Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Борис Иванов. Философские проблемы технознания. Глава 3. Логика исторического процесса формирования и развития технознания

Вводные замечания

Анализ развития любого явления, в том числе и технознания, должен строиться на основе использования наиболее важных принципов философии — принципа историзма, а также неотделимого от него принципа всесторонности исследования. В своей совокупности они предполагают необходимость рассмотрения любого явления в его отношении к другим явлениям и в его развитии.

Применительно к технознанию это означает исследование всей совокупности отношений технознания к другим общественным явлениям, в первую очередь к производственной деятельности, и к естествознанию и к обществознанию, а также анализ собственного движения технознания.

Для отражения сложнейшего процесса генезиса и развития технознания мы будем опираться на всесторонне разработанную в философии категорию развития, систему философских категорий: абстрактное и конкретное, историческое и логическое и другие, а также на категорию «становление», которая, насколько нам известно, не использовалась ни одним исследователем при анализе вопросов возникновения и развития технических знаний, инженерной деятельности и технических наук 1. Между тем эта категория обладает огромной эвристической силой, так как позволяет с самого начала знать те обязательные стадии, которые каждое явление проходит в своём развитии, и тем самым точно и аргументированно решить вопрос о периодизации развития данного явления, анализе его характерных особенностей 2.

Согласно категории становления, любое сложное явление в своём развитии проходит ряд стадий: возникновение предпосылок нового явления в недрах исходного, превращение их в зачатки нового явления, а последних, — в зрелое, сформировавшееся состояние, дальнейшее развитие возникшего явления и зарождение в нём предпосылок будущего и так далее.

Возникновение нового явления начинается с зарождения таких черт в исходном явлении, которые принципиально чужды ему и составляют специфику нового. Возникновение и дальнейшее развитие этих черт и объединяет перечисленные стадии в единый процесс. При этом одновременно с зарождением и прогрессивным развитием сущности нового явления происходит процесс преобразования и подчинения его собственных предпосылок, превращения их в свою основу. Только что возникшее явление всегда бедно по содержанию, и дальнейшее развитие представляет собой процесс всё большего обогащения его все новыми и новыми свойствами. В целом же, развитие любого явления представляет собой ряд связанных между собой стадий, исторически преходящих форм, объединяемых в одно целое чертами, которые присущи каждой из них.

Таковы общие положения, которыми мы будем руководствоваться при анализе становления технознания, раскрытия логики его исторического процесса становления и развития. И начнём свой анализ с рассмотрения предпосылок возникновения технознания.

3.1. Предпосылки возникновения технознания

Анализом предпосылок возникновения технознания исследователи не занимались, так как само выделение технознания как самостоятельной области совокупного знания человечества проведено автором этих строк и впервые им исследуется 3.

Более того, даже анализом предпосылок возникновения технических наук, составляющих одну из наиболее важных составных частей технознания, исследователи также специально не занимались 4.

В то же время процесс возникновения научного знания и его генезис в философской литературе теоретически выяснены обстоятельно. Генезис любой науки предполагает анализ социальных условий их возникновения, теоретических источников и нередко технических предпосылок. Между тем, такое разграничение порой бывает очень трудно провести, так как все эти стороны тесно взаимосвязаны.

Это со всей очевидностью было доказано в работе Г. И. Шеменева 5, где были кратко рассмотрены предпосылки возникновения технических наук. Социальные условия их возникновения Г. И. Шеменев справедливо увязывает с развитием капитализма, когда под воздействием социально-экономических потребностей в XIX веке осуществился переход к крупному машинному производству, и когда «впервые возникают такие практические проблемы, которые могут быть разрешены лишь научным путем» 6.

В качестве теоретических предпосылок возникновения технических наук Г. И. Шеменев видит развитие науки как самостоятельного фактора производства с выделением из естествознания в относительно самостоятельную область технического знания 7. Технические предпосылки Г. И. Шеменев усматривает в соответствующем уровне развития техники, когда её дальнейшее развитие уже не может осуществляться без помощи науки 8.

В других исследованиях, в которых принимал участие автор этих строк, предпосылки возникновения технических наук хотя и не рассматривались специально, но по существу анализировались как необходимые факторы их возникновения 9. К этим факторам относятся: машинное производство, породившее необходимость научного технического знания, и экспериментальное теоретическое естествознание, обусловившее возможность его возникновения.

Отмеченные выше подходы к анализу предпосылок возникновения технических наук не вызывают возражений, но представляются недостаточными.

Категория становления, выделяющая в развитии любого явления четыре внутренне взаимосвязанные стадии (предпосылки нового явления, его зачатки, собственно процесс становления и его результат — ставшее явление), даёт прекрасный логический инструментарий для анализа как предпосылок возникновения технознания, так и всего процесса его становления 10.

Опираясь на этот четкий методологический подход с использованием категории становления, проанализируем логику исторического процесса становления технознания как целостной области знания. И начнём мы такой анализ с выявления предпосылок возникновения технознания. Но прежде необходимо высказать некоторые соображения методологического характера. Первое из них связано с тем, что поскольку говорить о зарождении технознания как относительно самостоятельной области знания можно лишь с периода формирования технических наук, постольку выявление предпосылок возникновения технознания с известной степенью точности может быть сведено к выявлению предпосылок возникновения технических наук.

Второе соображение методологического характера связано с выявлением онтологического основания анализа развития технических наук. Таким общим онтологическим основанием технических наук и, соответственно, зарождения технознания, является технологический способ производства 11. Именно технологический способ производства позволяет понять взаимодействие науки и производства как кумулятивный и одновременно революционно-стадиальный процесс, показать качественные границы между основными стадиями их взаимодействия и вместе с тем их преемственную связь на основе ускорения научно-технического прогресса. В основе этого процесса лежит смена трёх основных технологических способов производства: ручного, или орудийного; механизированного, или машинного; комплексно-автоматизированного, или автоматического.

На первом этапе, который соответствует ручному, или орудийному, технологическому способу производства и по времени охватывает период от возникновения сложившегося Homo sapiens до конца XVIII — начала XIX веков, происходит постепенное развитие знаний, их накопление, спорадическое применение на практике, вызревание реальных предпосылок возникновения современной науки. Для данного периода характерно соединение знаний, навыков, опыта с непосредственным процессом труда отдельного работника, в ходе которого происходило неуклонное совершенствование техники и технологии, приведшее со временем к отрицанию ручного, или орудийного, технологического способа производства и замене его новым, более прогрессивным.

В этот период продолжали активно развиваться научные и технические знания, которые с переходом к машинному производству в условиях капитализма привели к возникновению собственно теоретической экспериментальной науки, явившейся наряду с машинным производством одной из действительных общих предпосылок возникновения технических наук и, соответственно, зарождения технознания.

Однако знания лишь общих исторических предпосылок возникновения того или иного явления недостаточно, необходим ещё анализ специфических исторических предпосылок, которые, как и общие его предпосылки, возникают в недрах предшествующего этапа развития и являются внешними по отношению к рассматриваемому предмету потенциальными условиями его возникновения.

Но в отличие от общих предпосылок специфические исторические предпосылки — это непосредственная основа нового явления, возникающая в недрах старого, форма, исходная для предмета («зародыш»). При этом специфические исторические предпосылки не являются чемто переходным между новым и старым, а представляют собой высшую ступень в развитии старого. Вместе с тем, специфические исторические предпосылки, будучи в принципе тождественны свойствам нового, коренным образом отличаются от него. В них нет черт, непосредственно выражающих сущность нового, а имеется лишь возможность появления нового. При этом, в отличие от общих предпосылок, которые являются абстрактным, общим потенциальным началом нового, специфические исторические предпосылки имеют непосредственный характер, и поэтому их правильно называют непосредственным потенциальным началом нового.

Изложенное понимание специфических исторических предпосылок имеет общеметодологическое значение и вполне применимо для анализа процесса возникновения и становления технических наук и зарождения технознания.

При анализе этих предпосылок рассмотрение технических наук в системе общества в целом, и в системе общественного производства, в частности, необходимо проводить через понимание их как отрасли духовного производства с тем, чтобы можно было их соотносить с материальным производством и общественным производством в целом, то есть с однопорядковыми явлениями. Именно такое понимание технических наук и позволит раскрыть их природу через их сравнение с другими формами производства, позволит понять их как одну из преходящих стадий развития общественного производства вообще, характерных для определённого этапа общественного развития, вызванного разделением труда вообще и отделением умственного труда от физического в частности. Всесторонний анализ технических наук как отрасли духовного производства показывает, что она имеет две главные стороны: производство научного знания, выражающего его сущность, и нахождение путей его использования, что связывает его с научно-технической деятельностью в целом.

Естественно, что выявления лишь общих предпосылок генезиса технических наук, к которым, как уже говорилось ранее, следует отнести машинное производство и теоретическое экспериментальное естествознание, анализ которых будет дан позднее, явно недостаточно, ибо остаётся вопрос о том, какая же форма общественного производства непосредственно предшествовала появлению технических наук и порождала их. Следовательно, необходимо определить непосредственную основу технических наук. Решить эту задачу можно лишь на базе анализа «ставших» технических наук. Такой анализ показывает, что непосредственной основой сущности технических наук (производства научных технических знаний) является научный характер общественного производства.

Для выявления сущности технических наук необходимо выделить «клеточку» состава явления или ядро технического знания, то есть выявить в нём далее неразделимые элементы его состава, определить их собственные и системные свойства. Такой анализ для технических наук проведён В. В. Чешевым, который определил ядро технического знания, характеризующее особенности строения и функционирования техники как взаимосвязь естественных, технических и конструктивных характеристик, которые являются далее неделимыми 12.

Сопоставление научного технического знания «ставших» технических наук с исторически предшествовавшим ему знанием приводит к выводу об их тождественности как по характеру противоречий, так и по тенденциям развития. Этот результат позволяет нам назвать развитое научно-техническое знание непосредственной специфической предпосылкой технических наук, его исходной базой 13.

Что же представляет собой предпосылка такой сложной системы, как техническая наука? Как она соотносится с предшествующим и ставшим явлением? Как можно определить ее? Чтобы ответить на эти вопросы, необходимо рассмотреть развитую форму научно-технических знаний как конкретное целостное явление, обладающее определёнными составом и структурой, как историческое явление, выросшее на определённом этапе общественного развития, связанном с зарождением капиталистического производства и взаимодействующее с ним.

Прежде всего следует отметить, что развитая форма научно-технических знаний имеет черты, чуждые её неразвитой форме, связанные со всё большим удалением этих знаний от непосредственного предмета труда. Эти новые моменты как бы подготавливают почву для появления технических наук. С другой стороны, развитые научно-технические знания являются непосредственной предпосылкой технических наук и потому, что они глубоко родственны им. Это выражается в накоплении в тех и других знаниях данных, научных по своему содержанию. Это как бы два этапа (ранний и поздний) появления научных технических знаний, первый из которых является исходным пунктом, непосредственной предпосылкой второго.

Примечательной особенностью технического знания как непосредственной предпосылки технических наук является то, что она не исчезает, а входит в технические науки в качестве её непосредственной основы. Изложенное позволяет квалифицировать появление научных технических знаний как непосредственное начало технических наук. Но чтобы технические науки действительно появились, необходимо ещё наличие общих предпосылок технических наук в виде машинного производства, а также экспериментального естествознания, о чём говорилось ранее.

Почему становление и прогресс технических наук рассматривается в связи с переходом к машинному производству, потребностями его дальнейшего развития? И почему в этом процессе выделяется роль именно естествознания?

Отвечая на поставленные вопросы, необходимо обратить внимание на одно важное положение. Если машинное производство стало первым фактором, породившим необходимость научного технического знания, то возможность возникновения последнего была обусловлена вторым фактором, а именно — достижениями теоретического естествознания, опирающегося на эксперимент. «Рождение технических наук, необходимых для разработки технических средств, — отмечает Л. И. Уварова, — было обусловлено двумя встречными процессами: с одной стороны, использованием естественнонаучных законов, теорий и отдельных данных при изучении технических объектов и происходящих в них процессах, с другой — обобщением отдельных наблюдений и фактов технико-производственного характера и прежде всего опыта создания технических средств» 14.

Однако вернёмся к непосредственному началу технических наук. Неопределённость рассматриваемого начала выражается в том, что первые научные технические знания по отношению к техническим наукам бедны по содержанию, абстрактны. В них имеются лишь предпосылки появления технических наук. В них ещё нельзя искать черты, выражающие сущность научно-технического знания.

Правильно считать, что технические науки вырастали не непосредственно из технических знаний, а из развития всего общественного производства. Правда, это осуществлялось не прямо, а посредством порождения общественным производством техники и технических знаний, но тем не менее развитие общественного производства играло в этом процессе к конечном счёте решающую роль. А поскольку общественное производство на определённых этапах общественного развития меняется, то, следовательно, и появление технических наук следует отнести лишь к определённому этапу общественного развития, и, следовательно, этот этап, связанный с зарождением капитализма и возникновением машинной техники, следует отнести к социально-экономическим предпосылкам становления технических наук.

Мы рассмотрели таким образом общие и специфические предпосылки становления технических наук.

Как же эти предпосылки превращаются в новое явление? Сразу или постепенно?

Для ответа на этот вопрос необходимо провести тщательный анализ процесса превращения предпосылок в действительное начало (научные технические теории), а затем исследовать процесс превращения этого начала в технические науки как относительно самостоятельную область духовного производства, то есть в ставшее, зрелое их состояние.

Реализация предпосылок происходит в результате углубления становления, перехода его из внешней сферы во внутреннюю, субстанциональную, более глубокую. В данном случае — в сферу технических наук как относительно самостоятельной отрасли духовного производства.

Что касается темпов развития отдельных технических наук, то они зависят как от внешних условий, так и от соответствующей формы движения материи. Для механического цикла технических наук, в которых количественная сторона превалирует над качественной, эти темпы выше, чем для наук физического и химического циклов, где эти стороны находятся примерно на паритетных началах. Темпы развития технических наук биологического цикла ещё ниже, так как в них значительна качественная сторона и до соответствующего уровня развития количественной стороны ещё далеко.

Какова же общая закономерность превращения предпосылок в новое явление, в технические науки?

Характер этой закономерности определяется двойственностью природы любого возникающего явления, и, в частности, технических наук, что выражает существенный момент развития вообще. Эта закономерность выражает, с одной стороны, тенденцию преемственности, сохранения исходной системы в новой («снятие» ее) и, с другой стороны, — появление специфически новой «добавки». То и другое синтезируется в новой системе в единое целое, причём старое, более общее продолжает быть основой существования новой, более высокой стороны этого целого, а новая выражает сущность возникшей системы, определяет её функционирование и развитие. Применительно к техническим наукам это означает, с одной стороны, преемственность развития технических знаний (как исходной системы, являющейся основой существования системы технических наук), с другой, — включение в него научной составляющей через естествознание.

Вместе они образуют новую систему по производству научного технического знания, ядро которой состоит в описании связи строения и функционирования техники, выражающейся через взаимосвязь естественных, технических и конструктивных характеристик. Таким образом, предпосылки технических наук превращаются в зачаток, действительное начало технических наук как относительно самостоятельной области науки.

Итак, мы рассмотрели здесь предпосылки возникновения технических наук, как общие, так и специфические, которые в своей совокупности образуют ту систему предпосылок, которые ведут к появлению сначала зачатков, а затем и собственно технических наук как относительно самостоятельной области науки со своим предметом, целями и методами и ясно очерченной объектной областью действительности.

Однако, это вовсе не означает, что история жёстко следует этому принципу. Историческое не всегда точно совпадает с логическим. Первые зачатки технических наук появились в то время, когда не все предпосылки были в наличии, а некоторые ещё сами находились в стадии формирования. И в то же время определённые технические науки (в особенности биологического цикла) формируются лишь начиная со второй половины XX века, когда не только огромный пласт технических наук (механического, физического и химического циклов) уже сформировался, но и с полным основанием можно говорить о формированиив XX веке системы технических наук. Этот процесс связан уже с самой логикой развития технических наук различных циклов, процесс, который занимает довольно продолжительное время и связан с наличием своих собственных предпосылок уже в рамках определённых циклов технических наук, которые вызревают намного позднее общих предпосылок технических наук, связанных с появлением машинной техники и становлением теоретического экспериментального естествознания.

Итак, мы рассмотрели общие и специфические предпосылки возникновения технических наук, которые выступают в то же самое время и общими предпосылками технознания, так как именно со становлением технических наук завершается процесс достройки технического «здания» до своего логического конца (от технического знания через инженерное знание к техническим наукам).

Тем самым происходит зарождение и технознания, точнее его «зачатков», представляющих собой собственно технический слой знаний, в который входят научно-технические знания, представленные техническими науками, инженерные знания и практические (методические) знания. Таким образом, первый этап становления технических наук является в то же время и первым этапом зарождения технознания, точнее его «зачатков», и, следовательно, формирование технических наук становится необходимым условием, ещё одной общей предпосылкой возникновения технознания, наряду с такими общими предпосылками, как зарождающийся капитализм, техника машинного производства и экспериментальное естествознание. Но не хватает специфических предпосылок, которые превращают со временем «зачатки» нового явления в «ставшее», зрелое явление, которое представляет собой завершение процесса формирования технознания. Такими специфическими предпосылками являются философскометодологические и техноведческие знания, развитие которых происходит почти на всём протяжении развития технических и научных знаний с тенденцией наращивания в них научной составляющей вплоть до формирования философско-методологического и техноведческого слоёв (системы) знаний, завершающего процесс формирования технознания в его зрелой, развитой форме. Таким образом, предпосылки технознания превращаются в зачатки, действительное начало технознания как относительно самостоятельной области современного знания.

3.2. Этапы и особенности становления и развития технознания

Перейдём теперь непосредственно к рассмотрению процесса становления технознания. История технознания стоит в неразрывной связи с историей всего общества, и каждому типу и уровню развития производительных сил, техники, технологических способов производства отвечает своеобразный период в истории технознания.

Сам же процесс формирования и развития технознания с точки зрения его внутренней логики — позитивен в своей основе. Это связано с тем, что стихийный характер использования законов естественных наук сменяется сознательным использованием естествознания, которое приводит к становлению технических теорий, затем к возникновению технических наук, а позднее — и к формированию технознания.

Процесс этот происходит в несколько этапов. Вот почему важно при анализе процесса формирования и развития технознания с самого начала обсудить вопросы периодизации его истории. Невольно возникает вопрос: а не противоречит ли это положение логике исследования, которая строится на основе категории становления и связанных с ней стадий процесса становления и развития данного общественного явления? Нет, не противоречит. Дело в том, что категория становления намечает лишь общую логику становления и развития данного общественного явления, в русле которого совершается данный процесс.

Конкретный же анализ исторического процесса становления общественного явления в его исторической данности предполагает конкретизацию этих стадий с учётом особенностей развития именно данного явления, его специфики. Отсюда вытекает актуальность решения проблемы периодизации развития науки и техники. Ей уделяется большое внимание представителями различных отраслей знаний как в нашей стране, так и за рубежом. Весьма подробно разрабатывается проблема периодизации естественных и общественных наук, а в последние тридцать лет все шире обсуждаются и проблемы периодизации технических наук 15.

В позициях учёных по этому вопросу имеются определённые различия 16. Так, автор этих строк, впервые предпринявший попытку разработки проблемы периодизации истории технических наук и выявления основных особенностей их становления и развития, выделил четыре основных периода развития технических наук: донаучный; период зарождения технических наук; «классический» и современный периоды 17.

Иную периодизацию предлагает В. М. Фигуровская 18. Опираясь на анализ внутреннего механизма взаимодействия различных элементов технического знания с учётом определённых задач, решаемых внутри технических наук или направленных вовне, она выделяет три этапа развития технического знания: догматический, эвристический и технологический 19.

Ещё один вариант периодизации технических наук предложен Э. П. Карпеевым, Б. И. Козловым и Я. Г. Неуйминым и включает четыре периода развития технических наук: период «первоначального накопления» научно-технических знаний и методов формирования ранних технических наук (XVIII — первая половина XIX веков); период формирования технических наук и возникновения их системы (до середины XX века); период ускоренного развития технических наук (до 70-х годов XX века); «экологический» период (с 70-х годов XX века) 20.

Автор этих строк, ещё дважды обращавшийся к вопросам периодизации технических наук 21, в последнем варианте уточнил свою периодизацию, выделив не четыре, а три периода развития технических наук: донаучный, «классический» и современный (в соответствии с тремя основными технологическими способами производства), каждый из которых, в свою очередь, был разделён на три этапа: начало процесса, его развёртывание в зрелое, сформировавшееся состояние и «снятие» его новым технологическим способом производства 22.

Не вдаваясь в подробное рассмотрение предложенных вариантов периодизации истории технических наук и критически их не анализируя, приступим непосредственно к анализу проблемы периодизации истории развития технознания 23. Её можно строить по одному или нескольким признакам. Нас будет интересовать периодизация, которая бы обозначила крупные периоды в развитии технознания от донаучного к научному, от его незрелого к зрелому, сформировавшемуся состоянию; учитывала смену парадигм в технознании, определяемых как внутренней логикой его развития, так и его обусловленностью развитием естествознания и техники (технологических способов производства).

Таковы общие положения, связанные с решением проблемы периодизации истории технознания. Что касается её конкретного решения, то оно определяется как собственной логикой развития технознания, так и диалектикой взаимодействия технологических способов производства и развития естествознания, характеризующей философские основания исследования 24.

Что касается технологических способов производства, то их, как уже отмечалось выше, существует три: ручной, или орудийный; механизированный, или машинный; комплексно-автоматизированный, или автоматический. Глобальные технические революции, связанные с переходом к новому технологическому способу производства, создают базу и для возникновения нового этапа развития технознания.

Но это только одна сторона противоречия. Другая сторона определяется развитием естествознания, и здесь глобальные революции в естествознании также должны служить основой для возникновения нового этапа развития технознания.

Смену технологических способов производства определяют: первая промышленная революция конца XVIII — начала XIX веков, ознаменовавшая переход от ручного, или орудийного, технологического способа производства к механизированному, или машинному, технологическому способу производства, и научно-техническая революция середины XX века, с которой связывают переход от механизированного, или машинного, технологического способа производства к комплексноавтоматизированному, или автоматическому способу производства.

Что касается глобальных научных революций, то их, по мнению В. С. Стёпина, в истории естествознания было четыре:

  1. Научная революция XVII века, ознаменовавшая собой становление классического естествознания.
  2. Научная революция конца XVIII — первой половины XIX века, определившая переход к новому состоянию естествознания — дисциплинарно организованной науке.
  3. Научная революция конца XIX — середины XX столетия, связанная с преобразованием классического стиля мышления и становлением нового, неклассического естествознания.
  4. Научная революция, начавшаяся в последней трети XX столетия, в ходе которой рождается новая постнеклассическая наука 25.

Что касается времени формирования технических наук, то В. С. Стёпин определяет его концом XVIII — первой половиной XIX века, что практически совпадает с предложенной нами в последнем варианте периодизации истории технических наук 26. И, следовательно, первая глобальная научная революция XVII века, ознаменовавшая становление классического естествознания, лишь «запустила» этот процесс, который развернулся в полной мере лишьв XIX веке.

Формирование классического естествознания, как отмечалось ранее, является одной из общих предпосылок становления технических наук и технознания.

Это, однако, вовсе не означает, что этот процесс не начался ранее. По мнению Б. И. Козлова, например, первые научно-технические знания возникли ещё в Античности и особенно наглядно проявились в творчестве Архимеда 27. Развивались они активно и в эпоху Возрождения, начиная с XVI века, особенно в области военного дела (внешней баллистики, фортификации и так далее), что дало основание А. П. Мандрыке отнести появление ранних технических наук уже к XVII веку 28. Однако в целом, по нашему мнению, этот период может быть отнесён к появлению зачатков технических наук и зарождению ранних технических наук полуэмпирического плана (внешней и внутренней баллистики и другие). В полной же мере этот процесс развернулся лишьв XIX веке.

Процесс зарождения технических наук шёл с двух сторон: и со стороны естествознания, и со стороны практики 29. И поэтому должны были произойти и глобальная техническая революция, и глобальная научная революция, чтобы процесс этот мог развернуться в полной мере, начиная соответствующий период в развитии технических наук и, соответственно, технознания.

И смене периодов в развитии технических наук и технознания также должны были предшествовать очередные революции: глобальная техническая и научная. Учитывая вышеизложенные соображения, можно выделить следующие основные периоды в развитии технознания.

Первый, донаучный период развития технознания, начавшийся в древности и продолжавшийся вплоть до конца XVIII века. В этот период создание и использование техники осуществляется преимущественно с помощью практических (методических) знаний непосредственно в процессе производственной деятельности (на первом этапе) и с использованием инженерных знаний (на втором этапе). И хотя в этот период появились и ранние научно-технические знания и зародились первые ранние технические науки, эти знания и науки не могли заметно повлиять на общий характер развития техники. Этот период технознания соответствует ручному, или орудийному технологическому способу производства. Последние два — два с половиной века этого периода являются переходными к следующему периоду развития технознания.

Второй период — период формирования классического технознания, базирующегося на знаниях классической науки (начало XIX — первая половина XX века). В этот период, который также может быть разделён на два этапа, шёл процесс формирования технических наук технологического цикла (на первом этапе — начало XIX — 70-е годы XIX века), «запущенный» первой промышленной революцией конца XVIII — начала XIX века, и начался процесс формирования энергетического цикла технических наук (теплоэнергетического подцикла), который продолжился на втором этапе, начавшемся в 70-е годы XIX века, и был связан с формированием энергетического цикла технических наук (электроэнергетического подцикла), обусловленного электротехнической революцией 70-х годов XIX века. Этот период завершился к середине XX века формированием системы технических наук технологического и энергетического циклов.

Этому периоду соответствует развитие механизированного, или машинного, технологического способа производства. В это время, на рубеже XIX и XX веков произошла глобальная научная революция, вызвавшая переход от «классической» к «неклассической» науке. Но этот переход касался лишь естествознания. Что касается технических наук, то их переход от классического к неклассическому периоду развития начался позже, с середины XX века, когда началась глобальная научно-техническая революция, вызвавшая переворот во всей системе производительных сил и захватившая в свою орбиту всю систему «наука — производство». Эта революция, ознаменовавшая начало перехода к новому, комплексно-автоматизированному, или автоматическому, технологическому способу производства, обозначила и переход к новому «неклассическому» этапу развития технознания. Этот период классического технознания, завершившийся созданием системы технических наук технологического и энергетического циклов, может быть охарактеризован одновременно и как период завершения формирования предпосылок технознания в форме системы технических наук и как период появления зачатков современного технознания. В этом утверждении нет противоречия с названием данного периода как периода формирования и развития классического технознания.

Дело в том, что на этом этапе произошла достройка «здания» технознания верхним этажом развития собственно технических знаний и все здание стало представлять собой систему, включающую подсистему практических (методических) знаний, подсистему инженерных знаний и подсистему научно-технических знаний (технических наук). Это и дало нам основание назвать весь этот слой собственно технических знаний классическим технознанием. В то же время в этот период техносфера, являющаяся объектом технознания, не стала ещё предметом систематических исследований, что не позволяет считать форму классического технознания периодом формирования технознания как целостной области знания, но лишь как период завершения формирования его предпосылок и появления его зачатков, ибо в этот период ещё только возник первоначальный интерес к исследованию техносферы.

Третий период — период «неклассического» технознания, основывающийся на знаниях «неклассического» естествознания (вторая половина XX — первая половина XXI века). В этот период завершится процесс полной достройки «здания» технознания за счёт включения в него философско-методологического и техноведческого слоёв знаний, этого своеобразного фундамента «здания» технознания. В этот период, соответствующий комплексно-автоматизированному, или автоматическому, технологическому способу производства, происходит процесс формирования технических наук информационно-кибернетического цикла (при продолжающемся развитии технических наук технологического и энергетического циклов) и завершение строительства последнего «этажа» системы технознания, представляющего собой систему технических наук технологического, энергетического и информационнокибернетического циклов.

В этот период техносфера становится предметом систематического исследования технознания, в полной мере разворачиваются исследования философско-методологических проблем технознания и тем самым теория технознания приобретает зрелую форму развития. Об этом будет сказано подробнее несколько позже. Сейчас же лишь следует отметить, что, по мнению ряда отечественных учёных (Л. Б. Баженова, Э. М. Чудинова, В. И. Купцова, В. С. Стёпина, В. А. Лекторского, В. Н. Садовского и других), которое мы разделяем, научная теория имеет чрезвычайно сложную структуру, в число компонентов которой входят не только собственно научные — эмпирические и теоретические элементы, но также определённая совокупность методологических и мировоззренческих принципов (в частности, так называемая научная картина мира 30).

И наконец, период «постнеклассического» технознания, который будет базироваться на данных «постнеклассической» науки, имея в виду естествознание (его начало ориентировочно относится ко второй половине XXI века). Характерной чертой этого периода станет возрастание ответственности человечества за сохранение жизни на Земле, произойдёт новая глобальная научно-техническая революция, включающая в себя в качестве фундамента философское и социогуманитарное знание, произойдёт смена парадигм технологического развития цивилизации, которая приведёт к разумному управлению формированием и развитием техносферы и становлению «ноосферы» 31.

Достижение этих целей потребует не только радикальной перестройки всей системы технознания как целостной системы знания, но и образования органической целостности совокупного знания человечества, включающего в себя естествознание, обществознание и технознание, которые в своём единстве образуют мощный познавательнопрактический регулятив жизнедеятельности человечества.

В этот период развития технознания, как и в предыдущий, также произойдёт определённое отставание в переходе технознания к следующему, «постнеклассическому» периоду своего развития, по сравнению с естествознанием. Напомним, что, по мнению В. С. Стёпина, уже в последнюю треть ХХ столетия произошла глобальная научная революция, в ходе которой рождается новая постнеклассическая наука 32. Отставание же технознания в таком переходе связано с необходимостью перерастания глобальной научной революции в революцию научно-техническую, которая ещё впереди и должна ознаменовать переход к новому технологическому способу производства, контуры которого нам пока неизвестны, но по сути своей эта новая революция и новый технологический способ производства должны быть гуманистическими, природно-антропологически ориентированными. Этот новый технологический способ производства будет, по нашему мнению, представлять собой не новый способ соединения человека и машины, а новый способ соединения человечества с техносферой в рамках целостной природы, с которой человечество как его неотъемлемая часть находится в гармоническом единстве.

Предложенная периодизация технознания несколько отличается от предлагаемой нами ранее периодизации 33, что вызвано более углублённой проработкой этого вопроса в рамках данного комплексного исследования технознания. Что касается более подробного анализа особенностей развития технознания в рамках выделенных мною периодов, то в его проведении нет необходимости, так как усилиями многих исследователей такой анализ применительно к рассматриваемым периодам развития технических наук уже проведён, и я отсылаю читателя к этим источникам 34. Исключение представляет лишь последний, «постнеклассический», период развития технознания, начало которого отнесено ориентировочно к середине XXI века и основные особенности и тенденции развития которого в работах отечественных и зарубежных исследователей не анализировались.

К такому анализу основных тенденций развития технознания мы сейчас и приступаем.

3.3. Основные тенденции развития технознания

Приступая к анализу тенденций развития технознания в будущем, в период «постнеклассического» технознания, базирующегося на данных «постнеклассической» науки, ориентировочное начало которого отнесено ко второй половине XXI века, автор отчётливо осознает, какие трудности встают на этом пути.

Здесь мы вступаем в область прогнозов, которые, как известно, дело неблагодарное даже в естественных науках, а тем более — в науках общественных, где авторитет футурологии как научной дисциплины оказался подорванным провалом предсказаний о будущем, коммунистическом, развитии общества. И тем не менее, такой прогноз применительно к развитию технознания возможен, ибо, постигая этот процесс системно, как процесс совершенствования самоорганизации системы, удаётся раскрыть имманентные тенденции его дальнейшего движения, поскольку, как показывает синергетика, настоящее детерминировано не только прошлым, но и будущим, поскольку будущее уже коренится в настоящем и играет роль «аттрактора», то есть силы, притягивающей к себе одну из возможностей нелинейного, поливариантного процесса.

При этом нужно учитывать, что научное предсказание правомерно лишь по отношению к макромасштабу исторического процесса и прогнозировать можно только общие тенденции этого процесса, а не его конкретный ход.

Такое понимание эвристических возможностей прогнозирования является знанием того, что всякий процесс развития является развитием именно в той мере, в которой он повышает уровень организованности системы 35.

И если, как особо указывает М. С. Каган, «применительно к нынешней ситуации в жизни человечества это означает, что единственной альтернативой его самоубийству является переход на иной уровень самоорганизации общества и более совершенная, чем прежде, организация метасистемы общество-культура-природа» 36, то в рамках такой альтернативы единственной альтернативой в развитии технознания как одной из подсистем культуры, способствующей совершенствованию организации и функционирования метасистемы «обществокультура-человек» является достижение технознанием такого уровня организации и развития, при котором оно будет в наибольшей степени отвечать как эффективному функционированию самой системы технознания как относительно самостоятельной гносеологической сущности, так и содействию в эффективном функционировании всей метасистемы «общество-культура-природа». Выход на такой уровень развития технознания как цели будущего развития цивилизации и прогнозирование путей достижения этой цели требует использования соответствующего методологического инструментария прогнозирования.

Среди схем классификации, большого числа различных по уровню, масштабам и научной обоснованности методов и приёмов прогнозирования наиболее перспективным является обобщённый критерий, по которому все методы прогнозирования делятся по функциональному признаку на два класса: исследовательские и нормативные 37. При использовании исследовательских методов прогнозирования направление анализа совпадает с поступательным развитием явлений. Эти методы требуют переработки информации, исходя из обеспеченного в этот момент базиса знаний. При использовании нормативных методов прогнозирования анализ имеет обратное направление и основан на формулировании целей и определении такого класса задач, которые должны быть решены для реализации этих целей.

Исследовательские методы прогнозирования ставят задачу выявления внутренних закономерностей развития науки и техники. Нормативные методы, исходя из познанных закономерностей, учитывают конкретные потребности общества в развитии тех или иных отраслей науки и техники и представляют собой, таким образом, активный, динамичный инструмент научно-технической политики. В своём диалектическом единстве исследовательский и нормативный методы образуют ту «обратную связь», с помощью которой общество может воздействовать на развитие науки и техники.

Исследовательские методы, на наш взгляд, более целесообразны для прогнозирования науки (в том числе, хотя и в меньшей степени, для развития технических наук), так как определение перспектив научного прогресса базируется прежде всего на выявлении внутренних закономерностей развития науки. В технике же, где задачи и роль управления и планирования более значительны (по объёму и содержанию), целесообразно использовать нормативные методы.

Соотношение в использовании этих методов не остаётся неизменным. В современную эпоху наука, играя всё большую роль в жизни общества, прокладывает пути техническому прогрессу, что обуславливает необходимость все более широкого применения исследовательских методов прогнозирования для определения перспектив научно-технического развития. При этом, разумеется, не снижается роль и нормативных методов прогнозирования, ибо, в конечном счёте, объективные потребности материального производства, техники являются определяющими в развитии общества.

Сложнее обстоит дело с технознанием. Его логика развития определяется диалектикой взаимодействия основания и условия, потребностей в соответствующей технике и объективного знания, с помощью которого эти потребности могут быть реализованы. В технознании происходит «снятие» социальных потребностей в соответствующей технике, определяемой собственной логикой развития производительных сил, и естественнонаучных знаний, фундаментальных в своей основе, опережающих практику, которые направляются затем в технику, в производство.

С точки зрения проблем прогнозирования технознания это означает, что такой прогноз должен строиться на использовании двух подходов к прогнозированию — исследовательского и нормативного в их диалектическом единстве, ибо в таком единстве и заключена диалектика основания и условия, цели и средства, как и в самом технознании, где эта диалектика представлена в «снятом» виде в самой структуре и содержании технознания.

Таковы основные методологические соображения, на которые мы будем опираться при определении основных тенденций развития технознания.

Что касается конкретного анализа основных тенденций и путей развития технознания, то при их рассмотрении необходимо исходить из следующих основных положений.

Во-первых, необходимо построение такой системы технознания, в которую бы вошли все подсистемы знаний о технике: практикометодическая, инженерная, научно-техническая (подсистема технических наук); техноведческая (система техноведения) и философскометодологическая (подсистема философии техники), которые бы в своей совокупности охватили не только все виды технодеятельности, связанные с исследованием, проектированием, изготовлением и эксплуатацией техники, но и такие её виды, как философско-методологическая рефлексия по поводу техники, — её места и роли в обществе, связи её с другими сторонами социального целого и так далее, а также оценка техники под углом зрения её социальной, экологической и других последствий.

Во-вторых, при построении технознания необходимо в содержательном плане ориентироваться на построение такой системы знаний о технике, которая в своей целостности стала бы теоретико-практическим инструментом и регулятивом деятельности по формированию техносферы, гуманной по отношению к природе, к обществу и к человеку.

В-третьих, методологическим принципом прогнозирования формирования технознания как целостной системы гуманистически ориентированного знания должно стать использование двух подходов к такому прогнозированию — исследовательского и нормативного — в их диалектическом единстве, с помощью которых в качестве идеальной цели познавательно-преобразующей технодеятельности человечества берётся формирование техносферы, гуманной по отношению к природе, обществу и человеку (ноосфера), а затем, опираясь на познанные исследовательским путём тенденции научно-технического развития человечества, двигаясь от этой конкретной цели, определяются та система подцелей и средств (включая систему знаний о технике (технознание), которые необходимы для реализации этой конечной цели научно-технического развития.

Руководствуясь вышеназванными методологическими соображениями, попытаемся теперь непосредственно определить основные тенденции развития технознания.

В настоящее время существует определённый разрыв между формирующимися постнеклассическим естествознанием и классическим (с элементами неклассического) обществознанием. А поскольку технознание базируется и на знаниях естествознания, и на использовании социогуманитарного и общественного знания, постольку переход технознания на уровень постнеклассической науки может произойти лишь после осуществления глобальной гуманитарной революции.

Именно это обстоятельство и имелось в виду, когда начало постнеклассического периода было нами отнесено приблизительно на середину XXI века. В современный же период, который может быть назван переходным, должна начаться глобальная гуманитарная революция, нацеленная как на преобразование всех сфер бытия человечества: природы, общества, человека и культуры в интересах гуманного развития и природы, и общества, и человека, так и на формирование такой техносферы (благодаря достижению нового периода развития технознания), которая была бы гуманна по отношению к природе, обществу и человеку. Тенденции развития технознания в этот период ещё почти не просматриваются, поэтому и описать этот период (не впадая в утопию) затруднительно. Но главная его особенность и тенденция может быть обозначена уже сейчас.

Глобальные процессы, вызванные воздействием техники на все сферы жизнедеятельности общества, возрастание ответственности человечества за сохранение жизни на Земле, необходимость разумного управления формированием и развитием техносферы, потребует радикальной перестройки как самого технознания путём «достройки» его верхнего этажа — философско-методологического слоя знаний, отражающего особенности структуры, функционирования и развития техносферы как нового целостного образования, так и формирование органической целостности совокупного знания человечества, включающего в себя естествознание, обществознание и технознание, которые с своём единстве должны образовать мощный познавательно-практический регулятив жизнедеятельности человечества. На этом новом этапе, который ориентировочно начнётся в середине XXI века, должна завершиться грандиозная глобальная гуманитарно-техническая революция, которая приведёт к очередной смене парадигмы технознания, базирующейся на знаниях «постнеклассической» науки, включающей в себя совокупное человечество как коллективный субъект познавательно-преобразующей жизнедеятельности и целесообразно изменяемую человеческой деятельностью природу как объект такой деятельности. А это, в свою очередь, должно привести к формированию подлинно гуманистической цивилизации, основанной на принципах демократии, свободы и гармонического взаимодействия природы и общества.

Эта подлинно гуманистическая цивилизация с техносферой, гармоничной по отношению к природе, обществу и человеку берётся в качестве глобальной тенденции и одновременно в качестве цели научно-технического развития (что является единственной целью, не имеющей альтернативы, ибо любая другая цель окажется губительной для человечества).

И теперь, отталкиваясь от этой глобальной цели-тенденции научно-технического развития и одновременно как нормативного прогноза, попытаемся, двигаясь против хода времени, определить, какие подцели и задачи должны быть решены для реализации этой глобальной целитенденции, и какие средства нужны для реализации этой цели. Это вопервых. И во-вторых, выявив исследовательским путём существующие тенденции развития технознания, попытаемся далее определить, что нужно сделать, чтобы сблизить пути достижения идеальной глобальной цели-тенденции научно-технического развития с реальным процессом и тенденциями развития технознания.

Начнём с анализа существующих тенденций развития технознания 38. Проанализированные периоды и особенности возникновения и формирования технознания позволяют вскрыть эти тенденции.

При определении этих тенденций будем исходить из всех структурно-функциональных характеристик технознания как органического целого: как системы знания, как специфического вида деятельности и со стороны его социальной функции. Исходя из такого подхода, можно выделить следующие основные тенденции развития технознания. Это последовательное движение технознания в направлении целостной системы знаний о технике как относительно самостоятельной гносеологической сущности и одновременно как подсистемы совокупного знания в системе культуры. Продолжительность этого периода вызвана последовательной передачей функций человеческого компонента производительных сил усложняющейся технике и соответственно последовательным формированием соответствующих циклов технических наук и форм инженерной деятельности. Таким образом, важной тенденцией формирования технознания является её последовательный и непрерывный характер.

Ещё одной тенденцией формирования технознания является процесс последовательного включения в техническую практику различных структурных уровней и форм движения материи и все новых фрагментов объективной реальности и, соответственно, последовательное расширение спектра наук и знаний, получающих прямые выходы в технику, в производство.

Первой была включена в техническую практику механическая форма движения материи, как наиболее простая, в которой количественная сторона явно превалирует над качественной, что привело к возникновению первыми технических наук механического цикла в рамках формирующегося технологического цикла технических наук. Позднее начинают появляться технические науки, использующие физическую и химическую формы движения материи, в которых количественная и качественная сторона находятся примерно на паритетных началах. Технические науки этих циклов возникали в рамках как технологического, так и энергетического циклов технических наук.

Биологическая форма движения материи, в которой качественная сторона явно превалирует над количественной, наиболее поздно начала включаться в техническую практику, что связано, в частности, с возникновением в наши дни биотехнологий.

Следующим принципиально важным моментом и тенденцией в становлении технических наук в рамках технознания явилось расширение и углубление познания путём выхода его как в мегамир — мир космоса, так и в микромир, мир атомов и элементарных частиц.

Проникновение в микромир вызвало к жизни появление целого спектра технических наук информационно-кибернетического цикла, а также расширение возможностей развития технологического и энергетического циклов технических наук. Если же говорить о качественных этапах становления и развития технических наук и инженерной деятельности в рамках технознания, то здесь тенденцией их развития является нелинейный, многомерный процесс развития их в подсистему технических наук и подсистему инженерной деятельности, а затем и в систему технознания в целом.

На первом этапе предыстории технознания последовательное усложнение и развитие вначале технических, а затем научно-технических знаний, полученных по преимуществу эмпирическим путём, в процессе развития самого производства, характеризуется последовательным нарастанием в них научной составляющей. Формируется первая подсистема практических (методических) технических знаний, обслуживающих производство на этапах общественной истории, предшествующей капитализму. Процесс этот в разных странах шёл неравномерно и нелинейно.

Затем, на переходном этапе эпохи Возрождения, когда завершается формирование общих и специфических предпосылок возникновения подсистемы технических наук в форме машинного производства, экспериментального классического естествознания и развитой формы научно-технических и технических знаний (подсистемы практического технического знания), начинается процесс формирования подсистемы инженерных знаний и зарождения (появления зачатков) подсистемы технических наук. Процесс этот — нелинейный и многомерный — подразделяется в рамках каждого периода на ряд этапов.

На первом этапе идёт становление отдельных технических наук и научно-технических дисциплин, генезис которых совершается следующими путями:

  1. Предметно-научная «дисциплинизация» донаучных представлений. В этом случае дисциплина возникает как бы со стороны инженерной практики, материального производства (например, теория машин и механизмов).
  2. Взаимовлияние уже имеющихся дисциплин, из которого возникает новая дисциплина. Чаще всего в качестве такой исходной дисциплины выступает естественнонаучная дисциплина. В этом случае генезис научно-технической дисциплины зачинается как бы со стороны естествознания (например, теоретическая электротехника, теоретическая радиотехника).
  3. Но это взаимовлияние может быть и гораздо более сложным, когда возникновение научно-технической дисциплины идёт от взаимовлияния не одной, а нескольких дисциплин, и не только естественнонаучных, но и технических, и общественных (например, теория электрических машин).
  4. Внутренняя дифференциация дисциплин (образование специальностей, специальных дисциплин или поддисциплин).

Примером такого генезиса дисциплин служит дифференциация теоретической электротехники на отдельные частные научно-технические дисциплины, объединяемые в две большие группы: сильноточную и слаботочную электротехнику (электрические станции, электрические сети и системы, электропривод, электрический транспорт; радиорелейные сети и системы, радиоэлектроника и другие). Эти пути генезиса научно-технических дисциплин наиболее характерны для «классического» периода развития технознания. Одновременно в этот период шло формирование подсистемы инженерных знаний, вырабатываемых и используемых на этапе классической инженерной деятельности в форме изобретательства, конструирования, а позднее и традиционного проектирования.

На следующем, «неклассическом» периоде развития технознания, ведущей тенденцией которого является интеграция (наряду с продолжающейся дифференциацией), происходит «комплексирование» знания, образование комплексных научно-технических дисциплин типа системотехники, эргономики, кибернетики, образуемых на иной, не предметной, а «деятельностной», основе, вызванной их не предметной, а проблемной ориентацией 39.

В этот период продолжалось развитие подсистемы инженерных знаний в форме системотехнической инженерной деятельности. Зарождается также и новый вид нетрадиционного проектирования в форме социотехнического проектирования.

Следующим этапом формирования подсистемы технических наук в рамках «неклассического» периода технознания является становление их системы, включающей в себя как традиционные «классические» научно-технические дисциплины, так и «неклассические». На этом этапе продолжится формирование и подсистемы инженерного блока знаний, вырабатываемого и используемого как в рамках классической инженерной деятельности, так и неклассических её форм: системотехнической инженерной деятельности и нетрадиционного социотехнического проектирования. В этот «неклассический» период развития технознания завершается процесс становления подсистем технических наук и инженерного блока знаний, превращение их в зрелое состояние. В этот период зарождается и начинает развитие философско-методологический блок знаний, представленный подсистемами техноведения и философии техники. И наконец, в период «постнеклассического» технознания продолжится развитие подсистем практического знания, инженерного знания и технических наук на своей собственной основе, а также завершится формирование философско-методологического блока знаний в форме подсистем техноведения и философии техники.

Технознание как целостная система знаний завершит процесс своего формирования и достигнет зрелой фазы своего развития.

Процессом дальнейшего развития технознания явится его интеграция с естествознанием и обществознанием и превращение этого совокупного знания человечества в целостность, способную в наиболее эффективной форме обеспечить формирование такой техносферы, которая бы была гуманной по отношению и к природе, и к обществу, и к человеку. В этот период «постнеклассической» науки совокупное человечество как коллективный субъект познавательно-преобразующей деятельности будет воздействовать с помощью этого целостного совокупного знания человечества на целесообразно изменяемую человеческой деятельностью природу как всеобщий объект такой деятельности. А это, в конечном счёте, как отмечалось ранее, должно привести к формированию подлинно гуманистической цивилизации.

Если же говорить в общем о процессе генезиса научно-технических дисциплин в рамках технознания как важной его составляющей, то он связан в целом с качественными изменениями в познавательной сфере при возникновении той или иной дисциплины (теоретические и методические представления, система понятий, познание законов, методика, etc), а также в сфере преобразования (объективная логика развития техники как элемента производительных сил), общественными условиями для генезиса дисциплины, учёными, принимающими участие в этих процессах, различными формами институционализации (организация преподавания, учреждения, связи, etc) и другими существенными историческими моментами.

Мы не будем рассматривать в данной работе, как конкретноисторически осуществлялся генезис той или иной научно-технической дисциплины. Это предмет специального историко-научного исследования. Отметим лишь в общем плане, что при проведении такого исследования необходимо дать ответы на ряд вопросов.

Важно, во-первых, выяснить, какие события или процессы можно рассматривать как начало возникновения научно-технической дисциплины (таким началом могут служить не только совершенно определённые события, но и большие исторические перевороты с нечёткими хронологическими рамками), обозначить генезис дисциплины как конечный и вполне определённый процесс в истории науки (что требует особенно обоснованного понимания различия между предысторией — постепенным накоплением знаний по определённому предмету, которое часто прослеживается вплоть до первобытного общества, и началом самого генезиса дисциплины); определить завершение генезиса дисциплины, то есть достичь определения того, когда дисциплина наличествует как таковая, хотя, естественно, процесс её развития продолжится. При этом следует проводить различия между «генезисом дисциплины» и «развитием» (уже возникшей) дисциплины на её собственной основе как двумя типами процессов научного развития.

Необходимо проанализировать, какие различные периоды отмечаются в исследованном генезисе дисциплины, какие моменты найденной периодизации присущи лишь данной дисциплине, а какие могут подходить для целого класса дисциплин (или для каждой дисциплины). Большой интерес представляет при этом нахождение заметных различий в процессуальной структуре дисциплин в зависимости от различий предметов познания и в зависимости от различий историко-научных эпох. Во-вторых, необходимо выяснить, какие признаки характеризуют возникновение исследованной дисциплины (начало, конец и качественные этапы генезиса дисциплины):

  • в области содержания знания и набора методов (какая степень зрелости системы знаний по данному предмету требуется как минимум, чтобы можно было говорить о дисциплине);
  • в области профиля деятельности и карьеры соответствующих учёных (в том числе и в плане соотношения исследования и дисциплинарно-специализированного преподавания);
  • в области кооперации и коммуникации учёных (образование дисциплинарных сетей коммуникации, etc);
  • в области институционального обеспечения дисциплинарной направленности.

В-третьих, важно выявить, какие движущие силы зачинают генезис исследуемой дисциплины и какие толкают его вперёд до завершения; в какой степени изменяется конфигурация движущих сил в ходе генезиса дисциплины (при этом желательно рассмотреть не только отдельные факторы, но и весь комплекс причин, особенно в плане взаимоотношения практических вопросов и научно-проблемных ситуаций) и как осуществляется преобразование объективных причин в субъективные интересы. В-четвёртых, необходимо определить, какой территориальный образец показывает рассматриваемый генезис дисциплины; откуда её преимущественное протекание в определённых странах и центрах; какую роль при этом играют международные связи и сотрудничество. И наконец, в-пятых, важно попытаться определить наиболее важные последствия прогресса генезиса дисциплины в целом для общественной практики, для системы наук и для других сфер общественного сознания и культуры.

Ответы на эти вопросы позволяют выявить характерные черты формирования конкретных научно-технических дисциплин, особенностей их становления и развития.

Если же возвратиться к вопросу о процессе формирования технознания в целом, а также о становлении и развитии технических наук как его подсистемы, то следующей тенденцией развития технознания и его подсистем является процесс углубления взаимодействия технических наук с естественными и общественными, технознания с естествознанием и обществознанием, по мере их развития. Объективной основой взаимосвязи служит сопряжение предметов исследования естественных и технических наук, естествознания и технознания, известная общность их функций и целевой установки, методологическое единство этих наук (при их известной специфике), применительно к общественным наукам, обществознанию — ориентация наук на человека. Эта взаимосвязь по мере развития наук и технознания в целом и в связи во всё большим ускорением и усложнением научно-технического прогресса и возрастанием его роли в общественном развитии все более углубляется и усиливается.

Следующей тенденцией процесса формирования технознания является его углубляющаяся математизация. Начавшись лишь на определённом этапе его развития как средство количественного резюмирования отношений и связей, устанавливаемых с помощью других методов исследования, математизация стала со временем выполнять эвристическую роль, выступая в роли весьма эффективного средства для получения новых результатов.

Круг дисциплин и направлений, пользующихся математикой, систематически растёт. Эта тенденция, возникшая ещё в XVII столетии, перманентно усиливается, создавая принципиально новые ситуации в развитии отдельных наук, когда математика становится не только средством, но и могучим орудием исследования, зачастую предваряющим эксперимент.

Процесс математизации в технознании применительно к подсистеме технических наук разворачивался в той же последовательности, в какой шёл процесс становления технических наук и захватил сначала технические науки механического цикла, в которых количественная сторона превалирует над качественной, затем — науки физического и химического циклов, где количественная и качественная сторона находятся примерно на паритетных началах, и лишь позднее в этот процесс стали втягиваться технические науки геологического и биологического циклов, в которых качественная сторона явно превалирует над количественной и где процесс математизации ещё только начинает разворачиваться.

Если рассматривать технознание со стороны деятельности, то здесь одна из наиболее характерных тенденций связана с изменением характера технодеятельности. Под технодеятельностью мы будем понимать особую сферу деятельности людей, занимающихся производством и использованием технических, инженерных, научно-технических, техноведческих и философских знаний для исследования, разработки, создания, эксплуатации и оценки техники, а также для целей её методологической рефлексии.

Характер и направление этой деятельности закономерно изменялись в различные периоды формирования технознания. По отношению к технодеятельности в целом, одним из её наиболее важных параметров выступает степень её экстенсивности или интенсивности. Если в первый период формирования технознания, когда им занимались немногие учёные и инженеры вследствие невысоких на первых порах потребностей в использовании науки для развития техники, преимущественное значение имел экстенсивный фактор, то на последующих его этапах, когда положение кардинально изменилось, всё большую роль в технодеятельности стал играть интенсивный фактор. Возрастание степени интенсивности технодеятельности и составляет ещё одну тенденцию развития технознания.

Следующая тенденция развития технознания связана с изменением его социальных функций. Как известно, наука выполняет две основные социальные функции — познавательную и практическую, первая из которых в технознании характеризуется познанием действия законов природы в технических системах, познанием законов структуры и организации технических систем, особенностей и способов создания и эксплуатации техники, а также прогнозированием тенденций, направлений и результатов развития техники, вторая, — призванная обслуживать потребности практики производства и использования техники, выступать в качестве фактора развития социальных процессов.

По мере формирования технознания происходит процесс последовательного развития вначале познавательных функций науки: описательной, объяснительной и прогностической, а затем и практической, с превращением их на этапе развитого технознания в единую социальную познавательно-практическую функцию, благодаря которой технознание превращается в мощный познавательно-практический регулятив технодеятельности человечества. Это последовательное разворачивание познавательной и практической функций технознания представляют ещё одну тенденцию развития технознания.

Завершая анализ тенденций развития технознания, остановимся ещё на тех из них, которые связаны с формированием техники и технологии (техносферы в целом), производства, социальными условиями. Класс этих тенденций весьма обширен. Следовательно, целесообразно рассмотреть лишь некоторые из них, касающиеся важных сторон технического развития, особенностей его протекания. Среди этих тенденций есть как общие, характеризующие развитие науки в целом (в том числе и технознание с учётом его специфики), так и специфические, характерные для развития именно технознания.

К первым, достаточно подробно проанализированным в литературе и поэтому здесь не рассматриваемым, относятся:

  • усиливающаяся обусловленность развития науки потребностями практики, зависимость состояния развития науки от состояния и потребностей развития производства 40;
  • возрастание обратного влияния науки на развитие техники, производства;
  • углубление взаимосвязи и взаимозависимости развития науки и производства с интеграцией их в единую систему «наука — производство» 41.

Ко вторым, специфическим тенденциям развития технознания относятся:

  • возрастание роли технознания в углублении взаимосвязи и взаимозависимости развития науки, техники и производства и интеграции их в единую систему «наука — производство»;
  • последовательное возрастание роли технознания в развитии общества, в неуклонном сокращении интервала между новыми научными открытиями и их использованием в технике и производстве;
  • последовательное расширение спектра наук, получающих прямые выходы в технику, в производство (к ним относятся не только технознание, но и естествознание, обществознание и науки, лежащие на стыке данных областей (инженерная психология, техническая эстетика, эргономика и другие);
  • процесс расширения сфер действия технознания за счёт появления отраслей, обслуживающих сферу быта, управления, культуры, военную и так далее;
  • процесс расширения функций технознания, характеризующийся «выходом» в традиционных науках за рамки своих задач (через кинематограф, программированное обучение и так далее). Расширение такого рода функций технознания ведёт к его сближению с общественными и гуманитарными науками. Но дело не только в сближении. Возникают новые критерии, учитываемые технознанием (эргономические, эстетические, экономические и так далее).

Совокупное же функционирование технических систем влияет на расширение масштаба действия этих критериев, формируя обобщённый критерий социальной рациональности техники.

Обслуживая технику, производство, другие сферы общественной жизни, удовлетворяя их в настоящем и будущем, технознание (как и наука в целом) постоянно расширяет поле своего собственного практического применения, а, следовательно, и тенденции и перспективы своего собственного развития. Но реализуются эти тенденции и перспективы не автоматически.

Чтобы сблизить возможность реализации глобальной цели, выступающей в качестве обобщённой тенденции технического развития, связанной с необходимостью формирования техносферы, гармоничной по отношению к природе, обществу и человеку, с реальными выявленными и описанными выше тенденциями развития технознания, необходимо в качестве основной задачи поставить ускорение формирования технознания как целостной системы знания о технике, деятельности по его производству и применению, и как социального института. Эта задача из теоретической превращается в практическую в соответствии с вышеназванными критериями формирования любой науки, дисциплины и системы знаний. И эта задача должна быть решена во имя сохранения современной цивилизации и дальнейшего развития человечества.

И огромная роль в реализации этой глобальной цели принадлежит «философии техники» и философской мысли в целом, которые должны выработать новое мировоззрение, нацеленное на формирование таких ценностных установок, которые позволили бы соединить технический прогресс с проблемой сохранения природы и человека, проблемой новой организации жизнедеятельности человечества. Укрепляющаяся тенденция к привлечению ценностных представлений в работах по философии техники, стремление соединить знания о законах её развития и социальных функциях техники с идеей разумного использования природных процессов и гармонизации человеческого существования даёт О. Д. Симоненко основание говорить о совершающемся переходе от «философии техники» к исследованиям, суть которых передаёт термин «технософия» 42.

«Общая мировоззренческая миссия технософии состоит, по мнению О. Д. Симоненко, в поиске, осмыслении и обосновании новых культурных образцов бытия человека, взаимодействия природы и общества, социальной и мировой политики в контексте реалий, порождённых техногенной цивилизацией» 43.

Отмечая плодотворность идей О. Д. Симоненко о переходе на современном этапе от философии техники к технософии, укажем, что в таком её понимании она органически вписывается в структуру технознания, образуя в ней важнейшею составляющую, роль которой в развитии общества будет неуклонно возрастать.

Приме­чания:
  1. Исключение представляет кандидатская диссертация автора этих строк на тему «Социально-философский анализ становления технических наук», в которой категория становления используется при анализе процесса возникновения технических наук. Однако данный аспект исследования не нашёл отражения в публикациях автора.
  2. В отечественной философской литературе категория становления была использована в работах В. М. Гордона и Д. В. Гурьева. См. об этом: Гордон В. М. Категория становления в марксистской диалектике // Философские науки. 1968. № 4. С. 42–50; Гурьев Д. В. Становление общественного производства. — М., 1973.
  3. См. о технознании следующие публикации автора: Иванов Б. И. О специфике технознания // ВИЕТ. 1995. № 3. С. 120–122; Он же. Технознание в системе совокупного знания // Научная конференция «Социальная философия и философия истории: открытое общество и культура»: Тезисы докладов и выступлений: В 2 ч. — СПб., 1994. Ч. 2. С. 89–91; Он же. Формирование и развитие технознания // История науки и техники: проблемы и перспективы. — М., 1995. С. 99–100.
  4. Некоторое исключение в этом отношении составляет работа Г. И. Шеменева «Философия и технические науки». — М., 1979, в которой кратко рассматриваются данные вопросы.
  5. См. Шеменев Г. И. Философия и технические науки. — М., 1979. С. 12–25.
  6. 6. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. второе издание. Т. 47. С. 554.
  7. См. Шеменев Г. И. Философия и технические науки. — М., 1979. С. 12–25.
  8. Там же.
  9. См. об этом: Иванов Б. И., Волосевич О. М., Чешев В. В. Особенности возникновения и развития технических наук // Специфика технических наук. — М., 1974. Вып. 2. С. 48–111 (Методологические и социальные проблемы техники и технических наук); Иванов Б. И., Чешев В. В. Становление и развитие технических наук. — Л., 1977 и другие.
  10. Применительно к анализу процесса становления и развития технических наук такая попытка была предпринята автором этих строк в рамках диссертационного исследования.
  11. Ранее я полагал, что технологический способ производства является общим мировоззренческим основанием возникновения технических наук. См. об этом: Иванов Б. И. Философские основания анализа развития технических наук // X Всесоюзная конференция по логике, методологии и философии науки (24–26 сентября 1990 года): Тезисы докладов и выступлений. Секции 11–13. — Минск, 1990. С. 89–90.
  12. Ныне я считаю, что вряд ли правомерно сужать мировоззрение до уровня технологического способа производства.
  13. Чешев В. В. Взаимосвязи, устанавливаемые техническими науками // Специфика технических наук. — М., 1974. Вып. 2. С. 133–141 (Методологические и социальные проблемы техники и технических наук).
  14. Развитое научно-техническое знание вообще может быть определено как специфическая (генетическая) предпосылка технических наук и технознания.
  15. Уварова Л. И. О возникновении технических наук, используемых при разработке технических средств // Наука и техника: вопросы истории и теории: В 2 ч. — Л., 1972. Вып. VII. Ч. I. С. 122.
  16. См. об этом: Иванов Б. И. Взаимосвязь развития технических наук и системы «наука — производство» // Технические науки: история и современность. — М., 1987. С. 77–80; Иванов Б. И., Волосевич О. М., Чешев В. В. Особенности возникновения и развития технических наук // Специфика технических наук. — М., 1974. Вып. 2. С. 48–111 (Методологические и социальные проблемы техники и технических наук); Карпеев Э. П., Козлов Б. И., Неуймин Я. Г. Некоторые вопросы истории технических наук // ВИЕТ. 1981. № 4. С. 42–51; Козлов Б. И. Возникновение и развитие технических наук. Опыт историко-теоретического исследования. — Л., 1988; Фигуровская В. М. Техническое знание. Особенности возникновения и развития. — Новосибирск, 1979 и другие.
  17. Более того, даже позиция автора этих строк не осталась неизменной, а претерпела со временем некоторые непринципиальные изменения в плане хронологии периодов. См. об этом: Иванов Б. И., Волосевич О. М., Чешев В. В. Особенности возникновения и развития технических наук // Специфика технических наук. — М., 1974. Вып. 2. С. 48–111; Иванов Б. И., Чешев В. В. Становление и развитие технических наук. — Л., 1977; Иванов Б. И. Взаимосвязь развития технических наук и системы «наука — производство» // Технические науки: история и современность. — М., 1987. С. 77–80.
  18. Иванов Б. И., Волосевич О. М., Чешев В. В. Особенности возникновения и развития технических наук // Специфика технических наук. — М., 1974. Вып. 2. С. 109–111 (Методологические и социальные проблемы техники и технических наук).
  19. Фигуровская В. М. Техническое знание. Особенности возникновения и развития. — Новосибирск, 1979.
  20. Там же. С. 48–49.
  21. Карпеев Э. П., Козлов Б. И., Неуймин Я. Г. Некоторые вопросы истории технических наук // ВИЕТ. 1981. № 4. С. 42–51.
  22. См. Иванов Б. И., Чешев В. В. Становление и развитие технических наук. — Л., 1977; Иванов Б. И. Взаимосвязь развития технических наук и системы «наука — производство» // Технические науки: история и современность. — М., 1987. С. 77–80.
  23. Иванов Б. И. Взаимосвязь развития технических наук и системы «наука — производство» // Технические науки: история и современность. — М., 1987. С. 77–80.
  24. См. об этом: Иванов Б. И. Технознание в системе совокупного знания // Научная конференция «Социальная философия и философия истории: открытое общество и культура»: Тезисы докладов и выступлений: В 2 ч. — СПб., 1994. Ч. 2. С. 89–91; Он же. Формирование и развитие технознания // История науки и техники: проблемы и перспективы. — М., 1995. С. 99–100; Он же. О специфике технознания // ВИЕТ. 1995. № 3. С. 120–122.
  25. См. об этом: Иванов Б. И. Философские основания анализа развития технических наук // X Всесоюзная конференция по логике, методологии и философии науки (24–26 сентября 1990 года): Тезисы докладов и выступлений. Секции 11–13. — Минск, 1990. С. 89–90.
  26. Стёпин В. С., Горохов В. Г., Розов М. А. Философия науки и техники. — М., 1995. С. 275–286.
  27. Иванов Б. И. Взаимосвязь развития технических наук и системы «наука — производство» // Технические науки: история и современность. — М., 1987. С. 77–80.
  28. Козлов Б. И. Архимед и генезис технических знаний // ВИЕТ. 1984. № 3. С. 18–32.
  29. См. об этом: Мандрыка А. П. История баллистики (до середины XIX века). М.; Л., 1964; Он же. Эволюция механики в её взаимной связи с техникой (до середины XVIII века). — Л., 1972.
  30. Горохов В. Г. Методологический анализ научно-технических дисциплин. — М., 1984.
  31. См. об этом: Лекторский В. А., Садовский В. Н. Проблемы методологии и философии науки // ВФ. 1980. № 3. С. 16–29.
  32. См. об этом: Вернадский В. И. Несколько слов о ноосфере // Философские мысли натуралиста. — М., 1988. С. 503–512.
  33. В этой небольшой по объёму статье, впервые опубликованной в 1944 году, В. И. Вернадский, введя уточнённое понятие «ноосфера», впервые предложенного Леруа и Тейяром де Шарденом на основании идей В. И. Вернадского, прозорливо очертил магистральный путь развития человечества.
  34. Стёпин В. С., Горохов В. Г., Розов М. А. Философия науки и техники. — М., 1995. С. 281.
  35. См. об этом: Иванов Б. И. Технознание в системе совокупного знания // Научная конференция «Социальная философия и философия истории: открытое общество и культура»: Тезисы докладов и выступлений: В 2 ч. — СПб., 1994. Ч. 2. С. 89–91; Он же. Формирование и развитие технознания // История науки и техники: проблемы и перспективы. — М., 1995. С. 99–100; Он же. О специфике технознания // ВИЕТ. 1995. № 3. С. 120–122.
  36. См. об этом: Горохов В. Г. Методологический анализ научно-технических дисциплин. — М., 1984; Горохов В. Г., Розин В. М. Технические знания в современной культуре. — М., 1987; Жмудь Л. Я. Техническая мысль в Античности, Средневековье и Возрождении. — СПб., 1995. (Очерки истории технических наук. Ч. 1); Иванов Б. И., Волосевич О. М., Чешев В. В. Особенности возникновения и развития технических наук // Специфика технических наук. — М., 1974. Вып. 2. С. 48–
  37. (Методологические и социальные проблемы техники и технических наук); Иванов Б. И., Чешев В. В. Становление и развитие технических наук. — Л., 1977; Карпеев Э. П., Козлов Б. И., Неуймин Я. Г. Некоторые вопросы истории технических наук // ВИЕТ. 1981. № 4. С. 42–51; Козлов Б. И. Архимед и генезис технических знаний // ВИЕТ. 1984. № 3. С. 18–32; Он же. Возникновение и развитие технических наук. Опыт историко-теоретического исследования. — Л., 1988; Мандрыка А. П. Взаимосвязь механики и техники (1770–1970). — Л., 1975; Стёпин В. С., Горохов В. Г., Розов М. А. Философия науки и техники. — М., 1995; Фигуровская В. М. Техническое знание. Особенности возникновения и функционирования. — Новосибирск, 1979; Чешев В. В. О развитии первоначальных форм технических знаний и возникновении технических наук // Проблемы методологии и логики наук. — Томск, 1969. Вып. 5. С. 10–17. (Уч. зап. Томск. ун-та); Чешев В. В. Техническое знание как объект методологического анализа. — Томск, 1981; Шаповалов Е. А. Общество и инженер. Философско-социологические проблемы инженерной деятельности. — Л., 1984 и другие.
  38. См. Каган М. С. Философия культуры. — СПб., 1996.
  39. Там же. С. 30.
  40. См. Jantsch E. Technological forecasting in perspective. Paris. 1967; Янч Э. Прогнозирование научно-технического прогресса / Перевод с английского — М., 1970 и другие.
  41. См. Иванов Б. И. Основные закономерности развития технических наук // Специфика технических наук. — М., 1974, С. 259–287 (Методологические и социальные проблемы техники и технических наук. Вып. 2). Некоторые положения этой работы в переработанном виде будут использованы в проводимом анализе реальных тенденций развития технознания.
  42. О способах формирования и развития научно-технических дисциплин см. Горохов В. Г. Методологический анализ научно-технических дисциплин. — М., 1984.
  43. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. второе издание. Т. 39. С. 174.
  44. См., например: Человек, наука, техника. — М., 1973. С. 70–95.
  45. См. об этом: Симоненко О. Д. Сотворение техносферы: проблемное осмысление истории техники. — М., 1994. С. 104–105.
  46. Там же. С. 105.
Содержание
Новые произведения
Популярные произведения