Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Георгий Щедровицкий. Программирование научных исследований и разработок. Часть II. Глава 1. Концепция методики

1.1

Любая методика может описываться или характеризоваться с трёх основных позиций:

  • с позиции практика, использующего методику для построения своей профессиональной мыследеятельности;
  • с позиции инженера-методиста, создающего методику для использования в той или иной мыследеятельности, или с позиций исследователей, обслуживающих методическую работу и обеспечивающих её необходимыми конструктивно-техническими и научными знаниями, в том случае, если эти исследователи организованы с инженером-методистом в единую систему кооперации и все — как исследователи, так и инженер-методист — «видят» и представляют себе методику одинаким образом; в одном определении все это — позиция профессионалов, создающих методику;
  • с позиции внешнего наблюдателя-исследователя (учёного), рассматривающего методику как одну из организованностей сложной кооперированной мыследеятельности, противостоящей ему в качестве объекта изучения и объединяющей практика, инженера-методиста и обслуживающих их исследователей (см. схему на рис. 1.1.)

1.1.1

Каждая из этих позиций задаёт свою особую группу специфических характеристик методики, включающих её в мыследеятельность этой позиции и в создаваемую этой мыследеятельностью действительность. Однако реально все характеристики могут передаваться и обычно передаются из одной позиции в другую, и благодаря этому образуется смешанная, или комплексная, картины, характеризующая методику как единый и особый предмет или объект, независимый от специфических характеристик той или иной мыследеятельности (познавательной, инженерной или практической).

Рисунок 1.1. Схема связей и оппозиций между тремя группами позиционеров, имеющих отношение к созданию, использованию и исследованию методики.

1.1.2

Кроме трёх основных позиций существует ещё ряд промежуточных позиций, с которых может характеризоваться методика, но уже неспецифическим образом. Сюда, в частности, должны быть отнесены все позиции исследователей, обслуживающих методическую работу и обеспечивающих её необходимыми научными и конструктивно-техническими знаниями, если они берутся отдельно и независимо от позиции инженера-методиста; для всех этих позиций методика будет выступать в таком случае как условие, детерминирующее характер вырабатываемых знаний.

1.2

Создание методики чаще всего связано с построением, конструированием новой мыследеятельности — той, в которой она будет использоваться, — и вместе с тем с изменением мыследеятельности, существовавшей до того. Этим определяется назначение методики, которое в абстрактном плане будет характеризоваться одинаково из всех трёх позиций, но, по существу, в каждой позиции будет мыслиться по-своему — соответственно мыследеятельности этой позиции.

По своему смыслу, задаваемому прежде всего назначением, методика есть такое описание деятельности, или мыследеятельности, которое выступает в качестве предписания, позволяющего построить мыследеятельность из уже известных элементов.

Согласно этому определению, методика всегда адресована практикам того или иного рода. Поскольку построение новой мыследеятельности (или изменение традиционной) происходит в контексте развития и усовершенствования сложной кооперированной мыследеятельности, включающей организацию, руководство и управление деятельностью, причём последние точно так же должны улучшаться, совершенствоваться или строиться заново, постольку в роли практиков, нуждающихся в методике, выступают также организаторы и руководители мыследеятельности.

1.3

Анализ функций методики в системе сложной кооперированной деятельности, объединяющей прошлого и нового практика, инженера-методиста и обслуживающих его исследователей, производимый с позиции внешнего наблюдателя, позволяет выделить четыре основные функции методики и вместе с тем четыре группы её отношений к мыследеятельности:

  • для практика методика выступает в качестве средства построения и осуществления мыследеятельности, как предписание или программа;
  • по отношению к мыследеятельности, которую практик должен построить и осуществить, методика выступает в качестве частичного проекта;
  • по отношению к прошлой практической мыследеятельности, которая должна быть воспроизведена с изменениями и улучшениями, методика выступает в качестве частичного описания;
  • для инженера-методиста методика выступает в качестве конструкции, которая должна, с одной стороны, соответствовать своему назначению средства для практика, с другой — своей функции проекта по отношению ко вновь создаваемой мыследеятельности и, наконец, с третьей стороны — своей функции описания относительно прошлых деятельностей.

(Характеризуя объективные функции методики в мыследеятельности, мы оставляем в стороне все её вторичные функции, возникающие, например, в силу того, что она является объектом изучения, и другие, подобные этой.)

1.3.1

В этом месте необходимо специально отметить весьма тонкое различие между практической мыследеятельностью, которая должна быть, с точки зрения методиста, построена и осуществлена в новой ситуации с помощью методики, и реальным построением или осуществлением этой мыследеятельности, то есть той мыследеятельностью, которую на деле осуществляет практик, использующий в качестве средства методику.

В принципе, та мыследеятельность, которую осуществляет практик в новой ситуации, используя методику, не похожа и не может быть похожа на ту прошлую мыследеятельность, которую он, казалось бы, должен только воспроизвести, и она не соответствует тем представлениям о его мыследеятельности, которые имеет методист. Создание методики и внедрение её в какую-либо мыследеятельность принципиально меняет эту мыследеятельность и все её механизмы, хотя внешняя, продуктивная её сторона может оставаться во многих случаях неизменной (или меняется первоначально так, что изменение, как правило, не замечается).

Поэтому всегда, говоря об отношении методики к мыследеятельности, мы должны иметь в виду и различать две мыследеятельности: одну, которая строится и должна быть реализована и которая в силу этого выступает как своеобразный продукт практика, и другую, которая есть мыследеятельность самого построения.

Первая мыследеятельность выступает здесь уже наподобие вещи, которая должна быть создана по образцу, но при этом остаётся «живой» мыследеятельностью.

1.3.2

Весьма важным является также отношение между двумя сходными функциями методики — функцией описания прошлой деятельности и функцией проекта новой мыследеятельности.

Описание мыследеятельности, как уже было отмечено выше, может производиться с двух позиций: (1) с позиции самого деятеля и на основе самонаблюдения — «внутренней» позиции — или (2) с позиции «внешнего наблюдателя», трактующего мыследеятельность в качестве противопоставленного ему объекта. Каждое из этих описаний имеет существенные недостатки, и наиболее эффективными сейчас являются комплексные описания, объединяющие представления, полученные как с «внешней», так и с «внутренней» позиции. Но при этом ядро и скелетную структуру описания задаёт всегда «внешняя», естественнонаучная позиция — и только такое положение будет соответствовать самому понятию описания.

Что же касается проекта мыследеятельности, то он, по определению, является внутренним и внутренне понимаемым средством в мыследеятельности — в этом плане проект отличается от «изображения» — и как таковой должен существенно отличаться по своему смыслу и значению от описания.

Поэтому разница между описанием и проектом не столько в том, что одно относится к прошлой мыследеятельности, а другое — к будущей, сколько в том, что первое несёт в себе прежде всего внешне выявленное содержание, а второе должно превратить его во внутренне используемый смысл. Иначе это можно выразить, сказав, что описание относится только к прежней практической мыследеятельности и, притом, через отношение изображения, а проект относится сразу и к той мыследеятельности, которая должна быть построена, и к мыследеятельности самого построения, причём последнее отношение придаёт проекту как новый смысл, так и новое содержание.

Особенно явственно различие смысла и содержания методики как описания прошлой мыследеятельности и как проекта будущей мыследеятельности проявляется при теоретико-методологической разработке методики, когда она получается не путём трансформации описаний уже имеющихся образцов мыследеятельности, а строится или выводится из разнообразных теоретических и методологических знаний.

1.4

Из всех перечисленных выше позиций мы выбираем в качестве исходной и основной позицию инженера-методиста.

Этот выбор соответствует общим принципам нашего подхода в обсуждении поставленной проблемы: методика с самого начала рассматривается как продукт конструктивно-технических разработок, то есть как конструкция, создаваемая в соответствии с её назначением и функциями.

1.5

Однако выбор конструктивно-технической точки зрения в качестве основной и определяющей не должен скрыть от нас того факта, что методика, как бы мы её ни рассматривали, является знанием и несёт в себе всё специфические свойства знания. Среди прочего это означает, что, в принципе, она получается не с помощью одних лишь конструктивно-технических разработок, а требует также специальных исследований — собственно методических и научных.

Это утверждение не означает, что методика не может создаваться конструктивно-техническим путём. Особенность современного этапа в развитии науки состоит, в частности, в том, что разнообразные знания получаются теперь путём конструирования и проектирования. Однако само это конструирование или проектирование, будучи применено к знаниям, существенно меняется и приобретает иной смысл и строение. К тому же знания, как правило, включаются внутрь науки и ассимилируется научными исследованиями.

В данном случае мы рассчитываем проделать обратную процедуру: включить процедуры познания и научного исследования в контекст и систему конструктивно-технических разработок, подчинить их общей задаче создания конструкции, соответствующей своему назначению и функциям.

Но эта установка, как уже было сказано, не меняет того факта, что методика есть прежде всего знание. Поэтому мы должны так трансформировать и изменить сами процедуры конструирования (обязательно ориентированные на назначение и функции конструкции), чтобы они соответствовали специфической природе методики как знания.

1.6

Как знание методика имеет «форму» и «содержание».

В частности, в соответствии с современными логическими изображениями знания она может быть представлена в обобщённой схеме, изображённой на рис. 1.2. (читать снизу).

Рисунок 1.2. Схема логической структуры знания.

Она символизирует, что плоскость «знаковой формы» замещает плоскость «объективного содержания» (то есть объектов и процедур) и может быть отнесена к плоскости «объективного содержания».

Индивидуализированные схемы такого же вида могут использоваться в качестве конструктивных единиц и по определённым правилам структурно-функционального монтажа собираются в «горизонтальные» цепи и в многоплоскостные «вертикальные» структуры.

1.6.1

Как и во всяком другом знании, содержание и форма в методике должны находиться в отношении соответствия друг к другу. Характер соответствия устанавливается специальными правилами и нормами для каждого класса знаний. Правила и нормы такого рода фиксируются в виде категорий мышления.

1.6.2

Содержанием методики, согласно её назначению, являются определённые моменты мыследеятельности: той, которую предстоит построить, если мы берём методику как проект, и той, которая уже осуществлена, если мы берём методику как описание.

1.6.3

Кроме содержания методика, как и всякое другое сообщение (или текст), имеет ещё смысл, соответствующий употреблению её в определённой ситуации, и может иметь ещё значения (или наборы значений), специально фиксированные в парадигматических системах языка, мышления, науки, и тому подобное.

1.6.4

Знаковая форма методики определяется, во-первых, её функцией средства построения мыследеятельности, во-вторых, тем, что она передаётся в качестве сообщения от инженера-методиста к практику, несёт на себе, следовательно, определённые значения и должна выражать смыслы, в-третьих, — общим требованием соответствия формы содержанию.

1.6.5

Как сообщение, поступающее к практику и используемое им в функции знания (описания или проекта), методика должна быть понята практиком, а следовательно, должна соответствовать имеющимся у него общим и профессиональным знаниям. Этот момент предъявляет дополнительные требования к содержанию и форме методики.

1.7

Наличие в методике двух связанных между собой плоскостей — содержания и формы, необходимость понимания методики, сам факт использования её в качестве знания и так далее — все это предъявляет особые требования к работе инженера-методиста, создающего методику. Подобно всем другим инженерным конструкциям, методика должна создаваться в соответствии с её функциями и возможными способами употребления. Но в данном случае этими функциями и способами употребления будут процессы понимания и мышления, построения мыследеятельности на основе знаний, и тому подобное.

1.8

Кроме всех уже перечисленных выше функций и обусловленных ими характеристик методика имеет ещё одну существенную функцию и отражает в своём строении соответствующие ей моменты.

Создание методик и передача их практикам всегда включены в какую-то более широкую систему мыследеятельности и являются частью воздействий, производимых на практику с определённой целью. Это может быть перестройка или реорганизация мыследеятельности с целью улучшения её функционирования, это может быть перестройка с целью максимального развития мыследеятельности, это может быть, наконец, текущее регулирование или административное управление мыследеятельностью. Но в каждом из этих случаев содержание методики будет уже существенно меняться, поскольку каждый раз принципиально разными будут те процессы и структуры мыследеятельности, на которые будет воздействовать инженер-методист. Другими словами, методика есть средство не только для того практика, который её получает, она является средством и орудием действия также и для того, кто её создаёт и передаёт практику, и как таковая должна быть соотнесена и согласована с тем процессом, который она должна вызвать или изменить.

1.8.1

Поэтому при описании с позиции внешнего наблюдателя сложной кооперации мыследеятельности, замыкающейся на методике, мы должны учитывать не только возможные употребления методики и обусловленные этим функции, но также тот специфический смысл, с которым она создаётся, и скрытые для практика последствия, вызываемые изменением его собственной мыследеятельности.

1.8.2

Смысл перестройки деятельности, а соответственно, и смысл методики в этом более широком контексте воздействия на практику будут отражаться на содержании методики. Но эта зависимость должна учитываться только инженером-методистом и обслуживающими его исследователями; она может не осознаваться и не учитываться самими практиками.

1.9

Включённая в более широкую систему действия по перестройке мыследеятельности, методика выступает как один из моментов этой перестройки, согласованный со всеми другими и зависящий от них. Поэтому анализ методики как таковой, вне анализа всей системы организации мыследеятельности и производимых в ней изменений, не имеет смысла.

Более того, в условиях сложно кооперированной мыследеятельности методика распадается на множество отдельных методик и методических предписаний, адресованных отдельным кооперированным специалистам. Но вместе с тем в условиях общей перестройки мыследеятельности и её частных организованностей каждая отдельная методика должна выступать как часть и элемент единой и внутренне согласованной методической системы.

Таким образом, анализ содержания, а следовательно, и формы методики, взятой как единая система и как совокупность частных методик для отдельных специалистов, предполагает параллельный анализ всей системы кооперированной мыследеятельности, форм её социальной организации и их изменения и без этого вообще невозможен.

Это положение является одним из наиболее важных в методологическом плане и определяет многие моменты в разработке методики.

Содержание
Новые произведения
Популярные произведения