где один из супругов является мачехой или отчимом 7.

Взаимодействие

Несмотря на то что общность может начинаться с родства, существует также явно альтруистическое и кооперативное поведение, которое имеет место в природе между неродственниками. Примеры кооперации среди шимпанзе, приведённые в начале предыдущей главы — вылазки групп самцов или создание коалиции для достижения доминирования, — имеют широкое распространение среди животных, не состоящих в родственной связи. Есть много других случаев такого рода — летучие мыши-вампиры кормят неродственников, а бабуины защищают чужих детёнышей в стае 8. Более того, некоторые рыбы-чистильщики и рыбы, которых они чистят, состоят в альтруистической связи, несмотря на то что принадлежат к разным видам 9. Антропологи знают абсолютно точно: то, что считается родством во многих человеческих обществах, — на самом деле фикция. Китайцы которые являются членами одного рода, верят, что являются родственниками друг друга, хотя на самом деле имеют лишь одного общего предка, отделённого от них десятками поколений 10; и тем не менее они сотрудничают друг с другом, как если бы большая часть генов была у них общей.

Помимо отбора родственников, второй общепризнанный естественный источник социального поведения — взаимный. альтруизм 11. Биологические теории взаимного альтруизма многое позаимствовали из экономики и теории игр для того, чтобы показать, как взаимность могла развиться у индивидов, управляемых эгоистическими генами, — в частности, применяя метод повторяющегося решения Роберта Аксельрода по «дилемме заключённого» 12.

Теория игр формулирует проблему кооперации следующим образом: как рациональным, но эгоистичным индивидам удаётся прийти к нормам кооперации, которые максимально увеличивают благосостояние группы, если они испытывают искушение отступить от совместного решения и достичь более определённых личных выгод? Эта классическая проблема в теории игр носит название «дилеммы заключённого». Я и Сэм — заключённые, и мы составили план побега. Если мы будем сотрудничать, то убежим. Но если я буду выполнять свою часть уговора, а Сэм донесет на меня охранникам, я буду строго наказан. И наоборот, если Сэм будет выполнять уговор, а я донесу на него, охранники вознаградят; меня. Если настучим мы оба, никто из нас ничего не получит. Для нас обоих будет лучше, если мы будем придерживаться нашего первоначального соглашения, но риск того, что Сэм предаст меня, вполне реален, и я получу вознаграждение, если я предам его. Таким образом, мы оба решаем предать один другого. Несмотря на взаимную выгоду сотрудничества, опасение оказаться обманутым препятствует его реализации. Игры типа «дилеммы заключённого» трудны для участников, потому что решение, в котором оба игрока мошенничают, создаёт то, что специалисты по теории игр называют равновесием Нэша. Для вас это наилучшая доступная стратегия — она минимизирует шансы того, что вам придётся расплачиваться за наивность, в то время как другому игроку достанется вознаграждение за донос из-за того, что вы были верны уговору. В то же время она даёт вам шанс сделать то же самое с ним. Но, хотя для вас как для индивида обман является лучшей стратегией, чем сотрудничество, он приводит к худшим результатам, когда учитываются действия обоих игроков; экономисты называют это социально субоптимальным исходом. Вопрос, в таком случае, состоит в том, каким образом игроки как индивиды могут достичь общего результата.

Игра в «дилемму заключённого» с одной попыткой, когда игроки встречаются только один раз, не имеет удовлетворяющего обоих игроков исхода, без применения сложных стратегий наложения на себя обязательств стремиться к общему результату. (Предварительное наложение обязательств не разрешает «дилемму заключённого» — оно только преобразует её в проблему того, как игрок может дать знать о своём принятии обязательства заблаговременно, причём так, чтобы ему поверили.) Проводя сравнение различных стратегий, Роберт Аксельрод показал, как совместное решение может быть достигнуто в итерированной (повторяемой) игре, когда одни и те же игроки вынуждены взаимодействовать друг с другом повторно 13. В результате применения простой стратегии «око за око, зуб за зуб», в которой игрок повторяет действия партнёра (сотрудничество в ответ на сотрудничество, предательство в ответ на предательство), возникает процесс обучения, благодаря которому каждый игрок в конце концов начинает понимать, что в долгосрочном плане стратегия сотрудничества даёт большую индивидуальную отдачу, чем стратегия предательства, и поэтому является рационально оптимальной.

Причины, по которым стратегия «око за око, зуб за зуб» даёт решение «дилеммы заключённого», можно понять и без теории игр. Если человек должен принять решение: доверять ли другому человеку, которого он не знает и никогда больше не увидит, то он скорее всего будет осторожен, поскольку оснований для доверия недостаточно. В результате повторяющегося взаимодействия, с другой стороны, у игрока складывается репутация честного человека или предателя 14. Тех, кто попадает во вторую категорию, будут остерегаться, в то время как попавшие в первую будут стремиться к взаимодействию. Поскольку прошлое не обязательно является предиктором будущего, всегда остаётся возможность, что человек, который сотрудничает сегодня, завтра предаст. Однако даже несовершенная возможность отличать склонных к сотрудничеству от предателей даёт существенное преимущество при установлении отношения сотрудничества.

Со времени публикации результатов сравнения стратегий Аксельродом теория игр значительно продвинулась вперёд, появилось множество других стратегий, помимо стратегии «око за око», которые давали столь же, если не более, стабильные результаты. Однако основополагающее открытие Аксельрода говорит чрезвычайно много о том, как в различных ситуациях возникают доверие и сотрудничество: начиная с людей, начавших охотиться совместно в обществах охотников-собирателей, и кончая современными корпорациями, стремящимися убедить потребителей в качестве своей продукции. Ключом здесь является итерация: если вы знаете, что вам придётся работать с одной и той же группой людей в течение длительного времени, и если вы знаете, что они будут помнить, когда вы были честны с ними, а когда — нет, то в ваших собственных интересах действовать честно. В такой ситуации норма взаимности появится спонтанно, поскольку репутация честного человека становится преимуществом. Пещерный человек не будет уклоняться от обязанности выгнать мамонта из леса, поскольку иначе ему придётся дер жать ответ перед голодными и злыми соплеменниками; фармацевтическая компания немедленно проведёт изъятие некачественного продукта из аптек, поскольку не захочет нанести урон своей репутации.

Итерированная стратегия «око за око, зуб за зуб» Аксельрода используется в обычных условиях рационально мыслящими людьми, и если им на основе опыта удаётся научиться сотрудничать внутри группы, то норма становится культурным артефактом. В такой же игре могут участвовать и не наделённые разумом агенты (например, животные), слепо взаимодействующие друг с другом, и научение может принимать форму не культуры, а генетической предрасположенности к вознаграждению особей, склонных к сотрудничеству, и наказанию склонных к предательству. Другими словами, неродственные особи, помогавшие друг другу на протяжении какого-то времени, могут увеличить свой шанс на продолжение рода по сравнению с теми, кто этого не делал, и в конце концов взаимодействие становится закодированным в генах, управляющих общественным поведением.

Вероятность развития взаимного альтруизма наиболее высока у видов, представители которых многократно вступают во взаимодействие, имеют относительно большую продолжительность жизни и обладают когнитивными способностями, позволяющими отличать нацеленных на сотрудничество от обманщиков на основании множества едва различимых сигналов. Биолог Роберт Трайверс утверждает, что именно такие механизмы взаимного альтруизма и развились у людей: Вероятно, на протяжении последнего этапа эволюции по крайней мере последние 5 миллионов лет) осуществлялся жёсткий отбор среди наших предков, направленный на развитие различных видов взаимодействия. Я основываю это заключение отчасти на существовании выраженных эмоций, лежащих в основе наших отношений с друзьями, коллегами, знакомыми и так далее. Люди обычно помогают друг другу в случаях опасности (например, при несчастных случаях, нападениях хищников и нападениях со стороны других человеческих существ)… Вероятно, во времена плейстоцена, а может быть, и раньше у гоминид возникли предпосылки развития взаимного альтруизма: большая продолжительность жизни, плотность расселения, жизнь в маленьких, связанных взаимной зависимостью стабильных социальных группах, долгий период родительской опеки, что привело к тесным контактам с близкими родственниками на протяжении многих лет 15.

Приведённое выше рассуждение, конечно, одна из тех «вот-так-историй», в сочинении которых часто обвиняют социологов. Но нужно спросить, почему случилось, что система человеческих эмоций включает такие чувства, как гнев, гордость, стыд и чувство вины, каждое из которых проявляется в качестве ответной реакции на поведение людей, которые либо честны и склонны к сотрудничеству, либо обманывают и нарушают правила в ситуациях типа «дилеммы заключённого».

Роль охоты как источника как мужской, так и вообще человеческой общности рассматривалась и другими антропологами-эволюционистами. Охота на крупных животных особенно побуждала к объединению. В обществах охотников и собирателей члены нуклеарной семьи гораздо легче делятся мясом с другими родичами, чем растительной пищей или собранными личинками насекомых, — по вполне понятным причинам. Для охоты на крупную дичь требуются совместные усилия нескольких мужчин, поэтому каждый получает свою долю добычи. В то же время количество белков, добытых таким образом, больше, чем может потребить отдельная семья, сохранение впрок невозможно, что способствует готовности поделиться 16. Следует отметить, что практически во всех известных человеческих культурах акт принятия пищи почти всегда совершается публично. В то время как мы отправляем большинство телесных функций только приватно, мы, по-видимому, обладаем естественным желанием делить пищу с другими людьми — от деловых ленчей до пикников в компании и семейных обедов. Антрополог Адам Купер указывает на то, что даже в США, где индивидуализм и конкуренция являются высшими культурными ценностями, два самых важных праздника — День Благодарения и Рождество, отмечаемые многолюдными банкетами, посвящены не индивидуальным достижениям, а социальной солидарности 17. Все это внушает мысль, что окружающие древнего человека условия способствовали развитию склонности ко взаимности, которая не была просто культурной.

Существует тенденция проявлять небрежность в употреблении терминов «взаимность» или «взаимный альтруизм» и полагать, что это то же самое, что и «рыночный обмен». Это не так. В рыночном обмене товарами обмениваются одновременно, причём и покупатели, и продавцы ведут точный учёт курсу обмена. В случае взаимного альтруизма обмен отодвинут во времени — одна сторона может оказывать благодеяние, не ожидая немедленной отдачи и не предполагая получить точную компенсацию. Взаимный альтруизм гораздо ближе к тому, что мы понимаем как моральный обмен внутри сообщества, и в него как в таковой вкладывается совсем другое эмоциональное содержание по сравнению с рыночным обменом. С другой стороны, взаимный альтруизм — это не то же самое, что и альтруизм как таковой. Помимо альтруизма генетических родственников, в природе трудно найти много примеров истинного одностороннего альтруизма. Как мы позже увидим при обсуждении вопроса о различии между рыночным и моральным обменом в третьей части книги, почти всегда поведение, которое мы считаем моральным, включает в себя обоюдный обмен некоторого рода и, в конце концов, приносит взаимную выгоду сторонам, которые в нём участвуют.

Сотрудничество ради конкуренции

В полемике на тему «индивидуализм против коллективизма» или «капитализм против социализма» люди обычно ссылаются на избранные примеры из мира природы для того, чтобы доказать: либо что люди по своей природе агрессивны, склонны к конкуренции и иерархии, либо что они, наоборот, миролюбивы, склонны к сотрудничеству и помощи другим. Однако если на мгновение задуматься, то можно увидеть — эти на первый взгляд противоположные характеристики на самом деле тесно связаны друг с другом с эволюционной точки зрения. Способность к сотрудничеству и взаимный альтруизм первоначально возникают потому, что они дают преимущество тем индивидам, которые ими обладают. Способность работать сообща в группах — социальный капитал — давала преимущество в конкуренции первым людям и их человекообразным предкам, поэтому качества, поддерживающие сотрудничество в группе, распространились. Когда возникают группы, между ними начинается конкуренция, способствуя развитию более высокого уровня кооперации внутри самих групп. Общественное поведение шимпанзе в Гомбе связано по меньшей мере с тем фактом, что им приходится конкурировать друг с другом в пределах группы. По словам биолога Ричарда Александера, человеческие существа сотрудничают, чтобы конкурировать 18.

Исследователи политического развития описали феномен, названный «оборонительной модернизацией»: появление новых военных технологий в одном государстве вынуждает конкурирующие общества не только овладевать технологией, но и создавать политические и экономические институты, необходимые для производства этой технологии, — такие, как налоговые и регулирующие властные структуры, стандартизация мер и весов, а также система образования. Что-то вроде этого имело место в Турции в первой половине XIX века и в Японии на сорок лет позже, когда они столкнулись с западной военной мощью 19. Другими словами, внешняя военная конкуренция порождает внутреннюю политическую кооперацию.

Большие размеры и быстрый по эволюционным масштабам) рост человеческого мозга связаны с подобной же серией гонки вооружений между человеческими существами — развитием, которое впоследствии создало возможность появления языка, общества, государства, религии и всех социальных институтов, которые человеческие существа изобрели. Рэнгхэм указывает на карликовых шимпанзе, или бонобо, как на эволюционную альтернативу, демонстрирующую отсутствие необходимости в том, чтобы человеческие существа стали такими агрессивными и склонными к насилию, какими они являются. Эти животные — просто мечта либерала: самцы бонобо гораздо менее склонны к насилию, чем самцы шимпанзе; как самцы, так и самки бонобо меньше конкурируют за статус в иерархии; особи женского пола играют гораздо более важную политическую роль в стае; и все постоянно занимаются сексом, как гетеро-, так и гомосексуальным. Вопрос, для ответа на который мы, может быть, никогда не получим достаточно данных, заключается в том, случайно ли люди произошли от шимпанзеобразных предков, а не от бонобообразных — ведь вполне может быть и так, что агрессия и склонность к насилию шимпанзеобразных предков как людей, так и современных шимпанзе и было тем, что подтолкнуло развитие интеллекта, социальности и множества других общественных характеристик человеческой природы.

Между ангелом и дьяволом

Эволюционная теория игр полезна не просто потому, что она объясняет, как социальные инстинкты могли развиться у приматов и у людей. Она также говорит нам кое-что о том, почему человеческие когнитивные и эмоциональные качества развились именно так, как они развились. И по иронии судьбы, она помогает нам понять, почему большинство трактовок человеческого поведения специалистами по теории игр не являются столь уж реалистичными в изображении того, как люди на самом деле действуют.

Когда я говорю, что люди по своей природе являются существами общественными, я этим не хочу сказать, что они ангелы. Другими словами, у них нет безграничных запасов альтруизма, они не являются полностью честными и не имеют каких-то особых побуждений, чтобы ставить благо своего вида — или даже более ограниченного числа неродственников — выше своего собственного блага. Эволюционная теория игр объясняет, почему это так. Даже если мы смогли бы представить себе общество ангелов, в котором каждый был бы совершенно честен и склонен к сотрудничеству с собратьями в общих устремлениях по генетическим или культурным причинам, такая ситуация не была бы стабильной. Зная, что все остальные будут держаться своих обязательств, нарушитель соглашений мог бы извлечь потенциально гораздо большую пользу, чем в группе не нацеленных на сотрудничество индивидов. Чтобы превратить ангелов в обычных, недоверчивых смертных, достаточно окажется единственного добившегося успеха нарушителя. Это справедливо и на генетическом уровне, и на культурном уровне — ген оппортунизма распространится среди популяции нацеленных на сотрудничество так же, как оппортунистическое поведение распространится в обществе честных людей. Это объясняет, почему создатели финансовых пирамид особенно преуспели в Юте, где честность и склонность к доверию в общине мормонов время от времени бесстыдно эксплуатировались плутами всех мастей (часто своим же братом-мормоном, которому было известно больше других об уязвимости общины).

С другой стороны, общество, в котором все люди являются дьяволами, стремящимися обмануть и обвести вокруг пальца своих собратьев при каждом возможном случае, также не будет стабильным. Появление небольшого числа честных сотрудников в этом обществе дьяволов приведёт людей, склонных к сотрудничеству, к извлечению больших выгод за счёт дьяволов. Дьяволы будут не способны сотрудничать друг с другом и будут постоянно проигрывать ангелам, которые способны сотрудничать. В классическом примере из эволюционной теории игр смешанная популяция соколов и голубей не будет стабильной, если все голуби будут съедены соколами: последние примутся друг за друга из-за недостатка еды.

Эволюционная теория игр, таким образом, говорит нам, что все общества будут состоять из ангелов и дьяволов или, точнее, будут состоять из людей, которые обладают ангельскими и дьявольскими чертами в разных пропорциях. Соотношение ангелов и дьяволов будет зависеть от выгоды того или другого поведения, то есть благ, которые достанутся ангелам, способным объединиться друг с другом, и дьяволам, преуспевающим в своём оппортунизме. Учитывая эти выгоды, теория игр может помочь предсказать, какое соотношение ангелов и дьяволов будет иметь место и какие эволюционно стабильные стратегии возникнут в результате.

Если известно, что все люди живут в смешанном мире ангелов и дьяволов, то какие психологические характеристики окажутся наиболее полезны для процветания? Ясно, что ответ не в том, чтобы всем стать ангелами, так как это приведёт к убыткам при встрече с дьяволами. Скорее требуются характеристики, которые позволяли бы решать ежедневно встречающуюся проблему «дилеммы заключённого» для многих игроков. Мы могли бы использовать, во-первых, специальные познавательные способности, которые позволили бы нам отличать ангелов от дьяволов. И во-вторых, нам понадобились бы специальные эмоции или инстинкты, гарантирующие, что мы стабильно будем придерживаться стратегии «око за око, зуб за зуб»: нам необходимо награждать ангелов и наказывать дьяволов. А это, по-видимому, и есть то, что происходило во время эволюции человеческой психики.

Психолог Николае Хэмфри и биолог Ричард Александер независимо друг от друга пришли к выводу, что одной из причин, почему человеческий мозг развивался так быстро, была потребность человека в умении сотрудничать, обманывать и расшифровывать поведение друг друга 20. За последние приблизительно пять миллионов лет, с тех пор как дороги человека и шимпанзе разошлись, мозг увеличился более чем в три раза и расширился так, как это только позволял родильный канал матери. По сравнению с общим временем эволюции это изменение произошло с невероятной быстротой. Многие годы люди думали, что преимущества интеллекта, которые сделались возможными благодаря большому мозгу, были очевидны — на охоте, при производстве орудий и других подобных вещах. Но другие животные охотятся, делают и используют орудия и даже создают и передают по наследству что-то вроде элементарной культуры, не нуждаясь в настолько развитых когнитивных способностях. Хэмфри и Александер утверждают, что наиболее важной и опасной частью человеческой окружающей среды быстро стали другие люди, в результате чего развитие когнитивных качеств, направленных на социальное взаимодействие, сделалось решающим фактором, определяющим эволюционный успех. Когда группы людей стали главным источником конкуренции, возникла ситуация гонки вооружений, так что не существовало реального предела уровню интеллекта, который был необходим для успешного участия в социальной жизни, поскольку остальные её участники приобретали интеллект с той же скоростью 21.

Люди могут пользоваться широким спектром поведенческих индикаторов, чтобы установить, обманывают ли их другие люди, и имеют специальные неврологические механизмы, помогающие в процессе социального познания 22. Ложь связана со многими физиологическими характеристиками — такими, как изменение тона голоса, отведённые глаза, потеющие ладони, учащенное сердцебиение и нервозность. Большинство участков коры головного мозга, отвечающих за зрение, используется для распознавания лиц — что важно, если вы пытаетесь определить, кто является родственником или кто выказывает вам расположение, так же как и для интерпретации выражений лица 23. До сих пор компьютеры не приблизились к человеческой способности интерпретировать тонкие изменения выражений лица или языка тела — этим можно объяснить, почему Интернет не способен заменить собой личные встречи во многих общественных ситуациях.

Помимо прямых наблюдений поведения других людей, наиболее важным источником информации о возможности доверять другим индивидам является их оценка третьим лицом, которое имело дело с ним или с ней — вид коллективной социальной памяти, которая заменяет итерированные взаимодействия при многих социальных контактах. В сущности, потребность посплетничать — передавать информацию об окружающих, оценивая их надёжность и привлекательность в качестве супругов, деловых партнёров, учителей, соратников и так далее — и способствовала развитию человеческого интеллекта как такового. Чтобы сплетничать, нужно обладать речью и языком, а этого нет у шимпанзе и других приматов, несмотря на все их социальные достижения. (Представьте себе, как шимпанзе мог бы передать следующую мысль: «Он довольно надёжен в обычных ситуациях, но если дела пойдут туго, очень вероятно, что он подведёт, а потом будет этим ещё и похваляться» 24.)

Язык — орудие лжи, но также и средство её обнаружения. Способность к речи является исключительно человеческим качеством и физически обеспечивается огромным объёмом новой коры головного мозга, то есть той части мозга, которая развилась относительно недавно по эволюционному масштабу времени 25. Помимо визуальных, существуют и вербальные сигналы того, что человек лжет. Наиболее важной и когнитивно трудной является способность оценить на основании знаний о прошлых поступках и поведении собеседника в настоящем его правдивость и надёжность в будущем — делать суждения на основе, к примеру, внутреннего правдоподобия такого высказывания: «Я предлагаю вам особые условия сделки, которые слишком хороши, чтобы её упустить…» При решении подобных проблем используется культурная информация («Не лучше ли отойти подальше от этого странно одетого типа: на улице темно, время позднее…»). Однако способность получать и обрабатывать такую информацию является естественной.

Джон Л. Локк (нейрофизиолог, а не философ XVII века) указывает: то, что он называет «разговором по душам», является в действительности наиболее важной и исключительно человеческой деятельностью 26. Он считает, что люди разговаривают не столько для того, чтобы передать определённую информацию, сколько для установления социальных связей со своим собеседником. В этом смысле светская болтовня — о погоде, общих друзьях, личных проблемах — составляет основную массу разговоров, начиная с обществ охотников и собирателей и кончая сегодняшним постиндустриальным обществом, и существует прежде всего для включения людей в сеть социальных отношений и обязательств.

Джеффри Миллер утверждает, что именно когнитивные требования, связанные с ухаживанием — развлекать, быть остроумным, а также уметь обманывать и хорошо выявлять обман, — подтолкнули развитие новой коры головного мозга 27. Мужчины и женщины постоянно играют в игры друг с другом: мужчина старается увеличить число своих сексуальных партнёрш, а женщина ищет мужчину, наилучшим образом могущего обеспечивать её и её детей 28. Мужчина имеет сильные побудительные мотивы притворяться, будто собирается обеспечивать ресурсы и хранить верность, в то время как на самом деле не собирается делать этого, а женщина имеет сильные побудительные мотивы к тому, чтобы раскрыть эту ложь. Женщина, с другой стороны, стремится быть уверенной, что отцом её детей окажется мужчина с наилучшими генами, независимо от того, является ли он тем, кто обеспечивает её экономически, в то время как мужчина хочет быть уверенным, что ему не наставляют рога и что он не тратит средства на воспитание чужого потомства. Безусловно, стремление избежать именно такого обмана является движущей силой многих социальных практик — женитьбы на девственницах, пояса верности, паранджи, затворничества, удаления клитора и различия в наказаниях во многих человеческих правовых системах за мужскую и женскую неверность 29. Познавательные способности создания, которое сможет точно ответить на вопрос из песни «Но будешь ли ты любить меня завтра?», должны быть значительными.

Модульность мозга

Точка зрения Локка, согласно которой разум — это универсальный компьютер, наполняющийся данными лишь после рождения человека, была подвергнута серьёзному сомнению и заменена совершенно другой идеей: мозг — это набор специализированных модулей. Такие модули образовывались в результате специфических потребностей, связанных с воздействием окружающей среды на предков человека в то время, когда формировался мозг современного Homo sapiens, и поэтому содержат врождённое знание, необходимое для решения проблем, поставленных окружающей средой. В отличие от Локка и Скиннера некоторые исследователи полагают, что младенцы имеют некоторое врождённое эмпирическое знание мира. Оказавшись, к примеру, в экспериментальной ситуации, из которой следует, что два объекта занимают одно и то же место в пространстве, они возбуждаются и беспокоятся, поскольку каким-то образом знают, что этого не может быть 30.

Наиболее известные модули мозга — это левое и правое полушария коры, которые выполняют частично специализированные, а частично совпадающие функции, функции, которые могут быть исследованы отдельно путём рассечения мозолистого тела — нервного узла, который соединяет оба полушария 31. Существуют также специализированные модули речи, зрения, музыки, принятия решений и даже морального выбора.

Одной из наиболее интригующих работ о модулях мозга, которые могли бы быть специализированы на выполнение задач социального сотрудничества, является работа Джона Туби и Леды Космидес о так называемой задаче Васона. Задача Васона была разработана в 1960-е годы для того, чтобы установить, смогут ли испытуемые логически опровергнуть содержащие условие утверждения («если… то…») при помощи перебора серии карточек, на которых написаны несколько возможных ответов. В оригинальной задаче Васона этот вид логического рассуждения оказался очень сложным для большинства людей, когда он касался абстрактных понятий; лишь 25 процентов протестированных людей были способны ответить правильно. Однако когда Туби и Космидес провели аналогичный тест, используя предложения, выражающие социальные отношения, коэффициент правильных ответов у испытуемых резко увеличился, то есть опровержение предложений типа «Вы можете пить пиво, если вам есть 21 год» или «Вы можете претендовать на определённые привилегии, если делаете отчисления в общественный фонд» гораздо легче выполнялись тестируемыми, чем предположения о привычных ситуациях, не заключающих в себе социальных обстоятельств (например, «Если кто-либо едет в Бостон, то он едет на метро») 32. Туби и Космидес считают, что эти результаты говорят о существовании специальной, возникшей в результате эволюции функции мозга для решения проблем социального сотрудничества типа «дилеммы заключённого».

Иррациональный выбор

Несмотря на то что эволюционная теория игр объясняет, почему популяция дьяволов не будет процветать, она не предсказывает, что мы станем настоящими ангелами. Скорее она предсказывает, что мы станем теми, кого Иммануил Кант называл «рациональными дьяволами», другими словами — дья волами, которые ведут себя высокоморально или альтруистически, потому что это в их собственных интересах. Настоящий ангел, согласно Канту, следовал бы правилу ради него самого, особенно в случаях, когда моральное поведение вредит собственным интересам. В диалоге Платона «Государство» Сократ описывает перстень Годеса, который делает надевшего его невидимым 33, и спрашивает: существовали бы какие-либо причины для того, чтобы мы поступали честно, если бы мы носили такой перстень и могли бы совершать преступления, будучи неуловимыми? Теория игр говорит нам: нет; вознаграждение — следствие наличия репутации честного человека, а не честности самой по себе. Экономист Роберт Фрэнк делает следующий шаг в теории, предполагая, что лучший способ завоевания репутации честного человека — фактически быть честным, так как люди, которые честны лишь по расчету, рано или поздно совершают ошибку и подрывают свою репутацию 34. Однако в конечном итоге учитывается только производимое впечатление.

Даже самая совершенная теория игр не даёт адекватной оценки морального поведения человека. Разумеется, мы хороши и действуем альтруистически в большинстве случаев не по расчету. Конечно, никто не станет утверждать, будто фармацевтическая компания, отозвавшая из продажи свой бракованный товар, действует так лишь по этическим соображениям, однако люди считают, что моральное поведение самоценно, и высказывают своё высочайшее одобрение не рациональным дьяволам, но настоящим ангелам. Не только Платон и Кант, фактически все серьёзные философы задавались вопросом, являются ли моральные правила всего лишь инструментом, нужным для достижения определённых целей, или самоцелью. Даже если мы решим, что они инструменты, тот факт, что мы постоянно спорим по этому поводу, означает, что моральное поведение имеет особый статус в человеческой психике.

Ранее я высказывал предположение, что эволюционная теория может объяснить происхождение взаимного альтруизма у людей и что многое из того, что мы называем моральным поведением, включает в себя неединовременный двусторонний обмен благами, который в конечном счёте идёт на пользу тем, кто в нём участвует. Но всё-таки люди настаивают также на существовании чистых форм альтруизма, даже если он проявляется лишь в редких случаях. Отражает ли это, как утверждали бы Кант и Гегель, тот факт, что люди на самом деле являются моральными существами, поступки которых не определяются биологией? Или существует эволюционное основание для строгого соблюдения правил, даже когда это идёт во вред возможности выживания индивида?

Последние достижения нейрофизиологии могут помочь в объяснении вопроса, почему моральное поведение человека — создание правил и следование им — является гораздо более сложным, чем рациональный выбор на основании теории игр, так любимой экономистами. То, что экономисты называют предпочтениями, а остальные относят к желаниям, побуждениям и тому подобному, порождается лимбической системой — древней частью мозга, включающей гиппокамп и миндалину мозжечка. Лимбическая система ответственна за эмоции, и гипоталамус взаимодействует непосредственно с эндокринной системой, которая путём изменения выделения гормонов регулирует температуру тела, частоту сердцебиения и тому подобное. 35 Рациональный выбор, с другой стороны, — упорядочение и сравнение имеющихся альтернатив и выбор оптимальной — происходит в новой коре головного мозга, эволюционно молодой части мозга, появившейся у млекопитающих и отвечающей за сознание, язык и тому подобное.

Экономист сказал бы, что лимбическая система предлагает предпочтения, а кора головного мозга ищет стратегии их удовлетворения в соответствующем теории игр рациональном процессе. Такому взгляду противоречит тот факт, что эмоции, по-видимому, играют значительно большую роль в ра циональном выборе, чем предполагает данная модель, как это показано в работе Антонио Дамасио — нейрофизиолога, посвятившего себя изучению пациентов с повреждениями лобных долей коры головного мозга 36. Наиболее известным из этих пациентов был железнодорожный рабочий по имени Финеас Гэйдж, с которым в 1840-х годах случился ужасный несчастный случай: его ранил железный прут полуторадюймовой толщины, пройдя от щеки до верхней части черепа. Гэйдж чудом выжил, но его личность резко изменилась. Если раньше он был скромным и трудолюбивым, то после несчастного случая стал нечестным и совершенно безразличным к тому впечатлению, которое его поведение производило на других людей. Он не мог удержаться на постоянной работе, провёл остаток жизни, выступая в сомнительных представлениях, и в конце концов умер в нищете.

И Финеас Гэйдж, и пациенты с повреждениями лобных долей коры головного мозга, изучавшиеся Дамасио, проявляли схожие свойства 37. Они оставались способными к рациональному выбору в том смысле, что могли анализировать ситуацию, определять возможные альтернативные способы действий и сравнивать их друг с другом, но не обладали инициативой и не могли сделать выбор между альтернативами, которые проанализировали. Более того, они теряли то, что может быть описано только как их моральное чувство: способность сочувствовать другим людям, и, как Гэйдж, становились безразличны к воздействию своих поступков на других людей. Эллиот, пациент Дамасио, не проявлял никакой эмоциональной реакции, когда ему показывали пугающие отвратительные или эротические картинки. Он мог рационально рассуждать о том, какое воздействие они могли бы оказать на других людей, но сам оставался совершенно отстранённым.

Дамасио утверждает, что процесс рационального выбора наполнен эмоциями, не только являющимися источником предпочтений. Люди остро чувствуют воздействие своего по ведения на других. Ведомые чувствами симпатии или смущения, они постоянно меняют свои действия с учётом чувств других людей. Здесь нет рационального расчета — ни Финеас Гэйдж, ни Эллиот не смогли успешно иметь дел с окружающим их социальным миром, поскольку стали, по сути, всего лишь расчётливо ищущими наиболее выгодный способ действий существами.

Дамасио полагает, что мозг создаёт многочисленные соматические маркеры — ощущения эмоциональной привлекательности или отвращения, которые помогают мозгу находить короткий путь при рассмотрении многих возможных вариантов. Когда мыслительный процесс достигает соматического маркера, расчёт прекращается и принимается решение. Исследователь приводит пример предпринимателя, который пытается решить, иметь ли дело с заклятым врагом своего лучшего друга. Подход к этой проблеме с точки зрения только рационального выбора неизбежно влечёт за собой огромный объём вычислений того, что экономисты называют «ожидаемой ценой» сделки с данным клиентом, а также того, как сделка отразится на дружеских отношениях. Кроме того, существует большое количество возможных стратегий — например, постараться скрыть новые отношения от друга или попробовать заручиться его одобрением до заключения сделки. Соматические маркеры позволяют сделать принятие решения значительно более лёгким благодаря эмоциональной реакции на определённый возможный выбор и исключению из дальнейшего рационального рассмотрения альтернатив: например, предпринимателю бывает достаточно представить себе выражение лица друга, когда тот узнает о новом клиенте.

Другими словами, человеческий разум помечает соматическими маркерами нормы и правила, которые сначала были всего лишь побочными продуктами рационального расчета 38. С этой точки зрения, мы следуем нормам не потому, что для нас это выгодно, а потому, что следование нормам становится самоцелью благодаря выраженному эмоциональному отклику. То, что раньше могло выступать в качестве средства для достижения цели, теперь становится даже более значимым, чем сама цель. Мы все знакомы с людьми, которые одержимы идеей следования простым поведенческим правилам — таким, как не предавать друга, даже если это вредит и им, и обществу, в котором они живут. Пьеса Шекспира «Мера за меру» построена на моральной дилемме, с которой сталкивается Изабелла, отказывающаяся поступиться своим целомудрием даже ради спасения жизни брата. Нет сомнения в том, каким бы был результат чистого утилитарного расчёта в этом случае.

Эмоции, в наибольшей мере связанные со следованием нормам, суть те же, что и связанные с конкуренцией за статус и признание, — гнев, вина, гордость и стыд. Люди часто действуют в ущерб собственным материальным интересам из-за гнева по поводу чьего-либо грубого нарушения свято хранимого правила или из-за вины по поводу своего собственного нарушения такой нормы. Мы можем проиллюстрировать эмоционально значимую природу правил, задавшись вопросом, почему люди следуют тому, что Аксельрод называет «мета-нормами». Обычная норма прямо регулирует социальную кооперацию («разделите наследство между братьями поровну»), в то время как метанорма имеет дело с правильными способами определения, провозглашения и осуществления обычных норм («гармоничное общество легче всего создать, опираясь на конфуцианское учение»; «люди должны уважать авторитет полиции») 39. Все члены общества заинтересованы в соблюдении обычных общепринятых норм, потому что это в их собственных интересах. Если я не побеспокоюсь о том, чтобы мой брат следовал правилам наследования, я могу лишиться своей части наследства. Однако рационально мыслящие люди теоретически должны не особенно интересоваться выполнением метанорм. Метанормы являются тем, что экономисты называют общественным товаром: индивиду весьма сложно понять, какую выгоду даёт ему их соблюдение, следовательно, частные лица едва ли могут иметь для этого сильные побудительные мотивы.

И всё же люди прилагают максимум усилий, чтобы обеспечить следование метанормам или, проще говоря, чтобы добиться справедливости — даже в тех ситуациях, когда у них нет прямой заинтересованности в результате. Они проявляют, другими словами, то, что биолог Роберт Трайверс называет «морализаторской агрессией» 40. Свидетельством тому служат толпы, вышедшие на улицы с протестом против того, что они считали несправедливым приговором, когда О. Дж. Симпсон был оправдан судом в Лос-Анджелесе. Конечно, они делали это не из прямой заботы о собственных интересах: люди вовсе не думали, что Симпсон нападет на них с ножом, если не будет отправлен в тюрьму. В моделировании теорией игр решения «дилеммы заключённого» возможность обмана рассматривается в качестве одной из альтернативных стратегий, которой можно следовать или не следовать в зависимости от того, как рассчитываются исходы возможных результатов взаимодействия. В реальном мире обман никогда не бывает эмоционально или морально нейтральным выбором. Почти каждый язык полон уничижительных терминов для отступников — «предатель», «штрейкбрехер», «неблагодарный» и «ренегат». В то время как слова имеют конвенциональную природу, эмоции, связанные с ними — злоба и стыд, — естественную.

Люди злятся не только на других, если те нарушают правила; они также могут испытывать злость или разочарование и в свой адрес. Такую эмоцию мы называем виной. Люди часто чувствуют свою вину за вещи, которые они вполне способны оправдать рационально: я не помог бездомному, который просил у меня денег, потому что он потратил бы их на алкоголь и наркотики; пусть я обманул страховую компанию, предъявив фальшивый иск, но эта большая фирма и она не обратит на это внимания, и в любом случае они рассчитывают на то, что люди преувеличивают свои потери. В терминах теории игр нет смысла так уж волноваться из-за нарушения нормы, которое было лишь результатом рационального расчёта, и всё же нормы имеют такое сильное эмоциональное воздействие, что мы называем людей, которые оценивают свой личный интерес абсолютно рационально, психопатами, а не нормальными людьми.

Казалось бы, люди и их предки-приматы разыгрывают друг с другом «дилемму заключённого» в течение сотен тысяч, если не миллионов лет, стремясь к сотрудничеству с другими и становясь всё более чувствительными к постоянно увеличивающейся способности своих компаньонов обманывать. Поскольку соблюдение метанорм весьма полезно в решении проблем сотрудничества, у нас, по-видимому, развились специализированные эмоции, заставляющие индивидов производить этот общественный товар на добровольных началах.

Роберт Фрэнк выдвигает другую причину того, что эмоции стали так тесно связаны со следованием нормам в ходе эволюции мозга человека. Эмоции служат для решения проблемы доверия в одноходовой ситуации «дилеммы заключённого». Традиционно считается, что такая дилемма не имеет решения, выражающегося во взаимном доверии, если только стороны не могут каким-то образом связать друг друга обязательствами заранее, что просто трансформирует игру в другую — как можно осуществить передачу соответствующей информации. Фрэнк доказывает, что эмоции служат для утверждения индивида в выборе, который нарушает его краткосрочные интересы, но служит долгосрочным — путём демонстрации доверия 41. В «игре ультимативных переговоров» первый игрок получает $ 100 для того, чтобы разделить их между собой и вторым игроком. Если они не договариваются о дележе, то никто вообще не получает денег. Рациональной стратегией для первого игрока было бы взять себе $ 99 и дать второму игроку $ 1, так как второй игрок скорее предпочтёт получить $ 1, чем совсем ничего. Но оказывается, когда играют реальные люди, первый игрок почти всегда предлагает делить деньги практически поровну, потому что он предполагает, что дележ 99 к 1 будет (и на самом деле обычно и бывает) сочтен вторым игроком унизительным, и поэтому последует отказ. Другими словами, гордость второго игрока, проявляющаяся в отказе от неравного дележа, увеличивает вероятность для него более благоприятного исхода и тем самым служит его долгосрочным интересам. Фрэнк замечает далее, что эмоции контролируют многие физиологические феномены — такие, как раздувающиеся ноздри и тяжёлое дыхание, — которые говорят другим людям об обоснованности или необоснованности доверия.

Мозг имеет не только внутренние механизмы для обнаружения обмана и для оценки социальных взаимодействий; в нём также существует эмоциональная структура, созданная для наказания обманщиков даже в ущерб непосредственным интересам. Поэтому утверждение, что люди по своей природе социальные животные, не означает их врождённого миролюбия, готовности к взаимодействию, честности, поскольку нет сомнений, что они часто жестоки, агрессивны и лживы. Скорее это значит, что у них есть специальные возможности для обнаружения отступников и мошенников и умение соответствующим образом с ними обходиться, равно как и склонность к общению с нацеленными на сотрудничество и следующими моральным правилам. В результате люди приходят к нормам сотрудничества гораздо легче, чем это предсказывали более индивидуалистические гипотезы относительно человеческой природы.

Приме­чания:
  1. См. Hamilton, William D. The Genetic Evolution of Social Behavior // Journal of Theoretical Biology, 7 (1964): 17–52. Общий обзор развития теории выбора родства см. в: Cosmides, Leda; Tooby, John. Cognitive Adaptations for Social Exchange // Barkow J. H.; Cosmides, Leda; Tooby, fohn, eds. The Adapted Mind. New York: Oxford University Press, 1992, pp. 167–168.
  2. Dawkins, Richard. The Selfish Gene. New York: Oxford University Press, 1989.
  3. Необычайный социальный альтруизм, проявляемый такими гап-лодиплоидными видами, как муравьи и пчелы, у которых индивиды отказываются от репродукции, чтобы помочь вырастить своих сестер, обусловлен тем любопытным фактом, что сестры у подобных общественных насекомых видов фактически имеют три четверти общих генов.
  4. Sherman P. W. Nepotism and the Evolution of Alarm Calls // Science, 197 (1977): 1246–1253.
  5. См. Trivers, Robert L. Parental Investment and Sexual Selection // Campbell, Bernard, ed. Sexual Selection and the Descent of Man. Chicago: Aldine, 1972, pp. 136–179.
  6. Daly, Martin; Wilson, Margot. Homicide. New York: Aldine de Gruyter, 1988, Chap. 1.
  7. Ibid.; Jones, Owen D. Evolutionary Analysis in Law: An Introduction and Application to Child Abuse // North Carolina Law Review, 75 (1997): 1117–1241; а также: Jones, Owen D. Law and Biology: Toward an Integrated Model of Human Behavior // Journal of Contemporary Legal Issues, 8 (1997): 167–208.
  8. Cosmides and Tooby, Cognitive Adaptations, p. 169.
  9. Это описано в: Trivers, Robert. Social Evolution. Menlo Park, Calif.: Benjamin/Cummings, 1985, pp. 47–48.
  10. Fukuyama, Francis. Trust: The Social Virtues and the Creation of Prosperity. New York: Free Press, 1995, pp. 83–95 (Сокращённый русский перевод: Фукуяма Ф. Доверие. Социальные добродетели и созидание благосостояния // Новая постиндустриальная волна на Западе. — М., 1999. — Прим. перев.).
  11. По этому пункту см. Trivers, Robert. The Evolution of Reciprocal Altruism // Quarterly Review of Biology, 46 (1971): 35–56; а также: Trivers, Social Evolution, pp. 47–48.
  12. См. Ridley, Matt. The Origins of Virtue: Human Instincts and the Evolution of Cooperation. New York: Viking, 1997, p. 61.
  13. Axelrod, Robert. The Evolution of Cooperation. New York: Basic Books, 1984.
  14. См. Klein, Daniel В., ed. Reputation: Studies in the Voluntary Elicitation of Good Conduct. Ann Arbor; University of Michigan Press, 1996.
  15. Trivers, Social Evolution, p. 386.
  16. Ridley, The Origins of Virtue, pp. 96–98.
  17. Kuper, Adam. The Chosen Primate. Cambridge, Mass.: Harvard University Press, 1993, p. 228.
  18. Alexander, Richard D. How Did Humans Evolve? Reflections on the Uniquely Unique Species. Ann Arbor: Museum of Zoology, University of Michigan, 1990, p. 6.
  19. Об «оборонительной модернизации» см. Fukuyama, Francis. The End of History and the Last Man. New York: Free Press, 1992, pp. 74–76.
  20. Humphrey, Nicholas К. The Social Function of Intellect // Bateson P. P. G.; Hinde R. A., eds. Growing Points in Ethology. Cambridge: Cambridge University Press, 1976, pp. 303–317; Alexander, How Did Humans Evolve? pp. 4–7; Alexander, Richard. The Evolution of Social Behavior//Johnston, Richard F.; Frank, Peter W.; Michener, Charles D., eds. Annual Review of Ecology and Systematics, Vol. 5. Palo Alto, Calif: Annual Reviews, 1974, pp. 325–385. См. кроме того: Pinker, Steven; Bloom, Paul. Natural Language and Natural Selection // Barkow et al. (1992); а также: Fox, Robin. The Search for Society: Quest for a Biosocial Science and Morality. New Brunswick, NJ.: Rutgers University Press, 1989, pp. 29–30.
  21. Ridley, Matt. The Red Queen. New York, Macmillan, 1993, pp. 329–331.
  22. Locke, John L. The Role of the Face in Vocal Learning and the Development of Spoken Language // Boysson-Bardies B. de, ed. Developmental Neurocognition: Speech and Face Processing in the First Year of Life. Netherlands: Kluwer Academic Publishers, 1993.
  23. Это было предметом специального интереса Дарвина, который написал по этому поводу книгу. См.: The Expression of Emotion in Man and Animals. New York and London: D. Appleton and Co., 1916.
  24. Некоторые биологи предполагают, что язык развился из ухода гоминид за шерстью друг друга. См.: Dunbar, Robin. Grooming, Gossip, and the Origin of Language. Cambridge, Mass.: Harvard University Press, 1996.
  25. Общее описание мозга и его функций см. в: Pugh, George E. The Biological Origin of Human Values. New York: Basic Books, 1977, pp. 140–143.
  26. Locke (1998), pp. 48–57.
  27. Ridley, Red Queen, p. 338.
  28. См. ссылку о мужских и женских стимулах в первой части книги.
  29. См. Daly, Martin; Wilson, Margo. Male Sexual Jealousy // Ethology and Sociobiology, 3 (1982); 11–27, См. также: Ridley (1993), pp. 243–244.
  30. Gazzaniga, Michael S. Nature’s Mind: The Biological Roots of Thinking, Emotions, Sexuality, Language, and Intelligence. New York: Basic Books, 1992, pp. 60–61, 113–114. Другие биологи считают, что существуют иные формы врождённого знания: Эдвард О. Уилсон предполагает, что боязнь змей может передаваться скорее генетически, чем на культурном уровне. Это утверждение нельзя доказать или опровергнуть, исходя из данных Уилсона. Wilson, Edward О. On Human Nature. Cambridge, Mass.: Harvard University Press, 1978, Chap. 1.
  31. Общий обзор этих исследований см. в: Gazzaniga, Michael S. The Social Brain: Discovering the Networks of the Mind. New York: Basic Books, 1985, а также его же: The Split Brain Revisited // Scientific American, 279 (1998): 50–55.
  32. Tooby and Cosmides, Cognitive Adaptations, pp. 181–185.
  33. Платон, Государство, 359d.
  34. Frank, Robert. Passions Within Reason. New York: Norton, 1988, pp. 18–19.
  35. Pugh, Biological Origin, p. 131.
  36. Damasio, Antonio R. Descartes’ Error: Emotion, Reason, and the Human Brain. New York: G. P. Putnam, 1994; а также: Damasio, Antonio R.; Damasio H.; Christen Y., eds. Neurobiology of Decision-Making. New York: Springer, 1996.
  37. Damasio, Descartes’ Error, pp. 34–51; Adophs R., Tranel D., Bechara A., Damasio H., Damasio A. R. Neuropsychological Approaches to Reasoning and Decision-making // Damasio, Damasio, and Christen, Neurobiology, pp. 157–179.
  38. Churchland P. S. Feeling Reasons // Damasio, Damasio, and Christen, Neurobiology, p. 199.
  39. Axelrod, Robert. An Evolutionary Approach to Norms // American Political Science Review, 80 (1986): 1096–1111; См. также его: The Complexity of Cooperation: Agent-Based Models of Competition and Collaboration. Princeton, NJ.: Princeton University Press, 1997.
  40. Trivers, Robert. The Evolution of Reciprocal Altruism // Quarterly Review of Biology, 46 (1971): 35–56.
  41. Frank, Passions, pp. 4–5.
Источник: The Great Disruption: Human Nature and the Reconstitution of Social Order. Free Press, 1999. Фрэнсис Фукуяма. Великий разрыв. — М., 2003. // Электронная публикация: Центр гуманитарных технологий. — 10.08.2008. URL: https://gtmarket.ru/laboratory/basis/3232/3242
Содержание
Новые произведения
Популярные произведения