Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Медиа: история экспансии. Цикл лекций. Часть I. История медиа: Традиция

Определение медиа. — Медиа и техника в первобытном и традиционном обществе. — Письмо. — Печать.

Определение медиа

Традиционное определение гласит: «медиа» — это устройство для записи, хранения и передачи информации. Причём привычно, — устройство именно технологического характера. В большинстве случаев именно этот смысл вкладывают исследователи и специалисты в понятие «медиа». Однако в качестве средства для хранения и передачи информации может выступать и письмо. Некоторые исследователи полагают, что и устный язык можно рассматривать как медиа-технологию особого рода (впрочем, это вопрос крайне спорный).

Три главные функции медиа-технологий объединяет одна черта — опосредованность. Значение слова «медиа» (точный перевод с английского) — средство, способ, посредник, промежуточная ступень. Поскольку обмен информацией — необходимая составляющая жизни общества, то медиа-технологии, как опосредующее звено человеческой деятельности, являются одним из способов коммуникации, условием человеческой активности.

Медиа-технологии сопровождают человека давно. Медиа условно делят на пять типов:

  1. Ранние медиа — письменность.
  2. Печатные медиа — печать, литография, фотография.
  3. Электрические медиа — телеграф, телефон, звукозапись.
  4. Масс-медиа — кинематограф, телевидение.
  5. Цифровые медиа — компьютер, Интернет.

Существует некоторая терминологическая неразбериха с употреблением понятий «медиа-технологии» и «техника».

Техника:

Техника (techne — этимологически происходит от греческого слова τέχνη) — искусство, мастерство, умение, ремесло; термин, одновременно применявшийся для обозначения и искусства, и техники. Технология — систематическая обработка. В XVII веке в английском языке слово «техника» означало систематическое изучение искусства или терминологию конкретного вида искусства, в XVIII веке его значение стало приближаться к практическим искусствам, и только в XX веке, с активным развитием науки, термин стал мало-помалу приобретать современное значение. Ещё в начале XX века, в словаре Брокгауза, «техника» — это совокупность приёмов, направленных на обработку и переработку сырых материалов в предметы, годные для потребления; (науки о названных приёмах называются технологией). В 1960-х годах техникой была названа вся масса средств — приспособлений, механизмов и устройств, не существующих в природе и изготавливаемых человеком, — используемая людьми для производства предметов материальной культуры. Но с появлением информационного продукта, который не подпадает под определение материальной культуры, определение снова меняется. Жак Эллюль, социолог и философ техники, предлагает следующее определение: «техника — это вся масса методов, которые выработаны рационально и используются с абсолютной эффективностью в любом поле человеческой активности».

Медиа — Техника:

Философы техники рассуждают об истории техники, начиная с орудий древних людей и включая в эту линию компьютер, и не используют термин «медиа»; медиа теоретики смутно представляют себе происхождение медиа-технологий, рассуждая, при необходимости исторического обзора, о первых экранах, которыми служили ширмы, устанавливаемые между камином и кроватью, и оптических игрушках.

В свете нынешнего состояния техники и медиа-технологий, можно предложить следующую аналогию: техника — это hardware, а медиа-технологии — software. Историю техники можно проследить, опираясь на материальные предметы, инструменты, историю же медиа-технологий проследить трудно, поскольку начало её скрывается в том времени, когда определённая медиа-технология возникала лишь при работе человека с техникой, в момент применения знаний и умений, хранившихся непосредственно в памяти работника. Именно поэтому среди определений медиа можно встретить и такие: «Медиа — это не фиксированные объекты: у них нет естественных краев. Они представляют собой сконструированные комплексы желаний, верований и процедур, встроенных в сложные культурные коды коммуникации».

В принципе, в понятие техники можно вместить и медиа-технологии, как это делают исследователи «старой закалки». «Мы можем определить сегодня технику как совокупность всех алгоритмов, процессов и средств их реализации. Понимая под алгоритмами традиционную технологическую рецептуру, под процессами — только физико-химическое, под средствами — материалы, оборудование и строительные сооружения, мы получим классическое определение технологии материального производства. Относя к алгоритмам поведения законодательную систему, традиции и морально-этические установки общества, к процессам — его социальную динамику, к средствам — государственный аппарат, систему социальных институтов, мы получим определение технологии социального управления».

Большинство же современных исследователей, работающих с феноменами информационного общества, доминантной которого является информация, предпочитают использовать термин «медиа», как обозначающий те технологии, сутью работы которых является запись, хранение и воспроизведение информации.

История

В истории западной цивилизации традиционно выделяется четыре типа обществ:

  1. Первобытное общество, в котором люди занимались охотой и собирательством.
  2. Традиционное общество, земледельческое.
  3. Промышленное, индустриальное общество.
  4. Постиндустриальное, информационное общество.

Каждому типу общества соответствует своя техника и свои медиа. В каждом из этих обществ техника, медиа-технологии и их развитие играют разную роль, вопреки провокационным высказываниям Маршалла Маклюэна в стиле: «Коротко говоря, каждая новая технология — это эволюция, биологическая мутация человеческого вида, открывающая двери новым формам восприятия, новым возможностям и сферам действия». Историческая реконструкция, представленная ниже, произведена на основе традиционных представлений западных теоретиков об истории техники и медиа-технологий: Льюиса Мамфорда, Жака Эллюля, Гарольда Инниса, Маршалла Маклюэна, Питера Друкера и других исследователей.

Первобытное общество

Судя по имеющимся свидетельствам, человек стал охотиться и добывать огонь приблизительно 500 тысяч лет назад. Около 100 тысяч лет назад, на конечной стадии оледенения, появился Homo sapiens. Примерно этим временем датируются и первые наскальные рисунки. Около 30 тысяч лет назад смена культур заметно убыстряется, увеличивается и скорость изобретений. В период между 30 и 15 тысячами лет до новой эры человек изобретает первую настоящую машину — лук со стрелами. Это первое оружие, являющееся результатом абстрактного мышления — аналогов ему нет ни в животном мире, ни в теле человека. Тогда же появляется и первый музыкальный инструмент — дудка.

Но если описывать лишь материальную часть ранней техники, то получается, как считает Льюис Мамфорд, что многие насекомые, птицы и животные превзошли человека с его силками, ловушками, копьями и загонами. Так, ульи пчёл, плотины бобров, сложнейшие муравейники представляют собой изобретения куда более сложные, чем дубина (интересно, отмечает американский учёный, что это легендарное оружие древнего человека никто никогда не находил, и оно ни разу не было изображено в наскальной живописи). Более того, например, калан — соленоводный родственник выдры, живущий в Тихом Океане, также пользуется орудиями труда, — камнями, которые он, доставая со дна, кладет на грудь и, и, лёжа на спине на поверхности воды, использует для разбивания твёрдых панцирей моллюсков. Поэтому говорить о влиянии орудий труда на развитие человечества мы не станем, тем более, что, если верить историкам техники, язык уже на заре цивилизации был куда более сложным, чем весь набор тогдашних инструментов. Когда появилась первая письменность, люди ещё пользовались каменными топорами.

Анри Бергсон писал, что язык — это такая человеческая технология, которая сократила и ослабила ценности коллективного бессознательного. Маклюэн называл язык величайшим из масс-медиа. Но рассматривать язык как первую из медиа-технологий — занятие практически невозможное, особенно, если учесть его неразрывную связь с мышлением. Можно только заметить, что, помимо традиционного представления о влиянии орудий труда на развитие человека, есть и другое, постулирующее первостепенную значимость в этом процессе общественных действий, культуры и языка. «Изготовление и применение орудий длительное время отставало от церемониальных средств выражения и сотворения речи», — пишет Мамфорд. Чарльз Дарвин, пытавшийся исследовать туземцев Огненной Земли — крошечные общины, не знавшие никакой материальной культуры, кроме огня и тюленьих шкур, — посчитал, что их речь едва ли можно назвать человеческой. Однако священник Томас Бриджес, который с 1861 по 1879 год жил в одном из этих племен (в племени яганов), составил словарь, куда вошли около 30 тысяч слов яганского языка.

Язык был тесно связан с магией, — он не просто имел элементы магического, он сам и был магией. Даже после того, как власть оружия увеличила шансы человека на выживание, в «Наставлениях фараону Мерикаре» пишут: «Будь искусен в речах, чтобы ты мог властвовать, ибо власть (человека) — его язык, а слово сильнее оружия». Магия языка стала впоследствии одним из оснований для коллективной организации труда.

Существует несколько противоположных взглядов на время становления и развития языка, — нынешние антропологи склонны считать, что формирование языка было связано с коллективной охотой (Ледниковый период). В последние фазы палеолитической культуры преобладает охота на крупную дичь. Несмотря на то, что многие десятилетия исследователи называли этот период этапом «вооружённой руки» и считали, что именно рука освобождает человека от власти вида, главной техникой этого времени теперь считаются не орудия убийства животных, а техника совместной охоты.

Пример. Загонщик вспугивает дичь. В естественной ситуации это значило бы, что он упустил добычу. Но в рабочем коллективе, благодаря совместной деятельности людей, он в итоге получит свою долю. Охота развёртывается в некоем пространстве. Действия отдельных охотников совершаются в разных точках леса. Все эти действия должны быть жёстко согласованы: один вспугивает дичь, другой её гонит, третий ждёт в засаде, и так далее. Каждый участник охоты должен чётко представлять себе картину охоты и знать о роли всех её участников. Кроме того, предполагается глубокое знание анатомии зверя и очень тщательное обдумывание плана.

Коллективная стратегия, большое число участников предполагает племенное или родовое устройство общества (конец Палеолита).

Уникальным техническим изобретением человека также считается использование и поддержание огня. Приблизительно около 10 тысяч лет до новой эры человек вплотную приблизился к стадии одомашнивания. В это время в его распоряжении уже существовали: веревки, сети, корзины, светильники, специализированные орудия, в том числе и хирургические инструменты, разные виды оружия, краски, графические знаки.

Традиционное земледельческое общество

Около 10 тысяч лет до новой эры последняя фаза Ледникового периода подошла к концу и люди стали вести оседлый образ жизни (возможно, деревня возникла и около 20 тысяч лет назад, но такой образ жизни стал преобладать лишь после таяния ледников). Постоянная угроза голода ограничивала численность племени, а необходимость кочевать не способствовала его развитию. Земледельческая жизнь предъявляла человеку совсем иные требования. Он должен был уметь включаться в длительные ритмические последовательности сезонов, планировать свою деятельность на месяцы и годы вперёд, формировать отношения с соседями. Начав заниматься земледелием как техникой жизни, человек стал превращать землю в артефакт, творение своих рук. Так, охотники не заботились о природе, а брали у неё, как дети, как животные, а земледельцы должны были накапливать, хранить богатства, и приумножать их, — заботиться, чтобы плодородность земли не иссякала. Возникла первая технизация природы. Одомашненные животные, засеянные поля и виноградники, сады, — это уже не ландшафт и не природа, а часть культуры — созданной техническими действиями человека. Возникла и разнообразнейшая машинерия — плуги, ступы, веретено, луки, оружие. Но даже технические действия по одомашниванию животных и растений уже являются самой изощренной техникой.

Пример. Перескажу древнюю технологию поднятия тяжестей племени аку-аку, описанную Туром Хейердалом (Аку-Аку). Племени необходимо было поднять древнюю статую Бога шириной в три метра и весом в 25–30 тонн. Этому подъёму предшествовали ритуальные пляски и песни. Затем была организована группа из 11 человек. Их единственными орудиями были три круглых деревянных бревна и множество собранных вокруг камней и валунов. Статуя лежала плашмя, — лицо её было зарыто в землю. Люди подвели под него концы бревен и повисли на других концах. Внешне в положении статуи ничего не изменилось, но староста лёг на живот и стал засовывать под голову статуи камешки, — очевидно, там образовалось небольшое пространство. К вечеру голова великана уже поднялась над землёй на целый метр, и образовавшееся пространство было забито камнями. На девятый день работы великан лежал грудью на горке из камней высотой в три с половиной метра. На одиннадцатый день члены племени стали наращивать каменную горку под грудью и животом, переводя статую в вертикальное положение. На семнадцатый день вождь выложил полукруг из камней и совершил ритуал. На восемнадцатый день голову статуи обвязали веревками и стали тянуть, — другие подталкивали фигуру бревном. Гигант пошевелился, поднялся, закачался и — остался стоять. Эта технология — типичная древняя техника. Она слита с магией и передаётся из поколения в поколение как мистическое знание.

В древнем мире техника, техническое знание и техническое действие были тесно связаны с магическим действием и мифологическим миропониманием. Мировоззрение древнего человека отличается анимизмом: он верит, что все живые существа от Богов до растений имеют души. Человек может влиять на души других посредством магических ритуальных действий. Эти действия — естественный способ воздействия на души других: обмен (жертвоприношение), запугивание (заклинание), вовлечение души в действие (ритуальный танец). Техническое действие понимается точно так же. Душу предмета, Бога невозможно заставить встать и двигаться помимо своей воли. Другое дело — склонить душу предмета или Бога на свою сторону ритуальным действием (сопровождаемым и техническим действием). Когда человек замечал эффект своего действия — например, принцип рычага, он объяснял это благотворным влиянием такого типа деятельности на душу предмета. Все древние технологии были магическими и сакральными.

Древние египтяне считали, что миропорядок поддерживается совместными действиями людей и Богов. Боги выполняли своё предназначение — Бог солнца Ра каждый день светил и грел, а Бог кирпичей следил, чтобы они получались крепкими и правильными. И люди следили за миропорядком: жрецы, писцы поддерживали его. Когда в Древнем Египте для восстановления полей после разлива рек использовались чертежи с планами, они не осмыслялись как научное знание, они воспринимались как описание жизни Богов. Разрушение границ полей — не стихийное бедствие, а уклонение в действии Богов и нарушение миропорядка. Восстановление полей — описание и восстановление божественного устройства мира. Заново устанавливая границы полей, применяя научное знание в нынешнем его понимании, люди сакральным образом возвращали в мир нарушенный порядок.

Источник технологий

Технологии либо открывались людям сами в процессе опыта многих поколений (рычаг), и знание о них передавали из поколения в поколение (либо Боги, полубоги и герои обучали людей началам искусств). Все практические навыки (techne) определены и предписаны Богами и являются божественными законами: следует как можно точнее придерживаться их предписаний. Технические знания вообще не воспринимаются как знания, — это рецепты, сакральная мудрость, которой владеют лишь избранные, знающие. Единственное возможное обращение с ними — точное повторение и передача в неизменённом виде из поколения в поколение, избранным. Так, на глиняных табличках, добытых из развалин Древнего Шумера и Вавилона встречаются надписи типа «знания можно передать от знающего к знающему и нельзя передавать незнающему». Ремесло нельзя было объяснить, его можно было лишь показать: ремесло было недоступно тем, кто не прошёл обучения у мастера. Ремесленничество и тогда, и затем, вплоть до промышленной революции, носило мистический характер. В Античности ремесленник, он же художник, не творил вещи, — это могут делать лишь Боги, а выявлял в материале то, что было в нём заложено. Например, в дереве заложена идея скамьи — ремесленник её и выявляет, соприкасаясь с божественной идеей (такое понимание технического творчества бытовало до конца XIX века, и нашло выражение в работах Фридриха Дессауэра).

Мегамашина

Начало IV тысячелетия до новой эры принято называть эпохой возникновения цивилизации (Египет, Месопотамия, Индия). Появляется новый тип социальной организации — иерархический, основанный на авторитарной, централизованной власти. Как пишет Мамфорд, новое политическое устройство, военное могущество и коллективное принуждение являлись главным изобретением этой эпохи. Впервые созданная мегамашина по эффективности своей работы до недавних пор оставалась непревзойдённой.

Мамфорд утверждает, что во времена расцвета первых цивилизаций была создана незримая первичная машина, — мегамашина (машина социальная), которая предвосхитила и в некотором роде подготовила появление машин западной цивилизации, в которых ненадёжные человеческие звенья заменялись на более надёжные — механические. Мегамашина была неким сооружением, состоящим из живых деталей, каждая из которых выполняла свою особую роль и задачу, — и вся машина коллективной организации составляла единое целое, способное к выполнению огромного объёма работ.

Появлению мегамашины и техники послужили, отмечает Мамфорд, несколько факторов: одна из самых ранних характеристик человека — привязанность к ритуалу, повторяющемуся механизму, который порождает порядок; наличие царства «священного» — мощного средства контроля; появление вождя — охотника, подчинение которому безусловно (наследие эпохи палеолита). Первые цивилизации возникли в долинах крупнейших рек: Иордана, Тигра, Ефрата, Нила и Инда. Основным занятием людей являлось земледелие в долинах этих рек. Поскольку реки разливались, необходима была некая общая технология деятельности по восстановлению полей, общая организация работ, в общем, — социальная система, порядок. Культивация зерна происходила под контролем властей, излишки зерна свозили в специальные закрома внутри укреплённых городов. Так и возникла власть — как средство контроля; каста следящих за порядком (жрецы и писцы, восстанавливающие контакт с Богами), и пресловутое распределение излишков. В это же время появилась и письменность.

Отличительной чертой этой поры стало постоянное возрастание порядка, механической упорядоченности, математической точности и резкое изменение масштаба. Институт божественной царской власти и миф машины, пишет Мамфорд, зародились одновременно. Царская власть нуждалась в отлаженном механизме послушания, — это механическое повиновение создавалось разными способами, включавшими религиозные предписания, магические заклинания и царские повеления. Эта машина была сплочена, как никогда. Так, большая пирамида доказывает, что культура, создавшая её (а она только что вышла за раки Каменного века), была эффективно организована неким особым образом. Большая пирамида — это строение с площадью основания 54 тысяч квадратных метров и высотой 146,6 метров, со сложным внутренним пространством, системой разноуровневых коридоров. Плиты, весившие более 50 тонн, пригнаны к друг другу таким образом, что зазоры между ними не превышают 0,02 миллиметров. Мощь энергетической машины, создавшей её, должна была равняться 100 тысячам человеческим силам или двум с половиной тысячам лошадиным.

Из чего состояла мегамашина? Важной её частью была всеобщая рабочая повинность. Для эффективной работы были необходимы точные знания (за это отвечали жрецы) и порядок (за этим следили чиновники). На вершине этих организаций стоял Царь. Упорядоченное знание — нынешняя наука — также составляла важную часть мегамашины. Все эти характеристики позволяли превращать людей в слаженные части мегамашины: по подсчётам немецких археологов, для возведения одного храмового комплекса должно было потребоваться 1500 человек, причём каждый должен был работать по 10 часов в сутки в течение пяти лет. Последним важным изобретением, благодаря которому этот механизм мог слаженно работать, стала письменность, — ведь именно она делала возможным действие на расстоянии.

Письмо

Письменные знаки впервые были употреблены для ведения храмовых отчётов о зерне, скоте, и другом имуществе. Так, на додинастической булаве Нармера имеется надпись о захвате 120 тысяч пленников, 400 тысяч быков и 1422 тысяч козлов. Итак, появляется письмо — медиа для записи, хранения и передачи информации. 2200 год до новой эры — дата рождения старейшего из существующих документов, написанных на папирусе.

В антропологии существует широко распространённая теория (появилась в 1960-х годах — Леви-Стросс «The Savage Mind», Маклюэн «Галактика Гутенберга» и другие), называемая теорией «Великого Перелома» (Great Divide Theory). Её приверженцы представляют изобретение письменности переломным моментом в истории развития человечества, моментом становления нового типа мышления. Есть также её противники, характеризующие теорию, как упрощённую, и пытающиеся доказать, что разница между литературными и нелитературными культурами куда меньше, чем между культурами с разными типами литературности. Рассмотрим первую точку зрения.

Произнесённая речь Написанная речь
Устная. Визуальная — значит, может быть организована в разном порядке.
Линейна. Может расходиться в разных направлениях.
Неустойчива. Может быть записана, длится во времени; к ней можно вернуться; она может быть переписана, сопоставлена с другими.
Внутренняя — хранится в человеческом сознании. Может храниться вне человеческой памяти.
Происходит в реальном времени. Происходит скорее в каком-то месте; абстрактна, упорядочена, обдумана.
Контакт говорящего со слушающим, диалог. Нет контакта, она индивидуальна, обособлена.
Много участников. Мало участников.
Письменная речь технологична, требует определённых навыков, особого типа обучения, необходимых средств.
Носитель: воздух, память. Носитель: материал.
Орган: ухо, рот. Орган: глаз.

Крупнейшие изменения стали происходить после введения фонетической системы письма. Маршалл Маклюэн настаивает, что ни иероглифическая, ни пиктографическая, ни какая другая система письма не обладает мощью, способной произвести столь огромные изменения. Строение фонетического алфавита уникально: в нём значение отделено как от звука, так и от буквы. Буквы не имеют значения сами по себе, также, как и звуки. Причём их соответствие не идеально. Например, в русском алфавите есть буквы «ю», «Я», а «ё» фактически утрачена (да и придумана была только в XVIII веке).

Принцип работы алфавита: целостное значение слова, фразы разделяется до мелких, ничего не значащих единиц и впоследствии, в их объединении, вновь обретается. Расщепление и пересобирание по определённым, заданным правилам — принцип работы и фонетического алфавита, и письма, и печатного станка. Этот принцип уникален, он свидетельствует о высоком уровне развития сознания и способности абстрагирования. Если речь даёт человеку интеллект, то фонетический алфавит навязывает свои принципы конструирования реальности, которые приближают его к человеку цивилизации. Сознание человека становится жёстко рационализованным. Мир предстаёт как совокупность жёстких причинно-следственных связей.

Восприятие неграмотными африканцами кино, например, сильно отличается от традиционного западного восприятия. Для жителей маленькой африканской деревушки был снят фильм (этот пример приводит Маклюэн) — довольно медленный и простой, пятиминутный, в котором мужчина этой африканской деревни обходил хижины и выливал стоячую воду, опорожняя баки и корыта. После показа аудиторию спросили, что же они видели на экране, — африканцы ответили, что видели цыплёнка. Когда европейцы три раза подробно просмотрели фильм, они действительно увидели цыплёнка, который появлялся в уголке кадра на пять секунд. Очевидно, что восприятие пространства у африканцев было совершенно другим. Они не фокусировали взгляд на небольшом расстоянии от экрана, чтобы быть в состоянии увидеть весь кадр в целом; они сканировали экран или слишком быстро пробегали по нему глазами. «Нелитературные люди используют глаз скорее тактильно, они не знакомы с перспективой. Евклидово пространство, основанное на отделении зрения от осязания и звука, им неизвестно». Звуки — это динамические явления, или индикаторы динамических явлений — шорохов, бега, броска; и для человека, ещё не защищённого от случайностей природы в лесу, в джунглях звуки служили сигналом опасности, — рассуждает Маклюэн. Они утеряли свою значимость для людей на том уровне развития цивилизации, которые позволили им более не опасаться дикой природы. Если для европейца в течение длительного времени смотреть — означало верить, и визуальная информация стала основной; для африканца главным органом, получающим информацию, выступало ухо. Вероятно, именно эта причина заставляла венецианского музыканта Карла Орфа отказывать в приёме в свою музыкальную школу детям, которые уже выучились читать и писать. Он считал, что развитие визуальной перцепции затрудняет аудио-тактильное развитие, необходимое для достижения каких-либо существенных результатов в музыке.

В диалоге «Федр» у Платона Сократ рассуждает (и это, возможно, первейшее из известных протестов против «новых технологий») о том, что письмо разрушает традиционные социальные отношения — и личные, и общественные.

  1. В общественном смысле письмо уничтожает память. Те, кто выучился письму, больше не будут тренировать свою память (а известно, какие тренировки памяти применялись в древнегреческих школах — чтение ста стихов наизусть в обратном порядке после одного прослушивания). «Письмо производит забывчивость в душах тех, кто ему выучился. Оно предназначено не для памяти, а для напоминания».
  2. Истинная речь, душевная, идущая от сердца, может выражаться лишь через устную речь, будучи запечатлена на носителе, она умирает. Это высказывание странным образом совпадает с рассуждениями Беньямина об эре фотографии.
  3. И, наиболее важное, вызывая в памяти то, что необходимо, например, для диалога, человек письменный станет обращаться не к внутренним источникам, а к внешним, находящимся вне его. То есть, Сократ говорит о возможностях контроля и управления, открывающихся с распространением письменности.

Вероятно, что те изменения, которые произошли с визуальным образом лишь в XIX веке, когда появилась возможность к его бесконечному механическому репродуцированию, к механическому копированию реальности, к симулятивному воспроизводству картин реальности, произошли с языком гораздо раньше — при переходе к письменной традиции. Много раз зафиксированная реальность (текстом или фотографией) образует собственное иное поле существования, которое начинает выстраиваться по определённым законам (литература или фото искусство). И уже через некоторое время эти артефакты и законы работы этого иного поля уже не просто отражают реальность и подчиняются человеку, а диктуют ему свои правила.

Изобретение письменности уничтожило также традиционную ритуалистическую систему общества. Устная культура базировалась на социальном, публичном, ритуализованном выступлении. Воспоминания были личными, но их содержание, хранимое языком, общим. С появлением письменности наступает первый этап индивидуализации человека, отделения от родового сознания. В традиционном обществе доминантой является родовое сознание и традиция. Традиция передаётся как схема, обязательная к выполнению, и перемещается во времени из поколения в поколение, вбирая в себя жизнь этих поколений. Каждый человек занимает в этом обществе своё место и играет свою роль, как фигура на шахматной доске. Он получает жёстко закреплённое социальное место, надлежащий ему тип личности и поведения при рождении, и должен играть предписанную ему роль. Родовое самосознание — групповое самосознание. Человек мысленно не выделяет себя из родового целого. Люди этой эпохи неотличимы друг от друга. Все их жизненные ориентиры диктуются традицией, которая заключает в себе всю информацию, передающуюся из поколения в поколение. Все должны следовать установленному образцу. Этот механизм прост и устойчив, но крайне беден. Обычаи регулируют все поведение человека, не допуская ничего самопроизвольного.

Обращение человека с вещами также подчиняется жёсткой традиции, обычаям их употребления. Здесь не существует моды — поскольку все жёстко зафиксировано. Если усовершенствование инструментов, например, оказывается противоречащим традиции, оно признается опасным и нежелательным. Нововведение всегда подвергает опасности традиционное равновесие. Такое отношение остаётся типичным до конца Средневековья. Машина была врагом традиции, врагом основы жизни общества, — она несла слишком большие изменения. Но постепенно идёт усложнение общественной организации: разные функции отходят к разным структурам. Раньше род являлся одновременно хозяйственной, религиозной, семейной и моральной единицей. А теперь производство, политика, мораль, религия оформляются в автономные сферы общественной жизни.

Возрождение

Средневековое общество развивалось крайне медленно. Так, многие технические устройства (парусные корабли, порох и бумага) были уже тогда известны, но не применялись. С переходом от Средних веков к Новому времени произошло тотальное изменение масштабов человеческой деятельности. Наступает эпоха производства, — на первый план выдвигается новое использование времени, время связано с повышением скоростей. Начинается соревнование людей; начинается гонка производства; а она предполагает «чистое», а не мистическое, ритуальное время. Если в Средние века считалось, что природа продолжает существовать по божественным законам, в соответствии с которыми она была создана, то в эпоху Возрождения стали говорить просто о «скрытых» процессах и формах природы, которые можно описать и поставить на службу человеку. Именно с этого времени природа начинает восприниматься как бесконечный резервуар материалов, сил, энергий, которые человек может использовать для своей выгоды. Начинается новый этап приручения человеком вещей и проникновения в них. Теперь человек может извлекать пользу из отдельных свойств вещей. Он начинает создавать механизмы и машины для переработки конкретных вещей в чистые материалы. Человек выделяется из среды, его связь с обществом, группой и другими людьми перестаёт быть прямой, ощутимой. Орудия и техника также отрываются от бытия людей и становятся абстрактными бездушными машинами. Впервые техника становится светской и утилитарной. Главная медиа этого времени, без сомнения — печать.

Печать

В 105 году в Китае Цай Лунь изобретает бумагу. Китайцы первые начинают широко использовать бумагу из ткани с добавлением растительных элементов. Самим дорогим видом бумаги был шёлк. В VIII веке захваченные арабами китайцы открывают им секрет изготовления бумаги. Путь распространения: Самарканд — Багдад — Дамаск — Египет — Марокко — X век, Византия — X–XI век, — Испания-Италия — XII век. В Европе бумага сначала отрицалась как часть чуждой мусульманской культуры (так, в 1221 году император Фредерик II объявил все документы на бумаге недействительными) и лишь к середине XV века ситуация изменилась. Ставшая известной в Европе лишь в XII–XIII веках технология изготовления бумаги ничем не отличалась от той, что китайцы использовали в начале II века. Кстати, в X веке индейцы майя на полуострове Юкатан (современная Мексика) изготавливали бумагу из древесной коры.

В 450 году в Китае изобретают печать: нанесённые на шёлк чернила отпечатывают на бумаге.

В 600 году в Китае печатают книги.

В 765 году в Японии начинают печатать книги с картинками.

В 1049 году китайский алхимик Пи-Шен создаёт съёмный шрифт, используя глину.

В 1116 году в Китае сшивают страницы, чтобы сформировать книгу.

В 1241 году в Корее начинается использование металлических шрифтов.

В Европе начинают печатать лишь в 1423 году. Первый европейский первопечатник — Иоганнес Гутенберг, родился в Майнце, Германия. О его до-печатной жизни известно, что он работал как золотых дел мастер. С 1450 года стал заниматься печатью. Он одалживает деньги и начинает развитие новой технологии; впервые используя пресс для печати старого немецкого стихотворения. Он, конечно, взял уже существовавшие технологии — изготовления бумаги, ткани и вина. Вообще, Гутенберг — довольно мутный тип. Его заслуги в деле печати в основном состояли в том, что он оптимизировал литье, отливание шрифтов и перестал использовать огромный готический шрифт, изобретя шрифт среднего размера, подобные которому используются до сих пор. В течение жизни Гутенберга не одна изданная книга не была связана с его именем. Сейчас считается, что он издал несколько маленьких книжек, календарь и индульгенции, а также 42-строчную Библию — старейшую из сохранившихся европейских печатных книг. Окончил он свою жизнь в епископстве Майнца, где служил в старости куртье. Развитию печати чрезвычайно помог католицизм — как центральный орган власти в Европе. Тряпичная бумага к тому времени становится невероятно дешёвой, — а особенно по сравнению с кожей, которую использовали раньше, — и распространяется в связи с развитием торговли. Индульгенции начинают печатать на бумаге. Гутенберг увидел в этом отличный способ наживы, — ведь один пресс выдаёт 200 тысяч индульгенций. Ещё в 1453 году он начинает издавать серию двухтомных Библий в количестве 300 экземпляров. Один такой экземпляр стоил около 30 флоринов, что составляло трехгодичное жалованье клерка. А к 1490 году печать книг на бумаге становится в Европе более-менее обычным делом. Более того, Церковь более не может жёстко контролировать этот процесс, как было с книгами на коже, — и по этой причине манифест Мартина Лютера быстро распространяется в печатном варианте (Мартин Лютер — это первый медиа активист), начинают печататься Библии на национальных языках. К 1500 году в Европе было напечатано около 35 тысяч книг. В 1609 году в Германии появляется первая регулярно выходящая газета. Следует упомянуть и о первом русском первопечатнике. 1 марта 1564 года трудами диакона Ивана Фёдорова и его сподвижника был выпущен первый церковно-славянский Апостол, тиражом около двух тысяч экземпляров. Этот день и принято считать началом русского книгопечатания.

Влияние печати:

Что изменила печать в людском мышлении? Маршалл Маклюэн, например, считает, что письменность и печать ответственны за появление того типа сознания, которое теперь называется западным типом мышления. И, соответственно, за появление культуры западного типа. Перечислим некоторые из последствий.

Произошло окончательное переключение типа восприятия с устно-слуховой перцепции на визуальную. Если раньше было более-менее равноправное взаимодействие всех органов чувств и всех типов восприятия (зрения, слуха, осязания, обоняния) в человеческом опыте, то с переходом к алфавиту и к письму (то есть скачком в развитии одной технологии) случился перекос в сторону тех типов восприятия, которые были ей предложены: рациональное, линейное мышление, размышление, отчуждение от естественного, от природы, полный переход в визуально-рациональный мир. Человек углубился в себя, оставаясь в большей степени глухим к окружающему его миру, закрыв все возможности взаимодействия с ним.

Благодаря печати стало формироваться научное мышление. Основной принцип научной проверяемости стал возможен и широко употребляем при применении печати, — как записывающего, хранящего и передающего средства. Возможность легко обмениваться идеями на расстоянии стимулировала появление научного сообщества без границ. Печать и возможность обмена способствовала появлению систематической методологии и оформления знания (например, перекрёстные ссылки). Появлялся новый класс — класс интеллектуалов. Благодаря печати стало возможным массовое образование (книга — первая машина-учитель).

Печать, наконец, создала массовый рынок. С помощью печати происходит массовизация литературы (которая по времени не слишком расходится с формированием визуальной массы). Печать — техническая основа появления массовой литературы. Индустриальная технология в форме печатного пресса на пару сделала возможным производство «прессы по пенни», то есть массовых газет для рабочего народа.

Интересен тот факт, что печать в Китае была изобретена на десять веков раньше, чем в Европе, но не оказала там такого эффекта, как на Западе. Маклюэн полагает, что причина именно в типе языка и алфавита. Начертать иероглиф по сравнению с буквой фонетического алфавита невероятно трудно. В иероглифе значением наделена сама форма знака, — она не допускает разделения визуального изображения и значения, как в фонетическом алфавите. Кроме того, китайская письменность требует применения огромной эрудиции в процессе чтения, — чтобы понимать классическое произведение, необходимо применять знание всей китайской литературы. Только глубокое знание огромного количества литературы даёт читателю некоторое подобие шестого чувства, которое позволяет ему угадывать верное из всех возможных значений пассажа. Даже беглое чтение классической литературы требует длительной подготовки, ведь в литературном языке всего насчитывается около 80 тысяч иероглифов, из которых в школе изучают лишь около 9 тысяч.

Библио­графия:
  1. Кемеров В. Введение в социальную философию. — М. 2000.
  2. Леви-Стросс К. Первобытное мышление. — М. 1999.
  3. Мамфорд Л. Миф машины. Техника и развитие человечества. — М. 2001.
  4. Новая постиндустриальная волна на Западе. — М., 1999.
  5. Шпенглер О. Человек и техника. // Культурология. XX век. — М., 1995.
  6. Ellul J. The Technological Society. N.-Y. 1964.
  7. McLuhan M. The Gutenberg Galaxy. — London. 1962.
  8. McLuhan M. Understanding media. — Cambridge. 1997.
  9. Mumford L. Technics and Civilization. — N.-Y. 1963.
Содержание
Новые статьи
Популярные статьи