Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Виктор Гнатюк. Лекции о технике, техноценозах и техноэволюции. Лекция 1. Понятие о технической реальности

Вводные замечания

Роль техники в жизни человека чрезвычайно высока. Это становится самоочевидным, если широко толковать понятие техники, понимая при этом техносферу в качестве окружающей человека среды обитания, превращённой им природы. В этом случае в понятие техники входят и собственно технические изделия, и технологии, и исходные продукты, и отходы производства, и многое другое. Такой подход, во-первых, позволяет видеть техническую реальность везде и всегда рядом с человекам (даже в доисторические времена), и, что более важно, наталкивает на мысль о возможности выделения техники как самостоятельной реальности в ряду реальностей «неживая — биологическая (в том числе и разумная) — техническая».

Выделение технической реальности позволяет говорить об особых подходах к её изучению, предполагающих как общность с другими реальностями, так и различие. Общность мы находим, прежде всего, сравнивая техническую реальность с биологической. Здесь действует закон информационного отбора, который в живом мире проявляется как закон естественного отбора Дарвина. Отсюда общее в подходах и методологии системного описания, классификации и так далее. Как ни удивительно, вполне правомерно при изучении технических систем ввести понятия из биологии: вид, особь, популяция, техноценоз (по аналогии с биоценозом).

Целевая установка лекции — по-новому взглянуть на роль и место техники не только в эволюции человека, но и мира вообще, и на этой основе подойти к системному описанию технической реальности с использованием биологических аналогий.

1.1. Роль и место техники и технологии в эволюции окружающего мира

Зададимся простым, на первый взгляд, вопросом: что такое техника? Некоторые предпочитают вкладывать в это понятие очень ограниченный смысл и понимают под техникой машины, которые создаются и используются человеком (машинная техника). Другие идут дальше и говорят, что техника — это всё то, что создано человеком, то есть «находится между человеком и природой». Правомерно под техникой понимать умения человека (техника танца, техника хоккеиста, техника живописи). Последняя точка зрения унаследована из Античности, когда нынешнего понимания техники вообще не было. У Аристотеля мы находим понятие «технэ», соответствующее искусству ремесленника.

Отбросим как заведомо неприемлемые для нас первую и третью точки зрения и остановимся на второй. Она как будто бы неплоха, и всё же не удовлетворяет нас. Ведь если понимать под техникой всё, что создано человекам, то куда девать технологию (условно говоря, — информацию о том, как создавать технические изделия)? Есть и другой вопрос: произведение искусства, сотворенное человеком, тоже является техникой? Отнюдь. А куда отнести изделия, произведённые техникой без участия человека? Таковых очень много, а дальше будет ещё больше. Эти, а также множество других вопросов никак не укладываются в рамки традиционного мышления. Во-первых, в узком смысле нет точного определения техники именно как феномена окружающего мира. Во-вторых, в широком смысле техника не рассматривается как техносфера и тем более — как техническая реальность. Попробуем разобраться с этим.

Ключевым для нас является понятие технической реальности. Посмотрим на развитие окружающего мира в ряду известных реальностей (в философском смысле). Для нас очевидны как минимум две реальности: неживая, существовавшая всегда, и биологическая, возникшая из неживой примерно 2 миллиарда лет назад (на Земле). Говоря о вечном существовании неживой природы, мы отождествляем её с материей (в смысле субстанции). Это не совсем корректно с точки зрения методологии философии, однако, с полной уверенностью можно говорить о существовании неживой реальности с момента возникновения Вселенной (предположительно 10 миллиардов лет назад). Кроме того, представляется очевидным, что возникновение биологической реальности из неживой не отменило последнюю, и с момента зарождения органической жизни они существуют неразделимо.

Результатом длительной эволюции живой природы стало появление примерно 2 миллиона лет назад человека разумного (Ноmо sapiens), то есть мыслящей материи. Осознав своё существование, человек начал творить. Можно говорить (а так утверждают многие) о создании в лоне живой природы социальной сферы. Однако, как представляется, ставить социальную сферу в ряд упомянутых выше двух фундаментальных реальностей будет неправомерно. Для этого, по меньшей мере, есть два основания. Во-первых, принципиально человек не выделился из живой природы, хотя и стал мыслящим. Во-вторых, создаваемая им социальная сфера имеет смысл лишь для него самого и ничего не привносит в фундаментальные реальности. К тому же можно предполагать, что разумная материя параллельно развивается на многих планетах Вселенной (пока независимо друг от друга), и каждая из цивилизаций, таким образом, имеет свою специфическую («обслуживающую» только ее) социальную сферу. Эти сферы могут принципиально отличаться и никогда не пересечься. Социальную сферу можно сравнивать с технологией производства. Она не имеет своей, отдельной материальной сущности, а относится к человеку постольку, поскольку он является элементом живой природы. Таким образом, социальная сфера как продукт человека не является продолжением в ряду реальностей «неживая — биологическая».

Что же продолжает этот ряд, зарождаясь в нем? Правомерно утверждать, что таким продолжением является реальность техническая. Она возникает из неживой и живой реальности и существует в них. Это очевидно и тут важен первоначальный момент её зарождения. Большеголовая безволосая обезьяна, произошедшая от нормальной волосатой в результате генной мутации 2 миллиона лет назад по причине повышенного радиационного фона в зоне Олдувайского разлома (Африка), ударив одним камнем о другой, изготовила острое рубило (создала техническое изделие). Примерно миллион лет понадобилось для того, чтобы эта обезьяна (превращающаяся в питекантропа) осознала, что это рубило можно не выбрасывать, а сохранить, использовать снова и снова и даже передать своему сородичу и что ещё важнее, с помощью каких-то знаков можно передать своё знание другой обезьяне.

Мы знаем, что некоторые животные в своих действиях используют простейшие предметы (палки, камни и другие). Что же такое принципиальное произошло с предками человека миллион лет назад? Возникла технология, а значит техника и техническая реальность (естественно, в самом зачаточном состоянии). В случае с питекантропом, изготовившим рубило, есть все признаки техники. Есть исходный материал (камень — предмет неживой природы), есть технология (память и умение — продукт живой природы плюс орудие труда — другой камень), есть техническое изделие (собственно рубило) и, наконец, есть отходы (осколки отбитого камня). Мы убеждаемся в принципиальном отличии питекантропа от шимпанзе, использующего палку, чтобы достать плод, или птицы, которая с помощью камня разбивает чужие яйца. И отличие совсем не в том, на каком уровне используется орудие (палка у шимпанзе — на уровне условных рефлексов и первичной рассудочной деятельности, камень у птицы — на уровне безусловного рефлекса). Принципиальным является наличие или отсутствие информации о технологии.

Оставим на время технику и обсудим такое явление, как информация. Понятие информация (от латинского «informatiо» — разъяснение, изложение) имеет три различных по широте толкования. В самом узком смысле под ней понимают сообщение о чём-либо. В наиболее широком смысле под информацией понимают количественную меру устранения неопределённости. Первое толкование нас не устраивает, ибо сужает рамки понятия до обиходного уровня. Второе излишне обще (аналог энтропии) и не отражает необходимой нам сути. Очевидно, наиболее приемлемо следующее определение. Информация — это совокупность сведений о фактических данных и зависимостях между ними, отраженных и закреплённых на каком-либо материальном носителе.

Рассмотрим место информации в реальностях окружающего мира. В неживой материи информация непосредственна и отражает действие фундаментальных физических законов, суть которых может быть сведена к принципу наименьшего действия. Физические тела неживого материального мира передвигаются и изменяют своё состояние наиболее экономичным образом. Природа в данном случае реализует принцип «минимакса». Например, если мы приложим силу к какому-либо телу, то есть передадим ему механическую энергию, то тело будет перемещаться по траектории, которая обеспечит максимальное его перемещение при минимальных затратах энергии. Аналогично происходит нагрев или охлаждение тел, их электризация и другие процессы. Объекты неживого мира заключают в себе информацию о совокупности своих свойств, в соответствии с которой осуществляется их движение в пространстве и времени. При этом речь не идёт о специфическом носителе информации и её передаче. Реализация фундаментальных законов природы создаёт вектор медленного изменения, то есть эволюции неживой природы в целом. Её классификация проста. Мы выделяем мир в целом и отдельные объекты неживой природы в частности.

Попробуем теперь осмыслить суть информации в живой материи. Чем же принципиально она отличается от неживой? Оказывается, в живой материи появляется устойчивый материальный носитель информации — ген (набор генов живого организма, называемый генотипом). Мы знаем, что любой живой организм состоит из клеток, каждая из которых содержит ядро с макромолекулой ДНК. Участок ДНК есть ген, а набор генов, то есть ДНК в целом содержит в себе исчерпывающую информацию об организме. Не будем углубляться в процесс возникновения живой материи из неживой (это отдельная история). Заострим внимание лишь на ключевых последствиях этого события.

Во-первых, принципиально усложнилась классификация мира, возникли два уровня, которые в биологии получили название вид и особь. Дело в том, что каждый живой организм в своём генотипе одновременно несёт как общую информацию, характерную для данного вида, определяющего его идеальный, формальный облик (совокупность основных свойств), так и переменную, случайно полученную в процессе жизнедеятельности. Для нас очевидно различие между волком как биологическим видом и конкретным волком-особью в клетке зоопарка. Во-вторых, появилась возможность в процессе размножения передавать информацию о генотипе особям своего вида (потомству). И здесь прослеживается наиболее важная особенность, заключающаяся в способе хранения, изменения, закрепления и передачи генетической информации, а также направленности эволюционного процесса.

Живая природа эволюционирует в сторону усложнения (как минимум об этом свидетельствует наше собственное появление), однако как она это осуществляет? Высказывалось мнение, что живой организм, получая в течение жизни полезную для него информацию (приспосабливаясь к окружающей среде), в дальнейшем передаёт её своему потомству. Так, волк в процессе своей жизни «узнает», что в огонь лезть нельзя, это вызывает болезненные явления, травмы и может привести даже к гибели. Это знание он «передаёт» своему потомству. И так далее. Конечно же, это неверно. У волков абсурдность подобного способа передачи наследственной информации не столь очевидна. А вот как же информация передаётся, например, у амеб? Учитывая наше знание о живой природе в тот период, когда на земле существовали только одноклеточные (или того проще), становится непонятным, как природа могла эволюционировать в то время?

Оказывается, эволюция живой природы осуществляется только на генетическом уровне. Вспомним (пока вскользь) о важной ключевой особенности эволюционного процесса. Дело в том, что информационный носитель (ген, генотип, ДНК) принципиально (физически, физиологически) неотделим от особи, организма. И какие бы «знания» не приобретала особь на протяжении своего жизненного цикла, эти самые (сколь угодно полезные) «знания» никак не отражаются на генотипе и, естественно, никоим образом не передаются потомству. Изменение генотипа происходит случайно, мутационно, на молекулярном уровне (из-за случайных, незапрограммированных перекомбинаций молекул, от действия радиации, химических веществ и так далее) Изменения в генотипе проявляются во внешнем облике и внутреннем строении организма новой особи (фенотипе). Если эти случайно полученные изменения оказываются полезными, они позволяют организму лучше приспособиться к условиям окружающей среды и оставить потомство (передать свой, уже изменённый генотип). Так накапливается и закрепляется полезная информация в живой природе. Если же мутационные изменения в генотипе приводят к вредным изменениям организма (уродствам), то особь умирает, не оставив потомства (вредная информация не закрепляется, отбрасывается). Таким образом, в основе биологической эволюции лежит изменчивость и наследственность, а её движущей силой является борьба за существование и естественный отбор.

Наличие постоянной генетической информации позволяет вести речь о биологических видах (простейших, животных и растений). Некоторый набор генов («стандартная» структура молекулы ДНК) определяет вид (к примеру: волк, заяц, саранча и другие). Конкретная молекула ДНК, которая достаётся в наследство конкретному детёнышу волка, может незначительно отличаться от «стандарта». Это определяет особенности данного конкретного волка-особи. В процессе эволюции полезные генетические изменения могут накапливаться, что приводит в определённый момент к возникновению нового вида.

Итак, мы рассмотрели роль информации в биологической реальности. Вернёмся к нашим предкам, которые только начинали осваивать технику и технологию. Мы пришли к выводу, что каменное рубило, изготовленное питекантропом миллион лет назад, имеет признаки технического изделия, а принципиальным здесь является информация о технологии изготовления. Таким образом, правильнее было бы сказать, что человека из обезьяны создал не труд (формально трудятся все живые существа и зачастую побольше нашего), а зарождающаяся техническая реальность. Именно знания о технологии изготовления первых орудий труда позволили мутационно изменившейся обезьяне выжить и оставить потомство. Биологическая эволюция привела к возникновению человека разумного (Homo sapiens) и происходило это по все тем же биологически законам, однако параллельно, как мы уже сказали, начала зарождаться техническая реальность. В чём же принципиальное отличие технической реальности от биологической? Все в той же информации.

Если, как мы уже видели, в живой природе информация физически неотделима от организма, то в технической реальности информация о техническом изделии и правилах его изготовления (технологии) существует отдельно от самих технических изделий. В эпоху питекантропа информация о технических изделиях (своего рода генотип) передавалась от человека к человеку устно (с помощью слов и знаков). С зарождением письменности и наук появляется особая форма хранения информации — документ (описание, чертеж, график, формула и другие). Информация отделяется от человека и начинает существовать сама по себе. Дадим определение. Документ — материальный объект, содержащий закреплённую информацию (обычно при помощи какой-либо знаковой системы на специально выбранном материальном носителе) и предназначенный для её передачи и использования.

Появление информационных документов о технических изделиях стимулирует резкое ускорение техноэволюции по сравнению с биоэволюцией. Ключевым моментом здесь является то, что имеется возможность осуществлять отбор лучших технических решений (информационный отбор — обобщение естественного отбора) на уровне документов без их обязательного воплощения в жизнь в виде изделий. И если для осуществления элементарного акта отбора в живой природе уходят годы (пока животное вырастет, поживет, а затем умрёт, оставив либо не оставив потомство), то в технической реальности решение о качестве проекта изделия может быть принято за считанные минуты. Человек, точнее человеческое общество, выступает своего рода катализатором эволюции в современной технической реальности.

Ознакомившись (в первом приближении) с техноэволюцией, обратимся к особенностям структуры технической реальности. На первый взгляд, здесь, так же, как и в живой материи, мы имеем два основных уровня: технический вид и техническую особь. Однако это только на первый взгляд. Не будем забегать вперёд и отложим пока разбор этого вопроса. Что же касается видов и особей, то особых трудностей в осмыслении этих понятий нет. Любое техническое изделие, например, ручка, которой я сейчас пишу, есть особь. Она существует во Вселенной в единственном экземпляре и имеет свой индивидуальный облик (например, царапины на поверхности). Но эта же ручка одновременно принадлежит к определённому виду, на который имеется полный комплект документации и, наверное, какое-то условное обозначение. Дадим определения.

Особь — выделенный, далее неделимый (условно) элемент технической реальности, обладающий индивидуальными особенностями и функционирующий в индивидуальном жизненном цикле. Вид — основная структурная единица в систематике технических изделий, чётко отличающаяся количественными и качественными характеристиками и имеющая собственную проектно-конструкторскую документацию.

В процессе развития человеческого общества техника проникла во все сферы жизни человека. Ныне именно она в основном определяет все ключевые основы жизни человека (рождение, учёба, наука, искусство, отдых, работа, здоровье, уход из жизни), что делает для нас очевидными количественные параметры технической реальности и позволяет рассматривать понятие техносферы как преобразованной технической реальностью оболочки Земли, состав, структура, энергетика и эволюция которой определяются совокупностью действий живых организмов, человека, неживой природы и технических изделий.

Кроме очевидных масштабов, техническая реальность наделена некой чрезвычайно важной, неочевидной и принимаемой далеко не всеми данностью — объективностью существования. По сути, техника давно уже предстает как объективно, независимо от человека существующая реальность нашего мира. Однако к разбору и этого ключевого положения мы вынуждены обратиться несколько позже. Сейчас принципиально важным для нас является, прежде всего, то, что техническая реальность вполне заслуженно поставлена в ряд основных реальностей, а именно «неживая — биологическая — техническая». Кроме того, она имеет все основания занять третье место, так как является высшей как по сложности организации (здесь это пока не показано), так и по скорости эволюции.

Наконец, мы имеем возможность дать определения ключевых понятий, которые впоследствии придётся уточнить. Под техникой в наиболее широком смысле мы понимаем совокупность средств сознательной деятельности, создаваемых для осуществления процессов производства и обслуживания производственных и иных потребностей. Техническая реальность — это самоэволюционирующая часть объективно существующего материального мира возникновением своим, в пределе, «обязанная» человеку; стоящая в ряду «неживая — биологическая — техническая»; включающая в себя искусственные объекты, которые следует системно рассматривать как целостность, состоящую из функционирующей техники (установленных изделий, зданий, сооружений и других), применяющейся технологии, используемых материалов, изготавливаемой продукции (изделий), появляющихся отходов (выбросов, брака, излучений и других); являющаяся результатом сознательной деятельности человека и/или техники, направленной на любой материальный объект (неживой, живой, технический) любого уровня (в частности, от атомарного до космического).

1.2. Единство в описании биологических и технических систем

Исходной посылкой для дальнейших рассуждений будет понимание того, что в окружающем нас мире имеется ряд сосуществующих реальностей: «неживая — биологическая — техническая». Это в определённой степени мы уже разобрали. Введение некоторых ключевых понятий и определений, характеризующих техническую реальность, (особь, вид, генотип, информация и другие) позволяет видеть существенную фундаментальную аналогию в описании биологических и технических систем. Для вопроса, который мы исследуем, это представляется важным, что и учтём при углублённом его рассмотрении.

Сначала осуществим более серьёзный анализ движущей силы эволюции — закона информационного (естественного) отбора. Сделаем это в рамках кибернетического цикла И. И. Шмальгаузена — Б. И. Кудрина (выполнено на основе дарвиновского понимания эволюции) по следующим ключевым пунктам:

  1. Любая группа животных и растений (организмов) имеет тенденцию к наследственной изменчивости. Мы уже знаем, что происходит это случайно и по самым различным причинам (радиация, химическое воздействие, спонтанная перекомбинация молекул в структуре ДНК и другие). Принципиально важным здесь является то, что, во-первых, изменчивость есть преобразование на генном (молекулярном, информационном) уровне и, во-вторых, генная мутация обязательно приводит к изменениям во внутреннем строении выросшего организма (а также в его внешнем облике).

    Аналогично и в технической реальности — любой вид техники изменяется, что, на первый взгляд, совсем и неочевидно. Так, мой автомобиль конструктивно вроде бы не изменяется из года в год (если не учитывать износ и старение, замену отдельных узлов и агрегатов, что само по себе, конечно же, имеет место, однако к тем изменениям, о которых мы говорим, отношения не имеет). Однако следует помнить о фундаментальном различии между особью и видом. Мой автомобиль — это особь, которая, безусловно, изменяется («живет»). Но эти изменения сродни тем, что происходят с моей же кошкой Муркой (линька, изменение цвета шерсти, рост и так далее). Иное дело, когда мы говорим об «Ауди–100» выпуска 1992 года, который как вид имеет полный комплект конструкторской документации (генотип). Вот этот-то генотип постоянно изменялся (инженеры и технологи разрабатывали все новые и новые технические решения, иногда незначительные, иногда принципиальные, улучшался дизайн машины), и в один прекрасный момент произошло качественное изменение — появился новый вид «Ауди–100» выпуска 1995 года. Следовательно, изменение технического вида есть, прежде всего, изменение информации о нем (генотипа) — конструкторской документации, причём официально закреплённой.

  2. Организмов каждого вида рождается больше, чем может найти себе пропитание, выжить и оставить потомство. Таким образом, живая природа постоянно создаёт запас нового генофонда, осуществляя эволюцию «вслепую», методом проб и ошибок. Здесь мы видим своего рода экстенсивный путь развития. Принципиально важным является то, что суммарное количество организмов всегда и везде (в естественных условиях) больше, нежели имеется энергетических ресурсов, необходимых для пропитания. Технические изделия также выпускаются всегда с избытком, во всяком случае, больше, чем имеется потребностей в их использовании.

    Кроме избытка численности особей каждого вида животных и растений, имеется избыточное количество самих видов. Это проявляется в том, что в одной экологической нише всегда обитает несколько видов (например, волк и рысь, лев и леопард с гепардом, ворона и чайка у нас в городе и другие) В технике для выполнения одной операции всегда найдётся множество различных видов технических изделий. Здесь как будто все понятно — достаточно войти в любой магазин, где даже гвозди разные, а уж если речь идёт об автомобилях, то могут подобрать хоть под цвет глаз.

    Таким образом, фундаментальными свойствами технической реальности являются: безудержное стремление к разнообразию, проявляющееся в том, что видов технических изделий всегда производится больше, чем имеется разновидностей функциональных потребностей (видов деятельности с их использованием); стремление к наибольшему воспроизводству, проявляющееся в том, что особей каждого вида выпускается также всегда больше, нежели имеется потребностей в них. В заключение следует подчеркнуть, что, в отличие от живой природы, в технической реальности мы не отмечаем экстенсивности эволюции, однако разбор этого мы сделаем позже.

  3. Между множеством рождающихся особей (как различных видов, так и внутри одного вида) постоянно идёт борьба за существование. И это понятно, ведь главной целью любого живого организма является выживание и продолжение рода, а ресурс для выживания всегда ограничен. Вопрос, почему у организмов имеется эта фундаментальная цель, требует особого обсуждения, и мы его здесь не затрагиваем.

    Технике, как и в живой природе, тоже присуща своего рода борьба за существование, которую привычнее называть борьбой за рынки сбыта, за покупателя, конкуренцией между производителями… Однако в отличие от живой природы в технике нет непосредственной борьбы между особями (в смысле пожирания друг друга). Элементарный акт борьбы осуществляется человеком (а в последнее время, зачастую, и самой техникой), когда он выбирает техническое изделие, максимально удовлетворяющее его потребностям (в широком смысле) при минимальных затратах как при покупке (цена), так и в ходе эксплуатации (издержки на обслуживание, ремонт, подготовку кадров и другие). Всеобщим мерилом в процессе этой борьбы выступают, естественно, деньги. Наличие или отсутствие денег (чем, бесспорно, определяется уровень жизни человека, его возможности в приобретении материальных и энергетических ресурсов) находится в однозначной зависимости от того, удачна ли предлагаемая техническая разработка или она по комплексу параметров проигрывает другим, аналогичным.

  4. Особи, которые обладают качествами, дающими им преимущество в конкурентной борьбе, имеют больше шансов выжить и таким образом подвергнуться естественному отбору (выбору). Как мы уже говорили, выживают наиболее приспособленные, однако не лишним будет повториться. Итак, в генотипе будущего животного произошло случайное изменение, которое привело к тому, что новая народившаяся особь приобрела какой-то необычный для своего вида признак (маленький зайчонок имеет более крепкие задние лапы). Этот признак может оказаться как полезным (в случае нашего счастливого зайчонка), так и вредным (если у этого зайца врождённый порок сердца). Полезный признак помогает особи выжить (быстрее бегать, лучше лазать, глубже нырять или, к примеру, иметь в головном мозге столько серого вещества, что оно позволяет осмысливать полезность применения палки для доставания недоступного плода). Вредный, напротив, мешает (у зайца с пороком сердца нет никаких шансов выжить — его легче догнать и съесть любому хищнику, и это неотвратимо произойдёт).

    В области техники отбор не ограничивается фактом приобретения и тем самым выбора изделия. Оценка его качества продолжается и в ходе эксплуатации. Более того, инженеры не сидят, сложа руки, а пытаются всячески усовершенствовать различные узлы и агрегаты, учитывая опыт работы данного изделия. Появляется новая (пока незакреплённая) информация о виде техники. Процесс изменений в технической реальности хаотичен и непрерывен, однако, в отличие от живой природы, эти изменения, как правило, не случайны, а осознанны, изначально имеют цель, реализуемую человеком или с его участием. В этом смысле изменчивость в живой природе «слепа», а в технической реальности целенаправленна (повторимся и вновь назовём человека катализатором эволюции).

  5. В силу могучего закона наследственности каждая особь, прошедшая (выигравшая) естественный отбор, стремится к размножению (передаче потомству своего набора генов, оказавшегося в своём формальном проявлении полезным). Думается, один из самых сильных инстинктов любого живого организма — инстинкт продолжения рода — формировался под действием естественного отбора, и все виды живых организмов, не обладавшие этим инстинктом, вымерли ещё на ранней стадии развития. Ведь как же может развиваться вид, в генетику которого не заложена одна из первых «задач» — передача наследственной информации своему потомству.

Аналогичный процесс происходит и в техносфере. Незакреплённая информация о новых технических решениях, улучшающих технико-экономические и другие показатели эксплуатируемых изделий, документируется (утверждается в конструкторской документации, патентуется, включается в программы развития, приказы, инструкции и другие нормативные акты) и становится действующей для изготовления новых изделий. Важно понимать, что не закреплённая в документах информация, как бы она хороша ни была, с точки зрения научно-технического прогресса никакого значения не имеет. Это как если бы заяц, получивший в результате генной мутации очень сильные ноги и поэтому легко убегающий от хищников, по какой-либо причине не смог бы оставить потомства.

Таким образом, мы поэтапно разобрали действие закона информационного (естественного) отбора в живой природе и технической реальности с учётом соответствующей аналогии. Сформулируем закон информационного отбора применительно к технической реальности более чётко.

Основной движущей силой техноэволюции является информационный отбор, базирующийся на изменчивости, преемственности и оценке видов технических изделий (документов) и осуществляющийся в фундаментальном спонтанном цикле, включающем этапы: производства видов технических изделий (документов) в количестве, всегда превышающем необходимые функциональные потребности; борьбы за существование этих видов (документов) при постоянной ограниченности энергетических (вещественных) ресурсов, заканчивающейся победой видов (документов), обладающих более эффективными параметрами (победа реализуется на практике выбором в пользу того или иного технического решения); документирования полезной информации и утверждения документа для выпуска новых технических изделий.

Теперь мы вплотную подошли к обсуждению фундаментального понятия технической реальности — техноценоза. Однако прежде закончим с биологическими аналогиями. Уяснив, что движущей силой техноэволюции в этом смысле является информационный отбор, рассмотрим более подробно, как эта эволюция осуществляется?

Биологи до сих пор не пришли к единому мнению о том, возникла ли жизнь от единственной первичной формы или таких первичных форм преджизни было множество. Что касается первичных технических форм, то они очень уж отличаются функционально, чтобы иметь одного предка (например: нож, лыжа, гребень, каток, веник, нить, сосуд). Видимо, человек на ранней стадии своего развития параллельно создал целый ряд первичных технических форм, которые, постепенно усложняясь, рождали новые виды технических изделий. Судить о том, как это происходило доподлинно, мы не можем, так как не располагаем документально закреплённой информацией (у питекантропа не было чертежей для изготовления рубила, сведения об этом, как мы уже знаем, передавались из поколения в поколение устно). Можно лишь предполагать, что от рубила произошёл нож, от ножа — меч и так далее (не исключено, что всё было не так, и меч произошёл не от рубила, а от скребка).

Мы полагаем, что период предтехники (аналог преджизни) длился до Ньютона, когда начала формироваться единая система взглядов на научно-документальное оформление технической реальности. В развитии видов техники мы усматриваем два характерных процесса: постепенное изменение в основном в рамках одной формы и скачкообразное качественное изменение формы. Примером постепенного изменения может являться автомобиль, который, возникнув, стал развиваться дивергентно, то есть по пути расхождения признаков. В результате появились новые виды (грузовой и легковой автомобиль). Затем легковой стал подразделяться на виды («Мерседес», БМВ, «Жигули») и многие другие. Предком автомобиля можно считать карету на конной тяге. Однако в момент, когда на карету был поставлен паровой двигатель, произошёл скачок, сопровождающийся принципиальным изменением формы и рождением вида, не просто продолжателя предшественников, а основателя нового семейства. Аналогично создавались самолёт, огнестрельное оружие, ракета, компьютер, ядерная бомба и другие.

Важно видеть, что во вновь образованное зачастую интегрируются другие виды техники, развивающиеся параллельно (двигатель внутреннего сгорания в автомобиле, микропроцессор в компьютере). Однако здесь важно не упустить важный момент. Дело в том, что есть технические изделия, которые можно считать функционально законченными (автомобиль, дирижабль, лопата), и есть такие, которые сами по себе нефункциональны и в этом смысле бесполезны (двигатель внутреннего сгорания, микропроцессор, черенок лопаты). Хотя, конечно же, их можно для чего-то использовать (например, процессорный блок компьютера — в качестве табуретки), но это не есть их предназначение как вида. Таким образом, при определении технического вида необходимо учитывать функциональную законченность изделия и его предназначение.

В то же время, исходя только из сведений о предназначении изделия, можно ошибиться в видообразовании. Так, функцию освещения моего рабочего стола может выполнять и настольная электрическая, и керосиновая лампа, хотя искать между ними техническое «родство», видимо, бесполезно. Есть ещё одна трудность в исследовании техногенеза (развития видов технических изделий), заключающаяся в том, что весьма нелегко проследить «родство» образцов техники, которые генеалогически очень далеки друг от друга. Например, является ли прямым предшественником современного турбогенератора вольтов столб Гальвани? А что есть предок радиотелефона — аппарат Морзе или почтовый голубь? Аналогичные трудности, кстати, испытывают и палеонтологи, пытающиеся установить генеалогическое родство вымерших живых организмов.

Наконец, последняя аналогия. В биологии и экологии имеется очень важное, фундаментальное понятие — биоценоз, под которым понимается взаимосвязанная совокупность животных, растений, грибов и микроорганизмов, совместно населяющих участок суши или водоема, ограниченный в пространстве и имеющий однотипные (абиотические) условия среды (климат, рельеф и другие). Взаимосвязанность биоценоза определяется, прежде всего, наличием связей между особями. Причём, если это особи одного вида (совокупность особей одного вида, населяющих биоценоз, называют популяцией), то между ними существуют как пищевые (энергетические, ресурсные), так и наследственно-половые (генетические) связи. Если же это особи различных видов, то между ними существуют только пищевые связи (могут реализовываться в конкуренции за общий ресурс, как, например, у волка и рыси, а могут — в цепи «хищник — жертва»). Границы биоценоза невозможно определить чётко, как нельзя определить границы леса, луга и даже озера (учитывая, что лягушки вылезают из озера, а цапля прилетает туда поохотиться).

Мы знаем, что естественно сформированный биоценоз является весьма устойчивой системой, в которой органично сосуществуют хищники и жертвы, растительноядные и растения, большие животные и маленькие, причём для нас очевидно, что устойчив биоценоз тогда, когда имеется обратная зависимость между размерами животных и их численностью (это когда в лесу один-два медведя, три-четыре рыси, десяток волков, сотня зайцев, тысячи мышей и миллионы насекомых, но никак не наоборот). Наконец, биоценоз может быть легко дестабилизирован как естественным, так и искусственным (антропогенным) образом. Происходит это, например, если охотники в лесу убивают всех волков, либо происходит наводнение, резко изменяющее условия обитания в данном биоценозе.

На основании выполненного нами подробного анализа аналогий между биологической жизнью и техникой логичным было бы предположить, что в технической реальности также имеется аналог биоценоза, а название для него прямо-таки просится на язык — техноценоз. Повторимся и следует подчеркнуть, что это понятие является фундаментальным в научном описании технической реальности. Однако здесь мы ограничимся данной констатацией, так как это — тема следующей лекции.

Содержание
Новые статьи
Популярные статьи