Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Борис Иванов. Философские проблемы технознания. Глава 1. Технознание как предмет философского исследования

1.1. Системный анализ проблемы

Трудно найти другую область человеческой деятельности, которая бы вызывала столько споров, различных, порой противоположных, суждений, как техническая деятельность и её идеальные и материальные результаты — техническое знание, техника и технология.

Такое положение вызвано двумя противоположными тенденциями, резко проявившимися в техническом развитии человечества во второй половине XX столетия.

С одной стороны, тенденция превращения человечества в космопланетарную силу, многократно умножающую техникотехнологические возможности людей и способную трансформировать биосферу в ноосферу 1, с другой — острым развитием глобальных проблем, и, в первую очередь, экологических, вышедших из-под контроля и угрожающих самому существованию жизни на планете Земля 2.

Эти две противоположные тенденции технического развития человечества реализуются через посредство сложившейся вместе с машинным производством системы «наука-производство». Именно в рамках этой системы продуцируемые естественными, общественными и техническими науками знания опредмечиваются в технологических процессах и технических средствах, цели, объёмы и характер применения которых определяют и положительные, и отрицательные последствия научно-технического прогресса для природы и общества 3.

И одной из основных причин, которые привели к тому, что в большей степени реализуется тенденция обострения глобальных проблем и, в частности, проблем экологических является абсолютизация относительной самостоятельности системы «наука-производство», превращение её в самодовлеющую силу, способную самостоятельно эффективно решать проблемы технического развития человечества, без учёта включения этой системы в более широкую систему «природа-общество».

Только в рамках системы «природа-общество» может быть осуществлена перестройка всей научно-технической и производственной деятельности людей, а также её целеисполнения в интересах всего человечества, и, в первую очередь, в плане его выживания, ибо без обеспечения решения этой проблемы решение всех других проблем просто теряет всякий смысл. Таким образом, эта проблема становится основной практической и теоретической проблемой современности, решение которой отнюдь не является тривиальной задачей.

В настоящее время образовался разрыв между, казалось бы, далеко продвинутыми вперёд философскими исследованиями проблем взаимодействия общества и природы и реальной практикой решения глобальных проблем современности. И в числе других причин такой разрыв вызван недостаточным развитием системы знаний о технике, технологии и технических науках, частных по отношению к философским знаниям, но общих относительно специальных наук и дисциплин и конкретных видов техники и технологии 4. Преодоление этого разрыва видится на пути решения двух относительно самостоятельных, но тесно связанных друг с другом групп проблем: внутренних, определяющих функционирование и развитие самой системы знаний о технике, технологии и технических науках, и внешних — учитывающих связь этой системы, с одной стороны, с философией, а с другой, — с практикой.

Но поскольку внешнее не может действовать иначе, как через внутреннее, весь спектр внешних проблем: экономических, социальных, политических и других, должен опосредованно отразиться в самой системе, структуре и содержании знания о технике, технологии и технических науках, трансформируя и преобразовывая его в соответствии с новыми целями, идеалами и нормами человеческой жизнедеятельности. Таким образом, обе группы проблем: внутренних и внешних, в конечном счёте должны свестись к анализу системы знаний о технике, технологии и технических науках, структура, функционирование и развитие которых определяется взаимодействием внутренней логики развития самого знания и социальных потребностей в соответствующей технике и технологии. Эти соображения методологического характера отнюдь не исключают, а напротив, — предполагают выход в более широкую систему «природа-общество», в рамках которой только и может быть дан анализ проблемной ситуации и обеспечена корректная постановка проблемы.

В условиях, когда человеческая деятельность приобретает глобальный характер, понимание механизма возникновения проблемной ситуации и корректная постановка проблемы являются кардинальными предпосылками её рациональности и эффективности, ибо не всякая, а лишь корректно поставленная проблема потенциально может быть разрешена 5. Острая потребность в разработке методологии постановки междисциплинарных проблем возникла в связи с комплексным характером многих видов человеческой деятельности на современном этапе, методологическое обеспечение которых ещё не имеет системного характера, хотя необходимость в нём уже осознана. Системный же подход к методологическому обеспечению комплексных видов деятельности требует и системной методологической постановки проблемы 6. Именно к таким комплексным видам деятельности относится техническая деятельность человечества, включающая такие её виды, как исследование, проектирование, изготовление и эксплуатация техники.

Такое широкое понимание технической деятельности, включающей в себя помимо собственно технической деятельности, связанной с производством технических и технологических знаний, разработкой соответствующих проектов и конструкций, деятельность производственную и эксплуатационную, приводит к необходимости введения нового понятия, характеризующего все эти виды деятельности в целом, в виде совокупной технической деятельности человечества. Такую совокупную деятельность человечества предлагается назвать технодеятельностью. И, соответственно, все совокупные технические знания, связанные с исследованием, разработкой, созданием и использованием техники и технологии мы будем называть технознанием 7.

Подробный анализ технознания будет дан в последующих разделах работы. Здесь же мы лишь следует отметить, что технознание, с одной стороны, является основанием технодеятельности, а с другой — её теоретическим результатом, наряду с практическими результатами технодеятельности: техникой и технологией, образующими в своей совокупности сферу техники, мир технического.

Однако вернёмся к вопросу системного анализа проблемы, который предполагает в качестве первого шага анализ проблемной ситуации. Понятие «проблемная ситуация» фиксирует объективно возникающее в процессе человеческой деятельности (практической или духовной) противоречие между определёнными социальными потребностями и наличными средствами их адекватного удовлетворения.

Данное противоречие приводит к постановке соответствующей проблемы как исходной формы организации знаний, представляющей собой систему высказываний о проблемной ситуации и совокупность задач, решение которых необходимо для её разрешения и возможно либо путём получения нового знания, либо путём преобразования и использования имеющихся знаний.

Итак, источником и средством порождения проблемной ситуации является связь между потребностями людей и средствами их удовлетворения.

Вследствие же того, что и потребности, и средства их удовлетворения возникают в процессе человеческой деятельности, проблемные ситуации также являются её порождением. При этом, осуществляя техническую деятельность, человек взаимодействует не только с технической системой, но и с природной, социальной и знаковой системами, то есть он взаимодействует со всей объективной реальностью.

  1. Взаимодействуя с природной системой при осуществлении технической деятельности, человек черпает из неё материалы и энергию, использует её законы.
  2. Взаимодействие человека с социальной системой при осуществлении технической деятельности обеспечивает организацию и проведение самой этой деятельности, создание соответствующей системы организаций и социальных инфраструктур, финансирование исследований и разработок и так далее.
  3. Взаимодействуя же со знаковой системой, человек при осуществлении технической деятельности черпает из неё накопленные знания о законах природы и техники, закономерностях общественного развития и сам вырабатывает новые знания о технике и технологии, закономерностях их строения, функционирования и развития, способах их включения в систему «природа-общество».

Обо всей объективной реальности говорит и факт обратного воздействия технической искусственной системы (вкупе со знаковой) на природную и социальную системы, делая «вклады» в три основных кризиса: разрушение и изменение природы (экологический кризис), изменение и разрушение человека (антропологический кризис) и неконтролируемые изменения второй и третьей природы — деятельности, организаций, социальных инфраструктур (кризис развития) 8.

Итак, в процессе человеческой технической деятельности и возникает проблемная ситуация, выражающаяся в противоречии между потребностями в создании техники и технологии, формировании техносферы, которые в наибольшей степени были бы благоприятны и для природы, и для общества, и для самого человека, и недостатком средств для удовлетворения этих потребностей. Причём средства удовлетворения этих технических потребностей могут быть найдены как в рамках самой технической деятельности, так и в рамках естественной, социальной и познавательной деятельности. При этом сами противоречия, возникающие в ходе технической деятельности для удовлетворения органических, социальных и познавательных потребностей людей, могут быть как собственно техническими, так и природно-техническими, социально-техническими и познавательно-техническими. Все эти виды противоречий образуют компоненты проблемной ситуации, связанные между собой и образующие систему противоречий, разрешение которых должно обеспечить реализацию технических потребностей в соответствующей технике для удовлетворения органических, социальных и познавательных потребностей человека.

Что касается контролируемых параметров проблемной ситуации, вычленение которых также желательно, то их выделение представляет определённые трудности, так как большинство таких параметров, подверженных значительным изменениям, вызванным современной инженерной деятельностью, проектированием и технологией (изменения природных процессов, трансформация человека, неконтролируемые изменения второй и третьей природы) поддаются расчету, как особо отмечает В. М. Розин, только в ближайшей зоне 9. А уже на региональном, а тем более планетарном уровне трудно или невозможно просчитать и контролировать выбросы тепла, вредных веществ и отходов, изменение грунтовых и подземных вод и так далее. Соответственно, не менее трудно получить адекватную картину региональных и планетарных изменений техники, инфраструктур, деятельности или организаций.

Трансформация образа жизни и потребностей человека, происходящая под воздействием техники, также плохо поддаётся описанию и тем более точному прогнозированию 10.

По мнению В. М. Розина, в этой ситуации неопределённости можно действовать по-разному. В частности, один из возможных сценариев состоит в том, что все что можно рассчитать и прогнозировать, нужно считать и прогнозировать. Далее, нужно стремиться сводить к минимуму отрицательные последствия технический деятельности, отказавшись от инженерных действий (проектов), эффект и последствия которых невозможно точно определить, но которые могут, однако, вести к экономическим или антропологическим катастрофам 11. Необходимо далее, по мнению В. М. Розина, работать над минимизацией потребностей и их разумным развитием. И, наконец, важно сменить традиционную научно-инженерную картину мира, заменив её новыми представлениями относительно природы, техники, способов решения задач, достойными существования человека, науки 12.

Не ставя здесь задачи вычленения контролируемых параметров проблемной ситуации (эта задача специального исследования), отметим лишь, что в принципе целесообразно и возможно сочетание таких контролируемых параметров с характеристиками качественного порядка, в том числе и тех, которые были выделены В. М. Розиным, не исключая выделение других качественных характеристик.

Итак, в процессе целенаправленной практической и одновременно духовной деятельности, связанной с созданием техники и технологии и в конечном счёте с формированием техносферы, возникла проблемная ситуация, ядром которой является противоречие между потребностью создания такой техники и технологии, и в конечном счёте, формирование такой техносферы, которая была бы благоприятна и для природы, и для общества, и для человека (перевод её в ноосферу) и недостаточностью средств её удовлетворения, как материальных, так и духовных.

Это центральное противоречие развёртывается через целую систему противоречий, находящихся между собой в определённой иерархической упорядоченности (природно-технические, социально-технические и собственно технические противоречия) 13. В своей совокупности эти противоречия определяют социальный заказ общества на формирование такой техносферы, которая бы в наибольшей степени разрешала всю совокупность этих противоречий.

Такова проблемная ситуация, возникшая в современной технодеятельности человечества, которая должна быть переформулирована в проблему, являющуюся отражением объективно существующей проблемной ситуации, которая, в свою очередь, выступает необходимым основанием проблемы, без опоры на которую (проблемную ситуацию) проблема становится мнимой, а неадекватно её отражающая — некорректно поставленной.

Итак, проанализировав проблемную ситуацию и описав её структуру как систему взаимно упорядоченных противоречий и соответствующих параметров, перейдём к постановке и формулированию проблемы исследования, которая в общем виде выступает как познавательная проблема, связанная с необходимостью получения нового знания.

Специфически общим для двух существующих типов познавательных проблемных ситуаций (возникающих вне познавательной деятельности и внутри ее) является противоречие между наличным и необходимым знаниями.

Тип познавательной проблемной ситуации, возникающей вне познавательной деятельности, связан с той или иной общественной потребностью, которая, чтобы стать предметом научного анализа, должна быть обособлена от конкретного практического контекста и сформулирована в общем виде и на конкретном языке науки, являясь специфической формой обобщения познавательного опыта человечества.

Анализ потребности и наличных теоретических средств её удовлетворения может показать недостаточность знаний или о самой потребности, или о средствах её удовлетворения. И в том, и в другом случае возникает противоречие между знанием и незнанием, складывается познавательная проблемная ситуация.

Другой тип познавательной проблемной ситуации, возникающей в процессе собственно научной деятельности, внутри её, связан с процессом сопоставления нового знания с уже имеющимся, которое далеко не всегда позволяет вписать новые данные в уже имеющиеся теоретические знания. И это также служит источником познавательных проблемных ситуаций.

В нашем конкретном случае технодеятельности, которая связана как с познавательной стороной процесса производства, направленной на изучение мира технического, на познание законов его строения, функционирования и развития, так и процессом его использования в ходе практическо-преобразующей деятельности человечества, направленной на создание и использование техники, нужно говорить о смешанном типе познавательной проблемной ситуации, возникающей как вне познавательной технодеятельности (в ходе практически-преобразующей деятельности), так и внутри её (в ходе самой познавательной деятельности).

Названные соображения позволяют приступить непосредственно к постановке и формулированию проблемы исследования как проблемы познавательной, содержательная структура которой определяется структурой проблемной ситуации. А поскольку структура проблемной ситуации в технодеятельности человечества определяется как внутренним её содержанием, связанным с наличием определённой системы взаимосвязанных и упорядоченных противоречий и соответствующих средств их разрешения, так и системы параметров, характеризующих проблемную ситуацию, постольку и структура проблемы выделяется на основании подобных соображений.

Итак, если сформулировать проблему в общем виде, то она заключается в необходимости разработки и построения такой системы знаний о технике, взятой в целом, или техносфере, в которую можно было бы «вписать» полученные в результате разработки такой системы новые знания в уже существующие, так, чтобы они соответствовали друг другу, совместно решая внутренние проблемы техники, разрешая с их помощью природно-технические и социально-технические противоречия мира технического.

А так как знания об этих противоречиях являются внешними лишь относительно, поскольку знания о технике как природно-социальном явлении содержат в снятом виде и знания о природе, и знания об обществе, эти знания должны быть органически вплетены в структуру собственно технического знания, технических теорий.

Вот такую систему знаний о технике, названную технознанием, нам и предстоит построить, определив его специфику, состав, структуру и функции; особенности его функционирования и развития; связи техно-знания с естествознанием и обществознанием, а также с практикой и философией; место и роль технознания в развитии общества, в формировании такой техносферы, которая бы означала движение её в направлении ноосферы.

Спектр проблем, связанных с анализом технознания, чрезвычайно велик. Из всего этого спектра проблем необходимо в первую очередь вычленить наиболее общие, философские проблемы, так как без их разрешения затруднительно решать более частные проблемы технознания (науковедческие и техноведческие, а также специально-научные), поскольку неизбежно эти проблемы будут возникать. Из всего же спектра философских проблем будут вычленены и проанализированы философско-методологические и социологические проблемы, как имеющие первостепенное теоретическое и практическое значение.

Итак, подводя итог системному анализу проблемы, можно отметить, что её постановка и формулирование как в общем виде, так и в виде содержательной структуры проблемы, позволило подойти к анализу современного состояния вопроса и постановке задач исследования в соответствии с его общей целью.

Эта общая цель может быть сформулирована следующим образом: провести комплексное исследование философско-методологических и социологических проблем технознания как относительно самостоятельной целостно развивающейся области совокупного знания человечества и определить место и роль нового научного направления в системе современного знания и в развитии общества 14.

1.2. Современное состояние вопроса, методологические основания и постановка задач исследования

После проведения системного анализа проблемы, её постановки и формулирования необходимо определить, в какой степени эта проблема поставлена, сформулирована и проанализирована в работах отечественных и зарубежных исследователей с тем, чтобы на основе такого анализа осуществить постановку задач исследования.

Начать такой анализ следует с уяснения смысла термина «технознание», употребляемого автором проводимого исследования в качестве исходного понятия, с тем, чтобы попытаться далее установить, употребляется ли данный термин или близкий к нему по смыслу термин «техникознание» или другой какой-либо термин, имеющий тот же смысл, другими авторами и в какой степени решаются проблемы, поставленные автором проводимого исследования, другими исследователями (отечественными и зарубежными).

Впервые термин «технознание» был предложен автором этих строк в 1994 году и обнародован на научной конференции Санкт-Петербургского государственного университета «Социальная философия и философия истории: открытое общество и культура», состоявшейся 24–25 октября 1994 года.

По мнению автора, наряду с естествознанием и обществознанием в структуре совокупного знания человечества может быть выделено технознание, представляющее собой систему знаний о технике и технологии, взятых в их взаимной связи, как целое. Объектом технознания как целостного образования является техносфера, а предметом — система знаний о технике, технологии и техносфере, включающая в себя философско-методологический, техноведческий и собственно технический слой знаний, в который входят научно-технические знания, представленные системой технических наук, инженерные знания и практические (методические) знания 15.

В отличие от автора, предложившего термин «технознание», а не «техникознание», как точнее отражающий суть явления, ибо включает в своё содержание не только знание о технике, но и технологии, другие исследователи предпочли употребление термина «техникознание», смысл которого у разных авторов неоднозначен 16. По-видимому, первым, кто употребил термин «техникознание» ещё в 1973 году, является Б. С. Украинцев 17, который под техникознанием понимал научно-техническое знание, комплекс технических наук. Его идея, что наравне с фундаментальными естественными и общественными науками должен существовать равноправный комплекс технических наук, который следует объединить под общим названием «техникознание», в целом, как особо указывает В. П. Каширин, является полезной 18. Однако, прав В. В. Чешев, который полагает, что Б. С. Украинцев, подобно Г. И. Шеменеву, даёт слишком широкое понимание задач технической науки, смешивая её с практической деятельностью вообще 19.

Предприняв попытку определить предмет технических наук на основе интегрирующей функции технического знания, Б. С. Украинцев, справедливо полагая, что в компетенцию технических наук входит «теоретический анализ и формулировка объективных законов техники» 20, далее пишет: «Теоретическое знание технических наук сознательно выбирает своим предметом законы взаимодействия человека с природой, преобразование природы по воле человека и превращение природной материи в искусственные средства достижения целей общественного человека» 21, тем самым делая акцент на законах преобразования предметной среды, характерных для практической деятельности человека в целом 22.

Подобное понимание предмета технических наук, как и определение предмета технических наук, данное Г. И. Шеменевым: «Предмет технических наук состоит в разработке идеальных моделей искусственных материальных средств, повышающих эффективность деятельности человека или целенаправленно преобразующих её, а также способов материализации этих теоретических моделей и последующего их использования» 23, относится по сути к пониманию предмета «технознания», а не технических наук.

Подобное же понимание «техникознания» находим и у И. А. Негодаева и М. Л. Шубаса, которые употребляли этот термин в качестве равнозначного с терминами «технические науки» и «научно-технические знания» 24. Употребляется термин «техникознание» и в коллективной монографии «Диалектический материализм и техникознание» 25, но, будучи вынесенным в заголовок книги, он по существу лишь дважды упоминается в главе «Методологические проблемы научно-технического познания», подготовленной Е. В. Поповым.

В первом случае техникознание упоминается в контексте возражения западным философам техники на их попытку создания «общей технической науки», «всеобщей науки о технике». «Техникознание, — отмечает Е. В. Попов, — в такой же степени не является общей наукой, в какой естествознание не образует общую науку о природе» 26. Второй раз техникознание упоминается в самом конце данной главы в плане указания на необходимость разработки теоретических принципов союза философии и техникознания. Других упоминаний о техникознании в работе, а тем более анализа этого понятия в исследовании не приводится. Насколько можно судить по двум вышеназванным упоминаниям о техникознании, авторы вышеупомянутого труда 27 вкладывают в этот термин примерно тот же смысл, что и Б. С. Украинцев, И. А. Негодаев и М. Л. Шубас, то есть понимают под ним «технические науки», «научно-техническое знание».

Термин «техникознание» активно использует в своём исследовании и В. М. Фигуровская 28, понимая под ним то, что сейчас включает в себя термин «техниковедение» или «техноведение». Выделяя в техникознании общую часть, которую она называет общим техникознанием, она понимает под ним общую теорию техники. При этом общее техникознание, или общая теория техники понимаются В. М. Фигуровской достаточно широко, как «комплексное знание», которое включает в своё содержание естественнонаучные теории, а также способы их соединения для создания новых систем в соответствии с социальными целями, потребностями и возможностями. Такое знание и должно стать общей теорией техники 29.

Активно разработкой общей теории техники в рамках техниковедения 30, а позднее — общей теории техники и технологии в рамках техноведения 31 занимался В. П. Каширин. О технознании в плане техниковедения говорит и Г. И. Маринко 32, понимая под ним знание о законах создания, функционирования и развития техники и выделяя в нём теоретическое техникознание.

Таким образом, подводя итоги сказанному, следует отметить, что используемый отечественными исследователями термин «техникознание» 33 употребляется либо в значении термина «техниковедение» или «техноведение», либо, в тех случаях, когда этот термин употребляется в значении, близком по смыслу (но не совпадающем полностью) термину «технознание», он только называется, обозначается, но не исследуется, ибо поскольку под ним по сути понимается само научно-техническое знание, технические науки, подвергшиеся серьёзным методологическим исследованиям, то дополнительных разъяснений по этому поводу, по мнению этих авторов, не требуется.

Позиция автора проводимого исследования по этому вопросу принципиально иная, что и будет доказано в ходе последующего исследования и изложения его результатов. Что касается анализа других терминов и понятий, используемых в исследовании, то он будет дан в ходе последующего изложения материала.

Необходимымо обратить внимание на следующее обстоятельство. В работах отечественных и зарубежных авторов, посвящённых рассмотрению общих проблем техники и технического знания, проводимых как в рамках философии техники, так и в рамках формирующегося техноведения 34, всё чаще фигурирует мысль о необходимости создания некоей «всеобщей науки о технике», «всеобщей технологии» 35, общей теории техники и общей теории технологии 36, технетики 37 и так далее. Не анализируя здесь взгляды отечественных и зарубежных исследователей на проблему создания такой общей науки о технике и не полемизируя относительно возможности её создания, подчеркнём главное: необходимость интеграции знаний о технике в общую систему знаний назрела. И важно в этих условиях, по-видимому, четче выделить методологические основания такой постановки проблемы.

Что же может служить методологическими основаниями исследования? И почему здесь необходимо говорить о методологических, а не о философских основаниях, которые являются более общими по отношению к методологическим основаниям? Как известно, понятие философских оснований науки объединяет в себе мировоззренческие и методологические основания. Мировоззренческие основания науки содержат как её онтологические основания, исходя из предмета науки (субстрат, предпосылки, движущие силы, общие закономерности и другие), так и понятийную (гносеологическую и логическую) стороны.

Вопросы мировоззренческих оснований технического знания нами анализироваться не будут. Для нас более важным является анализ методологических оснований исследования, которые должны обосновать саму необходимость постановки проблемы и проведения самого исследования. При этом и мировоззренческие основания здесь будут присутствовать имплицитно. Как известно, структура научного философского мировоззрения базируется на философских принципах. Вычленяя наиболее устойчивые и рациональные схемы мироотношений, философские принципы мировоззренчески ориентируют генезис и развитие научного знания. Но вместе с тем, способствуя созданию специальных методов выработки нового знания, они выполняют в познании методологическую функцию. Следовательно, одни и те же философские положения выступают в единстве мировоззренческой и методологической функции: обращённые в область мироистолкования и определения места человека в мире, они выступают в качестве основания мировоззрения, а применённые к области познания и преобразования мира — в качестве методологических установок.

Однако обрести конструктивно-методологическую силу общие мировоззренческие идеи смогут лишь тогда, когда они воплощаются в целостную теоретическую концепцию. Придавая мировоззренческим проблемам форму систематизированного человеческого знания, направляющего последующее научное познание мира, философский тип мировоззрения способен выполнять методологическую функцию.

В то же время решение конкретно-научных проблем требует перехода от общей формы философских принципов к конкретизации их путём установки предметной связи с законами, методами и принципами соответствующей области исследования. Реализация методологической функции философских принципов в конкретном научном поиске осуществляется через совокупность логико-методологических и теоретико-научных принципов. В области технознания можно выделить три основных уровня функционирования принципов, обеспечивающих его структурно-упорядоченный характер: философские принципы, составляющие общую методологическую основу технознания; конкретно-методологические или метатеоретические принципы, определяющие консолидацию конкретных теорий и идей внутри технознания; исходные внутритеоретические принципы, детерминирующие логическую структуру технической теории. Таковы общие положения, касающиеся мировоззренческих и методологических оснований науки. Применительно к конкретной объективной реальности, включённой в познавательно-преобразующий процесс, эти положения требуют определённой конкретизации.

Приступая к реализации этих положений для анализа развития технознания, вернёмся ещё раз к роли мировоззрения для решения проблем развития науки в целом. Общеизвестно, что теоретическая форма естествознания выступает производной от общественно-теоретической формы взаимодействия человека с природой. И хотя знания человека о законах естественной и искусственной природы достигаются посредством конкретных способов действия, выделение науки в качестве специфической формы человеческой деятельности привело к относительной обособленности её от практики. Да и сама практика предстает в науке лишь в форме эксперимента, имеющего характер единичности, а не во всей совокупности сложных и многообразных её проявлений. Вследствие этого научное знание, приобретя необходимую конкретность, лишается целостности, что ведёт к раздроблённости и разобщённости различных отраслей знания.

Функцию восстановления целостного представления объективной реальности и берёт на себя мировоззрение, единственно научной формой которого является философия. Философия воспроизводит то самое общее в том специфическом отношении, которое в каждую конкретную эпоху складывается между человеком и миром. Изменения в отношении человека к миру, происходящие в разные эпохи под влиянием совокупности факторов общественной жизнедеятельности, в области научных исследований фиксируются в образе науки, в котором отражаются объективные особенности современного этапа развития науки.

При анализе философских оснований науки, интерес к которым возрастает в последние годы 38, значительное внимание уделяется и проблеме образа науки 39. По мнению В. С. Швырёва, в образе науки отражается и само понятие науки 40, которое может быть получено путём выявления такого конструктивного подхода, который бы сочетал, с одной стороны, учёт многообразия форм научного знания, а с другой — способность выдвинуть какое-то обоснование, из которого можно было бы понять процесс истории науки в единстве её многообразия. Поиск такого подхода стимулирует обращение к анализу характерных для науки механизмов познавательной деятельности, способов и критериев формирования знания о науке.

При этом философско-гносеологическое и методологическое исследование сущности науки оказывается неразрывно связано с его социокультурным исследованием, выступает как обусловленное последним, поскольку наука, научное познание рассматривается как определённый тип «духовного производства» в сопоставлении с другими формами культуры, как историческое социально-культурное образование.

По мысли В. С. Швырёва, с учётом вышесказанного, предполагающего анализ научного познания как в аспекте его внутренних механизмов, так и в аспекте внешних сопоставлений науки с другими формами общественного сознания, таким необходимым признаком науки является наличие в ней механизмов рефлексии 41.

Принципиальная критическая рефлексивность научного сознания, конечно, не исключает того, что в науке возможно и очень часто осуществляется чисто парадигмальная деятельность. Речь может скорее идти о том, что в проблемных ситуациях научное мышление способно выходить и выходит за рамки парадигмальной деятельности путём использования рефлексивных механизмов. Именно такую проблемную ситуацию мы и имеем в нашем исследовании, что было доказано в предыдущем разделе исследования при системном анализе проблемы.

Что касается самой рефлексии в науке и её истории, то она выступает в различных формах. Можно согласиться с концепцией В. С. Швырёва, что для современной науки наиболее адекватной формой рефлексии является методологизм, специфику которого составляет направленность рефлексии на средства познания в самом широком смысле слова, и таким образом, современный методологизм выступает в качестве наиболее развитой универсальной формы научной рефлексии, органически включающей в себя и объединяющей на собственной основе наиболее рациональные моменты традиционного методологизма, гносеологизма и онтологизма 42. Соответственно, недостаточным становится и традиционное понимание методологии как теории методов и научно-познавательной деятельности. Оно должно быть дополнено трактовкой её как теории методов рационализации и оптимизации любых видов деятельности (производственной, управленческой, социальной, конструкторской и так далее).

При анализе методологических оснований проводимого исследования мы и будем опираться на такое понимание современного методологизма, методологического подхода к изучению научного познания, который включает в себя, помимо собственно методологического, также гносеологический и онтологический подходы к изучению научного познания. Но прежде чем приступить к выявлению методологических оснований исследования, обратим внимание на принципиальную важность для целей проводимого исследования философского осмысления понятия «техносфера».

Среди большого числа работ отечественных и зарубежных авторов, посвящённых анализу общих проблем техники и технических знаний (философских, методологических, социологических, техноведческих и других), осуществляемых в рамках философии техники, методологии технических наук, социологии техники, методологии проектирования и так далее, техника и технология, взятые в целом, за редким исключением, представляются достаточно общим и абстрактным понятием, слабо увязанным с реальной конкретной их целостностью, выступающей в форме техносферы 44.

Можно согласиться с Ю. Н. Солониным, что сегодня «техносфера» является самостоятельной онтологической сущностью, которая есть преобразованное «пространство», где меняется модус жизни 45. И именно эта самостоятельная онтологическая сущность, в которую «вписана» вся техническая реальность, вся техника как целостное образование, как бы «повисает», остаётся вне поля зрения философского осмысления в отличие от природы, исследуемой в целом естествознанием, представляющем систему наук о природе, и общества, исследуемого обществознанием, представляющем систему общественных и гуманитарных наук.

Необходима целостная система знаний, которая бы занялась целостным познанием своего объекта, обретя для этого необходимые средства. Необходимо осознать проблему целостности объекта техники не только на уровне отдельных её видов и отраслей и их совокупностей (техноценозов, по определению Б. И. Кудрина 46), но и на уровне техносферы в целом, то есть на всех уровнях организации мира технического, что позволяет говорить об иерархии технических целостностей. А это означает, что все современные философско-методологические, социологические и техноведческие исследования нуждаются в онтологических и гносеологических основаниях. И здесь нельзя пользоваться дихотомией «общественное-естественное», так как исследование мира технического, помимо связи такого исследования с аспектами «естественного» и «общественного» должно базироваться на собственных основаниях.

И таким онтологическим основанием комплексного исследования техники как целостности, понимаемой как иерархия технических целостностей, является, как это следует из предыдущих рассуждений, техносфера как самостоятельная онтологическая сущность. И онтологическая проблема в такого рода исследованиях заключается в решении вопроса: каким образом обозначить в системе знания техносферу как вторую природу. Из этой проблемы вытекает обоснование необходимости комплексного исследования техники как сложной иерархической системы. В последующем будет показано, что такой системой знаний должно стать технознание, понимаемое, во-первых, как особый тип знания, и, во-вторых, как особый тип мышления.

Понимание технознания как особого типа мышления выводит нас на выявление третьего, собственно методологического основания исследования.

Рассуждение здесь должно быть следующее. Если при исследовании природы в рамках естествознания осуществляется с помощью эксперимента на основе теоретического (естественнонаучного) мышления выявление законов природы, открытие новых свойств и явлений объективного мира природы, а при исследовании общества здесь непременно присутствует субъективный момент, предполагающий наличие ценностей, учёт конкретно-исторических условий и так далее, то в технознании при исследовании, создании и эксплуатации техники присутствует и то, и другое.

Современные виды техники и особенно технологии «живут» и по законам природы, и по законам деятельности. Более того, современные технологии в значительной степени живут по социальным законам. В настоящее время эти ходы только полуоткрываются и требуют своей формы мышления. Исследования современной технологии показывают, что эта новая форма может существовать и иметь свою форму мышления, учитывающую новый механизм развития, культуру социальной организации и так далее. Таким образом, в технознании, объект которого — техника — является одновременно и природным, и социальным явлением, необходимо сочетание и естественнонаучного (теоретического) способа (стиля) мышления, и общественно-научного (целостно-гуманистического и конкретно-исторического), но и нахождение своих основ, своего особого способа (стиля) мышления, который мы пока условно назовём инженерно-проектировочным, а затем в ходе исследования попытаемся уточнить это название.

Итак, в ходе анализа методологических оснований исследования были выявлены онтологические, гносеологические и собственно методологические основания исследования. В качестве онтологических оснований выступает техносфера как самостоятельная онтологическая сущность, как иерархическая система технических целостностей, в качестве гносеологических оснований — технознание как целостная система знаний о технике, технологии и техносфере, и в качестве собственно-методологических — инженерно-проектировочный способ (стиль) мышления.

Вычленение названных методологических оснований исследования выводит нас на следующий шаг, связанный с выявлением особой проблематизации анализа технознания и с постановкой задач исследования. Такая проблематизация связана, с одной стороны, с анализом статуса технознания в структуре современного знания и в истории общества, и с другой — в обсуждении технодеятельности как комплексной области деятельности по производству и применению технознания. При этом обе группы проблем нельзя рассматривать отдельно, как это делается, например, в общей истории техники, общей истории технологии, общей истории деятельности, и так далее, которые только формально выглядят как разрешение этих проблем.

Принципиальная позиция автора в этом вопросе состоит в том, что в технознании как комплексном научном направлении не только вопросы собственно технознания и технодеятельности должны рассматриваться совместно, но и должен быть принципиально другой подход к их решению.

Знания о технике, технических процессах и так далее нам нужны не для движения от единичного (отдельных технических устройств) к всеобщему (техносфере). Они необходимы для понимания того, как должны развиваться механизмы, машины и приспособления, а также области техники и технологии как элементы этой целостности.

Проведённый в данном разделе системный анализ проблемы, изучение современного состояния вопроса, выявление методологических оснований исследования позволяют теперь сформулировать основные задачи проводимого исследования.

  1. Первой задачей является анализ технознания как целостной области современного знания. В ходе решения этой задачи предполагается проанализировать основные понятия, объект и предмет технознания; рассмотреть его состав, структуру и функции.
  2. Вторая задача связана с анализом логики исторического процесса формирования и развития технознания, в ходе которого будет дана его периодизация, выявлены его предпосылки, проанализированы этапы и особенности его становления и формирования и основные тенденции развития.
  3. И, наконец, третья задача направлена на выявление места технознания в системе современного знания и в истории общества. Намечается проанализировать проблему соотношения технознания, естествознания и обществознания, проблему связи технознания и философии, а также дать анализ места и роли технознания в развитии общества.
Приме­чания:
  1. Вернадский В. И. Несколько слов о ноосфере // Философские мысли натуралиста. — М., 1988. С. 503–512.
  2. Козлов Б. И. Концепция технических наук. — Л., 1989.
  3. Там же. С. 3.
  4. Козлов Б. И. Технические науки и проблемы экологии: Материалы к VI Симпозиуму по методологическим проблемам истории и теории технических наук // Экспресс-информация. № 3–86. — Л., 1986. С. 9–16.
  5. См. об этом: Никифоров В. Е. Проблемная ситуация и проблема: генезис, структура, функции. Рига, 1988.
  6. Там же. С. 6.
  7. См. об этом: Иванов Б. И. О специфике технознания // ВИЕТ. 1995. № 3. С. 120–122; Он же. Технознание в системе совокупного знания // Научная конференция «Социальная философия и философия истории: открытое общество и культура»: Тезисы докладов и выступлений: В 2 ч. — СПб., 1994. Ч. 2. С. 89–91; Он же. Формирование и развитие технознания // История науки и техники: проблемы и перспективы. — М., 1995. С. 99–100 и другие.
  8. Розин В. М. Философия техники и культурно-исторические реконструкции развития техники // ВФ. 1996. № 3. С. 22.
  9. Там же.
  10. Там же. С. 23.
  11. Там же.
  12. Там же.
  13. Г. И. Шеменев при анализе техники и технических наук выделяет три группы противоречий: социальные, социально-технические и технические. См. об этом: Шеменев Г. И. Философия и технические науки. — М., 1979. С. 26–28.
  14. Здесь не рассматривается проблема как иерархически упорядочена система вопросов, между которыми имеются отношения субординации. Это связано с тем, что в следующем параграфе при анализе современного состояния вопроса и постановки задач исследования эти вопросы будут имплицитно представлены в задачах исследования.
  15. Иванов Б. И. Технознание в системе совокупного знания // Научная конференция «Социальная философия и философия истории: открытое общество и культура»: Тезисы докладов и выступлений: В 2 ч. — СПб., 1994. Ч. 2. С. 89–91; См. об этом также: Иванов Б. И. О специфике технознания // ВИЕТ. 1995. № 3. С. 120–122; Он же. Формирование и развитие технознания // История науки и техники: проблемы и перспективы. — М., 1995. С. 99–100 и другие.
  16. Употребление термина «техникознание» можно найти в следующих работах: Украинцев Б. С. Связь естественных и общественных наук в техническом знании // Синтез современного научного знания. — М., 1973. С. 74–92; Диалектический материализм и техникознание / Под редакцией проф. В. И. Белозерцева. Воронеж, 1980; Фигуровская В. М. Техническое знание, особенности возникновения и функционирования. — Новосибирск, 1982; Каширин В. П. Философские вопросы технологии (Социологические, методологические и техноведческие аспекты). — Томск, 1988; Шубас М. Л. Инженерное мышление и научно-технический прогресс (Стиль мышления, картина мира, мировоззрение). Вильнюс, 1982; Игнатьева И. Ф. Антропология техники. Екатеринбург, 1992; Казаринов М. Ю. Технознание и мировоззрение // Наука и техника: вопросы истории и теории: Материалы к XVII конференции Санкт-Петербургского отделения Национального комитета по истории и философии науки и техники (19–21 ноября 1996 года). Вып. 12 / Отв. ред.: Б. И. Иванов. — СПб., 1996. С. 99; Ковалевский В. Г. Модель техносферы и её законы. Там же. С. 102; Тоболов Ю. М. Общетеоретическая концепция технологий. Там же. С. 107–108 и другие.
  17. Украинцев Б. С. Связь естественных и общественных наук в техническом знании // Синтез современного научного знания. — М., 1973. С. 74–92.
  18. Каширин В. П. Философские вопросы технологии (Социологические, методологические и техноведческие аспекты). — Томск, 1988. С. 192.
  19. См. Чешев В. В. Техническое знание как объект методологического анализа. — Томск, 1981. С. 62.
  20. Украинцев Б. С. Связь естественных и общественных наук в техническом знании // Синтез современного научного знания. — М., 1973. С. 80.
  21. Там же. С. 89.
  22. См. Чешев В. В. Техническое знание как объект методологического анализа. — Томск, 1981. С. 62.
  23. Шеменев Г. И. Методологические вопросы технического знания // ВФ. 1976. № 11. С. 57.
  24. См. об этом: Негодаев И. А. Технические науки в системе современного научного знания // Развитие технических наук. Общетеоретические вопросы. — М., 1979. С. 21–43; Шубас М. Л. Инженерное мышление и научно-технический прогресс (Стиль мышления, картина мира, мировоззрение). Вильнюс, 1982. С. 6.
  25. Диалектический материализм и техникознание / Под редакцией проф. В. И. Белозерцева. Воронеж, 1980.
  26. Там же. С. 90.
  27. Диалектический материализм и техникознание / Под редакцией проф. В. И. Белозерцева. Воронеж, 1980.
  28. Фигуровская В. М. Техническое знание. Особенности возникновения и функционирования. — Новосибирск, 1979.
  29. Там же. С. 191.
  30. Каширин В. П. К вопросу об интеграции техноведения // Всесоюзная конференция «Методологические аспекты взаимодействия общественных, естественных и технических наук в свете решений XXV съезда КПСС» (Тезисы докладов и выступлений). М.; Обнинск, 1978. С. 169–172.
  31. Каширин В. П. Философские вопросы технологии (Социологические, методологические и техноведчекие аспекты). — Томск, 1988.
  32. Маринко Г. И. Диалектика современного научно-технического знания. — М., 1985.
  33. Насколько нам известно, в зарубежной литературе термины «технознание» и «техникознание» не употребляются, как, впрочем, практически не используются там и термины «естествознание» и «обществознание».
  34. Проблемы «техноведения» и «техниковедения» активно обсуждаются в работах отечественных исследователей техники, начиная с конца 1960-х годов.
  35. См. об этом: Абабков Ю. Н., Мелещенко Ю. С. Вызов техники // ВФ. 1969. № 5. С. 173–176; Мелещенко Ю. С., Шухардин С. В. В. И. Ленин и технический прогресс. — М., 1969; Волосевич О. М., Мелещенко Ю. С. Науковедение и проблема исследования техники // Проблемы деятельности учёного и научных коллективов. — Л., 1970. Вып. III. С. 12; Мелещенко Ю. С. Техника и закономерности её развития. — Л., 1970; Предисловие И. А. Майзеля к книге: Горюнов В. П. Техника и природа (социологические и методологические проблемы комплексности материально-технического развития). — Л., 1980. С. 3–6; Майзель И. А. Цивилизация, техносфера и техноведение // Технические науки: история и современность. — М., 1987. С. 20–29; Каширин В. П. К вопросу об интеграции техноведения // Всесоюзная конференция «Методологические аспекты взаимодействия общественных, естественных и технических наук в свете решений XXV съезда КПСС» (Тезисы докладов и выступлений). Москва-Обнинск, 1978. С. 169–172; Он же. Философские вопросы технологии (Социологические, методологические и техноведческие аспекты). — Томск, 1988. С. 177–223 и другие.
  36. Ropohl G. Prolegomena zu einem neuen Entwourf der allgemeinen Technologie // Natur und Geschichte. — Hamburg, 1973. Цитируется по: Диалектический материализм и техникознание. Воронеж, 1980. С. 89.
  37. Каширин В. П. Философские вопросы технологии (Социологические, методологические и техноведчекие аспекты). — Томск, 1988. С. 177–223.
  38. Кудрин Б. И. Введение в технетику. — Томск, 1991; Технетика // Техническое творчество: теория, методология, практика: энциклопедический словарь-справочник / Под редакцией А. И. Половинкина, В. В. Попова. — М., 1995. С. 192.
  39. См. об этом: Карнап Р. Философские основания физики. — М., 1971; Бранский В. П. Философские основания релятивистских и квантовых процессов. — Л., 1973; Философские основания естественных наук. — М., 1976; Философские основания науки // Материалы к VIII Всесоюзной конференции «Логика и методология науки», 26–28 сентября 1982 года. Паланга; Вильнюс, 1982 и другие.
  40. См. об этом, например: Швырёв В. С. К проблеме образа науки // Философские основания науки: Материалы к VIII Всесоюзной конференции «Логика и методология науки», 26–28 сентября 1982 года. Паланга; Вильнюс, 1982. С. 5–8.
  41. Там же. С. 5.
  42. Там же.
  43. Там же. С. 6.
  44. 43. См. об этом: Никифоров В. Е. Проблемная ситуация и проблема: генезис, структура, функции. Рига, 1988. С. 47.
  45. См. об этом: Горохов В. Г. Методологический анализ научно-технических дисциплин. — М., 1984; Диалектический материализм и техникознание. Воронеж. 1980; Игнатьева И. Ф. Антропология техники. Человек как субъект мира техники. Екатеринбург, 1992; Иванов Б. И., Чешев В. В. Становление и развитие технических наук. — Л., 1977; Козлов Б. И. Возникновение и развитие технических наук. Опыт историкотеоретического исследования. — Л., 1988; Маринко Г. И. Диалектика современного научно-технического знания. — М., 1985; Мелещенко Ю. С. Техника и закономерности её развития. — Л., 1970; Саймон Г. Науки об искусственном / Перевод с английского — М., 1972; Социальные, гносеологические и методологические проблемы технических наук. — Киев, 1979; Специфика технических наук. — М., 1974. Вып. 2 (Методологические и социальные проблемы техники и технических наук); Шеменев Г. И. Философия и технические науки. — М., 1979; Философские вопросы науки и техники. — Томск, 1982; Философия техники в ФРГ / Перевод с немецкого и англ. — М., 1989; Чешев В. В. Техническое знание как объект методологического анализа. Томск. 1981 и другие.
  46. См. об этом: Четвёртый Всесоюзный симпозиум по проблемам философии науки и техники // ВИЕТ. 1994. № 3. С. 158.
  47. Кудрин Б. И. Введение в технетику. — Томск, 1993. С. 509–511.
Содержание
Новые произведения
Популярные произведения