Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Два вида порядка. Майкл Полани

Майкл Полани (Michael Polanyi; 1891–1976) — английский физик, химик и философ, один из основателей постпозитивизма. Наиболее известен своими работами по философии науки и теории познания. Автор концепции «личностного знания».

Мои аргументы в защиту принципа спонтанного порядка в науке имеют тесное сходство с классической теорией экономического индивидуализма. Учёные всего мира рассматриваются как группа, находящаяся в поиске потенциальных возможностей для открытий, и затем мною делается гипотеза о том, что их усилия будут эффективно координироваться только при условии того, что каждый из них сможет идти к цели собственным путём. Эта гипотеза имеет тесное сходство с утверждением Адама Смита о группе предпринимателей, использующих один и тот же рынок производительных ресурсов с целью удовлетворения потребностей различных частей единой системы спроса. Их усилия, — говорил он, будут скоординированы, как будто невидимой рукой, для наиболее экономически эффективного использования имеющихся ресурсов.

Обе эти системы максимизации полезности, действительно, основаны на ряде общих принципов, и более того, это лишь два примера из целого ряда параллелей. В природе наблюдается огромное число подобных систем, проявляющих свойства такого (спонтанного) порядка. Они были названы системами «динамического порядка» Кёллером, чьё определение я использовал в более ранней работе, но мне кажется, что будет проще определять их как системы спонтанного порядка.

Где бы мы ни наблюдали хорошо организованные порядок вещей или группу людей, мы инстинктивно заключаем, что кто-то сознательно их создал. Ухоженный сад должен был быть спланирован; правильно работающая машина должна была быть сконструирована, а группа на параде должна была быть вымуштрована и поставлена под чье-то командование: таков очевидный ход возникновения порядка. Подобный метод организации порядка заключается в ограничении свободы предметов или людей находиться в неподвижном состоянии или передвигаться по своему усмотрению путём предписания каждому из них определённого положения по заранее подготовленному плану.

Однако существует иной, менее очевидный вид порядка, организованный по противоположному принципу. Вода заполняет кувшин равномерно и полностью вплоть до горизонтальной грани, которая формирует её свободную поверхность: это совершенная структура, которую не может воспроизвести ни один человеческий замысел, если вдруг силы гравитации и инерции, которым она обязана своим существованием, на секунду перестанут действовать. Однако любое количество таких контейнеров различных и замысловатых форм, объединённые в систему сообщающихся сосудов, могут быть наполнены водой таким же совершенным и единообразным способом до единой горизонтальной планки — надо лишь дать жидкости успокоиться.

Согласно этому второму виду порядка, на его индивидуальные составляющие не оказывается никакого сознательного давления; внешние силы, такие как сопротивление сосудов и гравитация, действуют неподконтрольно чьему-либо указанию. Таким образом, объекты могут свободно подчиняться внутренним силам, действующим между ними, и возникающий посредством этого порядок представляет собой состояние равновесия между действием всех внутренних и внешних сил…

Стоит сделать оговору, что хотя некоторые формы желаемой социальной координации в обществе могут быть достигнуты посредством адаптации индивидом своих действий к действиям других (или к некоему результату действий других), мы не можем с уверенностью утверждать ни того, что 1) какая-либо специфическая выполнимая задача социальной координации может быть приведена в исполнение посредством данной техники, ни того, что 2) какая-либо специфическая область свободной добровольной взаимной адаптации между индивидами приведёт к желаемому результату. Нас должен настораживать тот факт, что даже самые замечательные успехи, достигнутые посредством взаимоадаптации индивидов, будут всё же проявлять некоторые недостатки и представлять собой менее чем относительный по своему совершенству результат. Тем не менее представляется, что задачи, которые могут быть выполнены системой добровольной взаимоадаптации, не могут быть эффективно исполнены при помощи ни одной другой техники координации…

Системы спонтанного порядка в обществе

Когда общественный порядок достигается посредством добровольного взаимодействия индивидов, подверженных лишь тем законам, которые едины для всех них, возникает система спонтанного порядка в обществе. Таким образом, мы может сказать, что усилия этих индивидов скоординированы посредством осуществления их личной инициативы и что подобная самокоординация оправдывает их свободу на основании того, что она удовлетворяет общественным интересам.

Действия подобных индивидов можно считать свободными, так как они не инициированы никаким специфическим приказом, исходящим от некой высшей, либо государственной инстанции; природа принуждения к действию в их случае, напротив, является безличной и общей. Существует немалое количество аспектов жизни этих индивидов, когда они несвободны. Они находятся под принуждением, зарабатывая на жизнь; их может эксплуатировать собственный работодатель или подвергать давлению члены семьи; они могут находиться под негативным влиянием собственного тщеславия; и, в конечном итоге, они смертны. Потому мною не утверждается, что индивид свободен в каком-либо ином смысле, нежели в том, о котором идёт речь в статье. Вопрос о том, в какой степени подобная свобода обладает неотъемлемой ценностью и достойна защиты, даже не учитывая её социальной полезности, я оставляю на этой стадии открытым и постараюсь прояснить позднее.

Совокупность личных побуждений индивидов может привести к возникновению спонтанного порядка, только при условии, что каждый индивид в своих действиях учитывает, что было сделано другими в этой же области до него. Когда дело касается огромных масс людей, подобные взаимные приспособления должны иметь непрямой характер; каждый индивид адаптируется к тому положению дел, которое образовалось в результате предшествующих действий других. Это предполагает, что информация о положении дел в соответствующей области должна быть доступна каждому члену совокупности (Общества, коллектива. — Прим. перев.); так происходит в случае таких общественных ситуаций, как состояние различных рынков, современные достижения научного прогресса или современное законодательное устройство. Следует также отметить, что взамен понятия «индивид» может использоваться понятие «Корпорация, действующая как индивид»…

Системы интеллектуального порядка

Среди систем спонтанного порядка, формирующих отдельные области интеллектуальной жизни общества, моим первым примером будет право, или, более точно, Общее право.

Возьмём, к примеру, судью, который работает над сложным делом. Думая над решением, он сознательно обращается к большому количеству прецедентов, а несознательно вспоминает ещё больше. Подобно бесчисленному количеству других судей, которые до него разрешали дела согласно статуту, прецедентам, соображениям о справедливости и удобстве; ему также сейчас необходимо принять решение. Пока судья анализирует различные аспекты дела, его разум находится в постоянном контакте с разумом его предшественников. И помимо анализа исключительно юридических ссылок, он ощущает все современные тенденции в юриспруденции и социальную среду как таковую. Только после того, как он установил все аспекты дела, соотнеся их с существующими прецедентами, и проанализировал их с точки зрения собственного профессионального суждения, его решение станет окончательным, приобретя силу вердикта, и он будет готов его объявить.

Когда настаёт этот момент, и судья оглашает решение, вердикт становится частью общей массы закона. Дополнение, внесённое только что принятым вердиктом в Общее право, может оказаться значительным или несущественным; в любом случае оно представляет собой интерпретацию до того существовавшего законодательства, укрепляя или изменяя его в какой-то степени. Таким образом, законодательство приобретает некий новый аспект. Общество также получает новый сигнал о том, как реагировать на определённую ситуацию, и новые стимулы. Каждое новое решение в суде станет руководством всем последующим судьям в вынесении вердиктов по ещё не существующим делам.

Таким образом, функционирование системы Общего права представляет собой ряд обновлений, вносимых сменяющими друг друга судьями, которые руководствуются механизмом параллельного взаимодействия судебной системы и общества. Результатом этого становится упорядоченное развитие системы Общего права посредством постоянного употребления и перефразирования одних и тех же основополагающих правил, таким образом, превращая их в правовую систему всё возрастающих масштаба и содержательности.

Последовательность и устойчивость, которыми обладает эта система в любое время, является прямым последствием того мудрого порядка, при котором каждое последующее поколение судейских вердиктов регулируется относительно всего свода ранее принятых вердиктов и любых оправданных изменений в общественном мнении.

Соответственно, действие судебной системы Общего права является областью спонтанного порядка в обществе. Однако мы можем видеть существенные отличия судебной системы, основанной на Общем праве, от систем производства или потребления на том основании, что ей удаётся достичь более чем временных преимуществ. В то время как экономическая система спонтанного порядка координирует действия индивидов всего лишь с целью служения сиюминутным материальным интересам её участников, упорядоченный процесс правотворчества создаёт взвешенную и устойчивую систему правовой мысли.

Следующий пример спонтанного порядка возвращает нас к главной теме этого исследования — науке. Каждый учёный в поисках открытий сталкивается с научными результатами и гипотезами всех предшествующих учёных вплоть до его времени, которые суммируются в учебниках или — в случае более недавних работ — в публикациях и текущих научных дискуссиях. Формулируя свою гипотезу и делая выводы, учёный использует принятые в науке методы с теми собственными вариациями, которые он считает верными в данном случае.

Учёный отличается от судьи тем, что ему не предложено дело для вынесения вердикта, напротив, он должен выбрать предмет изучения самостоятельно. В юном возрасте учёный специализируется в тех областях научного знания, которые наиболее его интересуют, и затем за годы учёбы и исследований он находится в постоянном поиске определённой проблемы, которая в большей степени соответствует его талантам и исследуя которую он надеется достичь наиболее существенных результатов. Поскольку заслугу за новое открытие получает тот учёный, который раньше других его опубликует, каждый учёный получает стимул опубликовать свой труд, как только он будет уверен в своих результатах. Это заставляет учёных без промедлений информировать своих коллег о прогрессе их текущих исследований. С другой стороны, в науке действуют жёсткие санкции против незрелых, преждевременных публикаций, и репутация тех учёных, чьи заключения признаются неосновательными, несёт огромные потери, что, в свою очередь, охраняет научную мысль от потери целостности под воздействием многочисленных ошибочных гипотез, которые публикуются чрезмерно нетерпеливыми исследователями. Каждая новая научная гипотеза, предоставляемая учёным, принимается научным сообществом с некоторой долей скептицизма, и автору зачастую приходится защищать собственную гипотезу от возможных возражений. Таким образом, каждая новая научная гипотеза подвергается регулярному процессу тщательного анализа; аргументы за и против обсуждаются в публичных дискуссиях, прежде чем научное сообщество примет решение принять или отвергнуть рассматриваемые идеи.

Учёный, перед которым стоит определённая проблема, принимает за свою отправную точку ту огромную массу научных знаний, которая была сформирована до него, и руководствуется научными стандартами, в то же время учитывая все тенденции современной научной мысли. Этим он напоминает судью, который обращается к прецеденту и статуту и трактует их в свете современной правовой мысли. Но когда учёный выбирает себе новую проблему, к которой он, возможно, применит свой талант для его лучшего приложения, и — после того, как открытие сделано — обосновывает свою гипотезу, как только он уверен в её истинности, призывая научное сообщество принять её, он действует скорее как бизнесмен, который вначале ищет новые пути прибыльного приложения ресурсов, которые находятся в его распоряжении, а затем спешит отрекламировать свой продукт потребителям, пока никто его не перегнал.

Первый вид адаптации един для судей и учёных и называется процессом консультации. Последовательное развитие теории права и науки обеспечивается путём консультативных действий, которые поддерживают динамичную систему права и науки. В то же время, обращаясь к бизнесменам, мы не увидим большого количества консультативных контактов между ними. Хотя экономические идеи также продолжают постоянно развиваться, их распространение не является основной задачей экономической системы. Взаимная адаптация между предпринимателями, в основном, происходит вследствие их стремления к личной выгоде, и мы наблюдали, что то же относится в несколько ином виде и к некоторым важным аспектам научной работы. В обоих этих случаях мы наблюдаем конкурентный вид взаимной адаптации, который, где бы он ни оперировал, стремится к максимизации производительности и минимизации издержек. В то время как консультативный вид адаптации обеспечивает систематическое развитие науки, действующие в ней силы конкуренции гарантируют наиболее экономически эффективное применение как интеллектуальных, так и материальных ресурсов, использующихся в процессе доказательства новых научных гипотез.

Однако в этом анализе чего-то все ещё не хватает. Общественные дискуссии, в ходе которых апробируются научные гипотезы, прежде чем быть принятыми научным сообществом, это процесс взаимной адаптации, который не является ни консультативным, ни конкурентным. Этот вид адаптации демонстрируется на судебном слушании адвокатом и прокурором, которые стремятся убедить присяжных в своей позиции. Когда подобные дискуссии идут в более широких кругах, каждый участник ориентирует свою позицию по тому, что было сказано до него, и, таким образом, все различные и взаимоисключающие аспекты дела раскрываются в свою очередь; публика, в результате, склоняется к принятию одной или нескольких гипотез и отвергает остальные. Можно утверждать, что люди, участвующие в споре, вследствие которого достигается этот результат, кооперируют в системе спонтанного порядка. Этот вид координации напоминает конкурентный порядок с точки зрения роли, которую играет в нём соперничество индивидов, стремящихся к достижению взаимоисключающих преимуществ. Однако в искреннем и честном споре участники будут в первую очередь стремиться к нахождению истины, полагаясь на неё во имя избежания ошибок. Таким образом, мне представляется, что координация в искреннем и честном споре должна классифицироваться отдельно как система спонтанного порядка, основанного на убеждении. Взаимокоординация научной деятельности, таким образом, включает модели взаимодействия всех трёх видов: в первую очередь, консультативный, затем конкурентный, а затем — основанный на убеждении.

Право и наука — это лишь две области интеллектуального калейдоскопа социума. Хотя ни одна другая интеллектуальная деятельность не формируют такие чётко определённые системы, как правовая и научная мысль, все они в равной степени процветают посредством взаимной адаптации усилий их индивидуальных участников. Таким образом, язык и правописание развиваются индивидами, использующими их для общения друг с другом. Литература и различные искусства, как изобразительные, так и музыкальные; профессии в медицине, сельском хозяйстве, промышленности и различных технических услугах; вся религиозная, социальная и политическая мысль — все вышеперечисленные и многие другие области человеческой культуры формируются методами спонтанного порядка, подобными тем, которые были описаны применительно к науке и праву. Каждая из этих областей представляет собой общее, доступное для всех наследие, которое обогащается талантливыми людьми в каждом последующем поколении при помощи предлагаемых инноваций, которые, если принимаются, включаются в общее наследие и передаются для руководства новых поколений…

Полицентричность

В данном эссе я до сего момента стремился распространить концепцию самокоординации — действие которой на рынке известно со времён Адама Смита — на другие виды различной деятельности интеллектуального характера и разъяснить взаимосвязь между экономической и интеллектуальной системами, которые были приведены мною в аналогии друг другу. Мною было уже показано выше, что задача, выполняемая спонтанно путём взаимной адаптации не может быть достигнута намеренно, посредством корпоративного органа контроля. Теперь мне хотелось бы определить различные социальные задачи, которые могут или не могут быть выполнимы, но которые, при условии, что они выполнимы, могут быть достигнуты только посредством спонтанной взаимоадаптации. Я применю для анализа этой проблематики концепцию полицентричности

До сих пор мною обсуждались только те полицентрические проблемы, которые могут быть сформулированы математически, те, которые рутинно представляются на рассмотрение инженеру и встречаются во всех научных областях, например, в астрономии или атомной физике. Однако в более широком смысле мы можем рассматривать любую проблему балансирования множества элементов как полицентрическую. Опорно-двигательная система, посредством которой мы поддерживаем равновесие, когда сидим, стоим или ходим, выполняет очень сложную полицентрическую задачу. И с этого чисто животного уровня мы можем постепенно подниматься до высоких интеллектуальных, моральных и художественных достижений. Согласно Канту, мудрость — это человеческая способность привести в равновесие все свои цели в жизни; таким образом, мудрость — это полицентрическая задача. В картине каждый мазок должен быть соотнесён с каждым другим мазком. Считается, что Моцарт как-то сказал, что может одновременно слышать все ноты оперы, которую он только что сочинил. Все виды искусства стремятся к полицентрической гармонии. Между чисто рефлекторными и высокохудожественными созидательными уровнями существует множество промежуточных уровней практического сознания, которые поднимают подобные же многосторонние проблемы. В хорошо подобранном меню гармонично сочетаются блюда и вина, и мудрый кулинар правильно подготовит порции, чтобы получить максимум от всего. Доктор пропишет лекарство от болезни легких, учитывая также состояние сердца, почек и пищеварительной системы пациента, а также состояние его семьи и доходов. Все это полицентрические задачи, которые не могут быть сформулированы математически.

Решение полицентрических задач этого рода является характерной особенностью живых существ, в особенности животных. На низшем уровне это проявляется в способности к гомеостазу или намеренному действию, а на высшем — в способности человеческих существ к мыслительному процессу. В обоих случаях баланс достигается организмом, который реагирует на целый ряд импульсов, исходящих из всех «центров», которые вкупе принимаются организмом во внимание. Организм оценивает совокупное значение этих импульсов, либо рефлекторно, либо сознательно, и, руководствуясь этим, приходит к решению полицентрической задачи или, по крайней мере, добивается некоторого результата в этом направлении.

Среди этих полностью не формализованных полицентрических задач и полностью формализованных задач, скажем, инженера, существует промежуточный уровень задач, которые я опишу как теоретически формализованные.

В эту группу входят экономические задачи. В широком смысле все полицентрические задачи связаны с экономикой, так как для всех полицентрических проблем характерно находиться в некоторых ограничительных условиях, и актор всегда стремится найти решение проблемы наиболее эффективным образом, используя ограниченное число доступных элементов. Однако проблема становится более экономически ориентированной в узком смысле, если элементы являются потребительскими товарами различного рода или различными формами ресурсов, использующимися при производстве этих товаров, а ограничительные условия связаны с недостатком этих ресурсов и товаров, произведённых при их использовании. Для реагирования на подобную ситуацию требуется особая форма мудрости, или благоразумия, которая называется «экономией» в техническом смысле этого слова.

Первый среди её наиболее часто приводимых примеров — это благоразумная домохозяйка, которая планирует свои расходы на все возможные покупки с целью максимизации их общей полезности. Каждый из её расходов соотнесён с другими её расходами, те в свою очередь балансируются с новыми и так далее до бесконечности. Это представляет собой полицентрическую задачу потребительского выбора. Перед Робинзоном Крузо стоит ещё более сложная полицентрическая задача, когда он стремится соотнести каждый объект, использующийся им для удовлетворения его простых нужд и удовольствий, как друг с другом, так и с тем или иным уровнем усилий, которые ему нужно применить для удовлетворения этих потребностей — в то же время каждое усилие должно быть соотнесено с каждым другим усилием и с получаемой от каждого пользой. Это полицентрическая задача самообеспечения.

Логика, которой руководствуются в достижении своих задач домохозяйка или фермер, находящийся на самообеспечении, обладает некоторыми чертами, которые делают её доступной математическому формулированию, невозможному в случае других областей мыслительной активности или искусства. Потреблённые товары и затраченные усилия могут быть подсчитаны количественно, или, в любом случае, могут быть теоретически определены таким образом без серьёзного искажения фактов. Это привело к попытке задания математических уравнений, иллюстрирующих проблемы, стоящие перед домохозяйкой или производителем на самообеспечении. Значимость подобных уравнений, однако, значительно отличается от значимости математически определяемых проблем инженерии или астрономии, которые были описаны мною выше как полностью формализованные. Поскольку, во-первых, очевидно, что домохозяйки или фермеры ничего не знают о математических уравнениях, которые должны описывать стоящие перед ними проблемы, и даже зная о них, вряд ли бы их поняли. И, во-вторых, правильность этих уравнений не может быть оценена, так как используемые в них коэффициенты замены не могут быть измерены, и, таким образом, относящиеся к ним переменные не имеют количественного значения. Эти уравнения могут быть полезны в рассмотрении некоторых логических черт тех проблем, к которым они обращаются, но они не могут быть использованы для решения этих проблем. Они предлагают математическую модель принятия экономических решений. Если бы взамен потребителя мы взяли бы робот, действия робота могли бы быть полностью описаны в математических терминах, и они бы удовлетворяли уравнениям, принятым в экономической тории для описания проблем потребителя. Таким же образом, механический Робинзон Крузо удовлетворял бы математической теории самообеспечивающего производителя. Именно в этом смысле я заметил, что экономические проблемы, к котором я обращался, являются теоретически формализованными. Другими словами, их математическое формулирование имеет значение лишь в теории, не на практике.

Здесь следует отметить, что экономическая проблема, стоящая перед менеджерами по производству, также может быть теоретически формализована. Она состоит в максимизации прибыли путём превращения производственных ресурсов в товары, которые могут быть проданы, в особенности потребителям; при этом и ресурсы и продукция оцениваются в соответствии с текущими ценами. Математическая оценка функций менеджера опять же носит чисто теоретический характер. Современный менеджер будет использовать в своём анализе больше исчислений (прямо или косвенно), нежели Робинзон Крузо, но большая часть данных, которыми он оперирует, очевидно, не может быть обращена в количественные показатели или приведена в математически определённые отношения друг с другом.

Основной задачей экономической теории является показать, что совокупность индивидов, решающих в качестве производителей и потребителей те задачи, которые им теоретически предписываются, достигнут самокоординации, как будто руководствуясь действием «невидимой руки». Возникающая в результате этого система спонтанного порядка определяется как система, сочетающая наименьшее количество производственных издержек с максимально эффективной моделью распределения.

Источник: Michael Polanyi. Two Kinds of Order. Reprinted in The Libertarian Reader, ed. by David Boaz, 1997. // Электронная публикация: Центр гуманитарных технологий. — 23.07.2009. URL: https://gtmarket.ru/laboratory/expertize/3507
Публикации по теме
Новые статьи
Популярные статьи