Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Медиа: история экспансии. Цикл лекций. Часть II. История медиа: Industrial

Индустриальное общество. — Эпоха производства. — Фотография. — Кино. — Медиа и искусство.

В XV–XVIII веках в Европе происходит формирование индустриальных обществ.

Индустриальное общество

Как говорилось в предыдущей части, в период Возрождения произошло тотальное изменение масштабов человеческой деятельности. Начинается гонка производства, наступает эпоха повышения скоростей — а она предполагает «чистое», а не мистическое, ритуальное время. Важную роль в формировании индустриального общества сыграла торговля. Купцы своими путешествиями создали целые сети, связав разные части мира. Они создали устойчивые пути для коммуникации. Крупные партии товаров, привозимые в страну, стимулировали торговлю, денежное обращение и производство. Индустриальное общество — это эпоха производства, в которой ориентация происходит не на традиции, а на выгоду.

Производство

«Производство — это экономический процесс создания хозяйственных благ путём сочетания сил природы, труда человека и капитала», — гласит статья в словаре Брокгауза. Всего за полтора столетия, с 1750 по 1900 год, производство, основанное на умении, навыках и мастерстве, мистике, сменилось на производство, основанное на технике, технологических знаниях и капитале, и завоевало весь мир. Такое производство изначально ориентировано на воспроизводство, а также на массовость, на богатство, на вещность. Экономическая подсистема общества растёт быстрыми темпами и становится центральной. Эта гипертрофированная область производства и воспроизводства товаров и богатств оказывает сильнейшее воздействие на все другие сферы деятельности общества. Такая ситуация и позволяет рассматривать экономику и складывающиеся в ней общественные отношения как базисную структуру капиталистического общества (как это делал Карл Маркс).

Человек

Место маленьких мастерских занимают цеха, гигантские фабрики, заводы. Человек, работник, попадает в систему экономических и технических связей (вместо родовых, традиционных связей). Человек теперь оценивается не как носитель традиционной роли, как представитель того социального места, которое он занимает благодаря традиции (как раньше), а как индивидуальный субъект, носитель энергии, которой он может распоряжаться по-своему усмотрению. В общем, как работник, которого можно нанять. Зависимость, свойственная ранним этапам развития цивилизации, разрушена. Человек теперь зависит не от табу, запретов, традиции или социальных связей (только опосредованно), а от технической реальности. Прежняя зависимость заменена на новую, прежде неизвестную. Человек впервые начинает зависеть от техники, от машин.

Машины

В этот период впервые появляются машины в привычном для нас смысле этого слова. Прежде любые технологические изобретения использовались лишь в узких рамках отрасли, в которой они были разработаны. Например, гончарный круг применялся в Средиземноморье ещё в 1500 году до новой эры. Но принцип гончарного круга стал применяться в прядении лишь к началу 1000 года новой эры. Машины же, изобретённые в ходе индустриальной революции, незамедлительно внедрялись повсюду, где только это было возможно, и мгновенно распространялись. Они с самого начала рассматривались именно как технологии, — благодаря новому отношению к знанию.

Питер Друкер — «Менеджмент в эпоху перемен»: Знание впервые стало сферой действия, видом ресурсов. Впервые стало возможным существование и использование знания в практических целях. Никто ранее не пытался рассуждать о применении науки в производстве. Об этой перемене свидетельствует как появление «Энциклопедии» XVIII века Дидро и д’Аламбера, где были систематизированы знания обо всех ремёслах, так и основание первых технических учебных заведений — «Школа дорог и мостов» во Франции в 1747 году, «Школа сельского хозяйства» (1770) и «Школа горного дела» (1776), Германия. Каков был традиционный путь овладения практическим знанием? — поступить в подмастерья к мастеру, чтобы в течение десятка лет освоить на практике, буквально тактильно запомнить, перенять от мастера все приёмы. А теперь стало возможным пойти в школу и получить там применяемые практически абстрактные знания. Оппозиция учёный — ремесленник была разрушена. Знание и техника освободились от мистики, культа «иного» — и мгновенно заняли центральную позицию. Машины, благодаря слиянию со знанием, благодаря поддержке знания, стали мгновенно распространяться и внедряться повсюду, где это только было возможно.

Между 1765 и 1776 годом Джеймс Уатт усовершенствовал паровую машину, превратив её в выгодный источник энергии. Сам Уатт использовал машину для откачки воды из шахт, — именно с этой целью её и изобрёл Томас Ньюкомен в начале века. Главный производитель металла в Англии быстро понял, что машину можно использовать для подачи воздуха в домну и сделал заказ на вторую машину Уатта. Партнёр Уатта Мэтью Боултон придумал, как использовать машину в качестве источника энергии в любых видах промышленного производства, прежде всего в крупнейших текстильных. Всего через 35 лет Роберт Фултон пустил по Гудзону первый пароход. А ещё через 20 лет был создан паровоз с паровым двигателем. К 1850 году паровой двигатель изменил все виды производства — от печати до виноделия. К середине XIX века паровая машина уже была известна всему миру.

Быстрыми темпами развивается производство и машины: ткацкие, кожевенные, гончарные, литейные, котельные, писчебумажные и другие. Чем отличаются машины от ремесленных орудий? Карл Маркс — «Развитие машин»: Развитая машина состоит из трёх частей: двигательного механизма, передаточного механизма и исполнительного механизма. Двигательный механизм выдаёт энергию, передаточный — передаёт, а исполнительный исполняет с помощью этой энергии некую работу. Ремесленные орудия представляют собой только третью часть, исполнительный механизм машины. Постепенно ремесленное орудие перешло от человека к механизму, за человеком осталась роль поставщика двигательной энергии.

Настоящая промышленная революция произошла тогда, когда человек передал машине и функции поставщика энергии, — с изобретением паровой машины, с применением энергий пара, — а потом и электричества. Этот процесс растянулся на несколько веков. Сначала простейшие машины использовались как ремесленные орудия (простейшие ткацкие станки). Они зависели и от мускульной силы людей, от быстроты их работы, от верности глаза, от индивидуального искусства ремесленника. Машинное производство развивалось на базисе, на основе ремесленного производства. Форма машины тоже зависела от привычки человека, она была скоординирована с традиционными типами ремесленной работы (так, у одного из первых вариантов локомотива, построенного в Мамфорде, было две ноги, которые он по очереди поднимал). Постепенно машины приобрели свободную форму, которая определяется теперь исключительно техническими задачами и эффективностью и порывает со своим ремесленным образцом.

Жан Бодрийяр в произведении «Символический обмен и смерть» сравнивает два типа машин: автомат и робот. Автомат — театральная подделка человека. Такая техника служит эффекту аналогии. Автомат должен быть похож на человека, он должен быть естественнее его. Автомат соревнуется с реальностью, с человеком. Это — театр. В роботе же машина берёт верх, здесь господствует техническое начало. Эта техника уже больше не ориентируется на сходство с человеком. Ей уже не нужно соревноваться с человеческой реальностью. В тех аспектах, которые ей необходимы, эта машина уже победила. Реальность ликвидирована. Машина уже не заботится о проблемах сходства, — она просто устроена по другому принципу. Её принцип — это принцип операциональной логики производства.

Отношения людей и машин

Первое время люди боролись против нашествия машин. Выступления луддитов, стихийные убийства (так, жители одного немецкого городка, специализировавшегося на производстве лент, просто утопили изобретателя машины по производству лент, — а через десяток лет эта машина всё равно пришла к ним в город). Но помимо прямого убытка, приносимого ремесленникам машинами, были и куда более глубоко идущие последствия. Машины образуют некий предметный слой реальности. И эта предметность, машины, изначально созданные людьми, начинают обратно влиять на людей и общество. Они становятся определяющим условием социальной жизни людей, их отношений с обществом, природой, государственностью. Глобальные технологические процессы образуют некоторые связи, в которые втягивается и человек.

Природа предстаёт в виде сырья. Производство ставит перед природой требование быть поставщиком энергии, которую можно запасти и хранить. Природа под воздействием техники меняет облик. Техника превращает все существование в действие некоего технического механизма, всю планету — в единую фабрику. Происходит окончательный отрыв человека от его почвы, от естественности. Техника сама становится средой человека в полном смысле этого слова.

Да и человек тоже полностью вовлечён в производство, он обслуживает производство. Сами люди предстают в виде сырья, в виде однородных масс (отсюда выражения типа «человеческий материал», «личный состав» и тому подобные). «Общественное производство превращается в производство вещей, включающее и производство человека как подвида вещей, как товара с определёнными качествами и потребительскими свойствами». Человек приставлен к процессу поставки целлюлозы, которая заставляет производить потребность в бумаге, предоставляемой газетам и журналам, которые заставляют общественное мнение «проглатывать» напечатанное, чтобы люди могли встать на позиции поставляемой ими мировоззренческой установки. Человек начинает культивировать в себе свойства, которые не столько являются свойствами его личности, сколько свойствами тех производящих систем, которые он обслуживает, в которые он включён в своей деятельности, в ходе своей жизни.

Экономика крупного индустриального производства устроена так, чтобы выпускать массы вещей, — серии товаров. Эти товары заполняют рынки и формируют массовое потребление. Логика вещей внедряется в науку, образование, право и политику. Производство придаёт всему «вещный» вид. В качестве образца начинает доминировать механический образец. Производство придаёт всему и «вещный» способ проявления. Все явления теперь рассматриваются как однородные серии. Все реализуется по принципу производства — расширение и типизация. Наиболее важное явление этого времени — это центральное понятие, разработанное К. Марксом, — понятие отчуждения. Это понятие существовало в философии и гуманитарной традиции довольно давно. С отчуждением были связаны многие процессы человеческой деятельности: осмысление себя как личности, как индивида; самосознание — отчуждение от рода и так далее. Маркс же придал отчуждению более конкретный социальный смысл, связав его с экономической подсистемой общества. Маркс сделал акцент на предметной самореализации людей:

  1. Продукт труда есть труд, закреплённый в некотором предмете, овеществлённый в нём, это есть опредмечивание труда. Осуществление труда есть опредмечивание труда. То есть в предмете, произведённом трудом, заключен сам труд.
  2. Но опредмечивание труда на производстве происходит как утрата труда. Здесь опредмечивание выступает как утрата предмета; закабаление предметом. То есть начинается отчуждение.
  3. Сам предмет, произведённый трудом, начинает противостоять человеку как некое чуждое существо, как сила, не зависящая от производителя.

Общество изменилось, фабрики и рабочие переродились, а отчуждение укрепилось и умножилось, несколько видоизменившись. Сейчас процесс отчуждения идёт не только на уровне отчуждения от физических сил и результатов деятельности, но и на уровне индивидуальности, личностного процесса; отчуждение как отнятие способности к самостоятельной уникальной человеческой жизни, отнятие идентичности — посредством новых технологий, применяемых властью. Сегодня ощущение винтика в механизме сменилось на ощущение лоскутка, капли в море информации. Подробнее об этом — в четвёртой части.

В это время техника и медиа-технологии жёстко разделены. Техника — центр промышленности, центр производства, труда. Медиа-технологии работают с информацией, в те времена ещё не столь значимой в общественной жизни, и заключены в основном в области культуры. Развитие медиа напрямую связано с успехами в развитии техники. Но медиа-технология всё ещё остаё подчинённой частью техники в целом. При этом сохраняются разграничения в области функционирования. Одна из революционных медиа-технологий этого времени:

Фотография

Фотография стала осуществимой, когда соединились три различных направления: химия, оптика и механика.

История фотографии:

Ещё Аристотель (336–323) описал традиционный способ безболезненно смотреть на солнечный диск: если проделать маленькую дырочку в металлическом диске, то солнечные лучи, проходя через неё, создадут соответствующее изображение на песке. В 1038 году араб по имени Алхазан (также известен под именами Хасан аль Хасан, ибн аль Хайтан) описал принцип действия камеры обскура: это ящик с одним отверстием, через которое в него попадает солнечный свет. Лучи, проходящие через отверстие, проецируют на стенку ящика изображение внешнего мира. Хоть Алхазан и не создал само устройство, но его записи прочитал средневековый философ Роджер Бэкон, создавший камеру в 1267 году. Тогда это была целая комната. Распространено мнение, будто Леонардо да Винчи использовал камеру для рисования. Это не совсем верно. Как физиолог, он использовал камеру при изучении строения человеческого глаза, но не применял её при рисовании. Без линзы камера не могла особенно служить средством наблюдения за миром. Тем более, не существовало её переносного варианта. В 1568 году Даниеле Барбаро описал строение камеры обскура с линзой и диафрагмой. Такая камера больше не нуждалась в целой комнате и становилась переносной. В 1685 году монах Иохан Занн усовершенствует камеру: он использует два типа линз — для дальних и близких расстояний, и красит внутренность камеры в чёрный цвет, чтобы избежать внутренних отражений. За исключением механической задвижки, его аппарат — точный прототип сегодняшнего, но понадобилось ещё 150 лет на изобретение необходимых химических веществ.

В XVII и XVIII веках идут эксперименты с серебряными соединениями и нитратами. Своим возникновением фотографическая химия отчасти обязана бабочкам. Страстный коллекционер бабочек, Том Ведгвуд хотел увековечить их красоту. Он начинает ряд экспериментов с соединениями серебра: покрывая кожу солями серебра и прижимая к ней крылья бабочек, он получает в некотором роде первые фотографические снимки (1796 год). К сожалению, они были ещё более недолговечны, чем оригинальный материал. Итак, в 1816 году: Джозеф Ньепс впервые запечатлевает изображение с выдержкой 8 часов. Однако фото в массовом сознании более связано с именем Дагера. Луи Жак Манде Дагер был театральным художником, известным своим крайним реализмом. Он был довольно успешен, показывая свои картины в диораме, но был одержим идеей запечатления реального и минутного. В 1829 году он объединился с Ньепсом. Ньепс вскоре умер, так и не разбогатев. Зато Дагер развернулся. В 1837 году он сокращает фото-выдержку до 20 минут и называет новый тип изображения дагерротипом, вводя усовершенствования химического характера. В 1839 году он официально заявляет о своём изобретении, и в этом же году Вильям Тэлбот в Англии объявляет об изобретении процесса, который он называет фотографией. Дагерротипы были единичны и очень хорошего качества, их хранили в специальных футлярах. Фото Тэлбота — плохого качества, но дешевы и доступны массам. Тэлбот начинает печать с негативов. К 1850-м годам выдержка сокращается до двух минут, и все уже приветствуют новую форму искусства.

Фотография и жизнь:

Фотография произвела серьёзные изменения. Вот как Маклюэн характеризует некоторые из них:

  1. Фотография изолирует единичные моменты во времени, записывает жесты. Эра фотографии стала эрой жеста, танца, позы, мимики. В эру фотографии произошёл возврат богатства пластики. «Камера вновь открыла человечеству грамматику жеста». До этого, в печатной культуре, тело имело мало выразительной ценности. Именно фотография впервые сделала шаг к уничтожению галактики Гутенберга и вступлению в новую фазу развития цивилизации и культуры.
  2. Одна из самых больших революций, произведённых фотографией, случилась в искусствах. Художник больше не мог точно изображать реальность, так как она могла с лёгкостью быть запечатлена фотографией: появились импрессионизм, экспрессионизм и абстрактное искусство.
  3. Развитие некоторых наук (ядерная физика, изучение бактерий) было заморожено вследствие того, что не было невербальных средств для фиксации опыта и наблюдений, для передачи информации. «Новый толчок получили также науки о человеке: эра фотографии — это эра Фрейда, Юнга. Раньше никто не обратил бы внимания на оговорку». А теперь люди обратились к мгновенности, к случайности, к минимальному.
  4. Фотография впервые визуально создаёт псевдособытие. Камера превращает человека в вещь; теперь псевдособытие заслоняет собой событие реальное.

Но есть изменения и более крупные, значимые, о которых очень долго никто не мог сказать ничего существенного.

Поль Валери — «Об искусстве»: Становление искусств и практическая фиксация их видов происходили в эпоху, существенно отличавшуюся от нашей, и осуществлялась людьми, чья власть над вещами была незначительной по сравнению с той, которой обладаем мы. Однако удивительный рост наших технических возможностей, приобретённые ими гибкость и точность позволяют утверждать, что в скором будущем в древней индустрии прекрасного произойдут глубокие изменения. Во всех искусствах есть физическая часть, которую уже нельзя рассматривать и которой нельзя больше пользоваться так, как раньше; она больше не может находиться вне влияния современной теоретической и практической деятельности. Ни вещество, ни пространство, ни время в последние 20 лет не стались тем, чем были всегда. Нужно быть готовым к тому, что столь значительные новшества преобразят всю технику искусств, оказывая тем самым влияние на сам процесс творчества, и, возможно, даже изменят чудесным образом само понятие искусства.

Одним из первых исследователей, предложивших работающее объяснение, интерпретацию изменений, происходящих с обществом и культурой в техническую эру, стал немецкий теоретик Вальтер Беньямин, фигура более чем интересная. Беньямин близок русским читателям почти пространственно, — будучи влюблён в латышскую большевичку Асю Лацис, он около года провёл в Москве, где вёл «Московский дневник». Позднее он стал членом франкфуртской школы и нелепо погиб в 1940 году. Вальтер Беньямин — «Произведение искусства в эпоху его технической воспроизводимости» (1935 год): Произведение искусства всегда в принципе поддавалось воспроизведению. Сделанное одним человеком в принципе может быть повторено другими. Копированием занимались ученики художников в процессе овладения мастерством. Копированием занимались и сами художники для распространения своих произведений. Копированием занимались и с целью наживы. Греки могли создавать копию лишь с помощью литья или штамповки. Статуи и монеты могли быть воспроизведены, — всё остальное было уникальным. С появлением гравюры на дереве впервые стали воспроизводить графику. Затем в течение Средних веков к гравюре на дереве прибавилась гравюра на меди и офорт, а в начале XIX века — литография (перевод рисунка на камень очень дёшев, это первый шаг к массовости). С книгопечатанием то же самое стало возможным для текстов. Но никогда репродукционная техника не поднималась до таких высот, не достигала таких масштабов и такой массовости. «На рубеже XIX и XX веков средства технической репродукции достигли уровня, находясь на котором они не только стали превращать в объект своей деятельности всю совокупность имеющихся произведений искусства и серьёзнейшим образом изменять их воздействие на публику, но и заняли самостоятельное место среди видов художественной деятельности».

Репродукция

Чем отличается репродукция от оригинала?

Даже в самой совершенной репродукции отсутствует один момент: «здесь и сейчас», уникальное бытие произведения искусства в том месте, где оно находится. «Здесь и сейчас» оригинала определяют понятие его подлинности. Всё, что связано с подлинностью, недоступно технической (и другой) репродукции. Кстати, именно с появлением репродукции началась активная коммерциализация искусства. Подлинным средневековое изображение Мадонны не было. Оно стало таковым с ходом времени и появлением репродукции.

Техническая репродукция:

По отношению к ручной репродукции подлинность ещё сохраняла свой авторитет. Но в отношении технической репродукции она его окончательно утрачивает. Техническая репродукция оказывается более самостоятельной по отношению к оригиналу, чем ручная. Например, фотография картины способна высветить такие элементы, углы зрения, мини-объекты в ней, которые недоступны обычному глазу. Она может перенести подобие оригинала в ситуацию, для самого оригинала недоступную. Она позволяет оригиналу сделать движение навстречу публике. Обстоятельства, в которые может быть помещена репродукция, копия произведения искусства обесценивают его «здесь и сейчас», его подлинность. То, что исчезает, может быть суммировано с помощью понятия ауры. «В эпоху технической воспроизводимости произведение искусства лишается своей ауры». Понятие ауры можно прояснить с помощью ауры природных объектов. «Эту ауру можно определить как ощущение дали, как бы ни был близок воспринимаемый предмет. Скользить взглядом по горам, созерцать ветку — значит вдыхать ауру этих гор, этой ветви». Именно страстное стремление приблизить к себе вещи, овладеть ими характерно для современности. Также, как и характерна тенденция к преодолению любой уникальности — через принятие репродукции, через непосредственное владение ей. При этом репродукция совершенно отличается от картины. В картине царят уникальность и постоянство. А в репродукции — мимолётность и повторяемость. «Репродукционная техника выводит репродуцируемый предмет из сферы традиции. Тиражируя репродукцию, она заменяет его уникальное проявление массовым. А позволяя репродукции приблизиться к воспринимающему её человеку, она актуализирует репродуцируемый предмет».

Традиция:

Первоначальный способ помещения произведения искусства в традицию, в традиционный контекст — это культ. Древнейшие произведения искусства возникли, чтобы служить ритуалу. Уникальная ценность подлинного произведения искусства основывается на ритуале, в котором она находила своё первоначальное выражение. Главное — ритуал, а не произведение искусства, которое могло быть и спрятано (так, некоторые статуи святых в католических соборах стоят закрытыми, — покрывала с них снимают только несколько раз в год — на большие праздники). Определение ауры как уникальное ощущение дали есть нечто «иное», как «далёкое» в смысле «недоступное» культового изображения. По мере того, как культовая ценность отступала, представления об уникальности картины становились всё менее определёнными. Уникальность царящего в культовом изображении явления всё больше замещается представлением об уникальности художника или художественного творения. Культ религиозный перерастает в культ служения прекрасному, возникший в эпоху Возрождения и просуществовавший ещё три столетия. «Теперь техническая репродуцируемость произведения искусства впервые в мировой истории освобождает искусство от его паразитарного существования на ритуале». Теперь само произведение с момента своего создания рассчитано на репродуцирование. Например, фильм, который, чтобы окупить затраты на его создание, должен собрать миллионы зрителей. Вопрос о подлинности здесь снимается. Но в тот момент, когда критерий подлинности перестаёт работать в процессе создания и оценки произведений искусства, преображается и функция искусства. Место ритуальной функции занимает практическая функция. А именно — политическая.

Движение навстречу зрителю:

В восприятии произведения искусства важны два аспекта — само произведение и его экспозиционная ценность. У произведений, стоящих на службе культа, она ничтожна. Изображённый древним человеком на стене пещеры лось был прежде всего магическим инструментом. Он был доступен для взора других членов племени, но в первую очередь был предназначен для духов. Культовая ценность заставляла скорее скрывать произведения искусства, чем выставлять их. С высвобождением произведения искусства увеличивались и его экспозиционные возможности. У станковой живописи их больше, чем у фрески или мозаики. У симфонии их больше, чем у мессы. С появлением методов технической репродукции экспозиционные возможности произведения искусства невероятно выросли. Здесь экспозиционная ценность — наиболее важная. Происходит коренное изменение самой природы произведения искусства. Сначала, с появлением фотографии, экспозиционное значение начинает теснить культовое по все линии. Культовое закрепляется на последнем рубеже, которым оказывается человеческое лицо. Именно в схваченных на лету выражениях лица аура в последний раз напоминает о себе. Там же, где человек уходит с фотографии, экспозиционная функция впервые и навсегда пересиливает культовую.

Замена уникального на массовое:

Само появление масс — явление начала XX века, когда небывалый расцвет промышленности, распространение образования и повышение уровня благосостояния смяли барьеры, ранее существовавшие в сословном и классовом обществе. Впервые появилась масса людей с одинаковым финансовым положением, одинаковым образованием, одинаковым культурным багажом и одинаковыми вкусами. Олдос Хаксли — автор антиутопии «Этот дивный новый мир», пишет: Технический прогресс ведёт к вульгарности. Всеобщее образование и относительно высокие заработки породили публику, которая умеет читать и в состоянии приобретать чтиво и репродуцированные изображения. Чтобы снабжать их этим, была создана значительная индустрия. Однако художественный талант — явление чрезвычайно редкое … следовательно везде и всегда большая часть художественной продукции была невысокой ценности. Сегодня же процент отбросов в общем объёме художественной продукции выше, чем когда бы то ни было. Перед нами простая арифметическая пропорция. За прошедшее столетие население Европы увеличилось больше, чем в два раза. Если население увеличилось в два раза, то и число талантов увеличилось в два раза. Печатная и художественная продукция возросла по меньшей мере в двадцать раз, если даже не в сто. Если сто лет назад публиковалась одна страница текста или рисунков, то сегодня публикуется сто. В то время как на месте одного таланта существует два. Я допускаю, что в наши дни может существовать большее число потенциальных талантов, которые в прежние времена не могли реализовать свои способности… Предположим, что на месте одного талантливого художника их сегодня четыре. Тем не менее, не подлежит сомнению, что потребляемая печатная продукция многократно превосходит естественные возможности способных писателей и художников. В музыке ситуация та же. Экономический бум, граммофон и радио вызвали к жизни обширную публику, чьи потребности в музыкальной продукции никак не соответствуют приросту населения и увеличению талантливых музыкантов. Масса инертна — привычное ей принимается без всякой критики, а новое критикуется с отвращением. Теперь разновидностью социального поведения становится развлечение, в противоположность социальному поведению прошлого — созерцательности. Основная установка массы — гедонизм, наслаждение. Вид искусства, предлагающий его безо всякого ограничения — кино. Кино и стремление к наслаждению вызвало изменение типа восприятия, типа взаимодействия. Изменение способа участия: от вдумчивой концентрации к развлечению. Новые экспозиционные возможности и новый тип взаимодействия, общения. Теперь не нужно погружаться в произведение искусства. Теперь оно само погружается в тебя. Восприятие становится рассеянным, тактильным. Произведение искусства превращается в снаряд. Главный пример здесь, конечно, кино.

Кино

В 1640 году немецкий монах-иезуит Атанасиус Кирхер создаёт «Волшебный фонарь» — нечто вроде современного слайд-проектора. Он проецировал изображения, — слайдами служили стекла с нанесёнными на них изображениями. В 1832 году в Бельгии появляется фенакистоскоп, а в Австрии — стробоскоп, которые состояли из диска с изображениями, который при вращении создавал иллюзию подвижной картинки.

В 1878 году Эдвард Майбридж фотографирует лошадь в движении. Майбридж решил ответить на исторический вопрос: когда лошадь идёт галопом, все ли копыта одновременно отрываются от земли? Он установил 24 аппарата вдоль ипподрома, и когда лошадь скакала мимо, каждый сделал снимок. Выяснилось, что действительно все ноги одновременно отрываются от земли, — а также началась эра подвижных картинок. Майбридж изобрёл зоопраксископ, демонстрирующий ряд фотографий на вертящемся цилиндре. Он посетил Томаса Эдисона и предложил совместить свой зоопраксископ и его фонограф. Эдисон от партнёрства отказался, однако занялся новой идеей. Над ней работала лаборатория Эдисона, и, в частности, Уильям Диксон. В 1891 году Диксон демонстрирует кинетограф — прототип кинетоскопа. Здесь уже использовалась 18-мм целлулоидная плёнка. Кинетоскоп был закончен им в 1892 году. Он представлял собой маленький кабинетик (высотой около 1,20 метра), с отверстием для глаза, в котором была линза. Внутри была плёнка на рядах катушках, которые двигались, постепенно представляя взору зрителя фотографии. Электрический свет был установлен за плёнкой, и в промежутках между кадрами ослеплял зрителя. Эта быстрая смена кадров и казалась фильмом. За монетки можно было просмотреть пару лент.

Самый ранний фильм был сделан в 1888 году французом, живущим в Англии, Луи ле Принцем — это движение транспорта по английскому мосту Лидс. Фильм был снят на бумажную ленту, покрытую фотоэмульсией. Эта работа продолжительностью 2,76 секунды никогда не была показана публике, о ней также не было объявлено. Тем не менее, это первый настоящий фильм, появившийся на семь лет раньше фильма Люмьеров и официальной даты рождения кинематографа. 16 сентября 1890 года, получив патент на изобретение в Лондоне, Луи Ле Принц сёл на поезд Дижон-Париж и исчез без следа. Его семья впоследствии судилась с Томасом Эдисоном, а старший сын изобретателя — Альфонс Ле Принц — свидетель в суде, был найден застреленным в Нью-Йорке в 1902 году. Так или иначе, в 1895 году братья Август и Луи Люмьеры впервые показали фильм «Прибытие поезда» в кафе Grand на бульваре Капуцинов в Париже. Инженер Луи Карпентье, в мастерской которого Люмьеры проводили свои работы, построил переносное устройство, которое получило название синематограф. В 1912 году появляется кино со звуком, а в 1919 году получен патент на систему звукового кинематографа, которая впоследствии совершила в кино звуковую революцию. Впрочем, кинокомпании поначалу не обратили никакого внимания на возможность звукового кино, желая избежать удорожания стоимости производства и проката кинофильмов. Тем не менее, 17 сентября 1922 года в Берлине впервые в мире был показан звуковой фильм. Первый цветной (полноцветный) кинофильм вышел в 1934 году, — это был короткометражный фильм системы «Technicolor». Первый же полнометражный цветной кинофильм вышел в 1935 году, этот год и принято считать годом появления цветного кино. В 1950-х годах технический прогресс зашёл ещё дальше — разработка и внедрение магнитной записи и воспроизведения звука, а также создание и освоение новых видов кинематографа (панорамного, стереоскопического, полиэкранного и других) привели к значительному повышению качества киноизображения, что стали говорить об «эффекте присутствия» зрителя. Впечатление усиливалось стереофоническим воспроизведением звука, позволявшем создавать «пространственную звуковую перспективу», вызывая иллюзию реальности источника звука. Разумеется, все эти технические новшества были призваны усилить глубину погружения зрителя в атмосферу просматриваемого кинофильма.

Индустриальное общество. Заключение

Техника в индустриальном обществе занимает лидирующую позицию. Доминанта этого общества — промышленность, техника — центр промышленности. Техника производит глубокое воздействие на окружающий мир и человека. Все своё окружение она перестраивает по-своему, техническому образцу: изменяется как природа, так и система работы общества. Реальность приобретает черты технического. Человек же во взаимодействии с техникой отчуждается от природы, мира и себя самого. Человек становится винтиком гигантской машины, которая разрастается по всему миру.

Сходные процессы происходят и в медиа. Медиа-технологии чётко детерминированы техникой. Успехи в технике — успехи в медиа-технологиях. Медиа-технологии работают с информацией и заключены в сфере культуры (они не внедрены в промышленность — базис этого общества). Они — часть техники и второстепенны. Медиа-технологии, благодаря своему гигантскому росту, производят революцию в культуре и искусстве. Они меняют функцию произведения искусства — на практическую и политическую; способ его взаимодействия с публикой — снаряд, развлечение; выдвигают в качестве видов художественной деятельности репродукционные техники. Медиа перестают заниматься только словом, — печать отходит на второй план. Конец эпохи Гутенберга.

В результате, если в обществе машин человек идентифицировался с незначительным винтиком в сложном механизме, то при общении с медиа-технологиями у него возникает ощущение нестабильной идентичности, отсутствия идентичности. Впрочем, это происходит уже в постиндустриальном обществе, в котором медиа-технологии занимают центральное место.

Постиндустриальное общество. Начало

При формировании индустриального общества произошла промышленная революция. При развитии индустриального общества произошла революция в производительности труда. Раньше считалось, что для того, чтобы выполнить большой объём работы, рабочему необходимо трудиться либо больше, либо более интенсивно. Но научно-технический прогресс (НТР), то есть применение научных знаний в области технологии, производства, совершили революцию в производительности труда, — она была увеличена во много десятков раз без увеличения давления на человека. Научно-технический прогресс, увеличив производительность труда, за несколько десятилетий превратил пролетариев в почти буржуа с доходом, приближающимся к доходам бывших высших сословий.

После Второй мировой войны произошла революция в сфере управления, то есть революция в области организации и обработке информации и знаний. Производство достигло высоких скоростей и большого объёма, и было во многом автоматизировано. Большое количество рабочих рук было освобождено при автоматизации. Производство стало сокращаться, стала сокращаться и доля людей, занятых в производстве.

Структура экономики на Западе была существенно перестроена в 1960–1970-е годы, — на первый план были выдвинуты наукоёмкие области. Теоретическому знанию было придано огромное социальное значение. Произошло слияние науки и техники, изменившее сущность техники. Компьютеризация, появление информационных систем на место главного социального института поставили Университет. Если в традиционном обществе такое место занимает Церковь и Армия, в индустриальном доминирующую роль играют финансово-промышленные корпорации, то в постиндустриальном — Университеты. Если в центре индустриального общества находится труд — производство (машина), с капиталом и рабочей силой, то в центре постиндустриального общества — знание, информация (медиа-технологии). Именно знание — властитель сегодняшнего информационного общества.

Главные характеристики постиндустриального общества:

  1. Создание обширной сферы «экономики услуг» (в ней занято большинство населения).
  2. Резкое увеличение слоя квалифицированных научно-технических специалистов.
  3. Центральная роль научного знания как источника нововведений и политических решений.
  4. Возможность самоподдерживающегося технологического роста.
  5. Создание новой «интеллектуальной» технологии (алгоритмы вместо интуитивных человеческих суждений), то есть software.

Главное медиа и техника этого общества, конечно, компьютер. Доминантой общества является информация — а это объект, с которым работает медиа. Все изменения в обществе связаны с революционными процессами в обработке информации, — деятельность медиа-технологий. Весь социальный уклад построен на (теле) коммуникациях, основанных на работе медиа-технологий. Медиа, медийная техника становится центром нового общества. Кстати, техника и медиа-технологии перестают быть жёстко разделёнными и до некоторой степени сливаются. Практически вся современная техника медийна, она автономна и работает с информацией.

Библио­графия:
  1. Беньямин В. Произведение искусства в эпоху его технической воспроизводимости. — М., 1996.
  2. Кемеров В. Е. Введение в социальную философию. — М., 2000.
  3. Маркс К. Капитал. Глава «Развитие машин». — Любое издание.
  4. Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология. — М., 1999.
  5. Mumford Lewis. Technics and Civilization. — N.-Y. 1963.
Содержание
Новые статьи
Популярные статьи