Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Роберт Антон Уилсон: Психология эволюции. Глава 8. «Моральный» социополовой контур

Гусеница оскверняет лучшие листья, священник оскверняет чистейшие радости.

Уильям Блейк, «Бракосочетание рая и ада» (Перевод А. Сергеева).

Социополовой контур активизируется и импринтируется в юности, когда сигнал ДНК пробуждает половой механизм. Подросток становится растерянным обладателем нового тела и нового нейрального контура, который ориентирован на оргазм и слияние сперматозоидов с яйцеклеткой. Достигший половой зрелости человек, как любое другое животное в брачный период, бродит в полубезумном состоянии, задыхаясь в поисках сексуального объекта.

Импринтная уязвимость в этот момент необычно велика, и первые сексуальные сигналы, запускающие юношескую нервную систему, запоминаются на всю жизнь и до самой смерти определяют сексуальную реальность индивида.

Неудивительно, что в эти чувствительные моменты могут приобретаться разнообразные фетиши.

Можно точно определить, в какой период тот или иной человек был сексуально импринтирован, выяснив, какие фетиши до сих пор его «заводят». Чёрные подвязки, выпивка, кул-джаз и стрижка под ежик — это сексуальные сигналы, так же жёстко определяющие одну импринтную группу (поколение), как длинные волосы, марихуана, тяжёлый рок и облегающие джинсы — другую.

Как отмечают Мастере и Джонсон, большинство сексуальных расстройств закрепляется в нервной системе именно в юношеские моменты импринтной уязвимости; архетипическим является случай, когда юноша собирался в первый раз заняться любовью на заднем сиденье автомобиля и в этот момент его психику травмировал полицейский, который осветил фонариком его и его пассию. Импринт этого ужасного момента закрепился на десятилетия: мужчина оставался импотентом до тех пор, пока не подвергся переимпринтированию в клинике Мастерса и Джонсона.

Гетеросексуальность или гомосексуальность, безудержное распутство или робкое безбрачие и так далее — всё это обычно импринтируется в моменты импринтной уязвимости точно так же, как биовыживательное беспокойство импринтируется событиями, произошедшими в период кормления грудью, эмоциональное доминирование или подчинение — событиями в период обучения ходьбе, символическая смышленость или «тупость» — событиями в период изучения окружающего мира.

Так называемым «примитивным» народам известны эти факты, поэтому они окружают моменты импринтной уязвимости ритуалами, «испытаниями», «обрядами посвящения» и так далее, специально разработанными для импринтирования черт характера, необходимых для нормального члена данного племени в данное время. «Пережитками» этих импринтных церемоний являются обряды бар-мицвы 1, крещения, конфирмации, церковного бракосочетания, etc.

Важно знать, что «события», создающие импринты в моменты импринтной уязвимости, относятся к сферам случая, генетики и злобы (гнева).

Большинство людей в силу подобных событий не импринтарует в точности ту социосексуальную роль, которая требуется в их обществе. Четвёртый контур с почти полным правом можно назвать контуром вины: почти все почти везде занимаются тем, что скрывают свой истинный сексуальный облик и играют на людях некую сексуальную роль, «общепринятую» для их пола в их племени.

В обычном языке импринт в социополовом контуре обычно назыается «зрелой личностью» или «сексуальной ролью». На жаргоне трансакционного анализа это — «Родитель».

Интересно, что Фрейд считал первый контур оральным этапом, второй — анальным, а четвёртый — генитальным. При этом он упустил из виду третий, семантический контур. Возможно, Фрейд, одержимый рационалист, был так поглощён вербальными и концептуальными программами, что просто не замечал их — как рыбы не замечают воду. Юнг описал первый контур как способность ощущать, второй — как способность чувствовать, третий — как способность мыслить. Но социопо-ловой контур из его схемы начисто выпал. (Юнга раздражало то повышенное внимание, которое Фрейд уделял четвёртому контуру, и он построил свою собственную, менее сексуальную психологическую систему.) Все высшие контуры Юнг просто свалил в одну кучу под вывеской «интуиция».

Функция нервной системы заключается в том, чтобы фокусировать, избирать, сужать; выбирать из бесконечности возможностей те биохимические импринты, которые определяют тактики и стратегии, обеспечивающие выживание в одном месте, статус в одном племени.

Младенец генетически подготовлен к изучению любого языка, овладению любыми навыками, исполнению любой сексуальной роли; через очень короткий срок, однако, он (или она) начинает механически, роботически воспринимать ограничения своей социальной и культурной среды, следовать им и воспроизводить их.

В этом процессе каждый из нас платит очень дорого. Выживание и поддержание статуса даются ценой утраты бесконечных возможностей необусловленного сознания. Одомашненный примат, пребывающий в социальном туннеле реальности, является лишь мелким фрагментом потенциала, заложенного в 110 миллиардах клеток человеческого биокомпьютера.

Как сказал Роберт А. Хайнлайн: Любой человек должен уметь менять пеленки, планировать вторжения, резать свиней, конструировать здания, управлять кораблями, писать сонеты, вести бухгалтерию, возводить стены, вправлять кости, облегчать смерть, исполнять приказы, отдавать приказы, сотрудничать, действовать самостоятельно, решать уравнения, анализировать новые проблемы, вносить удобрения, программировать компьютеры, вкусно готовить, хорошо сражаться, достойно умирать. Специализация — удел насекомых.

Пока мы остаёмся во власти древних контуров, мы мало чем отличаемся от насекомых. Точно так же, как насекомые из поколения в поколение повторяют свои четырёхэтапные программы (яйцо, личинка, куколка, взрослая особь), мы повторяем наши четырёхэтапные циклы. Древние контуры генетически консервативны: они обеспечивают выживание и продолжение рода, но не более того. Будущее эволюции — в футуристических контурах.

Специализация — удел насекомых
Специализация — удел насекомых.

Итоги

Контур Возраст Импринтные области Названия в других психологических системах
Фрейд Юнг Берн Саган Гурджиев 2
I 3-4 млрд. лет Лимбическая система3 и автономная нервная система Оральный Ощущение Естественный Ребёнок Рептильный мозг Двигательный центр
III 500–1000 млн. лет Таламус, Мышцы Анальный Чувство Приспособленный Ребёнок Мозг млекопитающего Ложный центр эмоций
III 100 000 лет Кора левого полушария, Гортань, Правая рука Латентность Рассудок Взрослый Компьютер Мозг человека Ложный центр интеллекта
IV 30 000 лет Новая кора левого полушария, Грудь, Гениталии Фаллический Отсутствует Родитель Отсутствует Ложная личность

Иногда встречаются утверждения о том, что не существует универсальных сексуальных табу. Это мнение ошибочно. В каждом племени существует одно многоцелевое табу.

Это табу устанавливает, что сексуальность должна регулироваться племенем. Ддинственное универсальное табу — это табу на жизнь без табу. Каждое племя имеет свой собственный набор табу и запретов, но ни одно племя не позволяет индивиду в его составе самостоятельно формировать этот набор для себя.

Американский президент не должен жениться на собственной сестре (если хочет быть избранным на следующий срок); египетсткий фараон был обязан жениться на собственной сестре. Столкнувшись с таким моральным релятивизмом, многие учёные-социологи не заметили неизменной составляющей: и от президента, и от фараона требуется соблюдение местных правил. То же справедливо для самоанцев, русских, эскимосов и кубинцев.

Почему же существует это табу, направленное против сексуального самоопределения и самоактуализации? Почему, хотя не существует и пары обществ, которые были бы абсолютно согласны в вопросах сексуального «хорошего» и сексуального «плохого», каждое общество считает, что право именно оно?

Ответ в том, что наши первые гуманоидные (символизирующие и концептулизирующие) предки были очень невежественными, но не совсем уж тупыми. Они были невежественны в том, что касалось законов генетики, но достаточно умны для того, чтобы подозревать существование этих законов. Слияние сперматозоидов с яйцеклеткой окружено жёсткими табу и сильным племенным конформизмом, так как выживание и будущая эволюция генофонда зависит от того, какой сперматозоид оплодотворит какую яйцеклетку.

Этимологи поддерживают теорию Фрейда о древних связях между словами, обозначающими святое, эротическое, непристойное, внушающее благоговение, страшное, божественное, «ужасное». Все перечисленное — это примитивные, мощные физиологические реакции на загадки полового влечения, совокупления, воспроизведения жизни, наследственности, генетического дрейфа, будущей эволюции. Самые древние идолы, которые удалось обнаружить археологам, — это беременные богини и фаллические боги. Наиболее нетерпимыми, слепыми и упорными (при космополитизирующем контакте с племенами, имеющими другие ценности, они исчезают последними) являются табу, касающиеся правильного способа воспроизведения. Если одна нация настаивает на том, что руководитель государства должен жениться на своей сестре, а другая — что не должен, обе действуют исходя из предположения, что правильный способ должен быть найден и должен строго соблюдаться.

Загадки существуют в области полового влечения — Она нравится Ему, но Он не нравится Ей.

Загадки существуют в области совокупления — одной паре стоит один раз заняться любовью и женщина уже беременна, тогда как другая пара может заниматься любовью три года и ничего не произойдёт. Все это кажется очень загадочным и пугающим примитивным народам, будь то в Новой Гвинее или в Нью-Джерси.

Загадки существуют в области воспроизведения — почему близнецы? Почему три мальчика в одной семье и три девочки — в другой? Почему выкидыши и мертворождённые?

Загадки существуют в области наследственности — «Почему мой сын на меня не похож?» — такой нелёгкий вопрос, весьма способствующий развитию паранойи и мужского шовинизма, задавали себе многие одомашненные приматы.

Загадки существуют в области генетического дрейфа — современным исследователям известно уже двенадцать или даже больше переменных, но у них по-прежнему имеется больше вопросов, чем ответов.

Загадки существуют в области будущей эволюции. «Откуда мы приходим, кто мы, куда мы идем?», название величайшей картины Гогена 4, — это ведь главный онтологический вопрос; тотёмный столб и трактат по социобиологии суть попытки на него ответить.

Среди этих загадок — полового влечения, совокупления, деторождения, наследственности, генетического дрейфа, будущей эволюции — шаманы каждого племени пытаются установить ориентиры, облегчающие, на их взгляд, выживание данного племени (генофонда).

Так создаётся «мораль».

Боги и Богини — это сексуальные и генетические программы, выраженные в примитивных символах

Мораль

Местные табу

Половое влечение

Совокупление

Воспроизведение

Наследственность

Генетический сдвиг

Будущая эволюция

Половое влечение, совокупление, воспроизведение, наследственность, генетический дрейф и будущая эволюция — всё это стохастические процессы. (То есть такие процессы, в которых из случайного набора событий некоторый «разум» или нечто, что можно было бы метафорически назвать разумом, выбирает конечный исход.) Интуитивно очевидно, что эти процессы перекрывают друг друга, как показано на нашей диаграмме; гак же очевидно, что «выбор» будущего происходит на каждом шагу этого пути 5. Табу и мораль — это попытки племени управлять случайным элементом для того, чтобы формировать желаемое будущее.

«Мораль» пытается управлять стохастическим эволюционным процессом двумя способами — либо при помощи табу и заповедей вклиниваться между половым влечением и его удовлетворением (совокуплением), либо вклиниваться между совокуплением и воспроизведением. Второй случай представлен обычаем детоубийства — распространённой мерой контроля над рождаемостью — которому местные шаманы всегда придают магическое значение: для жертвенного умервщления, как правило, выбираются дети, которые перенесли родовую травму, или имеют родимые пятна, или близнецы, или как-либо ещё «отмеченные богами».

Безусловно, подлинной функцией подобных практик является контроль над рождаемостью; такие обычаи больше всего распространены на изолированных островах, где неуправляемое размножение привело бы к катастрофе. Иудаисгские табу, наоборот, разрабатывались с целью как можно эффективнее направить сексуальность на увеличение населения, так как древние евреи были окружены огромными и воинственными империями, стремящимися их завоевать; евреям требовалось больше мальчиков, чтобы вырастить из них солдат, и больше девочек, которые могли бы в будущем рожать новых мальчиков-солдат.

Самые идиотские и «суеверные» — с нашей нынешней рационалистической точки зрения — табу изначально имели какую-то первоначальную функцию. Например, самые «бессмысленно» сложные (негенетические) «инцестные» табу, благодаря которым практически каждый член племени становится сексуально недоступным для любого другого члена племени, первоначально стимулировали экзогамию (брак вне племени). Это способствовало образованию родственных связей между племенами и, таким образом, уменьшению числа военных конфликтов. Нечто напоминающее эту примитивную экзогамию существовало ещё не так давно в виде обычая, предписывающего членам королевских семей искать жениха или невесту в других королевских семьях.

Конечно же, любая форма «морали» в некоторой степени обременительна для каждого, так как никто и никогда не имел в точности тот сексуальный импринт, которого желало от него племя. Более сложные тотемные культы (величающие себя «высшими религиями») учли этот момент, создав доктрины об искуплении. Они позволяют индивиду периодически получать ритуальное «прощение» за то, что он отступил от образа совершенного сексуального робота, созданного племенной моралью.

Смешно это или нет, но большая часть грехов, об отпущении которых одомашненные приматы просят своих священников, представляет собой то, что Кинси так точно назвал «нормальным поведением млекопитающего» 6.

Времясвязывание (передача символов и инструментов из поколения в поколение) начинается в третьем контуре. Острое сознание времени, однако, активизируется в четвёртом.

Основная функция социополового контура у высших приматов заключается в формировании взрослой личности — родителя 7. По определению, родитель — это тот, кто заботится о молодых представителях вида; в родителе также генетически заложено беспокойство о молодом поколении. У людей, обладающих способностью символизировать, это означает планировать и надеяться. На языке мистиков это означает быть «прикованным к колесу кармы»; первым шагом к избавлению от этой привязанности четвёртого контура в большинстве мистических традиций является обет безбрачия.

Четвёртый контур расположен в новой коре левого полушария — самой эволюционно молодой части левого полушария головного мозга. Он нейрологически связан с гениталиями и грудью (контур совокупления- объятий- поцелуев- защиты).

Те, у кого тяжелейший импринт приходится на этот контур, красивы. Это значит, что их тело в целом получило так много сексуальных нейропередатчиков из головного мозга, что они постоянно излучают «привлекательные» брачные сигналы, которые в нашем восприятии и определяют степень физической «красоты» человека.

В зависимости от событий, повлекших за собой подобное импринтирование, они могут быть холодными и расчётливыми эксплуататорами, полностью подавленными пуританами или иметь некоторые другие отрицательные черты, но они всегда выглядят как (посылают сигналы) идеальный субъект совокупления- любви- защиты.

Будучи однажды сформулированной, мораль служит не только в качестве препятствия генетическому дрейфу, но и в качестве тормоза для нововведений в третьем контуре. Шаманы, священники, etc определяют, какие идеи «моральны», а какие — «аморальны». Любое новшество — всё, что способно разрушить племенной цикл, то есть вырвать нас из циклического мифического «времени» в линейное, прогрессивное, революционное «время», — обычно очень быстро определяется как «аморальное».

Сказать, что религия и жречество сыграли консервативную роль в истории, — значит недооценить их. Это всё равно что сказать: «Чума убила несколько человек» или «Гитлер был немного странным». Основная роль религии всегда была реакционной. В этом заключалась её эволюционная функция, в соответствии с диалектикой контуров мозга.

Третий контур, если его не сдерживать, напоминает монолог кокаиниста. Вы ничего не можете запомнить, так как всё меняется слишком быстро. Это глубоко дезориентирует среднего одомашненного примата, поэтому племенные моралисты поддерживают стабильность и спокойствие, действуя как замедлители.

Средний человек наиболее «открыт» и «любознателен» с философской точки зрения до принятия им сексуальной роли взрослого или родителя. После воспроизведения у него остаётся мало времени и (в силу санкций, налагаемых каждым племенем на «ересь», то есть новые идеи) ещё меньше склонности к размышлениям третьего контура.

Таким образом, третий контур позволяет нам выйти из цикличного племенного времени к линейному прогрессивному времени; но четвёртый контур заворачивает нас назад, в цикл.

Гомосексуалисты могут и не быть основным источником культурных новшеств, как заявляют некоторые их защитники, но одно несомненно: они делают больше, чем им было уготовано. Почему? Они не попадают в ловушку родительских ролей.

Четыре контура, о которых мы до сих пор говорили, закодированы (каждый с четырьмя вариациями) в «фигурных картах» Таро.

Так, Рыцарь Дисков, представляющий в оккультизме сочетание Земля/Земля, является в чистом виде типом первого контура. Это ощущения, оральные потребности, висцеротоничность. В большинстве книг по Таро, когда анализируется эта карта, за алхимическим, каббалистическим, теософским жаргоном скрывается описание именно этого типа. Мы имеем «маменькиного сынка» в чистом, неразбавленном виде.

Импринтирование социополового контура
Импринтирование социополового контура.

А и В представлют социально «хороший» и социально «плохой» секс, согласно традициям данного племени. A 1, A 2 и A 3 представляют индивидуальные импринты — персонально хороший секс (то, что нравится индивидууму в соответствии с его импринтом), a B 1, B 2, ВЗ — персонально «плохой» (то, что индивиду не нравится). Ось A 1–B1 лишь слегка отклонена от оси А—В: этот индивид достаточно «нормален» (в данном обществе). Ось A 2–B2 отклонена больше: этот индивид считается «невротичным» (в данном обществе). Ось A 3–ВЗ отклонена гораздо дальше: индивид считается «извращенцом» (в данном обществе).

Королева Дисков, или Земля/Вода, является смесью черт первого и второго контуров — «чувствительность- висцеротоничность- оральность» плюс «эмоциональность- эгоизм- политичность». В общении с ней надо быть чертовски осторожным, чтобы не ляпнуть что-нибудь не то.

Принц Дисков, или Земля/Воздух, — это смесь первого и третьего контуров: оральные требования плюс рациональный расчёт. Типичный пример: умный и пронырливый адвокат.

Принцесса Дисков, или Земля/Огонь, представляет собой оральность первого контура в сочетании с сексуальностью четвёртого контура. Это слияние эксгибиционизма с пламенной эротикой идеально подходит для актрисы, снимающейся в порнофильмах.

Во всех картах с Дисками первый контур доминирует над другими.

Королева Кубков, или Вода/Вода, — это эмоции и территориальные требования. Нельсон Элгрен имел в виду её, говоря: «Никогда не ложись в постель с женщиной, у которой больше проблем, чем у тебя».

Рыцарь Кубков, или Вода/Земля, — это эмоции плюс чувства. Настоящий хищник, мародёр, вор, насильник или социопат.

Принц Кубков, или Вода/Воздух, — это эмоции плюс рассудок. Гуманист, гуманитарий, либерал; идеальный унитарианский священник.

Принцесса Кубков — Вода/Огонь: взрывоопасная смесь эгоизма и сексуальности. Скарлетт O’Xapa. Femme fatale 8.

Принц Мечей — Воздух/Воздух: чистый неразбавленный интеллект. Его стопы никогда не касались земли; он витает среди абстракций. Монах-учёный.

Рыцарь Мечей — Воздух/Земля: рассудок и оральный эксгибиционизм. Актер, оратор, демагог, иногда артист.

Королева Мечей — Воздух/Вода: рассудок плюс эмоции. Гении науки и искусства обычно принадлежат к этой импринтной группе.

Принцесса Мечей — Воздух/Огонь: рассудок и сексуальность. Хороший родитель; обычно исповедует пуританство, но иногда сражается за «сексуальную свободу». В любом из этих случаев побудительным мотивом является желание подчинить генетические императивы полового влечения абстрактному разуму.

Принцесса Жезлов — Огонь/Огонь: максимальная сексуальность. Эти типы обычно, но не обязательно, отличаются беспорядочностью связей; иногда они изливают всю сексуальную энергию на одного партнёра и выращивают кучу детей, так как родительство составляет значительную часть четвёртого контура; например, у Иоганна Себастьяна Баха, создавшего, возможно, самую сексуальную музыку в истории, было двадцать детей.

Рыцарь Жезлов — Огонь/Земля: сексуальность и чувственность. Плейбой. «Фаллический нарциссист» Райха.

Принц Жезлов — Огонь/Воздух: сексуальность плюс рассудок. Этот тип чаще всего оказывается втянутым в эмпирический мистицизм, которого не переносят местные Духовные Авторитеты: тантризм в Индии, рыцари-тамплиеры и ведьмы в средневековой Европе, Алистер Кроули и Вильгельм Райх в недавнем прошлом. (Кроули говорил, что эта карта является портретом его истинного «Я».)

Королева Жезлов — Огонь/Вода: сексуальность и эмоциональная политика. Уголовные суды изо дня в день видят немало лиц этого типа.

Мудрые каббалисты, разработавшие это иллюстрированное руководство к четырём основным контурам, снабдили его также ключом к высшему сознанию. Их учение гласило, что каждому элементу традиционной алхимии (Земля, Воздух, Огонь, Вода) соответствует одна из мастей Таро (Диски, Мечи, Жезлы, Кубки) и одна из букв Святого Непроизносимого Имени Бога — Йод-Хе-Вау-Хе. Эти соответствия выглядят следующим образом:

Йод Огонь Жезлы Контур IV
Хе Вода Кубки Контур II
Bay Воздух Мечи Контур III
Хе Земля Диски Контур I

Логика этой системы образов совершенно ясна бессознательному уму, поэтому, как отмечает Юнг в «Психологии и алхимии», подобные ассоциации часто возникают в наших снах.

Цель Каббалы — «сделать микрокосм зеркалом макрокосма», то есть сделать человеческое существо совершенным подобием «Бога». Под этим понимается соединение воедино четырёх «алхимических» элементов, символизируемых буквами Йод, Хе, Bay и Хе. Другими словами, приведение в равновесие четырёх контуров.

Ту же идею мы встречаем в буддийских мандатах с четырьмя демонами по углам и кругом, символизирующим пробуждение, в центре.

«Замужняя» («женатый»), «мамаша» («папаша») — это характеристики индивида, не являющиеся научными, но безошибочно и сразу распознаваемые каждым. Они имеют отношение к острому ощущению времени. Родитель вынужден беспокоиться о том, как обеспечить биовыживательные бумажки не только для себя, но также для потомства и вообще на будущее.

Бихевиористы рассказывают нам замечательные истории о сложных поведенческих схемах, которые можно кондиционировать у подопытных животных. Они утверждают, что путём селективного закрепления можно так натренировать крысу, что при звуке колокольчика она взбежит по лесенке, нажмет кнопку А, пробежит по планке, спустится по другой лестнице, нажмет кнопку Б, бросится через клетку и замрет у кормушки в ожидании пищи.

Чтобы кому-нибудь не показалось, что эта книга написана с позиции превосходства, ниже будет рассмотрено подобное, хотя более сложное поведение, которому её автор следовал на протяжении двадцати лет. Каждый вечер, перед тем, как лечь спать, он устанавливал будильник. Утром сигнал будильника поднимал его с постели, он поспешно завтракал, выбегал из дома, чтобы успеть на автобус, доезжал до подземки, садился в вагон, ехал до здания фирмы, пробегал через вестибюль, садился в лифт, ехал на определённый этаж, входил в офис и в течение восьми часов занимался нудным (и в общем-то бессмысленным) трудом. Данная поведенческая последовательность была сформирована, как сказал бы Б. Ф. Скиннер, путём закрепления, каждые две недели осуществлявшегося в форме выдачи биовыживательных бумажек (денег). Эти бумажки были необходимы для биовыживания четырёх малолетних детей автора.

Читатель этой книги, вероятно, в состоянии вспомнить, пусть даже не очень отчётливо, импринтирование и кондиционирование каждого из этих контуров.

Мы все начинали с младенчества, в одномерном мире, орально прикованными к Матери. Чем дальше мы от неё уползали, тем выше было наше биовыживательное беспокойство, поэтому мы пытались как можно скорее возвратиться обратно. Ключевые импринтные события того периода, наряду с соответствующим кондиционированием, жёстко определяют то, в какой мере мы сегодня проявляем:

Беспокойство или уверенность в себе.

Укоренённость или страсть к исследованиям.

Зависимость или независимость.

Затем, когда ДНК направила молекулы-посланники РНК в железы, эндокринную систему и так далее, произошла мутация. Наша морфология — все наше тело — изменилась, а заодно изменился наш «ум». Наш туннель реальности, таким образом, обрёл второе измерение, когда мы встали на ноги и начали ходить вокруг дома, а также узнавать, над кем мы можем доминировать, кто может доминировать над нами, над кем можно доминировать (эмоционально запугивать) в одни моменты и нельзя — в другие и так далее. Из аморфного биовыживательного сознания в нас развилось упрямое индивидуальное эго. Путём импринтирования и кондиционирования в нас был закреплён особый стиль эмоционально-территориальной «политики».

Происходящее на этом этапе импринтирование и кондиционирование определяют следующие наши черты:

Доминирование или подчинение.

Уверенность в себе или сомнения в себе.

Сильное эго или слабое Эго.

Высокий статус в стае или низкий статус в стае.

Отдача приказов или следование приказам.

«Мораль господ» или «Мораль рабов».

В нас последовательно кондиционируется умение переключаться между этими рефлексами в зависимости от того, является ли статус человека, с которым мы общаемся, выше или ниже нашего. (Представители среднего класса — рейганисты-консерваторы, последователи Джона Берча и так далее — всегда будут почитать тех, кто находится выше их в иерархии и всегда найдут причину преследовать — или хотя бы клевать — тех, чей статус ниже. Так, они всегда утверждают и на самом деле верят, что бедные обкрадывают их посредством социальных программ — на которые выделяется около 4% денег налогоплательщиков — и никогда не «замечают», что военно-промышленному комплексу достаётся 72% с каждого доллара, уплаченного ими в качестве налога. Это — нормальная социобиология млекопитающих.)

После того как туннель реальности второго контура жёстко закрепляется, организм вновь претерпевает изменения и мутации, переходя к вербальному этапу, и в результате импринтируется стиль мышления третьего контура. Это значит, что помимо протоплазмического сознания и эго, свойственного млекопитающим, мы приобретаем человеческий ум, который создаётся человеческими артефактами и речью, в то же время создавая их.

Дикие дети, выросшие в изоляции от человеческого общества (артефактов и речи), не имеют «ума» в том смысле, в каком мы его понимаем; вот почему мы называем их «дикими».

На семантическом этапе импринтной уязвимости мы приобретаем:

Беглость речи или невнятность речи.

Ловкость или неуклюжесть.

«Живой ум» или «Тупой ум»9

По достижении половой зрелости срабатывает ещё один триггер ДНК, и посланники РНК инициируют следующую морфологическую мутацию тела-сознания. Импринтируется и кондиционируется «взрослая личность». Мы становимся:

«Моральными» или «Аморальными».

Роботически-покорными или роботически-непокорными.

Добропорядочными гражданами или сексуальными изгоями.

«Родителями» или анархистами.

Недостаточное понимание этих морфологических изменений, а также их постоянное влияние на импринтные контуры мозга — это причины большинства неудач в общении и общего чувства нетерпимости, с которым мы слишком часто противостоим друг другу. Так как импринты у всех немного отличаются — никто не может в точности соответствовать среднему 10 — иногда мы чувствуем себя подобно квакеру из анекдота, который говорит жене: «Весь мир сошёл с ума, кроме тебя и меня, а иногда я сомневаюсь даже в тебе».

Рейхианцы, последователи доктора Спока и Саммерхильской школы и другие нетерпеливо пытались привлечь наше внимание к грубости и тупости многих традиционных методов воспитания детей. Эти методы оказываются «грубыми» и «тупыми», только если видеть, подобно вышеуказанным еретикам, цель воспитания в формировании нормального, уравновешенного, творческого человека. В РЕАЛЬНОМ МИРЕ ЭТО НИКОГДА НЕ БЫЛО ЦЕЛЬЮ НИ ОДНОГО ОБЩЕСТВА. Традиционные методы воспитания совершенно логичны, прагматичны и здоровы для достижения истинной цели общества, которая состоит не в том, чтобы создать идеальную личность, а в том, чтобы создать полуробота, который максимально близко подражает общественному идеалу — как в рациональных, так и в иррациональных аспектах, перенимая как мудрость веков, так и всю накопленную человечеством жестокость и глупость. Причина очень проста: полностью сознательная, пробуждённая (избежавшая промывания мозгов) личность не сможет точно вписаться ни в одну из ролей, предлагаемых обществом; изувеченные же, роботизированные продукты традиционного детского воспитания прекрасно вписываются в эти ниши.

Получается, что существует нейросоциологическая «логика» алогичного. Не напоминают ли современные школы мини-тюрьмы? Не душат ли они воображение, не давят ли они ребёнка физически и ментально и не практикуют ли различные формы явного и скрытого терроризма? Ответ, конечно же, однозначен: да; но подобные школы необходимы, чтобы обучить людей исполнению ролей в офисах, на фабриках или в каких-нибудь других организациях, которые также очень напоминают мини-тюрьмы, душат воображение, давят физически и ментально и держатся на страхе (угрозе лишения биовыживательных бумажек-денег).

«Разрешительное» движение в педагогике получило лишь ограниченное распространение, так как общество всегда нуждалось и считает, что нуждается до сих пор, в роботах. Утопическая система воспитания будет развиваться дальше только тогда, когда общество освободится от оков авторитарности. Рано или поздно это обязательно произойдёт, так как современный темп изменений в обществе ведёт нас к периоду наиболее быстрой социальной эволюции за всю историю человечества. Тогда нам потребуются люди, которые не являются роботами, которые способны творить, которые не способны на тупую покорность, которые способны проявлять инициативу, которые не являются узколобыми фанатиками, которые являются исследователями во всех смыслах этого слова.

Традиционная система воспитания начинает давать сбои только сейчас, когда общество вступило в фазу ускоренных изменений и технологической трансформации всех традиционных ценностей.

Сбои коммуникации происходят, как правило, из-за того, что сообщение направляется не по адресу. Так, например, у вашего мужа возникают проблемы с эго, а вы посылаете сообщение в его мозг. Приведём диаграмму трансакционного анализа, иллюстрирующую этот процесс.

Диаграмма трансакционного анализа Родитель


Взрослый или Компьютер


Приспособленный Ребёнок


Естественный Ребёнок

Первое сообщение направлено от первого контура к четвёртому. Оно значит: «Я чувствую себя слабым; поддержи меня». Если ответ поступает от третьего контура к третьему контуру — «Что ж, давай проанализируем эту проблему»… — оно поступает по неправильному адресу.

Конечно же, мы намеренно выбрали нетипичный, хотя возможный пример. Он нетипичен, потому что женщин традиционно учат не делать подобной ошибки — быть «эмоционально чувствительными», уметь оказать «поддержку» и так далее. С точки зрения статистики более правдоподобен обратный случай — жена сигнализирует: «Помоги!», а муж обращается к её третьему контуру: «Давай проанализируем проблему…»

Мы сказали, что импринтирование контуров содержит значительный элемент случайности (в пределах генетических параметров). Любое общество, даже без понимания этой теории, понимает импринтные процессы достаточно прагматически, чтобы постараться запрограммировать каждого его члена на предназначенную ему роль. Поэтому традиционное воспитание девочек всегда отличалось от традиционного воспитания мальчиков — так, чтобы выработать у женщин большую «чувствительность» второго контура. Феминизм, как и современные методы детского воспитания, появился только тогда, когда мы эволюционно готовы или почти готовы к этому. Традиционная система годилась только для традиционных обществ.

Точно так же классовая структура, как и кастовая структура муравейника, производит «правильные» для каждого класса импринты. Третий контур класса слуг, или пролетариата, импринтируегся в основном для мануальной ловкости, тогда как тот же контур у среднего или правящего классов импринтируется для вербальных, математических или других навыков, связанных с использованием символов.

Демократия не привела к успеху — и стыдливый цинизм интеллектуалов по отношению к демократии оправдан — в том смысле, что традиционное общество не нуждалось, не умело использовать и всячески тормозило развитие высших вербальных («рациональных») навыков у большей части населения. Это значит, что общество не поощряет развитие интеллекта у большинства людей, а скорее жёстко программирует их сравнительную тупость, что необходимо для их максимального соответствия наиболее традиционным видам деятельности. Их контур бивыживания работает так же, как и у большинства животных, их эмоционально-территориальный контур является типичным контуром приматов, кроме того, у них имеется немного «ума» третьего контура, необходимого для вербализации (рационализирования). Естественно, они обычно голосуют за какого-нибудь шарлатана, которому удаётся активизировать их примитивные биовыживательные страхи и территориальную («патриотическую») воинственность. Интеллектуал, видя эти печальные результаты, всё же продолжает верить в «демократию» слепой верой, подобной вере католиков, коммунистов или змеепоклонников.

Традиционная система срабатывает в традиционном обществе. Масса людей, которые живо интересуются, почему Бетховен после Девятой симфонии перешёл к струнным квартетам, действительно ли Кант убедительно опроверг Юма и каким образом могут быть связаны последние достижения квантовой теории с детерминизмом и свободой воли, — это не та масса, которую легко заставить заниматься скучным и отупляющим будничным трудом.

Почему Адлей Стивенсон проиграл Айку Эйзенхауэру, Джордж Макговерн — «Ловкому Дику» Никсону и так далее? Все та же проблема Ложного Адреса. Стивенсон, Макговерн и другие любимцы интеллигенции обращались к третьему контуру, который у большинства приматов ещё не развит в достаточной степени. Эйзенхауэр с его отцовской манерой и Никсон с его напористостью Старшего Брата знали, как нажать правильные эмоционально-территориальные кнопки второго контура, чтобы увлечь за собой толпу приматов. Выражаясь этологическими понятиями, они были генетически запрограммированными альфа-самцами.

Подобным образом Моралист (то есть Взрослая Личность, у которой импринтированы тяжёлые этические императивы в четвёртом контуре) очень часто оказывается совершенно неспособным общаться с учёным или техником. Моралист может даже решить — многие уже так и поступили, — что учёный per se 11 попросту «бесчеловечен». На самом же деле мораль абсолютно ничего не значит для аналитического подхода третьего контура, что является основной функцией мозга у среднего учёного. Для третьего контура единственной значимой моралью является точность, единственной аморальностью — неряшливое мышление.

Рост «социальной сознательности» в среде учёных происходит только тогда, когда он эволюционно необходим — например, после Хиросимы. То же можно сказать (если, конечно, я не заблуждаюсь) о модернизации систем образования и воспитания, о феминизме, о расизме и так далее. Бунт против всех глупостей прошлого набирает силу, но окончательного завершения он достигнет, только если мы сумеем создать общество, в котором будут востребованы функции всех контуров у каждого человека. К этой цели мы и движемся со всё возрастающей скоростью.

Нетерпеливый радикал забывает, что многие «несправедливости» традиционного общества приматов вовсе не считались таковыми (даже если говорить о лучших умах) ещё 1000, 100 или, как в случае с организованным сексизмом, даже 30 лет назад. То, что мы усматриваем несправедливость и абсурд во многих вековых традициях и установках, свидетельствует лишь о нашем постепенном избавлении от бездумного автоматизма, и это избавление происходит точно в той точке эволюции, в которой нам необходимо стать умнее и чувствительнее во всех контурах.

У каждого из нас есть «любимый» контур — тот, который импринтирован сильнее других контуров. Непонимание друг друга значительно усиливается тем фактом, что немногим из нас знакома эта система контуров, поэтому мы все склонны предполагать, что человек, с которым мы общаемся, находится в одном контуре с нами.

Так, в каждой социальной группе присутствуют нарциссические (оральные) типы первого контура. Поставьте перед ними проблему, и они сразу начнут искать, на кого её переключить, так как оральный этап роботически импринтирован на зависимость. (Пли, если вместо зависимой слабости у них импринтирована враждебная слабость, они проявят злобу — детскую вспышку гнева, — негодуя, что данная проблема существует и решать её приходится им.)

Типы второго контура в той же ситуации попытаются отогнать от себя возникшую проблему, угрожающе раздуваясь и рыча, как это обычно делают млекопитающие.

Типы третьего контура постараются подойти к проблеме аналитически. Это — наилучший подход, но только в том случае, если проблема рациональна, например, «Как привести в действие этот механизм?» Этот же подход может оказаться слепым и бесполезным, когда «проблемой» окажется другой человек, действующий в соответствии с одной из разрушительных злобных программ второго контура.

(Кто-то однажды сказал: «Либерал — это тот, кто выходит из комнаты, когда там начинается драка». Типы третьего контура теряются и чувствуют себя бессильными, когда в игру вступает животная политика второго контура.)

Тип четвёртого контура постарается быть рациональным (третий контур) и в то же время оценить эмоциональные размеры проблемы (второй контур). Как правило, он попытается навязать моральное решение: «Так будет прилично и честно»… Это может понравиться, а может и не понравиться Рационалисту третьего контура, ищущему объективной справедливости; типу, в котором целиком доминирует эмоционализм и территориальность (второй контур) обычно это не нравится вообще.

Что справедливо для группы, справедливо и для индивида. Стараясь увидеть в других преобладание контура, который является «любимым» для нас, мы часто испытываем шок и стресс, которые могут заставить нас перепрыгнуть к другому контуру.

Самый роботический Рационалист в конце концов опустится до первого контура, если на экране его сознания достаточно насильственно представить угрозу биовыживанию. Если не дать ему «покинуть комнату, когда начинается драка», то при достаточном давлении он опустится даже до животного воя и лая второго контура. (Оливер Уэндэлл Холмс назвал это «гидростатическим принципом в споре», согласно которому дураки стягивают всех вниз, на свой уровень.)

Самый роботический Эмоционалист может временно подняться до третьего контура, если проблема не поддаётся ни одной форме эмоционального напора или надувательства.

Все мы, наконец, (на уровне имитации — даже маленькие дети) перейдём к роли Родителя или Супер-эго четвёртого контура, если единственным способом получить требуемый результат будет обращение к племенной морали: «Было бы просто подло поступить против воли дедушки…»

«Дайте нам ребёнка, которому не исполнилось пяти лет, и он на всю жизнь станет нашим», — хвастался один иезуит XVIII века. Орден иезуитов того времени, по сардоническому замечанию Олдоса Хаксли, дал образование Вольтеру, Дидро и маркизу де Саду; очевидно, их техника промывания мозгов была не столь совершенна. Тем не менее большинство людей в большинстве обществ вырастает абсолютно точными копиями предыдущего поколения. Большинство детей, воспитанных иезуитами, так и осталось католиками. Большинство детей демократов не становится республиканцами. И так далее.

Принимая во внимание широкий спектр доступных каждому из нас философий — нудизм и буддизм, научный материализм и змеепоклонничество, коммунизм и вегетарианство, субъективный идеализм и экзистенциализм, методизм и синто, и так далее, — факт, что большинство людей остаётся в туннеле реальности их родителей, говорит о том, что процесс приобщения к культуре есть процесс контроля над сознанием. Все мы — гиганты, воспитанные пигмеями, которые научились жить, мысленно сгорбившись. Как можно выпрямиться во весь рост, во всю силу нашего мозга — вот о чём эта книга.

Есть одна дзэнская история (очень смешная — ха-ха) о монахе, который отчаялся достичь «просветления» (изменения мозга) традиционными дзэнскими методами, после чего получил указание от учителя думать только о быке. День за днём он думал только о быке, представлял себе быка, медитировал на образ быка. Наконец, однажды учитель пришёл к его келье и сказал: «Выходи, я хочу поговорить с тобой».

«Я не могу выйти, — ответил монах, — мои рога не пролезут в двери».

Произнеся это, монах достиг «просветления». Сейчас нам неважно, что именно подразумевает это слово. Очевидно, что у монаха произошли некоторые изменения мозга. Он развил в себе заблуждение, что является быком и, очнувшись от этого гипнотического состояния, ясно увидел механизм всех остальных заблуждений и связанного с ними нашего автоматизма.

Упражнения

  1. Отчётливо воссоздайте в воображении ваш первый оргазм. В какой мере вы до сих пор пользуетесь теми же средствами (стимулами) для достижения возбуждения?
  2. Попробуйте сменить ваш сексуальный импринт. Проверьте, удастся ли вам достичь оргазма каким-либо другим методом, который прежде был для вас запретным или немыслимым?
  3. Представьте себе, что вы — христианский проповедник. Объясните воображаемому гомосексуалисту, почему его сексуальный импринт «греховен» и должен быть немедленно изменён. Приведите инструкции, как это сделать.
  4. Представьте, что вы — гомосексуалист или лесбиянка. Объясните христианскому проповеднику, почему вы не можете ему в угоду сменить ваш сексуальный импринт.
  5. Прочитайте книгу Маргарет Мид «Секс и темперамент в трёх первобытных обществах». Затем напишите на пяти страницах доказательство того, что табу, действующие в нашем обществе, объективно имеют больше смысла, чем табу, действующие в изученных ей племенах. Отнеситесь к этому серьёзно!
  6. Поставьте себя на место жителей Самоа из книги Мид. На пяти страницах попытайтесь доказать, что их табу имеют больше смысла, чем табу нашего общества. Отнеситесь к этому серьёзно.
  7. Перечитайте параграфы о жирафе и гусенке. Что они говорят вам о вашем сексуальном импринте? Что у вас выступает в роли джипа или мячика для пинг-понга?
Приме­чания:
  1. Бар-мицва (др. евр.) — здесь: церемония посвящения мальчика, достигшего 13-летнего возраста, в члены иудейской общины.
  2. Гурджиев умышленно дал негативные названия, так как старался избавить людей от этих примитивных контуров и направить их к контурам высшим, футуристическим.
  3. Лимбическая система — совокупность ряда структур головного мозга, участвующих в регуляции функций внутренних органов, обоняния, инстинктивного поведения, эмоций, памяти, сна, бодрствования и так далее. — Прим. перев.
  4. 1897 год. Находится в Бостонском музее изящных искусств. — Прим. перев.
  5. Мнение, что вся эта цепь «разумна» или хотя бы проявляет «разумность», представляет собой ламаркистскую ересь, которую дарвинистам никогда не удавалось победить до конца; каждый раз, когда её пытались похоронить, она оживала в новой форме. Весомые современные аргументы в поддержку нео- или металамаркизма содержатся в книгах «Игра жизни» Тимоти Лири и «Сознание и природа» Грегори Бэйтсона. Искренне рекомендую читателю ознакомиться с ними.
  6. Конечно же, это относится только к глупым и отсталым религиям других людей и ни в коем случае не касается Возвышенной Истины той религии, которую исповедует уважаемый читатель.
  7. Гомосексуальность (подобно предпочтению левой руки), вероятно, задаётся генетически с определёнными вспомогательными целями. В первобытных обществах гомосексуалистам (как и левшам) отводятся шаманические роли. В более сложных обществах им (а также старым девам и гетеросексуальным холостякам) отводятся интеллектуальные или артистические роли, связанные с квазишаманическими функциями испускания, прерывания или трансформации культурных сигналов. Те, кто называет извечные сексуальные отклонения «неестественными», недооценивают способность природы к разнообразию, многосторонности и экономии. «Мутация» Леонардо да Винчи, гомосексуалиста-левши, была необходима, чтобы прервать сигнал умирающего средневекового туннеля реальности и перенастроить наше восприятие на туннель реальности постренессансного научного гуманизма. Об успехе Леонардо свидетельствует хотя бы тот факт, что его полотна до сих пор являются «нормой» того, что мы понимаем под словом «реализм», то есть большинство людей (включая левшей-гетеросексуалов) живут в научно-гуманистическом «пространстве», открытом Леонардо да Винчи.
  8. Femme fatale (фр.) — «роковая женщина». — Прим. перев.
  9. Когда мы говорим «тупой ум», на самом деле мы имеем в виду «тупой язык» Всё дело в том, что человеческий ум — это вербализирующий контур.
  10. Джеймс Джойс оправдывал анархизм тем, что «государство концентрично, а индивид — эксцентричен».
  11. Per se (лат.) — «сам по себе, как таковой». — Прим. перев.
Содержание
Новые произведения
Популярные произведения