Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Элвин Тоффлер, Хейди Тоффлер. Революционное богатство. Часть VII. Распад. Глава 32. Взрыв

Миллионы всё более и более обеспокоенных, зачастую рассерженных людей во всём мире поднимают тревогу по поводу американского господства; но сколько может продлиться внешнее могущество страны, будь она даже сверхдержавой, если её внутренние учреждения находятся в состоянии кризиса? Не грозит ли Америке взрыв?

До сих пор мы говорили главным образом об упадке американской Второй волны или её предприятий индустриальной эпохи, осуждая их поочерёдно. Только когда мы расширим область анализа и рассмотрим их во взаимодействии друг с другом, для нас прояснится картина в целом.

Если Соединённые Штаты Америки столь могущественны, то почему переживает кризис их система здравоохранения, пенсионная система, образование, система правосудия и даже политика?

Пандемия одиночества

Почему американская нуклеарная семья, считающаяся фундаментом общества, по общему признанию, находится в кризисе? В Америке менее 25 процентов населения пока ещё живут в семьях, где отцы ходят на работу, а матери сидят дома с одним или несколькими детьми в возрасте до 18 лет, — радикальная перемена по сравнению с 1960 годами произошла. 31 процент американских детей теперь живут в семьях с одним родителем или вообще без родителей. Около 30 процентов американцев в возрасте за 65 лет живут в одиночестве, А почему 50 процентов браков закачиваются разводом? Молодые американцы говорят о необходимости придать формальный статус так называемому пробному браку — браку без детей до того, как предпринять серьёзный окончательный шаг. Неудивительно, что одиночество в Америке приобретает размах пандемии.

Все эти проблемы вызывают острые конфликты, но перемены обычно обсуждаются фрагментарно, без признания того, что кризис в одной области может быть связан с кризисом в других. Кризис нуклеарной семьи является частью кризиса гораздо большего масштаба.

Постдетсадовские фабрики

Воспитываемые в быстро меняющейся семейной системе, плохо приспособленной к требованиям XXI века, 50 миллионов американских детей ежедневно посещают образовательные учреждения, тоже находящиеся в кризисе.

Как уже отмечалось, США ежегодно тратят почти 400 миллиардов на образование от дошкольного до среднего включительно, то есть примерно по 7000 на одного обучающегося. Тем не менее 60 процентов учащихся средней школы не умеют достаточно хорошо читать, чтобы освоить учебники, треть выпускников школ не обладают знаниями по математике, требующимися от начинающего плотника, и почти треть молодых взрослых не могут показать на карте Тихий океан.

В столице Соединённых Штатов, Вашингтоне, затрачивается свыше 10 тысяч долларов на одного обучающегося в год — больше, чем в 49 из 50 американских штатов, но при этом вашингтонские школы демонстрируют наихудшие результаты в области образования в стране. Результаты тестов 2002 года, согласно данным газеты «Вашингтон пост», оказались ниже, чем в любом из 50 штатов.

Стрельба, насилие и наркотики в школе становятся регулярным новостным событием. И это всего лишь отдельные видимые симптомы «поточно-фабричного» образования, которое, за незначительными исключениями, не было переосмыслено с целью подготовки молодёжи к условиям наукоёмкой экономики.

Так же как располагающаяся семейная система отправляет детей в неудовлетворительную систему образования, школы, в свою очередь, отправляют своих выпускников в неполноценные учреждения.

Креативная бухгалтерия

Если такие базовые институты, как семья и школа, находятся в Соединённых Штатах Америки в плачевном состоянии, то стоит ли удивляться тому, что и ключевые отрасли экономики функционируют плохо? По всей Америке работодатели сетуют на то, что родители не прививают своим детям ценностей добросовестного труда, а школы не готовят своих учеников к требованиям XXI века. Кризис одной системы влечёт за собой дисфункцию другой.

Целые поколения американцев гордились самой прозрачной в мире и эффективной финансовой системой, обеспечивающей приложение капитала самым продуктивным образом.

Однако родившееся во время беби-бума поколение, выросшее в неполных семьях, прошедшее искалеченную систему воспитания и образования, не может испытывать особого потрясения от целой цепи скандалов, последовавших за сенсационным крушением компании «Энрон».

Беспрецедентное количество скандалов в экономической и властной системах и сопровождающие их злоупотребления и нагромождения лжи затронули длинный список гигантских американских фирм, таких как «Уорлд-Ком», «Тайко», «Райт Эйд», «Ацелфиа-Комьюникейшнс», «Квест», «Ксерокс», и их банкиров-инвесторов. За каждым из них последовало значительное сокращение производства.

Между тем основные американские бухгалтерские фирмы, предназначенные для аудита компаний и поддержания их финансовой прозрачности, вскоре за этим и сами оказались объектами расследования. Артур Андерсен, аудитор, занимавшийся компанией «Энрон», быстро исчез, едва начал разгораться скандал, и, как пишет журнал «Форчун», «Большую Четверку, которая проводит аудит 78 процентов из 15 тысяч производственных компаний, продолжают склонять в скандальных заголовках изо дня в день».

Карикатуристы изобразили 10 тысяч топ-менеджеров, перелетающих мексиканскую границу. Обманутые инвесторы возопили. Доверие к американским биржевым рынкам и американской бизнес-системе в целом рухнуло. Одновременно с этим сотни тысяч людей лишились работы и пенсионных накоплений.

Медленно меняющиеся способы регулирования и контроля, как и законодательные и социальные нормы, отстают от быстро меняющегося бизнеса, в результате чего возникают хаос и смятение, и не все могут устоять перед соблазном возможностей, открывающихся на некогда ясных, а ныне размытых границах, — ещё одно проявление эффекта десинхронизации.

Интенсивная терапия

Одновременно продолжает расширяться ещё одна трещина в единой инфраструктуре сверхдержавы — непомерный рост затрат в области страховой медицины.

Возникает закономерный вопрос: как может американская система здравоохранения нуждаться в интенсивном лечении, если в 2000 году ей тратилось 4499 долларов на человека, в то время как, скажем, на Гаити всего 56 долларов?

Определения кризиса, конечно, могут быть разными, но факты говорят сами за себя: около 40 миллионов американцев не имеют медицинской страховки, в самых богатых в мире лечебных заведениях ежедневно случаются ошибки, приводящие к смертельному исходу, а нацию одна задругой охватывают эпидемии борьбы то с табакокурением, то с ожирением, то с холестерином. Что будет следующим?

В довершение этого чиновник от здравоохранения предупреждает подкомиссию Конгресса, что «система здравоохранения Соединённых Штатов находится на пороге взрыва, и детонатором к нему послужит болезнь Альцгеймера», потому что поколение беби-бумеров приближается к тому возрасту, когда обычно начинает развиваться это страшное заболевание.

Тот факт, что состояние здравоохранения в других странах ещё хуже, не меняет положения дел. Самая дорогая в мире медицина сделалась дисфункциональной, и положение усугубляется.

Золотые годы

После многих лет борьбы с плохо функционирующими жилищными компаниями, школами и медицинскими учреждениями, будучи обманутыми коррумпированными финансовыми институтами и, наконец, достигнув пенсионного возраста, американцы с надеждой смотрят в будущее, где их ждут золотые годы — то долгожданное время, когда можно будет взять передышку, дойти до почтового ящика и вынуть оттуда чек пенсионного фонда.

Однако американцев — и молодых, и старых — подстерегает ещё одна беда, связанная с пенсионной системой. Критики действующего пенсионного законодательства предупреждают о грядущем «финансовом таянии». Поначалу воспринимавшееся как ересь, это предостережение, однако, исходит от такого сведущего лица, как министр финансов США.

Согласно данным журнала «Бизнес уик», «ущерб от потерь в корпоративном пенсионном плане постепенно накапливался, приближаясь, как неотвратимое крушение». Только за три последних года собственность американских частных пенсионных фондов уменьшилась на 15 процентов, в то время как их задолженность увеличилась на 60 процентов.

«Матерью недофинансированных пенсий, — сообщает журнал, — является ни больше ни меньше как монстр — компания «Дженерал Моторс» вместе с другими» — автостроителями, авиалиниями и производителями бумаги. В 2003 году американские корпоративные пенсионные фонды задолжали; своим пенсионерам на 350 миллиардов долларов больше, чем было отложено на эти цели.

Чтобы гарантировать заслуженные выплаты 45 миллионов работников и пенсионеров, правительство США застраховало их пенсии в Корпорации гарантии пенсионных льгот, но к 2003 году сама эта корпорация имела дефицит в 11,2 миллиарда долларов, и, по словам её директора Стивена А. Кандаряна, стремительно двигалась к взрыву.

В силу быстрого старения населения и недофинансирования пенсионных фондов зреет межпоколенческая война между пенсионерами с одной стороны и молодыми работниками — с другой, которые опасаются, что к тому времени, когда они доживут до соответствующего возраста, им ничего не достанется.

Столкнувшись с распадом многих систем, американцы ищут помощи у благотворительных организаций, длительное время считавшихся более морально чистыми, чем ориентированный на выгоду сектор. Это, однако, было до того, как самые престижные некоммерческие организации типа «Юнайтед уэй» и Американского Красного Креста попали под подозрение в фальшивой бухгалтерии и непрофильном использовании пожертвований.

Однако откуда большинство американцев черпают информацию обо всех этих кризисах? Разумеется, из Интернета. Но, как сообщают газеты, информация, появляющаяся в нём, является по большей части непроверенной, сомнительной или ошибочной. Необходима, констатирует пресса, достоверная, точная, тщательно проверенная и перепроверенная информация.

Однако сами печатные и электронные СМИ испытывают кризис доверия, угрожающий их существованию в будущем, поскольку скандалы в этой сфере затронули даже таких столпов журналистики, как «Нью-Йорк таймс», «Ю-эс-эй тудей», «CBS ньюс» и «Ньюсвик». Эти скандалы происходят на фоне уменьшения читательской аудитории и снижения посещаемости сайтов. Как отмечала в 2005 году, затаив дыхание, «Лос-Анджелес таймс»: «Тираж ежедневных газет упал почти на 9 миллионов с 1984 года, когда был достигнут максимум в 43,3 миллиона, хотя население США за этот период выросло примерно на 58 миллионов». Между 1960-м и 2000 годами, добавляет газета, исчезло 306 ежедневных изданий.

Политика сюрреального

Список провалов различных организаций может быть продолжен; в него попадают разведывательные и контрразведывательные агентства США вместе с Белым домом во главе с Биллом Клинтоном и Джорджем Бушем-младшим, не сумевшими предотвратить катастрофу 11 сентября, несмотря на поступавшие предостережения, или же правильно оценить угрозу оружия массового уничтожения в Ираке.

И наконец, после этого скорбного списка крушения одного американского учреждения за другим мы подходим к самому важному. Будущие историки наверняка отметят, что XXI век начался с импичмента президенту в Белом доме, за чем последовало водворение президента в свой кабинет пятью из девяти членов Верховного суда. В течение двух лет страна дважды пребывала в нескольких миллиметрах от кризиса самой основополагающей политической институции.

Подобная ситуация вскоре повторилась — это была сюрреалистическая попытка изгнания губернатора Калифорнии Грея Дэвиса. В ходе этой кампании на авансцену явились 135 кандидатов на замену, начиная от порноиздателя, пенсионера — бывшего паковщика мясной продукции, борца сумо и торговца подержанными автомобилями и заканчивая некой пожилой Дамой, известной только по имени и поясному портрету, которые фигурировали на её гигантских плакатах. В результате Дэвиса не избрали, а его место занял мускулистый актёр Арнольд Шварценеггер.

Системный распад

Можно утверждать, что кризис — частное мнение наблюдателя или корыстная риторика партий, заинтересованных в драматических переменах. Однако даже если учесть погрешности статистики, упрощения и преувеличения партийной риторики, а также различные оценки значимости, интенсивности и актуальности всех этих казусов, уже сама их многочисленность заставляет сделать существенный вывод: сумма больше, чем сложенные вместе составляющие.

До недавнего времени большинство аналитиков, как в Америке, так и за рубежом, рассматривали все эти институциональные кризисы в США как не связанные друг с другом, но такой подход больше не является удовлетворительным. Казавшиеся несвязанными, единичными, кризисы обнаруживают свою теснейшую связь. Здравоохранение и пенсии. Пенсии и корпорации. Семья и образование. Политический кризис и все прочее подпитывают друг друга.

Таким образом, внутри Соединённых Штатов идёт системный распад жизненно важной институциональной инфраструктуры — и это в то время, когда их могущество в мире многим кажется убывающим.

Эпидемия краха

Чтобы во всём масштабе оценить эту цепь взрывоопасных моментов, недостаточно заглянуть внутрь Америки. Ибо, оказывается, Соединённые Штаты здесь не одиноки. Повсюду — от Германии, Франции и Великобритании до Южной Кореи и Японии — мы встречаемся с той же эпидемией краха, причём все, как и в США, начинается с ядерной семьи.

В Японии количество разводов, особенно среди пар, состоявших в браке 20 лет и больше, достигло беспрецедентных цифр. Но ещё больше потрясают результаты обзора Японского института исследования молодёжи. Согласно данным журнала «Бизнес 2.0», эти результаты свидетельствуют о том, что 75 процентов американских школьниц согласны с утверждением, что «все должны вступить в брак», «а шокирующее число — 88 процентов японских школьниц — с этим не согласились».

В Южной Корее, где число разводов традиционно было низким, теперь оно стало одним из самых высоких в мире. В Соединённом Королевстве, как сообщает лондонская «Таймс», наметился «явный упадок нуклеарной семьи». «Число семей, — пишет газета, — состоящих из супружеских пар, впервые упало ниже 50 процентов, отражая радикальные социальные перемены в британской семейной жизни».

Кризис образования тоже не является монополией Соединённых Штатов. «Коллапс школьного класса приобретает общенациональный масштаб», — вопиет заголовок «Джапан таймс». «Нью-Йорк таймс» сообщает: «Учителя пытаются приручить японские джунгли у школьной доски».

Одновременно с американскими японские некогда превозносимые корпорации-гиганты переживают скандал за скандалом, свои «энрон-гейты» на японский лад. В то время как банковская система трещит под грузом непосильных долгов, президент и председатель компании «Токио Электрик Пауэр» с позором уходят в отставку, потому что компания фальсифицировала данные в отношении безопасности своих атомных электростанций. За ними последовали главы таких крупнейших корпораций, как «Мицуи», «Сноу Бренд Фуд», «Ниппон Мит Покере», «Мицубиси Моторс».

Ещё более драматичен корпоративный кризис в Южной Корее, где скандалы привели к отставке основателя «Дэу», самоубийству одного из сыновей основателя «Хюндай» и тюремному заключению главы «SK», ещё одной национальной мегафирмы.

В Европе список скандалов включил в себя «Фольксваген» в Германии, «Пармалат» в Италии, «Креди Лионнс» во Франции, «Скиндия» в Швеции и нефтяные компании «Эльф» и «Ройял Датч Шелл».

Если всего этого недостаточно, чтобы обеспечить материалом сочинителей сенсационных заголовков, то во многих странах, как и в США, сюда можно привлечь проблемы здравоохранения. Некоторые американские политики привычно ссылаются на британскую модель медицинской службы как на достойную подражания. Однако Британский совет сетует: «Не проходит ни дня, чтобы не всплыла та или иная история, иллюстрирующая «кризис» национальной службы здравоохранения». Немецкое здравоохранение пресса описывает как «разрушающееся», а шведскую систему как пребывающую «в острейшем финансовом кризисе». Японская «Майнити дейли ньюс» сообщает, что национальная «система медицинского страхования может полностью разрушиться в ближайшие пять лет».

А что же с пенсиями? Французский премьер-министр утверждает, что грядущая катастрофа в пенсионном обеспечении угрожает «выживанию республики». И не только во Франции. По свидетельству «Бизнес уик», «Европа стоит на пороге пенсионного кризиса». «Доклад о национальной пенсионной системе содержит шокирующие цифры», — сообщает японская «Дейми йомиури». «Кризис национальной пенсии», — кричит заголовок «Кореатаймс». Вы полагали, что корпоративные пенсионные фонды страдают от недофинансирования только в Америке? Обратитесь в немецкую компанию «Сименс» с её дефицитом пенсионного фонда в 5 миллиардов долларов.

Забастовка звезд

Складывающаяся ситуация типична для многих стран мира. Критический уровень недоверия к СМИ в Америке как в зеркале отражается в скандалах с главными французскими ежедневными газетами «Монд» и «Фигаро», а также японской «Асахи Симбун».

А как обстоит дело с благотворительностью? Скандалы с Американским Красным Крестом и «Юнайтед уэй» напоминают случившееся в Великобритании. Там тенор Лучано Паваротти, рок-звезда Дэвид Боуи и драматург Том Стоппард публично заявили о прекращении поддержки фонда «Дети войны», учреждённого в помощь детям в странах, где идут военные действия. Обнаружив, что соучредитель фонда и консультант брали взятки от фирмы, нанятой этой организацией, Паваротти демонстративно вышел из числа её спонсоров, дабы, как сформулировал его пресс-агент, его имя не связывалось с «коррумпированным фондом».

Стоит ли повторять, что история всегда была полна скандалов, крахов и кризисов. Не наше поколение их изобрело, однако то, что происходит сегодня в одной стране за другой, имеет качественно иной характер. Ещё никогда — может быть, за исключением самых тяжёлых дней Второй мировой войны — ни одно поколение не становилось свидетелем крушения столь многих организацией в столь многих странах, случающихся в один и тот же краткий отрезок времени и повторяющихся с невероятной частотой.

Никогда ещё многочисленные институциональные кризисы не были так тесно взаимосвязаны, включая в свою орбиту семью, образование, работу, пенсии, здравоохранение, политику и средства массовой информации — все аспекты системы богатства. И никогда ещё глобализация так быстро не транслировала финансовые последствия этих кризисов через границы столь многих стран.

Таким образом, можно сделать вывод, что мы имеем дело не с отдельными явлениями, а действительно ссистемным развалом, угрозой выживанию всех обществ, которые зависят от этих шатающихся и разваливающихся учреждений.

Сегодняшний институциональный распад является исторически уникальным ещё по одной важной причине.

Все эти кризисы на национальном уровне происходят в поворотный для глобальных учреждений момент, начиная с Организации Объединённых Наций. Одновременно с потрясшим в 2005 году ООН скандалом, связанным с обвинениями в широкомасштабной коррупции чиновников, работавших в программе «нефть в обмен на продовольствие» в Ираке, и обвинениями в адрес Генерального секретаря Кофи Аннана, сын которого сотрудничал с компанией, заинтересованной в заключении контрактов в Ираке, на первые страницы газет попали не менее скандальные новости. Речь шла о сексуальных домогательствах и педофилии миротворцев ООН в Африке. Ранее Аннан выступил с предупреждением, что ООН в целом как институт из-за своей устаревшей организационной структуры потенциально находится на пороге смертельного кризиса.

А тем временем во Всемирном банке идёт внутренняя война, по мнению внешних аналитиков, из-за «некомпетентности, неэффективности и неадекватности». Непомерно заносчивый Международный Валютный Фонд неохотно признает, что он тоже приближается к кризису. Всемирная торговая организация также теряет позиции, как и многие другие межправительственные агентства. На глобальном уровне мы тоже стремительно движемся к системному кризису.

Когда институциональные кризисы в ведущих странах совпадают с системными кризисами учреждений на глобальном уровне, как, по всей видимости, и происходит, кумулятивный эффект затрагивает не одних только американцев.

Этот эффект почувствуют на себе молодые бездельники в Токио, выращивающие кофе фермеры в Центральной Америке, работницы на конвейерных линиях Китая, мелкие бизнесмены Германии, а также финансовые аналитики и инвесторы с Уолл-стрит, из Лондона, Франкфурта, Сингапура и Сеула.

На то, что случится, несомненно, окажут влияние и другие мощные факторы — войны, терроризм, иммиграция, экологические катастрофы и геополитические сдвиги, но даже не будь их, взаимно усиливающаяся конвергенция национальных и глобальных кризисов может привести к бедствию более крупномасштабному и опасному, чем проблемы одного конкретного учреждения или инфраструктурный взрыв в одной отдельно взятой стране.

Эта цепь крушений и скандалов может воодушевить тех, кто ненавидит Америку и Запад, вообще богатые страны, но тем, кто так настроен, лучше несколько отсрочить празднование.

Как это давно знали китайцы, кризис и возможности идут рука об руку. Вместо исторической катастрофы взаимосвязанные кризисы могут быть превращены в огромное преимущество, и не только для стран, переживающих эти проблемы.

Чтобы это произошло, следует понять, почему так много учреждений в столь многих странах и сам глобальный порядок балансируют на грани распада.

Содержание
Новые произведения
Популярные произведения