Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Джин Шарп. От диктатуры к демократии. Глава 8. Практика политической борьбы

В ситуациях, когда население испытывает бессилие и страх, важно, чтобы первоначальные задачи представляли собой тайные действия, сопряжённые с минимальным риском. Такой тип действий, например, необычная манера одеваться, может послужить публичной демонстрацией диссидентства и предоставить обществу возможность прямого участия в акциях несогласия. В других случаях относительно мелкое (внешне) неполитическое событие (например, борьба за снабжение чистой водой) может привлечь внимание к деятельности группы. Стратеги должны выбрать деятельность, которая привлекла бы широкое внимание и которую при этом трудно было бы запретить. Успех данных ограниченных кампаний состоит не только в устранении конкретного недовольства, но и в перестройке сознания населения, которое на самом деле имеет мощный потенциал.

Большинство стратегий кампаний долговременной борьбы должны быть нацелены не на непосредственное и полное свержение диктатуры, а на достижение ограниченных целей. Не каждая кампания требует участия всех слоёв населения. При разработке последовательности конкретных кампаний, направленных на выполнение генеральной стратегии, стратеги сопротивления должны представлять, как отличаются друг от друга кампании, проводимые в начале, середине и перед самым достижением результата долговременной борьбы.

Выборочное сопротивление

В начальный период борьбы весьма полезными могут быть отдельные кампании с различными конкретными целями. Такие кампании могут следовать одна за другой. Иногда две или три из них могут частично совпадать по времени.

При планировании стратегии для «выборочного сопротивления» необходимо определить ограниченный круг проблем, вызывающих недовольство и символизирующих общее притеснение со стороны диктатуры. Данные проблемы могут стать подходящими целями кампаний по достижению промежуточных стратегических целей в рамках общей стратегии.

Промежуточные стратегические цели должны быть достижимы на текущем или предполагаемом уровне влияния демократических сил. Это поможет одержать серию побед, полезных для поддержания боевого духа, а также обеспечит благоприятные для долгосрочной борьбы сдвиги в соотношении сил.

Стратегии выборочного сопротивления должны в основном концентрироваться на конкретных социальных, экономических или политических проблемах. Такой выбор может быть сделан для сохранения некоторой части социальной и политической системы вне контроля диктаторов, захвата контроля над некоторой частью, находящейся под диктаторским контролем, или же для препятствования достижению диктаторами отдельных целей. Если имеется возможность, кампании выборочного сопротивления должны ударять по одному или нескольким слабым местам диктатуры, как это уже обсуждалось выше. Таким образом, демократы могут получить наибольший возможный эффект при данном уровне влияния.

В самом начале стратеги должны спланировать как минимум стратегию первой кампании. Что станет её ограниченными целями? Как она поможет осуществлению избранной генеральной стратегии? Если имеется возможность, благоразумным действием будет выработка хотя бы набросков стратегий второй и, возможно, третьей кампаний. Все эти стратегии должны предназначаться для осуществления избранной генеральной стратегии и проводиться в рамках её общих указаний.

Символический вызов

В начале новой кампании по подрыву диктатуры первые более или менее конкретные политические действия могут быть ограничены в своих масштабах. Они должны разрабатываться частично для проверки настроения населения и влияния на него, а также для подготовки его к продолжению борьбы путём отказа от сотрудничества и политического неповиновения.

Начальные действия могут принимать форму символического протеста или могут быть акцией ограниченного или временного отказа от сотрудничества. Если число участников акции невелико, первоначальная акция может стать, к примеру, возложением цветов в месте символической значимости. С другой стороны, если в акции принимает участие весьма большое количество людей, она может принять форму приостановки всей деятельности или нескольких минут молчания. В иных ситуациях, несколько человек могут объявить голодовку, провести пикетирование места символической важности, устроить краткий бойкот занятий студентами либо сидячую забастовку в важном ведомстве. В условиях диктатуры данные более агрессивные действия, вероятнее всего, будут встречены жёсткими репрессиями. Некоторые символические акции, такие как занятие площади перед дворцом диктатора или штабом политической полиции, подвержены высокой степени риска и не могут быть рекомендованы для начала кампании.

Первоначальные символические акции протеста иногда притягивают широкое внимание национальной и международной общественности — например массовые уличные демонстрации в Бирме в 1988 году или собрание и голодовка студентов в 1989 году на площади Тяньаньмэнь в Пекине. Большое количество жертв среди демонстрантов в обоих данных случаях указывает на то, что стратеги должны проявлять большую осторожность при планировании кампаний. Несмотря на огромное моральное и психологическое значение, такие акции сами по себе нежелательны в процессе свержения диктатуры, так как они являются в большой мере символическими и не приводят к изменениям в положении диктаторской власти.

Обычно в начальный период борьбы невозможно быстро и полностью перекрыть источники власти диктаторов. Для свержения и сопротивления режиму путём массового и решительного отказа от сотрудничества потребуется фактически все общество и практически все организации общества, которое недавно было весьма послушно. Этого ещё не случалось, и достигнуть такого результата будет труднее всего. Поэтому в большинстве случаев быстрая кампания полного отказа от сотрудничества и неповиновения является нереалистичной стратегией для кампаний против диктатуры, находящихся на ранних стадиях.

Распределение ответственности

В процессе выборочного сопротивления основной фронт борьбы некоторое время обеспечивается одним или несколькими слоями населения. В последующих кампаниях, преследующих иные цели, основной фронт борьбы будет сдвинут на иные слои населения. Например, студенты могут организовать забастовки по учебным причинам, религиозные лидеры и верующие могут сосредоточиться на проблеме свободы вероисповедания, работники железных дорог могут настолько методично соблюдать правила безопасности, что это замедлит работу железнодорожной системы, журналисты могут бросить вызов цензуре, публикуя газеты с пустыми полями на месте запрещённых статей, полиция может постоянно терпеть неудачи в нахождении и аресте числящихся в розыске членов демократической оппозиции. Планирование кампаний сопротивления с привязкой к слоям населения и проблемам позволяет определённым слоям населения быть пассивными, в то время как сопротивление продолжается.

Выборочное сопротивление особенно важно при защите существования и автономии независимых социальных, экономических и политических групп и организаций, лежащих вне сферы влияния диктатуры, как было вкратце упомянуто ранее. Данные центры власти представляют собой организационные базы, с которых население может оказывать давление или сопротивляться контролю диктатуры. В процессе борьбы они, вероятно, окажутся среди первых целей диктатуры.

Нацеливание на власть диктаторов

Когда долгосрочная борьба переводит первоначальные стратегии в более амбициозную и углублённую фазу, стратегам необходимо определить пути ограничения источников власти диктаторов. Целью будет использование отказа от сотрудничества населения для создания новой, более благоприятной для демократических сил, стратегической ситуации. По мере увеличения влияния демократических сил стратеги должны запланировать более широкие отказ от сотрудничества и неповиновение, ограничивающие источники власти диктатуры, при этом целью становятся увеличение политического бессилия и, в конечном счёте, уничтожение самой диктатуры.

Необходимо тщательно спланировать процесс ослабления демократическими силами сторонников диктатуры и групп, ранее подчинённых диктатуре. Будет ли их поддержка ослаблена путём разоблачения жестокости, учинённой режимом, путём демонстрации катастрофических экономических последствий политики диктаторов либо новым осознанием того, что диктатура может быть свергнута? Сторонников диктатуры необходимо хотя бы убедить оставаться «нейтральными» в своей деятельности («сторонними наблюдателями»), предпочтительным же является превращение их в активных сторонников демократического движения.

В процессе планирования и реализации политического неповиновения и отказа от сотрудничества весьма важным является уделять пристальное внимание всем основным сторонникам и советникам диктатора, включая его внутреннюю клику, политическую партию, полицию и чиновников, а, в особенности, его армию. Необходимо тщательно оценить степень лояльности вооружённых сил (как солдат, так и офицеров) к диктаторам, сделав вывод о возможности влияния на них демократических сил. Может ли множество обычных солдат быть несчастными и притесняемыми новобранцами? Может ли множество солдат и офицеров быть недовольными режимом по личным, семейным или политическим мотивам? Какие ещё факторы могут заставить солдат и офицеров попасть под демократическое влияние?

На начальных этапах освободительной борьбы необходимо разработать отдельную стратегию общения с войсками и чиновниками диктаторов. Демократические силы могут с помощью слов, символов и действий убедить войска в том, что освободительная борьба будет энергичной, решительной и упорной. Армия должна понять, что борьба будет носить особый характер, разработанный для подрыва диктатуры, а не для угрозы жизням военных. Такого рода усилия будут направлены, в конечном счёте, на моральное разложение армии диктаторов и на её переподчинение демократическому движению. Аналогичные стратегии могут применяться в отношении полиции и государственных служащих.

Однако попытка вызвать сочувствие и в конечном итоге неподчинение в силовых структурах диктаторов не должна восприниматься как подстрекательство вооружённых сил к быстрому свержению существующей диктатуры путём военного переворота. При таком сценарии едва ли возникнет жизнеспособная демократия (как уже говорилось), так как переворот не изменит баланса сил между населением и правителями. Поэтому необходимо спланировать, каким образом заставить сочувствующих офицеров армии понять, что ни военный переворот, ни гражданская война против диктатуры не являются необходимыми и желательными.

Сочувствующие офицеры могут сыграть наиболее важную роль в демократической борьбе, распространяя недовольство и неподчинение в вооружённых силах, поощряя умышленную неэффективность, тайное игнорирование приказов и поддерживая отказ от участия в репрессиях. Военные также могут применять различные способы ненасильственной помощи демократическому движению, в том числе, обеспечивая безопасность передвижения, предоставление информации, продовольствия, медицинской помощи и так далее.

Армия является одним из наиболее важных источников силы диктаторов, так как способна использовать дисциплинированные части и оружие для непосредственного нападения на непослушное население и наказания его.

Стратеги неповиновения должны помнить, что уничтожить диктатуру будет чрезвычайно трудно или невозможно, если полиция, бюрократический аппарат и вооружённые силы останутся целиком на стороне диктатуры и послушными её приказам. Поэтому стратеги демократического движения обязаны считать стратегию подрыва лояльности силовых структур диктаторов высокоприоритетной.

Демократическим силам также необходимо помнить, что недовольство и неподчинение в вооружённых силах и полиции могут оказаться весьма опасными для них самих. Они могут подвергнуться жестокому наказанию за любой акт неподчинения и казни за любой акт мятежа. Демократическим силам не следует призывать солдат и офицеров к немедленному мятежу. Вместо этого, если имеются связи с ними, необходимо чётко разъяснять, что существует множество сравнительно безопасных форм «скрытого неподчинения», которые можно применять на начальной стадии. Например, полиция и военные могут выполнять приказы неэффективно, не находить людей, числящихся в розыске, предупреждать участников сопротивления о планируемых репрессиях, арестах или высылках, а также не предоставлять важную информацию вышестоящим начальникам. Недовольные офицеры, в свою очередь, могут игнорировать передачу команд на проведение репрессий по цепи инстанций. Солдаты могут стрелять поверх голов демонстрантов. Точно также государственные служащие могут терять папки с делами и инструкциями, работать медленно, «заболевать» и сидеть дома до «выздоровления».

Изменение стратегии

Стратегам политического неповиновения необходимо постоянно оценивать эффективность выполнения генеральной стратегии и стратегий конкретных кампаний. Например, возможно, что борьба проходит не так удовлетворительно, как ожидалось. В таком случае нужно рассчитать, какие изменения в стратегии необходимы. Что можно предпринять, чтобы повысить силу движения и перехватить инициативу? В такой ситуации требуется выявить проблему, провести стратегическую оценку, возможно, передать задачи борьбы другой группе населения, мобилизовать дополнительный источник сил или разработать другое направление действий. После этого новый план необходимо немедленно реализовать.

С другой стороны, если борьба проходит намного успешнее по сравнению с предполагаемыми результатами и диктатура распадается скорее, чем предполагалось ранее, как могут демократические силы использовать неожиданные победы и продвинуться вперёд, чтобы парализовать диктатуру? Эти вопросы мы рассмотрим в следующей главе.

Приме­чания: Список примечаний представлен на отдельной странице, в конце книги.
Источник: Gene Sharp. From Dictatorship to Democracy. The Albert Einstein Institution, 1993. // Электронная публикация: Центр гуманитарных технологий. — 10.08.2009. URL: https://gtmarket.ru/laboratory/expertize/3200/3208
Содержание
Новые статьи
Популярные статьи