Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Джон Лилли. Центр циклона. Глава 14. Состояние + 24. Основное профессиональное состояние

Состояние 24, соответствующее вибрационному уровню 24 состояния сознания, называется основным положительным состоянием. Я называю его основным положительным состоянием профессиональным, потому что здесь нет необходимости в новой информации, нужна только практика профессии. В понятие профессии я вкладываю всю человеческую активность, навыки которой хорошо знакомы человеку и которую он может проявлять без создания новых метапрограмм и идей.

Уровень 48 есть уровень творческой мысли. Это уровень, на который мы возвращаемся с высших уровней для того, чтобы проинтегрировать опыт. Мы интегрируем, составляем планы и запасаем знания на уровне 48. На уровне 24 мы работаем, делаем то, что мы знаем лучше всего. Нет необходимости в новых программах, мы теряем нашу самость в практике. В нашей культуре это может случиться в любой профессии. Когда счетовод занимается своими цифрами, которые он знает лучше всего, когда бухгалтер работает со своими документами, когда кто-либо работает с удовольствием, и больше нет эго и даже самости, когда он полностью функционирует в рамках радостного наслаждения своей профессией, то он находится в состоянии сознания + 24. Когда столяр занят своим ремеслом, художник — живописью, бизнесмен — делами в своём кабинете, хирург — своей операцией, политик — законодательством, президент заседает со своим кабинетом, военный работает в Пентагоне — всё это примеры состояния + 24.

Наиболее приятная вещь в + 24 — это радость и автоматическая природа делаемого плюс потеря самости, эгоизма, отсутствие метапрограммы это.

В + 24 контроль биокомпьютера переключается на задачу умения, что бы это ни означало в реальности тела, ума или духа.

Профессиональный игрок в гольф в турнирах приводит себя в это состояние: делая игру на каждом драйве, каждом ударе или пасе. Он располагает самого себя р каф (центр тяжести) и бросает мяч с силой, необходимой для совершенно прямолинейного полёта к цели. Он определяет самого себя в процессах тела и координации ума для перевода мяча в правильное место, в правильное время, с правильной скоростью, без недоброса или переброса. Он может предпрограммировать игру, приняв во внимание знание особых приёмов гольфа, свои соревнования, публику и все другие переменные, входящие в это соревнование. Он предпрограммируется в 48. Прежде чем перейти в состояние + 24, он составляет план, модифицирует программу, необходимую для совершения работы, а затем входит в игру.

Хороший горнолыжник на соревнованиях совершает аналогичную работу. Он должен детально изучить спуск в 48, запрограммировать его очень тщательно в своём биокомпьютере, прежде чем он вступит в соревнование. 48 — это предпрограммирование графика спуска, нужно принять во внимание снег, возможные препятствия, например публику, которая может оказаться на лыжне, снежные завалы или наоборот — отсутствие снега, крутые спуски, где можно потерять контакт с лыжней, скоростные повороты; нужно решить, где и какая скорость необходима. Программа уже заложена в его биокомпьютере, когда он стартует с вершины горы, так что позже в + 24 он будет уже автоматически делать правильные вещи. Он будет находиться в своём каф на сотню ярдов впереди себя на лыжне. Он останется в + 24 на всем пути с горы. Любой момент перехода в 48 грозит ему огромной опасностью. Он может разбиться о дерево, скалу или повредить себя при неудачном падении. Чем быстрее он идет, тем острее необходимость оставаться в + 24. Если у него есть малейшие сомнения относительно своих возможностей, то программа эго, выводящая его из + 24, представляет для него огромную опасность. В таких занятиях, как горные лыжи, автомобильные гонки, бобслей, скачки с препятствиями, нужно полностью и совершенно оставаться в + 24, чтобы избежать опасности и избежать «летального инцидента».

Эта программа тормозится, подавляется, отстраняется профессионалом, когда он занят своей работой. Чем более опасна эта работа, тем большая необходимость в блокировке этой программы, нужно выйти из состояния раздвоенности и позволить занять своё место автоматическим программам. Профессионал должен доверяться автоматическому исполнению, которое требуется от него при таких особых внешних условиях реальности. Отдаться программам и не злоупотреблять самометапрограммистом, не позволять вторгнуться этой программе. Развернуться больше по направлению к собственной Сущности. И ещё, не нужно выходить при этих условиях из состояния + 24 в более высокое + 12. Делать это так же опасно, как и опускаться в 48 или 96. Войти в экстаз или состояние «космической любви» нельзя, когда вы спускаетесь со скоростью пятьдесят или шестьдесят миль в час с горы или когда вы ведёте гоночный автомобиль по сложной трассе с мокрым покрытием, делаете первый драйв в соревнованиях среди профессионалов гольфа или приближаетесь к стартовой линии на трассе бобслея, по которой вы мчитесь со скоростью семьдесят миль в час.

Здесь опасность, совершенно противоположная опасность, чем возникающая при вхождении в это-программу. При входе в + 12 потерялось бы слишком многое из программы внешней реальности. В + 12 набор измерений, используемый существом, отличен от требуемого для физического плана. Состояние + 12 нужно поддерживать в специфических условиях, которые можно контролировать, где совершаются определённые вещи и есть минимум опасности для физической оболочки. Знание более высокого положительного состояния позволяет понять Сатори ниже этого уровня.

В противоположности к + 24 находится уровень 96, или — 24. Я отсылаю вас к таблице состояний сознания. На уровне 96 мы вынуждены делать то, что хорошо знаем, но некоторые условия в самом себе превращают это в очень отрицательное выполнение. Вместо отдачи, как в + 24, оно изматывает. Вместо положительного подкрепления редукции это — это эго в очень плохом смысле.

Можно попасть на плохой путь из-за алкоголя, морфия, на плохой путь, создаваемый любыми средствами. Однако пока ещё можно функционировать, нужно работать и нужно делать ту работу, которую знаешь, как делать. Несмотря на отрицательные эмоции, отрицательные мотивации, отрицательное подкрепление, двигаться по плохому пути. Однако это физический план. И есть требования на пути в нем. Нужно поддерживать тело, находясь в столь опасных условиях. Нужно понимать (принимать) плохой путь, отрицательное подкрепление, избегать погружения вниз по шкалам сознания, нижних вибрационных уровней. Остро сознавать эго и то, что ничего нельзя сделать с ним. Кажется, будто останешься на уровне 96 навсегда, как будто ничего нельзя сделать, чтобы передвинуть метапрограмму, чтобы она могла попасть в 48, на нейтральный уровень.

Часть вечного присутствия в — 24 генерируется тем фактом, что реально нет воли, чтобы покинуть 96. Можно не знать обратного пути из-за определения себя в этом состоянии как невежественного. Это может быть контрольная система, приводящая эго в действие для 96, которая говорит самометапрограммисту: «Ты не выйдешь из этого состояния, ты попадёшь только в худшее место, тебе от этого только станет хуже».

В некоторых аспектах иудаизма, христианства и католичества, и особенно в кальвинистской традиции, человек рождается в 96, и, следовательно, это естественное состояние вечного проклятия, страха перед адом, находящимся ниже.

Естественное, простое, легкое, ясное и непрерывное состояние детства есть позитивное состояние. Его уровень — + 24 и выше. Но что прежде всего должно быть развито, — это хорошее 48, 96 или — 24 годятся только для изучения отрицательных состояний ниже 48 с тем, чтобы в 48 была хорошая карма, и для того, чтобы убедиться, что непосредственные указания Сущности не проходят к этим отрицательным состояниям и что для получения их нужно оставаться в 48 или более высоких состояниях.

Содержание
Новые произведения
Популярные произведения