Гуманитарные технологии Информационно-аналитический портал • ISSN 2310-1792
Гуманитарно-технологическая парадигма

Паранаука

Наименование: Паранаука (образовано от греческого слова: παρά — везде, около, вне)
Определение: Паранаука — это собирательное понятие, обозначающее множество различных форм познавательной деятельности и сопутствующих науке идейно-теоретических учений, существующих за её пределами, но связанных с ней определённой общностью проблематики или методологии.
Редакция: Информация на этой странице периодически обновляется. Последняя редакция: 30.10.2016.

Паранаука — это собирательное понятие, обозначающее множество различных форм познавательной деятельности и сопутствующих науке (см. Наука) идейно-теоретических учений, существующих за её пределами, но связанных с ней определённой общностью проблематики или методологии (см. Методология). Главным критерием отнесения конкретной формы познавательной активности к области паранауки служит несоответствие общепринятым в системе науки критериям построения и обоснования научных теорий (см. Теория), а также неспособность дать убедительное рациональное истолкование изучаемых феноменов.

Понятие паранауки фиксирует результаты рефлексии о природе науки и её взаимодействии с другими видами познавательной деятельности, тем самым будучи обусловленным стремлением провести демаркационную линию между научным и иными типами знания. В целом, паранаучное знание существует как постоянный контекст развивающегося научного знания в виде протонауки, девиантной науки и псевдонауки (ненаучного знания).

Понятие протонаучного знания обусловлено установкой, согласно которой содержание науки неоднородно и некоторые из её элементов могут не укладываться в идеалы научной рациональности, соответствующие доминирующей теоретической парадигме. В такой ситуации название паранауки может получить новая и ещё не завоевавшая авторитета теория, которая со временем имеет шанс войти в сферу «нормальной науки» (Т. Кун). Её отличает отсутствие развитой теоретической схемы на фоне провозглашения новой научной картины мира, в результате чего теоретическая интерпретация эмпирического материала строится непосредственно на основе последней. Наряду с теоретическими гипотезами в ней присутствует опора на непроверенные факты, противоречивость логических построений, неразработанность вспомогательных теорий или практических приложений. Протонаука в данном контексте представляет собой первичные формы осмысления реальности, возникающие в процессе становления конкретно-исторического типа научного знания при отсутствии необходимого эмпирического материала и нестабильности (или неразработанности) методов исследования и нормативов построения теории. Опираясь в равной степени как на существующие достоверные сведения, так и на субъективные предположения исследователя (неизбежно окрашенные духовной атмосферой эпохи), протонаука строится как результат взаимодействия творческого воображения с наличным эмпирическим материалом. Протонаучное знание служит основанием построения более достоверных теоретических моделей, постепенно исчезая с появлением научных теорий. Характерный пример — судьба натурфилософского знания XVI–XVII веков. Наряду с этим, название паранауки нередко получают и устаревшие, деградировавшие научные теории, не учитывающие многочисленных опровержений и новых научных данных. В подобных случаях паранаука тождественна понятиям альтернативной или девиантной наук.

Девиантная наука, в отличие от протонаучного знания, представляет собой самостоятельную область теоретического знания, которая, по оценкам научного сообщества, не соответствует наличным критериям научности. Согласно этой установке идеалы научной рациональности не обязательны для целого ряда иных видов познания (в частности, практического и духовного освоения мира). В США, например, широко распространено присвоение имени «наука» (science) всякой системе знания, оформленной в школьную или университетскую специальность. Тем самым возникает широкий спектр «сельскохозяйственных наук», «семейных наук», «кулинарных наук», «музыкальных наук», «спортивных наук» и так далее. Эти дисциплины учат полезным знаниям и навыкам, но не содержат системы идеальных объектов, процедур научного объяснения и предсказания и потому не поднимаются выше систематизированного и дидактически оформленного опыта, оставаясь прикладными руководствами по различной тематике. Некоторые практические традиции, порой намеренно демонстрируя оппозиционность к науке, выступают в форме своеобразных «народных наук» (органическая агрикультура Р. Штейнера, народная медицина, народная педагогика и прочие). «Народные науки» обычно представляют собой концентрированное выражение практического и обыденного опыта, приспособленное к традиционным условиям жизни. «Народные науки» могут органически дополнять науку или даже заменять её при определённых обстоятельствах. Нередко они содержат знания, дающие позитивный импульс развитию науки и техники. Вместе с тем, превознесение результатов «народной науки» приводит к её деградации (например, противопоставление мичуринской опытной селекции научной генетике). Причём, в последнем случае велик шанс превращения «народной науки» в псевдонауку. Основаниями для отнесения тех или иных учений к паранаукам могут также служить разногласия мировоззренческого, концептуального или политического плана между носителями «отклоняющегося» знания и ортодоксально настроенным научным большинством. Таким образом, статус девиантной науки могут иметь как попытки истолковать исторический процесс в русле эзотерической традиции или исследовать при помощи нетрадиционных методик феномены человеческой психики (например, парапсихология), так и собственно научные теории, противоречащие устоявшимся представлениям (например, гелиобиология А. Л. Чижевского, теория пассионарности Л. Н. Гумилёва). В тоталитарном обществе девиантная (с точки зрения доминирующей идеологии) наука становится запрещённым занятием, её сторонники подвергаются преследованиям и репрессиям (например, генетика в 1940–1950-х и социология в 1930–1950-х годах в СССР).

Псевдонаучное знание, в отличие от протонауки и девиантной науки, представляет собой попытку «расширения» сферы научного поиска путём построения теории на вненаучных основаниях. Претензии на преодоление ограниченности актуального научного знания связываются в рамках псевдонауки с обращением к дорациональным архаико-мифологическим структурам миропонимания. Псевдонауки, как правило, отличаются высокой степенью авторитарности и пониженным критицизмом, игнорированием эмпирического опыта, противоречащего собственным постулатам, неразвитостью и многозначностью понятийного аппарата, отказом от рациональной аргументации в пользу веры. При этом для псевдонаучного знания характерна тенденция к концептуальной экспансии, стремление распространить собственные мировоззренческие парадигмы на прочие сферы знания с целью преодоления их «одномерности». В то же время псевдонаука, фиксируя внимание на реальной неполноте научного знания и ограниченности его методов, в то же время не способна представить ему собственную позитивную программу. Широко распространённым видом псевдонаук являются «оккультные науки» (алхимия, астрология, френология, геомантия, хиромантия, физиогномика, толкование сновидений). В каждой из них существует своё теоретико-подобное учение, основанное на вере в сверхъестественное и постулирующее существование особых, неизвестных науке субстанций и природных сил или значительно преувеличивающие роль определённых природных закономерностей, а также выдвигаются амбициозные претензии на чрезвычайную эффективность практических приложений. «Оккультные науки» опираются на натурфилософские теории и древние мифы, народный опыт и некоторые научные факты и методы, направляя всё это синкретическое единство на то, чтобы «предсказывать судьбу» и способствовать её оптимальному развёртыванию. Деятели таких наук создают академии и университеты, присуждают и получают учёные степени и звания, открывают журналы, тщательно имитируя структуру науки и научного образования, и в то же время критикуют науку за догматизм и сциентизм. Именно для таких паранаук типично выдвижение претензий на статус науки в целях обеспечения себе более благоприятных социальных условий.

Паранаучное знание в целом во всех его формах выполняет по отношению к науке конструктивно-критическую функцию, выявляя недостаточность существующего аргументирования, несовершенство теоретических моделей и относительность критериев научности. Взаимодействие науки и паранауки существенно обогащает понятийный и концептуальный фонд научного поиска, способствует появлению новых областей знания, определяя одновременно тенденции девиантных познавательных стратегий.

Библиография:
  1. Волькенштейн М. В. О феномене псевдонауки. — «Природа», 1983, № 11.
  2. Заблуждающийся разум. Многообразие вненаучного знания. — М., 1990.
  3. Касавин И. Т. Познание в мире традиций. — М., 1990.
  4. Мигдал А. Поиски истины. — М., 1983.
  5. Розин В. М. Наука: происхождение, развитие, типология, новая концептуализация. — М., 2007.
  6. Филатов В. П. Научное познание и мир человека. — М., 1989.
  7. Philosophy of Science and the Occult. — Albany, 1982.
  8. Radner D., RadnerM. Science and Unreason. — Belmont, 1982.
  9. Velikovsky I. Worlds in Collision. — L., 1950.
Источник: Паранаука. Гуманитарная энциклопедия [Электронный ресурс] // Центр гуманитарных технологий, 2010–2016 (последняя редакция: 30.10.2016). URL: http://gtmarket.ru/concepts/6962
Текст статьи: © И. Т. Касавин. А. В. Симонов. Подготовка электронной публикации и общая редакция: Центр гуманитарных технологий.
Ограничения: Настоящая публикация охраняется в соответствии с законодательством Российской Федерации об авторском праве и предназначена только для некоммерческого использования в информационных, образовательных и научных целях. Копирование, воспроизведение и распространение текстовых, графических и иных материалов, представленных на данной странице, не разрешено.
Реклама: