Гуманитарные технологии Информационно-аналитический портал • ISSN 2310-1792
Гуманитарно-технологическая парадигма

Исследование предпочтений при выборе лидера: мужчина или женщина — кто лучший лидер и в какой ситуации?

Эксперименты показывают, что люди чаще избирают лидерами женщин, когда существует опасность конфликтов внутри группы. Межгрупповая конкуренция, напротив, способствует выдвижению лидеров-мужчин. Возможно, это связано с врождёнными различиями женской и мужской психики, которые, в свою очередь, развились из-за того, что репродуктивный успех мужчин в первобытных коллективах сильнее зависел от исхода межгрупповых конфликтов, а женщин — от благополучного разрешения внутригрупповых проблем.

То, что мужчины и женщины думают по-разному, не является секретом ни для широкой публики, ни для учёных. В последнее время психологи всё больше внимания уделяют поиску эволюционных корней этих различий. Продолжая эту линию исследований, психологи из Кентского университета (University of Kent — Кентербери, Великобритания) предположили, что указанные различия между мужским и женским менталитетом должны проявляться и в таком важном социальном феномене, как лидерство. У людей, по-видимому, есть врождённая склонность вступать друг с другом в отношения по принципу «лидер — подчинённый». Лидерство играет огромную роль в социальной жизни как у людей, так и у других приматов. Однако задачи, стоящие перед лидером, могут быть совершенно разными в зависимости от того, какие проблемы — внутренние или внешние — являются для группы более насущными. В первом случае востребованными оказываются те способности, которые должны были сильнее развиться у женщин (предотвращение и урегулирование внутренних конфликтов), во втором — те, которыми естественный отбор должен был наделить мужчин (умение координировать действия группы для борьбы с внешним врагом). Исходя из этого, авторы предположили, что женщины должны быть более эффективными лидерами в случае острой внутригрупповой конкуренции, а мужчины — в случае конкуренции между группами.

Если все это так, люди должны были в ходе эволюции научиться интуитивно предпочитать лидеров-женщин при обострении внутригрупповых конфликтов и лидеров-мужчин при внешней угрозе. Наблюдаются ли подобные предпочтения в действительности? Чтобы проверить это, авторы поставили ряд экспериментов.

Для начала они протестировали 90 добровольцев, разделённых на две группы по 45 человек. Испытуемых попросили вообразить себя гражданами вымышленной страны Таминии, в которой сейчас проходят президентские выборы. Первой группе сказали, что Таминия ведёт войну с другим государством (межгрупповой конфликт), второй группе поведали о внутренних беспорядках в стране (внутригрупповой конфликт). После этого добровольцев попросили подробно описать, каким они хотят видеть своего президента. Среди прочих качеств идеального кандидата нужно было указать его пол.

В полном соответствии с ожиданиями исследователей, испытуемые из первой группы предпочли избрать в президенты мужчину (91,1% против 8,9%), тогда как вторая группа проголосовала за президента-женщину (75,6% против 24,4%). Исследователи, однако, понимали, что эти результаты могут быть не совсем «чистыми», поскольку испытуемые знали, что их выбор не будет иметь никаких реальных последствий. Возможно, они предпочли женщину-президента только для того, чтобы показать своё соответствие принятым ныне на Западе морально-этическим нормам.

Более сложный эксперимент был проведён на 50 добровольцах обоего пола — студентах одного из английских университетов. Участники должны были играть в групповую экономическую игру. Правила игры такие: каждому участнику дают 3 фунта стерлингов, и он может часть этих денег вложить в общий фонд, а часть оставить себе. В игре участвуют пятеро. Если сумма вложений в общий фонд превысит 12 фунтов, каждый участник получает бонус в размере 5 фунтов, если не превысит — общий фонд пропадает, и каждый студент в итоге получает только те деньги, которые он не вложил в общую копилку. Деньги были настоящие.

Каждого студента сажали в отдельную комнату, так, чтобы во время игры они не могли видеть друг друга. Всех испытуемых случайным образом поделили на 4 группы. Студентам из первой группы сказали, что эксперимент проводится для того, чтобы «изучить, как разные игроки ведут себя в групповой игре, и сравнить между собой результаты игроков» (внутригрупповая конкуренция). Участникам из второй группы сообщали, что в игре участвуют команды разных английских университетов, и целью исследования является сравнение результатов, показанных разными командами (межгрупповая конкуренция). Третьей группе сказали, что учёные будут сравнивать как отдельных игроков между собой, так и командные результаты (оба вида конкуренции). Наконец, четвёртой группе вообще ничего не говорили о том, как будут анализироваться результаты эксперимента (контроль).

Каждый участник знал, что вместе с ним в группе играют ещё четверо, но не видел своих товарищей и не знал, кто они. Перед началом игры каждому участнику предлагалось избрать для своей группы лидера из двух кандидатов, якобы случайно выбранных компьютером из их пятёрки. На самом деле это были вымышленные личности. Студентам сообщали только имена кандидатов (Сара и Питер), их возраст (20 лет), увлечения и будущую специальность (Сара собирается стать юристом, Питер изучает английскую литературу). Каждый студент голосовал за Сару или Питера, а потом ему сообщали «результаты выборов». Половине студентов говорили, что лидером избрана Сара, половине — что Питер. Затем проводилась сама игра.

Исследование предпочтений при выборе лидера: мужчина или женщина — кто лучший лидер и в какой ситуации?

Процент голосов, поданных студентами за лидера-мужчину и лидера-женщину в разных ситуациях: 1) внутригрупповая конкуренция, 2) межгрупповая конкуренция, 3) оба вида конкуренции, 4) контроль. Рис. из статьи в журнале Psychological Science.

Результаты эксперимента полностью совпали с ожиданиями исследователей. Студенты из первой группы (внутригрупповая конкуренция) почти всегда голосовали за Сару, из второй (межгрупповая конкуренция) — за Питера. Студенты из третьей группы (оба вида конкуренции) чаще голосовали за Сару, но здесь её преимущество было выражено заметно слабее, чем в первой группе. Студенты из четвёртой, контрольной группы разделились поровну: половина предпочла лидера-мужчину, половина — женщину. Выбор студентов не зависел от их собственного пола. Кроме того, пол воображаемого лидера сильно повлиял на результаты игры. В первой группе студенты вкладывали в общественный фонд больше денег, если думали, что лидер у них — Сара. Во второй группе, напротив, больше вкладывали те, кто считал лидером мифического Питера.

По мнению исследователей, выявленные предпочтения при выборе лидера являются отголоском ранних этапов эволюции человека (конечно, в сочетании с культурными стереотипами, которые, впрочем, тоже могут иметь отчасти биологическое происхождение). Авторы отмечают, что такие предпочтения могли зародиться очень давно, даже до разделения эволюционных линий человека и шимпанзе. Например, у шимпанзе самцы обычно верховодят военными операциями — рейдами по патрулированию границ территории стада и набегами на земли соседей. В урегулировании внутригрупповых конфликтов (например, в разнимании драчунов), напротив, чаще участвуют высокоранговые самки. Поэтому ещё у очень далёких предков человека могли сформироваться и закрепиться в генах (стать врождёнными) соответствующие правила принятия решений, например такие: «На войне следуй за лидером, имеющим мужественный вид».

В заключительной части статьи авторы обсуждают многочисленные ограничения проведённого исследования. Например, в группе 2 «межгрупповая конкуренция» сводилась к соревнованию между университетами за социальный престиж и не более того — отсюда ещё довольно далеко до смертельной схватки между враждующими группами приматов. Размер денежного вознаграждения был не слишком большим, и поэтому нельзя утверждать наверняка, что найденные закономерности сработают в ситуации с более высоким уровнем личной заинтересованности (например, на настоящих президентских выборах). Хотя авторы уверены, что сработают. Отчасти это подтверждают и опросы общественного мнения, участники которых выражают уверенность, что во многих случаях именно женщины в большей степени подходят на роль политических и корпоративных лидеров, чем мужчины (см. публикацию).

В любом случае, ясно, что для окончательного подтверждения обсуждаемых эволюционно-психологических теорий потребуется ещё много экспериментов и наблюдений. Исследователи особо оговаривают, что их выводы не следует абсолютизировать, так как бывают и вполне успешные «воинственные» лидеры-женщины, и не менее успешные мужчины-примирители. В качестве примеров они приводят Маргарет Тэтчер, Голду Меир, Нельсона Манделу и Махатму Ганди.

Источник: Mark Van Vugt, Brian R. Spisak. Sex Differences in the Emergence of Leadership During Competitions Within and Between Groups // Psychological Science. 2008. V. 19. P. 854–858.

Источник: Исследование предпочтений при выборе лидера: мужчина или женщина — кто лучший лидер и в какой ситуации?. [Электронный ресурс] // Центр гуманитарных технологий. — 21.10.2008. 22:15. URL: http://gtmarket.ru/news/culture/2008/10/21/2115
Ограничения: Настоящая публикация охраняется в соответствии с законодательством Российской Федерации об авторском праве и предназначена только для некоммерческого использования в информационных, образовательных и научных целях. Копирование, воспроизведение и распространение текстовых, графических и иных материалов, представленных на данной странице, не разрешено.
Реклама:
Публикации по теме
Последние новости
Популярные новости