Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Типы и функции университетов в процессах регионостроительства. Юрий Громыко

Юрий Вячеславович Громыко — российский психолог, педагог, методолог, директор Института опережающих исследований имени Е. Л. Шифферса, доктор психологических наук, профессор Британской школы социально-экономических исследований. На основе идей научных школ Г. П. Щедровицкого, Е. Л. Шифферса, В. В. Давыдова развивает основные направления теории мышления, образования применительно к новым историческим условиям России. Представленная здесь статья впервые опубликовна в 2004 году.

Введение

В настоящий момент во всём мире активно идут процессы формирования международных макрорегиональных университетских сообществ, в рамках которых формируются условия для внутривузовской специализации, определяются условия межуниверситетского сотрудничества, а также ведутся дискуссии для ответа на вопрос, что собой будет представлять новый институциональный уклад формирующихся университетов XXI века. Мы видим три взаимосвязанные ядерные функции университета следующей формации, каждая из которых прорисовывается во вполне определённой рамке: это специализированные исследовательские университеты внутри складывающейся мегакорпорации образовательно-исследовательских центров, интенсивно разрабатывающих определённую исследовательскую программу и стремящихся модернизировать и создать новую эпистемическую систему; инновационные университеты, продвигающие целую группу перспективных технологий, формирующих единую макрорегиональную технолого-эпистемологическую среду развития и перевооружающих на её основе определённую область практики, и, наконец, международные университеты, основой которых является установление плотных скоординированных взаимосвязей профессионалов определённых практических областей разных стран.

С точки зрения подобных рамок становится очевидно, что развитие университетов и вхождение их в мегарегиональные корпорации будет предполагать специализацию и определённый outsourcing целого ряда функций, которые могут делать лучше другие партнёры по межуниверситетской корпорации. В какой-то мере это противоречит тем тенденциям, которые были связаны с проблемами выживания и развития крупных и сильных университетов в России, стремившихся двигаться во всех возможных направлениях для превращения университета в мощную хозяйственно-экономическую цитадель в условиях ресурсной зависимости (см. Э. Морган, Е. Князев).

Исследовательские университеты и трансферт института фундаментальной науки в Евразию

Региональная стабильность определяется возможностью выделения объективно существующих программ, которые способствуют усилению кооперативных контактов в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР). Эти программы прежде всего с позиций Российской Федерации могут быть связаны с уточняющимися функциями и миссией России в Евразии. Наиболее важными функциями могут выступить построение инновационной экономики, специализация взаимодействий в рамках сложившихся научных направлений, но также и формирование программ фундаментальных научных прорывов относительно имеющегося пакета наиболее перспективных так называемых критических технологий.

Пакет технологий, являющихся критическими для усиления позиции страны на мировой арене, с одной стороны, определяет доступ к общественному богатству в ближайшей перспективе на основе формирования системы перспективных производств, а с другой стороны, закрывает возможность разработки принципиально новых прорывных направлений, которые определяют технологии следующего поколения. Но всякая технология основывается на определённых принципах и физических эффектах. Поэтому очень важно расширять наши знания о физических принципах и эффектах, а также последствиях их воздействия на биосферу и человека, которые заложены в существующие так называемые прорывные технологии, и при этом проводить фундаментальные исследования, позволяющие осваивать новые физические принципы и эффекты, которые могут стать основой создания технологий следующего поколения. Здесь следует понимать, что для получения действительных знаний об эффектах использования целого ряда технологий — например, производство дешёвых пищевых продуктов на основе генетических модификаций или воздействие излучений мобильных аппаратов на мозг пользователя необходимы десятилетния исследований, связанные в том числе с изучением потомства пользователей новых технологий.

Основное ограничение взгляда на университеты как инновационные центры, осуществляющие систематическое освоение и внедрение нового, предполагает ответ на вопрос, откуда берётся это новое. А это новое связано с постоянно возобновляющимися успехами в фундаментальных исследованиях, результаты которых дают возможность создавать плацдармы для разработки критических прорывных технологий следующего поколения. И здесь Россия обладает огромными возможностями. Поскольку до сих пор, несмотря на имеющийся drain brain, у России остаётся множество научных школ, которые могут быть перевоспроизведены за счёт включения в научную работу молодых людей в том числе из зарубежных стран. Это перевоспроизводство отнюдь не предполагает повторения уже проделанных исследований, наоборот, оно связано с постановкой прорывных задач нового уровня.

Нам представляется, что Россия может много сделать для формирования и трансферта фундаментальных научных школ в Юго-Восточную Азию. Точно также, как в своё время Лейбниц создал по просьбе Петра Первого проект Академии наук в России, сегодня учёные России через структуру университетов и международное сотрудничество могут создать условия для трансферта институтов фундаментальной науки в АТР на взаимовыгодных условиях. Формирование множества фундаментальных научных направлений в АТР и будет объективно способствовать преодолению стратегии «гусиного клина». Эта стратегия, как известно, состоит в том, что некоторая опережающая в технологическом отношении страна «сбрасывает» освоенные промышленные технологии идущей за ней следующей группе стран. Страна-лидер технологического развития продвигается к новой группе технологий, надстраивающуюся над уже освоенными. Тем самым формируется относительно однородная, с точки зрения всей суммы технологий макрорегиональная технологическая среда и одновременно возникает технологическая зависимость стран-акцепторов технологий от страны-лидера внутри данного региона.

Если университетская наука за счёт международного сотрудничества будет постоянно расширять базу прорывных фундаментальных научных направлений, определяющих создание технологий следующего поколения, стратегия «гусиного клина» становится невозможной. В этом случае усилия учёных будут связаны с освоением новых физических принципов, которые определяют продвижение к технологиям следующего поколения. От страны, имеющей собственную фундаментальную прорывную науку, отнюдь не требуется следовать по стопам страны-технологического лидера на сегодняшний момент. Поскольку на основе результатов фундаментальных исследований можно будет осуществлять технологический прорыв на собственных основаниях. Важно лишь всё время точно определять границы фундаментально-научного и технологического продвижений. В трансферте института фундаментальной прорывной науки в АТР может состоять наиболее важная функция России в этом регионе. С этой точки зрения абсолютно понятно тогда, с чем может прийти Россия в этот регион: с разработкой в рамках университетской науки прорывных программ фундаментальных научных направлений, определяющих следующий шаг технологического продвижения.

Безусловно очень важно указать на некоторые интегративные программы продвижения фундаментальных исследований. Существует точка зрения, что в настоящий момент может быть выделена всего одна глобальная интегративная мультипрограмма, определяющая продвижение научных разработок в огромном числе предметных и междисциплинарных направлений, — это учение о био- и ноосфере Н. И. Вернадского. Осмысление последствий роста технологической изощренности системы производств на основе анализа процессов, происходящих в биосфере и ноосфере, а также разработка альтернативных направлений, интегрирующих технологическое и социокультурное развитие, является важным принципом развития учения Вернадского о биосфере и ноосфере.

Инновационные университетские среды, обеспечивающие транспорт технологий из Европы в Азию через Россию

Внутри второй рамки перспективным типом университета является инновационный университет. Программирование новых фундаментальных исследований, обновление и системная организация нового комплексного полидисциплинарного эпистемического проекта, являющегося продуктом деятельности исследовательских университетов, не означает, что России не надо будет осваивать самой никаких технологий, уже созданных и использующихся в странах технологического лидерства. Традиционная задержка в переходе от фундаментальных научных открытий к технологиям и затем изменение на основе новых технологий форм организации промышленного производства всегда являлось уязвимой пятой инновационных циклов России. Собственно на преодолении этих узких мест и могут специализироваться российские инновационные университеты, в структуре которых формируются технопарки, бизнесинкубаторы, ресурсные центры по подготовке венчурных проектов.

Сегодня хорошо понятно, что принципиальную основу инновационных циклов составляет правильно выстроенный менеджмент и адекватная институциональная организация системы национальной и международной экспертизы инновационных проектов, определяющая наиболее важные шаги инновационного развития. Роль инновационных университетов в укреплении региональной стабильности возрастёт, если Россия возьмёт на себя функции трансферта технологий в том числе в окружающие её страны СНГ Центральной Азии, опираясь на единство полномасштабных производительных сил науки, промышленности, образования, поскольку интеграция этих трёх комплексов и определяет единство технологической платформы, имеющей общую эволюционную судьбу и шаги продвижения.

Конечно, очень многое зависит от того, насколько глубоко будет осмыслена проблематика процессов инноваций. Если под инновациями будет пониматься просто заимствование некоторых своеобразных «цифровых штучек» (дигитальных гаджетов), налицо формирование технологического фетишизма начала XXI века по аналогии с товарным фетишизмом, о котором в своё время писал К. Маркс.

Альтернативное технологическому фетишизму понимание процессов инноваций предполагает прорисовку сферы инновационного продвижения, объединяющей в своём устройстве множество разных слоев:

  1. Освоение новых типов мыследеятельности и новых институциональных принципов организации старых известных типов мыследеятельности.
  2. Формы инновационного менеджмента и управления этой деятельностью.
  3. Новую структуру технических знаний, которые стоят за использованием инновационных технологий.
  4. Новые фундаментальные знания, включающие описание новых физических принципов и физических эффектов, являющихся основой прорывных технологий.
  5. Описание формируемого на основе фундаментальных знаний горизонта технологического продвижения в данном направлении, выявление которого позволяет разрабатывать принципиально новые технологии, на основе других физических эффектов.
  6. Описание последствий использования новых технологий для природного комплекса.
  7. Социокультурные и антропологические знания, описывающие изменения горизонта жизненного мира (Гуссерль), формы и принципы организации жизни различных общностей, трансформируемых за счёт освоения данной группы технологий.

При формировании своеобразной инновационной социокультурной среды на основе сети координирующих свою деятельность инновационных университетов Россия может стать особого типа оселком, ступицей инновационной инфраструктуры, обеспечивающей трансферт технологий из Европы для перевооружения огромной системы производств и формирования новых отраслей промышленности в Северо-Восточной, Центральной и Юго-Восточной Азии. Попадая в подобную инновационную среду, любая опережающая технология распредмечивается, подвергается деконструкции, превращается из вещи снова в мысль на основе выявления лежащих в её основе новых фундаментальных знаний и новых принципов мыследеятельности. Инновационные университеты в рамках формирующейся инновационной инфраструктуры являются центрами осмысления и сценирования наиболее перспективных направлений технологического и научного развития. Именно они должны формировать агентов инновационных изменений, владеющих принципами рефлексивного мышления и сценарного действия.

Международные университеты: кросскультурный менеджмент и обнаружение межцивилизационной синергии

Формирование трансграничной инновационной среды оказывается возможно, если появляются люди, обладающие трансграничной идентичностью, способные разрабатывать и реализовывать сценарии макрорегиональных изменений. На наш взгляд, это оказывается возможно только при формировании стратегии общецивилизационного продвижения. Поскольку Азия является континентом нескольких взаимодействующих цивилизаций, то общецивилизационное продвижение является согласованным продвижением одновременно в нескольких разных цивилизационных горизонтах или перспективах.

Для того, чтобы выработать сценарии подобного разноцивилизационного продвижения, необходимо вести межцивилизационный диалог. Его наиболее важным результатом является достижение межцивилизационной синергии (О. И. Генисаретский) групп учёных, деятелей образования, представителей предпринимательского сообщества, которые понимают и уважают ценности друг друга. Поэтому наиболее важным направлением международного сотрудничества между университетами является политика межцивилизационной синергии, связанная с выявлением принципов взаимодействия, реализация которых может усиливать участников диалога. Это предполагает создание более плотной сети взаимного изучения социокультурных условий, истории, культуры, языка, религии разных стран, результатов согласованного развития институтов промышленности, науки, образования. Помимо усиления и углубления программ международного сотрудничества, стимулирующих поездки преподавателей и студентов в другие университеты и формирование своеобразной лоции перемещения групп студентов по кафедрам выделенной группы университетов, важным усилием в этом направлении является создание международных университетов, имеющих кампусы в нескольких странах и обеспечивающих реальное глубинное сопоставительное освоение социокультурных условий разных стран.

В этом сегодня, с одной стороны, заинтересовано международное предпринимательское сообщество и транснациональные корпорации, для которых жизненно важно укоренение одновременно в нескольких разных точках планеты. С другой стороны, это оказывается принципиально важным и для реализации некоторых глобальных, сегодня только ещё намечаемых, интеграционных программ, например, создание страновых мостов и коридоров развития, о которых говорит известный американский оппозиционный политический деятель Линдон Ларуш.

Основу подобного университета составляет не столько научно-исследовательский институт, производящий прорывное фундаментальное знание, не столько инновационно-разработческая фирма с системой технопарков, что характерно для университетов в первой и второй рамках, сколько своеобразный театр, форум идентичностей, на котором демонстрируются образцы разностилевого мышления, имеющие разную социокультурную, цивилизационную и возможно конфессиональную подоснову. Именно подобный театр идентичностей может рассматриваться в качестве специального института, обеспечивающего подготовку российского человека к межцивилизационному диалогу между жителями Европейского сообщества и крупнейших стран Азии.

Источник: Типы и функции университетов в процессах регионостроительства. Юрий Громыко. // Электронная публикация: Центр гуманитарных технологий. — 07.10.2006. URL: https://gtmarket.ru/laboratory/expertize/5258
Публикации по теме
Новые статьи
Популярные статьи