Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Корпорация RAND: заметки пристрастного визитёра. Алексей Тупицын

Как работает ведущая фабрика мысли США — корпорация RAND? Существует точка зрения, что RAND уже давно перерос Америку и это уже не американский Think Tank, а трансмировой. Причём акцент на глобальных темах — одна из причин, почему главные аналитики США не учли угрозу терроризма внутри страны.

No Problems

Для меня знакомство с мозговыми центрами началось в марте 2001 года, когда я сопровождал в США Андрея Александровича Фурсенко, тогда заместителя министра по науке и промышленным технологиям. Поездка была ознакомительной, а визит носил частный характер. Нас интересовало, как работают институты инновационной экономики в США. В то время я был директором департамента анализа и сетевых проектов Центра стратегических разработок «Северо-Запад» и занимался подготовкой проектов по инноватике.

В США у нас было довольно много встреч, во время которых мы часто задавали представителям государственных служб, инвесторам и аналитикам вопрос: «В чём вы видите сегодня основной вызов для Америки»? Типичный ответ был банален: «В Америке всё хорошо. Никаких вызовов, которые требуют серьёзного обсуждения, в ближайшее время не будет». В RAND Corporation же нам дали совершенно другой ответ: «Нынешнее благополучие Америки построено на индивидуальной предпринимательской активности. Вся экономическая и политическая инфраструктура нацелена на решение этой задачи. Но в тот момент, когда необходимо будет поменять саму эту инфраструктуру, сделать социальный рывок, возникнет проблема. Потому что это требует коллективного решения и коллективной воли, а Америка сегодня слабо готова к этому. Поэтому социалистическая Европа вполне может провести модернизацию инфраструктуры более эффективно». И это был чуть ли не единственный тревожный голос на фоне общего оптимизма. Все аналитики оценивали ситуацию как стабильную. За полгода до событий 11 сентября 2001 года об угрозе терроризма никто не говорил.

Конфликт элит

Наверное, самым ярким впечатлением от этой поездки было то, что Америка оказалась разделённой на три неравные группы: те, кто занимается хозяйством, «работяги»; те, кто составляет так называемую национальную интеллектуальную элиту; и самый немногочисленный слой — это «трансмировая элита». Физически проживая в США, эти люди уже давно оторвались от страны. Мне кажется, что целый кластер интеллектуальных центров находится либо на грани вхождения в трансмировую элиту, либо перешёл в неё.

Тому есть свои причины. Система глобального управления, которая была спроектирована к середине 1970-х годов и которую обслуживали интеллектуалы, дала очень сильный сбой. Если раньше она включала в себя две управляющие стороны — Америку и СССР, то после распада СССР все риски и издержки системы глобального управления США несут в одиночку. Совокупные прибыли американской экономики не покрывают этих издержек. Это является почвой для конфликта между американской национальной и трансмировой элитой. Национальная элита говорит: «Нужно снижать издержки на глобальное присутствие Америки». Американцы, входящие в трансмировую элиту, заявляют противоположное. Ослабив контроль над ключевыми инфраструктурами, Америка получит гораздо больше негатива, чем расходы на своё глобальное присутствие.

Корпорация RAND пытается позиционировать себя скорее как трансмировой Think Tank, чем как национальный американский. Тема контроля над ключевыми инфраструктурами сегодня является приоритетной для этой организации. Доклад Президенту Джорджу Бушу в прошлом году был почти полностью посвящён тезису о том, что Америка должна обеспечивать наиболее эффективный контроль над глобальными инфраструктурами. По мнению аналитиков, доступ к таким ресурсам развития, как качественное медицинское обслуживание, система образования, новые технологии, создаёт непреодолимый разрыв между странами и группами людей. Одна из последних рекомендаций RAND заключалась в том, что все сделки с продажей американских технологий и в технической и в гуманитарной сфере должны быть выведены из компетенции только корпораций и поставлены под контроль Государственного Департамента.

Что касается России, то она интересует RAND с двух точек зрения: как рынок сбыта для высокотехнологичных товаров и как поставщик квалифицированных кадров. Основной их исследовательский проект 2001 года касался вопроса, какие технологии будут пользоваться спросом в России и что она может дать миру. Хотя общий интерес к стране довольно небольшой. Количество исследований и сотрудников, занятых «русской темой», резко упало.

Основной вызов для лиц, принимающих решения, связан с глобализацией. Ориентироваться в стремительно меняющемся мире становится крайне сложно. Один из докладов RAND начинается так: «Изменения происходят везде и повсеместно. Примем это за константу». Вопросы ориентировки занимают всё больше и больше места в деятельности лиц, принимающих решения, поскольку от этого зависит устойчивость их локальных проектов. Если не оценивать угрозы и возможности, которые приходят из более широких контекстов, судьба проектов может оказаться печальной.

Ориентироваться можно в ситуации, когда заранее известно, что она кем-то задаётся и удерживается. Нужно понимать, кто является гарантом этой ситуации, кто несёт ответственность за то, как она будет развиваться. Но бывают и ситуации, когда будущее является суммой активности каждого участника. Сейчас в Европе популярны семинары, на которых представители разных компаний, политики, чиновники обсуждают перспективы технологического развития. В ходе этих дискуссий формируются и задаются будущие стандарты, по отношению к которым должны определяться все игроки. Процесс выработки этих стандартов носит распределённый характер. Даже самая крупная компания рискует оказаться банкротом, если предлагаемый ей стандарт не будет поддержан рынком. Проще включиться в коллективное обсуждение, построить инфраструктуру коллективного принятия решения и минимизировать риск для каждой частной компании. А после того, как стандарты будут заданы, внутри можно делать что угодно.

Основной результат деятельности RAND — задание концептуальных рамок для лиц, принимающих решения в ситуации, когда они вынуждены самоопределяться. Эта структура оформляет видение некой ситуации актуального будущего и рассказывает о ней. Позиция RAND следующая: сначала его аналитики диагностируют проблему, а затем советуют, как лучше поступить. Если это не исследование под конкретный заказ, рекомендации даются в общей форме. Это даёт возможность воспользоваться ими максимально большому числу субъектов.

Пять истин о работе корпорации RAND

В RAND очень внимательно относятся к фактам. Приступая к проработке любой темы, эксперты собирают всю существующую информацию по данному вопросу. Как правило, разрабатывается вопросник, через который прогоняется большое количество экспертов. Большая часть материалов RAND представляет собой именно такие переработанные вопросники. Эта деятельность предельно технологизирована и не требует больших интеллектуальных усилий. Усилия необходимы для интерпретации этих материалов и включения их в большую картину событий. Мне кажется, это серьёзный вызов для российских интеллектуалов. Можем ли мы создать независимую, российскую площадку, которая будет производить похожий интеллектуальный продукт, пользующийся спросом и обладающий рыночной стоимостью?

В принятии решений о проведении того или иного исследования в RAND учитывается два момента: коммерческая важность и содержательный интерес. Как нам говорили, RAND на самом деле готов работать на очень низких бюджетах по тем темам, которые ему интересны. Они рассчитывают, что через два-три года эти темы войдут в мировую повестку дня. Даже если их финансовые вложения не окупятся, они смогут подтвердить свой интеллектуальный статус. Визитная карточка этих людей — умение предвидеть. RAND всё больше и больше отклоняется от простого сбора материалов к организации работ по предвидению. Эта деятельность, по их оценкам, является чрезвычайно востребованной. Они исходят из того, что основные интеллектуальные вклады должны делаться сегодня в организацию массовой коммуникации по поводу будущего.

В RAND довольно высокая конкуренция между разными офисами, разбросанными по Америке. Это связано с тем, что с определённой периодичностью принимаются решения о сокращении или увеличении бюджета того или иного подразделения и количества специалистов. В марте 2001 года отдел, занимающийся Россией, состоял из трёх человек. Китайский — более чем из двадцати. Пять лет назад было ровно наоборот. Всё время идёт конкуренция за то, какая тема будет занимать в повестке дня более высокий статус.

Для ведущего мозгового центра США всегда было очень важно сохранять внешнюю позицию. Многие аналитические материалы RAND заканчиваются обращениями к правительству и главам крупных корпораций: «Займитесь вот этим, этим и этим». Все эти рекомендации возможны только в тех областях, где RAND не является организацией одного заказчика. Бюджет RAND состоит, в том числе, из подписок на регулярные аналитические дайджесты. Нас удивило то количество российских компаний, которые пользуются этой аналитикой регулярно, например, «Северсталь» или ОНЭКСИМ.

Интересно, что сотрудникам RAND важно выделиться. Например, на столах у сотрудников стоят не обычные IBM, а Apple. В некоторых случаях это даже затрудняет работу, но подчёркивает эксклюзивность. Там все говорят, что они не просто «пролетарии умственного труда», а одна из самых продвинутых интеллектуальных корпораций.

Источ­ник: Корпорация RAND: заметки пристрастного визитёра. Алексей Тупицын. // Электронная публикация: Центр гуманитарных технологий. — 31.08.2006. URL: https://gtmarket.ru/library/articles/212
Публикации по теме
Новые статьи
Популярные статьи