Гуманитарные технологии Информационно-аналитический портал • ISSN 2310-1792
Гуманитарно-технологическая парадигма

Опыт психологического измерения человеческого капитала. Коллектив авторов

В разработке психологии человеческого капитала приняли участие доктор психологических наук, профессор Юрьев А. И., кандидаты психологических наук И. С. Бурикова, М. А. Коновалова, М. А. Пушкина. Настоящая монография вышла в октябре 2009 года и является продолжением работы по психологии человеческого капитала, представленной ранее в монографии перечисленных авторов «Стратегическая психология глобализации. Психология человеческого капитала» (вышла в 2006 году). Первая работа теоретически обосновывала идею психологии человеческого капитала, в то время как настоящая монография содержит описание методов и результатов эмпирического исследования человеческого капитала в двух типичных регионах России.

Сведения об авторах

Юрьев Александр Иванович (родился в 1942 году) — профессор, доктор психологических наук, основатель и заведующий первой в России кафедры политической психологии в Санкт-Петербургском государственном университете (1989). Автор монографий «Введение в политическую психологию» (1992), «Системное описание политической психологии» (1997). Широко известен своими работами в области основ российской политической психологии, которые основываются на теории системных описаний профессора В. А, Ганзена и на исследованиях психологии глобализации, как первопричины изменений в психологии политического человека. В ходе исследований разработал концепцию человеческого капитала, как смысла, цели и конечной ценности политики, формирующейся под давлением глобализации. В настоящее время занимается эмпирическими исследованиями качества человеческого капитала, обусловленного политическим сознанием человека и его социально-экономическим положением. Исследователям известен как автор метода обработки данных теста Люшера через расчёт суммарного отклонения (СО) результатов испытуемого от аутогенной нормы Вальнефера (АНВ). Практикам известен как руководитель системы переподготовки первых в стране Представителей Президента Российской Федерации, первых назначаемых Губернаторов Российской Федерации, кандидатов в депутаты Государственной Думы и других лидеров федерального и регионального уровней.

Бурикова Инга Сергеевна (родилась в 1978 году) — кандидат психологических наук (тема диссертации «Психология влияния социально-политических технологий на общественное мнение»), старший преподаватель кафедры политической психологии Санкт-Петербургского государственного университета. Автор таких работ как «Воздействие на избирателя в ситуации политических выборов» (1998), «Психология влияния общественного мнения на политическое поведение молодёжи» (2000), «Психология правосознания человека в условиях глобальных изменений (2003), «Социально-политические технологии» (2004), статей в коллективной монографии «Стратегическая психология глобализации. Психология человеческого капитала», «Формирование человеческого капитала» (2008), «Человеческий капитал как интегральный показатель состояния государства» (2009) и других. Известна, как успешный политтехнолог, специалист по работе с общественным мнением. В ходе исследований разработана концепция социально-политических технологий как психолого-политического механизма эффективного взаимодействия субъекта и объекта политики, изменяющего и формирующего общественное мнение, адекватное глобальным изменениям в стране и мире. Автор концепции «позитивной политики». Генеральный директор Центра социальных проектов «Белый Дом», генеральный директор НП АНО «Высшие курсы политики и бизнеса», руководитель проекта JETSKILL «Академия быстрых навыков».

Коновалова Мария Александровна (родилась в 1967 году) — кандидат психологических наук, старший преподаватель кафедры политической психологии Санкт-Петербургского государственного университета. Специалист по психологии свободы, психодиагностике политического человека, психологии политического консультирования политических и общественных деятелей. Руководила психодиагностическими исследованиями и вела психологическое консультирование на курсах подготовки первых Представителей Президента Российской Федерации, первых назначаемых губернаторов Российской Федерации. Читает курсы лекций: «Психологическое консультирование в политике», «Основы профессиональной этики психолога», «Психологические основы политической философии». Практически участвует в подготовке к выборам различного уровня партийных объединений и кандидатов в депутаты, а также в переподготовке государственных руководителей федерального и регионального уровней.

Пушкина Мария Александровна (родилась в 1977 году) — кандидат психологических наук, научный сотрудник кафедры политической психологии Санкт-Петербургского государственного университета. Автор работ по психолого-политической стабильности и математическому моделированию социально-политических процессов: «Психология политической стабильности, как основа легитимности государственной власти» (2005), «Методика измерения психолого-политической стабильности» (2006), «Методология региональных исследований человеческого капитала (экономический и психологический аспект)» (2008, в соавторстве). Специалист в области стратегического прогнозирования электоральной ситуации, диагностики развития социальных конфликтов, подготовки политических лидеров, разработки и внедрения социальных технологий для формирования общественного мнения. Директор по развитию Центра социальных проектов «Белый Дом».

Предисловие

Настоящая монография является продолжением работы по психологии человеческого капитала, представленной ранее в монографии «Стратегическая психология. Психология человеческого капитала» (СПб., 2006). Первая книга теоретически обосновывала идею психологии человеческого капитала, в то время, как настоящая монография содержит описание методов и результатов эмпирического исследования человеческого капитала в двух типичных регионах России.

Авторы не называют регионы, в которых проходило исследование, потому что и по двум регионам можно судить об общероссийской тенденции с большими или меньшими отклонениями от неё. Монографии предназначена не для того, чтобы обсуждать состояние населения двух регионов, а обосновать общую для всей страны проблему — критическое состояние масс людей, которым предстоят наиболее трудные испытания кризисом.

Исследование проводилось в ожидании мирового экономического кризиса, начавшегося в 2007 году, который понимался авторами исследования как фрагмент, всполох, предстоящих глобальных изменений. Авторы понимали, что глобальные изменения переживут только страны, обладающие мощным человеческим капиталом, и об этом надо доказательно предупредить политиков, экономистов, общественных и государственных деятелей.

По ходу исследования пришлось преодолеть много трудностей, обусловленных его новизной, непривычностью не только для учёных сопредельных наук: экономистов, социологов, физиологов, но и для коллег-психологов. Авторы понимали, что мировой экономический кризис является системой кризисов — интеллектуального, философского, морального и финансового, а исследования психологии человека и масс людей переживают те же кризисы. Между тем, уже сегодня практика глобализации требует совершенно нового взгляда на психологию нового, «глобального человека», которым он станет после разрешения кризиса. Настоящая монография обосновывает необходимость выхода психологических исследований на уровень изучения больших масс людей (населения регионов, городов, стран).

Материалы, содержащиеся в этой книге, были многократно обсуждены на представительных конференциях и специальных семинарах в Высшей Школе экономики, в Центре стратегических разработок (Москва), на факультете психологии Санкт-Петербургского Государственного Университета, на Всемирном съезде политических психологов в Тринити-Колледже (Дублин, Ирландия. — 14–17.07.2009.).

Опыт исследования человеческого капитала показал, что только в такой терминологии можно привлечь внимание к проблеме человека у государственной и политической власти. Частично это уже удалось сделать — в правительственных документах и партийных программах появилось понятие «человеческий капитал»: человек возвращается в сферу внимания власти.

Фактически, исследование удалось осуществить только благодаря поддержке людей и организаций, которые по долгу службы сталкиваются с необходимостью сопоставлять параметры «человеческого ресурса» регионов, с проектами их экономического, социального и государственного развития. Поддержка исходила от Председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации С. М. Миронова, Президента Центра стратегических разработок М. Э. Дмитриева, консультантами выступали доктор физико-математических. наук профессор Богданов А. В., профессор, доктор биологических наук Куликов Г. А. и другие. Центр стратегических разработок «Северо-Запад» помог издать эту книгу. Поддерживая исследование, они привлекали в качестве экспертов квалифицированных специалистов по формированию выборки исследуемых, по подбору методик, по методам обработки информации, по применению полученных данных для реальной экономики и социальной политики.

Из-за множества вопросов, полученных в ходе обсуждения представленных материалов, авторы решили включить в монографию ответы на некоторые теоретические вопросы. Проблема человеческого капитала в том, что его понимание требует фундаментальных знаний не только по психологии человека и масс людей, а погружения в психологическую философию счастья человека, смысла, целей его жизни.

Публикуя свою работу, авторы надеются на признание нескольких фактов:

  1. Финансовый капитал бесполезен для страны в отсутствие капитала человеческого.
  2. Человеческий капитал определяется в первую очередь уровнем развития и состоянием его психических процессов, свойств и состояний, которые должны формироваться в школе и университетах.
  3. Реально возможно и необходимо тестирование человеческого капитала целых регионов, потому что без этого любые экономические проекты не имеют обоснования для своей реализации.
  4. Состояние человеческого капитала в двух регионах России объясняет исчезновение реальной экономики, производства и тому подобного.
  5. Человеческий капитал должен стать объектом такого же ежедневного внимания, заботы, как и финансовый капитал — без него не сохранить обороноспособность страны, её промышленность, культуру и науку.

Результаты исследования, представленные в монографии, показывают, что кризис человеческого капитала для России многократно опаснее мирового экономического кризиса, для борьбы с которым стране нужны массы людей, состоящие из сильных личностей с развитым интеллектом, устойчивой психикой, несгибаемой волей, фундаментальным образованием и воспитанные на лучших образцах мировой и российской культуры.

Введение

Современные методы измерения человеческого капитала (именуемого иногда человеческим ресурсом, фактором, потенциалом, резервом) широко используют косвенные способы оценки отдельных его составляющих (например, через меру доступности услуг образования: число в регионе персональных компьютеров, телефонов, учебных заведений и прочего). На подобных оценках, в частности, основывается «Индекс развития человеческого потенциала», применяемый ПРООН. Но прямых измерений параметров человеческого капитала, в том числе его психологических характеристик, практически не производится, потому что для этого нет адекватной теории, методологии и убеждённости, что это крайне нужно, что здесь лежит «золотой ключик» решения всех мировых проблем. Только через человека, только посредством человека может быть преодолён глобальный кризис, представляющий систему кризисов: интеллектуального, философского, морального и финансового.

В современной психологии дискуссионным остаётся вопрос о возможности применения системы единых психологических параметров исследования человека из разных этносов, стран, континентов, культур. Это сдерживает развитие сравнительных международных исследований человеческого капитала, которые учитывали бы не только его социально-экономические, но и психологические характеристики. При всём уважении к кросс-культурным исследованиям, надо принимать во внимание, что глобализация потребовала от людей всех стран и наций единых психологических стандартов для пользования персональными компьютерами, мобильными телефонами, банковскими карточками, автомобилями и так далее. В повестке дня стоит вопрос не психологических различий, а психологических тождеств для коммуникаций, передвижения, сотрудничества в глобальном мире.

Недостаток первичной информации, характеризующей психологические составляющие человеческого капитала, снижает достоверность и полноту его оценки методами ПРООН и ограничивает возможности практического применения результатов такой оценки. Отсутствие подобной информации затрудняет разработку и реализацию основанной на результатах научных исследований государственной политики в сфере развития человеческого капитала, а также оценку эффективности такой политики.

В настоящей монографии предпринята попытка восполнения существующих пробелов в измерении человеческого капитала, а именно оценки психологических качеств человеческого капитала.

Цель данного исследования: «аудит человеческого капитала» на уровне региона и города для получения точных, комплексных и сопоставимых сведений о человеческом капитале, которые объясняют его экономическое и социальное состояние.

Задачи исследования:
  1. Теоретическое и методическое обоснование комплексных методов измерения человеческого капитала, которые обеспечивают межрегиональную и международную сопоставимость полученных данных.
  2. Подбор стандартизированных психологических методик для эмпирического измерения интегральных психологических характеристик человеческого капитала. Создание в соответствии с теоретической концепцией исследования математической модели, обеспечивающей преобразование первичных психологических характеристик, получаемых в результате обследований в обобщённые показатели жизнеспособности, работоспособности, способности воспринимать инновации, способности к обучению.
  3. Проведение эмпирического пилотажного исследования больших масс людей в двух регионах России по репрезентативной выборке с использованием избранных методик.
  4. Сравнительный анализ с помощью математических моделей связей между полученными характеристиками человеческого капитала.
  5. Оценка человеческого потенциала и разработка практических рекомендаций для общественного сектора и его партнёров по развитию человеческого капитала.

В основе исследования лежит теоретическая модель оценки человеческого капитала, разработанная на кафедре политической психологии Санкт-Петербургского Государственного Университета под руководством профессора А. И. Юрьева. Модель использует методические разработки академика Б. Г. Ананьева и профессора В. А. Ганзена.

В процессе двухлетней подготовки исследования, многократно изменялось и согласовывалось его техническое задание, методология измерения качеств человеческого капитала, даже, их определение. Для примера приводится таблица эволюции определения качеств человеческого капитала — жизнеспособности, работоспособности, способности к обучению и способности производить инновации.

Эволюция определения «человеческий капитал»:

Содержание понятий «жизнеспособность», «работоспособность», «способность к обучению» и «способность к инновациям» воспринято из работ академика Б. Г. Ананьева и профессора В. А. Ганзена. Разработанный ими психологический тетрабазис, базирующийся на философских категориях времени, энергии, пространства и информации автоматически определяет число качеств человеческого капитала — четыре, и наполняет их психологическим содержанием, присущим человеку, как индивиду, субъекту, личности и индивидуальности (см. рис. 1). Подробнее в главе 1.1. Системный подход в описании психологии человека.

Рис. 1. Макроструктурное психологическое описание человека
Рис. 1. Макроструктурное психологическое описание человека (В. А. Ганзен, 1984).

Ниже представлена таблица эволюции понятия «человеческий капитал» в ходе подготовительной теоретико-методологической работы. В таблице даны ссылки на документы, научные работы, результаты дискуссий, где обсуждались и постулировались определения человеческого капитала и его качеств.

Таблица № 1. Эволюция определений психологических качеств человеческого капитала в процессе подготовки его измерения

Жизне­способ­ность
(Само­осуществ­ление идивида)
Работо­способ­ность
(Само­осуществ­ление субъекта)
Способность к инновациям
(Само­осуществ­ление личности)
Способность к обучению
(Само­осуществ­ление индивиду­альности)
19.06.05. Стартовое техническое задание по исследованию «Человеческого капитала» Предельной психологической нагрузки людей (законопослушности), показывающей способность населения сохранять целесообразное политическое поведение (требующее предельного напряжения мышления, воли, эмоций) под возрастающим давлением социальной, экономической, правовой, физической жизни (снижение личной безопасности, покупательной способности, возможности обеспечивать себя своим трудом, понимания происходящего вокруг). Психологическая перегрузка населения инновациями различного рода соизмеряется с его «психологической грузоподъёмностью», способностью принимать политические реформы принимать без разрушения психики и деятельности Психологической энергичности населения (трудоспособности), измеряющей его способность поддерживать достаточно длительное время целеустремлённость своего поведения без снижения нормальной трудовой, личной, семейной жизни) в условиях реформирования системы жизнеобеспечения общества. И физическое, и психическое, и нравственное здоровье населения имеет свои конечные пределы, словно топливо корабля в дальнем плавании. Политика вынуждена соизмерять свои планы с длительностью их осуществления, чтобы не исчерпать полностью запасы нервно-психической и физической энергии населения. Психологической устойчивости (бесконфликтности), оценивающей психологическую способность населения сохранять целенаправленность своего поведения в моменты «опрокидывающих» воздействий политического характера (стремительных изменений законодательства, уклада жизни, всей системы отношений в обществе, замены одних гражданских ценностей на другие). Эти одномоментные воздействия сходны с порывами ветра, опрокидывающими в море парусник. Психика играет роль более или менее тяжёлого киля, сохраняющего нормальное правовое и эмоциональное поведение населения. Психологической маневренности людей (управляемости), которая характеризует способность населения так быстро усваивать новое целеполагание в своём поведении, чтобы успевать адаптироваться к инновационным изменениям целей и механизмов власти. Инерционность целеполагания зависит от национальных традиций, социального состава населения, уровня культурного и образовательного развития, распределения людей по полу, возрасту, профессиям. Расчёт психологической управляемости населения не менее важен, чем точное знание радиуса циркуляции поворота океанского лайнера, который может вписаться в поворот, а может потерпеть аварию.
01.07.05. Изменение технического задания по исследованию «Человеческого капитала» Жизнеспособность (соматическое и психическое здоровье)

Самоконтроль по медицинским и психологическим показателям.

Трудоспособность (профессионально важные качества)

Саморегуляция По показателям эффективности трудовой деятельности

Адаптивность (способность быстро и правильно изменять цели своего поведения)

Самоуправление По показателям инновационности и готовности к изменениям.

Склонность к сотрудничеству (способность без конфликтов воспринимать изменения)

Самовоспитание По показателям конфликтности, уровня преступности и другим.

01.09.05. Изменение технического задания по исследованию «Человеческого капитала» Жизнеспособность (соматическое и психическое здоровье)

Жизнеспособность по медицинским и психологическим показателям.

Трудоспособность (профессионально важные качества)

Трудоспособности по показателям эффективности трудовой деятельности

Способность быстро адаптироваться к глобальным изменениям (учиться)

Адаптивность по показателям инновационности и готовности к изменениям

Способность к сотрудничеству (способность без конфликтов воспринимать изменения)

Склонность к сотрудничеству по показателям конфликтности, уровня преступности и другим.

15.09.05. Изменение технического задания по исследованию «Человеческого капитала» Жизнеспособность, самоконтроль (адаптация совершенно новому образу жизни) Трудоспособность, саморегуляция (адаптация к изменяющимся условиям общения, обучения и труда) Адаптивность, самоуправление (адаптация к новой системе организации общества) Готовность к сотрудничеству самовоспитание (адаптация к свободным информационным потокам)
30.09.05. Изменение технического задания по исследованию «Человеческого капитала» Жизнеспособность человека (сокращение ухода из жизни мужчин в рабочем возрасте и другие), Жизнеспособность, например, определяется, отношением суммы позитивных жизненных мотивов к сумме негативных мотивов, включая, например, суицидальный риск. Так водоизмещение корабля вступает в противоречие чрезмерным грузом. Трудоспособность (повышение профессиональной конкурентоспособности до уровня современных требований и другие)
Трудоспособность вычисляется как отношение совокупной силы произвольных психических процессов к совокупной силе непроизвольной памяти, внимания, мышления, восприятия, эмоций. Доминирование непроизвольных процессов делает человека нетрудоспособным при полном внешнем благополучии.
Способности своевременно адаптироваться к глобальным изменениям в мире (обучение новым профессиям и формам социальной жизни и другие)
Способность к сотрудничеству зависит от высоты интенсивности социальных проблем человека относительно точки его социальной позиции, как от положения центра тяжести относительно метацентрической высоты корабля. Если интенсивность выше социальной позиции, то происходит «опрокидывание» — срыв социальной адаптации.
Способности к сотрудничеству (достижение социального партнёрства без конфликтов и другие)
Способность к обучению, для пояснения вычисляется углом точки зрения человека на объяснение проблемы: 0 градусов (движение точно по курсу учителя) — это развитие ума, близко к 45 градусам отклонения — это развитие понимания вплоть до креативности. Более 45 градусов — процесс обучения останавливается и приобретает болезненные формы шубообразной шизофрении.
27.02.06. Заявка на получение гранта РФФИ Жизнеспособность, определяется, например, отношением суммы позитивных жизненных мотивов к сумме негативных мотивов, включая, например, суицидальный риск. Так водоизмещение корабля вступает в противоречие чрезмерным грузом. Трудоспособность вычисляется как отношение совокупной силы произвольных психических процессов к совокупной силе непроизвольной памяти, внимания, мышления, восприятия, эмоций. Доминирование непроизвольных психических процессов делает человека нетрудоспособным при полном внешнем благополучии. Способность к сотрудничеству зависит от высоты интенсивности социальных проблем человека относительно точки его социальной позиции, как от положения центра тяжести относительно метацентрической высоты корабля. Если интенсивность психолого-экономических проблем человека выше его социальной позиции, то происходит «опрокидывание» — срыв социальной адаптации. Способность к обучению, для пояснения, вычисляется углом точки зрения человека на инновационную проблему: 0 градусов (движение точно по курсу учителя) — это развитие ума, близко к 45 градусам — это развитие понимания вплоть до креативности. Более 45 градусов — процесс обучения останавливается и приобретает болезненные формы.
06.06.06. Изменение технического задания по исследованию «Человеческого капитала» Жизнеспособность без определения) Трудоспособность без определения) Способность к профессиональной и социальной адаптации без определения) Способность к сотрудничеству без определения)
11.06.06. Справка о научной работе кафедры политической психологии факультета психологии СПбГУ за 2005–2006 года. Жизнеспособность человека (сокращение ухода из жизни мужчин в рабочем возрасте и другие)
например, определяется, отношением суммы позитивных жизненных мотивов к сумме негативных мотивов, включая, например, суицидальный риск. Так водоизмещение корабля вступает в противоречие чрезмерным грузом.
Работоспособность (повышение профессиональной конкурентоспособности до уровня современных требований и другие)
Трудоспособность вычисляется как отношение совокупной силы произвольных психических процессов к совокупной силе непроизвольной памяти, внимания, мышления, восприятия, эмоций. Доминирование непроизвольных процессов делает человека нетрудоспособным при полном внешнем благополучии.
Способность своевременно адаптироваться к глобальным изменениям в мире (изменение в мировоззрении общества, организации общества, новым формам управления обществом и тому подобным)
Способность к сотрудничеству зависит от высоты интенсивности социальных проблем человека относительно точки его социальной позиции, как от положения центра тяжести относительно метацентрической высоты корабля. Если интенсивность выше социальной позиции, то происходит «опрокидывание» — срыв социальной адаптации.
Способность к обучению (обучение новым профессиям, самостоятельное получение новых научных и культурных знаний и другие)
Способность к обучению, для пояснения вычисляется углом точки зрения человека на объяснение проблемы: 0 градусов (движение точно по курсу учителя) — это развитие ума, близко к 45 градусам — это развитие понимания вплоть до креативности. Более 45 градусов — процесс обучения останавливается и приобретает болезненные формы шубообразной шизофрении
28.05.2006. Монография. «Стратегическая психология глобализации (Психология человеческого капитала)» / под ред. А. И. Юрьева. — СПб., 2006) (далее Монография).

Глава А. И. Юрьева

Жизнеспособность человека (сокращение ухода из жизни мужчин в рабочем возрасте и другие), За смыслом жизни скрывается жизнеспособность человека, которую жёстко регулирует глобализация через изменения цивилизации и религии.

Так жизнеспособность, определяется, например, отношением суммы позитивных жизненных мотивов к сумме негативных мотивов, включая, например, суицидальный риск. Так водоизмещение корабля вступает в противоречие чрезмерным грузом.

Работоспособность (повышение профессиональной конкурентоспособности до уровня современных требований и другие)
Глобализация через цивилизационные условия и достижения науки регулирует его работоспособность Трудоспособность вычисляется как отношение совокупной силы произвольных психических процессов к совокупной силе непроизвольной памяти, внимания, мышления, восприятия, эмоций. Доминирование непроизвольных процессов делает человека нетрудоспособным при полном внешнем благополучии
Способность своевременно адаптироваться к глобальным изменениям в мире (изменение в мировоззрении общества, организации общества, новым формам управления обществом и тому подобным).

Через обладание культурой и поддержку религии определяет меру его способности адаптироваться к инновациям; Способность к сотрудничеству зависит от высоты интенсивности социальных проблем человека относительно точки его социальной позиции, как от положения центра тяжести относительно метацентрической высоты корабля. Если интенсивность выше социальной позиции, то происходит «опрокидывание» — срыв социальной адаптации.

Способность к обучению (обучение новым профессиям, самостоятельное получение новых научных и культурных знаний и другие).

Через влияние культуры и науки формирует способность к обучению. Способность к обучению, для пояснения вычисляется углом точки зрения человека на объяснение проблемы: 0 градусов (движение точно по курсу учителя) — это развитие ума, близко к 45 градусам — это развитие понимания вплоть до креативности. Более 45 градусов — процесс обучения останавливается и приобретает болезненные формы шубообразной шизофрении.

28.05.2006. Монография.

Глава Мишучковой И. Н. Её определения составлены из рабочих определений (см. выше), а так же со слов профессора Юрьева, прозвучавших как на лекциях, так и в процессе обсуждения каждой способности с рабочей группой. В определения добавлены цитаты из Интернет-словарей

Жизнеспособность — способность человека воспроизводить себя, то есть способность жить в неких оптимальных условиях и давать потомство. Воспроизвести — значит, возобновить, повторить в копии; воссоздать. Жизнеспособность характеризует человека как индивида Работоспособность — способность человека выполнять определённую работу в необходимом количестве и с необходимым качеством. Работоспособность является свойством человека как субъекта деятельности, проявляется в работе, основана на волевой сфере. Способность к инновациям — способность человека адаптироваться к нововведениям в различных сферах жизни. Это способность изменять своё сознание и поведение вслед за изменением внешних условий. Способность к инновациям — характеристика человека как личности, субъекта общественных отношений. Способность к обучению — способность человека приобретать новые знания, умения, навыки. В отличие от способности к инновациям, которая характеризует меру адаптивности человека к меняющимся условиям, способность к обучению — это способность самому изменять внешнюю среду. Способность к обучению — свойство человека как индивидуальности, неповторимой своеобразной сущности.
21.06.06. Последний вариант технического задания по исследованию «Человеческого капитала» Жизнеспособность.

Есть понятие, нет определения

Работоспособность
Есть понятие, нет определения
Способность к инновациям
Есть понятие, нет определения
Способность к обучению
Есть понятие, нет определения
27.08.07. Отчёт по исследованию человеческого капитала в регионах Российской Федерации Жизнеспособность — совокупность параметров индивида. Психологическая суть этих параметров заключается в том, что индивидные свойства человека «материализуются» для оценки человеческого капитала, если измерять их через отношение положительных мотивов человека (играют роль выталкивающей силы воды) к отрицательным мотивами его поведения (аналог груза в трюмах и на палубе). Это отношение и определяет жизнеспособность человека. Индивид жизнеспособен, если положительные мотивы доминируют над отрицательными. Образ жизни (индикатор жизнеспособности индивида) Работоспособность — совокупность параметров субъекта. В свою очередь, работоспособность субъекта можно измерить через отношение суммы его произвольных психических процессов субъекта к его непроизвольным процессам. Человек работоспособен, если его произвольные психические процессы превосходят его непроизвольные процессы. Жизненная позиция (индикатор работоспособности субъекта). Способность к экономико-политическим инновациям — совокупность параметров личности. А способность к инновациям измеряется через отношение ценностей человека (играющих роль свинцового киля у яхты) к давлению социальных ударов в виде проявлений несправедливости, подавления свободы, нарушения прав и другие (играющих роль ударов ветра в паруса, опрокидывающих яхту). Мировоззрение (индикатор способности к инновациям личности). Способность человека к обучению — совокупность параметров индивидуальности. Способность к обучению можно оценить через меру психического усилия индивидуальности, которое она может применить для достижения поставленных целей. Цель — получить и использовать знания для обхода очередного препятствия, средство — достаточное для этого психическое усилие. Индикаторами адаптации человека к глобальным изменениям являются картина мира (индикатор способности к обучению развития индивидуальности), мировоззрение (индикатор способности к инновациям личности)
14.01.2008. Статья члена рабочей группы к. пс. н. Буриковой И. С. «Формирование человеческого капитала, как основа деятельности власти в эпоху глобализации». Определения повторяют дословно рабочие определения группы под руководством А. И. Юрьева, которые опубликованы в коллективной монографии в главе по способностям ЧК Жизнеспособность — способность человека воспроизводить себя, то есть способность жить в неких оптимальных условиях и давать потомство. Воспроизвести — значит, возобновить, повторить в копии; воссоздать. Жизнеспособность характеризует человека как индивида Работоспособность — способность человека выполнять определённую работу в необходимом количестве и с необходимым качеством. Работоспобность является свойством человека как субъекта деятельности, проявляется в работе, основана на волевой сфере. Способность к инновациям — способность человека адаптироваться к нововведениям в различных сферах жизни. Это способность изменять своё сознание и поведение вслед за изменением внешних условий. Способность к инновациям — характеристика человека как личности, субъекта общественных отношений. Способность к обучению — способность человека приобретать новые знания, умения, навыки. В отличие от способности к инновациям, которая характеризует меру адаптивности человека к меняющимся условиям, способность к обучению — это способность самому изменять внешнюю среду. Способность к обучению — свойство человека как индивидуальности, неповторимой своеобразной сущности.
Понятия в последних текстах и статьях 2008 год. Определения повторяют рабочие определения группы под руководством А. И. Юрьева, которые опубликованы в коллективной монографии в главе по способностям ЧК Жизнеспособность — способность человека воспроизводить себя, то есть способность жить в неких оптимальных условиях и давать потомство. Эта способность соответствует природным свойствам и естественному смыслу жизни индивида — сохранению себя и потомства Работоспособность — способность человека выполнять определённую работу в необходимом количестве и с необходимым качеством. Работоспособность является свойством человека как субъекта деятельности, характеризует некую меру жизненной энергии человека. Способность к инновациям — способность человека адаптироваться к нововведениям в различных сферах жизни. Это способность изменять своё сознание и поведение вслед за изменением внешних условий. Способность к инновациям — характеристика человека как личности, субъекта общественных отношений. Современный мир так стремительно меняется, что для многих людей становится проблемой адаптация к этим переменам. Ценности играют роль той основы, которая помогает человеку выжить, сохранить себя. И только очень немногие люди могут не только приспосабливаться к переменам, но и сами принимать участие в создании будущего мира. Это мы и называем способностью к обучению. В отличие от способности к инновациям, которая характеризует меру адаптивности человека к меняющимся условиям, способность к обучению — это способность самому изменять внешнюю среду. Способность к обучению — способность человека приобретать новые знания, умения, навыки. Способность к обучению — свойство человека как индивидуальности, неповторимой своеобразной сущности. Эта способность связана с целями жизни, так как именно цель как осознанный образ предвосхищаемого будущего определяет нашу жизнь в настоящем. В философии под целью понимается идеально, деятельностью мышления положенный результат, ради достижения которого предпринимаются те или иные действия. Определив некую цель и стремясь к ней, человек меняет себя и окружающий мир. Способность к обучению это и есть некий аналог способности ставить перед собой адекватные цели и достигать их.
Определение «человеческий капитал»:

Итоговый вариант определения «человеческий капитал» на октябрь 2009 года), согласно следующим теоретическим разработкам:

Человеческий капитал — это количество людей, обладающих необходимыми качествами для самосохранения и воспроизводства в непрерывно изменяющихся условиях жизни, и достаточное для хозяйственного освоения своей территории и её обороны. Является фактором мощи страны, симметричным финансовому капиталу по значимости, важности, ценности для её существования.

Четыре базовых качества человеческого капитала:

Человеческий капитал обладает четырьмя базовыми качествами:

  1. Жизнеспособность — способность людей максимально долго продлевать свою личную жизнь и продолжать её в своих потомках, благодаря осмысленному образу жизни, и несмотря на футурошок от непрерывных жизненных изменений и испытаний. Обнаруживается как демографическая проблема, связанная с состоянием образа жизни людей. Жизнеспособность определяется отношением суммы позитивных жизненных потребностей к сумме негативных потребностей, как например водоизмещение корабля определяется отношением его водоизмещения к весу перевозимого груза: при перегрузке корабль тонет, так и нежизнеспособный человек гибнет под грузом неконтролируемых разрушающих его собственных потребностей.
  2. Работоспособность — способность людей работать за пределами своих сил необходимое время, создавая потребительную стоимость мирового уровня за счёт развитых жизненных сил и интеллекта. Обнаруживается как экономическая проблема, обусловленная размыванием жизненной позиции людей и снижения их жизненной силы. Работоспособность вычисляется как отношение совокупной силы произвольных психических процессов к совокупной силе непроизвольных процессов памяти, внимания, мышления, восприятия, эмоций. Доминирование непроизвольных психических процессов прекращает трудовую деятельность человека и делает его нетрудоспособным. Так корабль, столкнувшись со льдами, из-за своей малого запаса топлива и слабости двигателя прекращает продвижение и останавливается.
  3. Способность к инновациям — способность людей создавать инновационные продукты во всех сферах жизни, реализуя свои жизненные ценности, и не теряя в постоянно изменяющемся мире веру в себя, в людей, в своё дело. Обнаруживается в социальных дискуссиях или конфликтах, вызванных противоречием между традиционным мировоззрением и мировоззрением новой реальности, которую одни принимают, а другие нет. Способность к инновациям определяется отношением силы футурошоковых ударов судьбы к силе веры людей в себя, предотвращающей психический срыв, как тяжёлый киль не даёт опрокинуться яхте от удара ураганного ветра в паруса.
  4. Способность к обучению — способность человека приобретать знания, умения, навыки и отдавать их в процессе решения совершенно новых задач, которые непрерывно возникают во всех сферах жизни. Проявляется в формировании новой картины мира, позволяющей находить новые пути к достижению своих целей. Способность к обучению определяется отношением суммы приобретённых знаний, умений и навыков к сумме практически применённых знаний умений и навыков, которые используются для целеустремлённого движения к цели, непрерывно меняющей своё положение. Умение эффективно приобретать и применять знания, умения и навыки сравнимо с «поворотливостью» корабля, который легко обходит препятствия и повороты, двигаясь к поставленной цели.
Рис. 3. Четыре базовых качества человеческого капитала
Рис. 3. Четыре базовых качества человеческого капитала.

1. Психологическая концепция человеческого капитала

Во все времена человеческий капитал был продуктом научной мысли, психолого-педагогической и социальной практики. Человек во все времена преднамеренно и осмысленно формировался под реалии своего времени на основе теоретических моделей, положенных в основу обучения и воспитания. Представление о том, что человеческий капитал является «природной данностью» каждой территории, как природные ресурсы, глубоко ошибочно и порочно.

Человеческий капитал создаётся, выращивается по самым сложным технологиям, которые являются главным достижением каждой страны. Каждая страна «проектирует» своего гражданина, как проектирует свои самолёты, атомные электростанции. Если нет такой возможности, как это было во времена Княгини Ольги, Петра Великого, то «проект человека» покупают у развитых стран в форме идеологии, системы образования и воспитания. Так, Пётр Великий использовал разработки, советы и рекомендации своего друга и советника В. Г. Лейбница (автора начал математического анализа и других) для создания Российской империи на основе наращивания человеческого капитала страны через открытие Академии Наук, Университета, его «Новых опытов о человеческом разуме». Проекты академии наук и университета подготовил и передал Петру Великому В. Г. Лейбниц. Уже к XIX веку у России сформировалась своя национальная технология воспроизводства конкурентоспособных человеческих ресурсов. Воспроизводство конкурентоспособного человеческого капитала начинается с понимания того, что такое современный конкурентоспособный человек. Для примера можно сослаться на крайние исторические точки зрения, которые в своё время определили, какого человека, для каких целей и какими методами воспроизводить.

Успех Европы в цивилизационной конкуренции XVI-XIX веков обеспечила ассоциативная психология. Она базировалась на идее «изготовления полезного человека». Её технологию создавали выдающиеся учёные: от Дж. Локка, Д. Юма, Д. Гартли до Д. Милля, Т. Брауна, Д. Андерсона и другие. По этой теории было принято, что психические явления возникают и сменяют друг друга не хаотично, а по законам, аналогичным законам физического мира. В основу «изготовления полезного человека» был положен метод предъявления, наполняющий долговременную механическую память человека и формирующий стереотипы поведения. В процессе изготовления человеку предъявлялись стандартные ситуации из элементов, совмещенных а) во времени; б) в пространстве; в) сходные между собой. «Точный исполнитель» был идеалом ассоциативной психологии, которую приняли и до сих пор используют в современном школьном образовании. Шкала удовольствия и страдания была использована для мотивации. Так появилось учение и труд, в котором порядок превыше всего.

Все политические и экономические достижения США в XX веке обеспечены технологией бихевиоризма. Бихевиоризм породил идею «изготовления нужного человека». Эта идея, начавшись с Манифеста Дж. Б. Уотсона, поддержанная Б. Скиннером, Э. Торндайком, Э. Толменом, Э. Газри, К. Халлом и другие, определила способ, которым надлежит воспитывать детей, и тот тип общества, в котором они должны жить. Эта идея до сих пор неявно пронизывает все стороны жизни в США. По теории бихевиоризма возможно предсказание и контроль поведения человека на основе теории вероятностей. Знаменитый метод проб и ошибок — изобретение бихевиоризма. Основой «изготовления нужного человека» стал метод побуждения, ориентированный на долговременную активную память, и формирующий навык поиска закономерностей. В процессе «изготовления» человеку предъявляются проблемные ситуации, построенные на причинно-следственных связях. «Соискатель успеха» стал идеалом бихевиоризма, лежащим в основе современной социальной политики. Награда и наказание были использованы для мотивации. Так появилась технология познавательной активной деятельности, распространяемой сегодня по всему миру. Расчёт вероятности стал определяющим для успеха человека.

Большинство достижений Западной Европы в XX веке обеспечены гештальт-психологией. Гештальт-психология породила идею «изготовления творческого человека». Вообще, гештальт означает организованное целое, свойства которого не могут быть получены из свойств его частей. Практические выводы из этого были изначально сформулированы М. Вертгаймером, В. Келлером, К. Кафкой для развития интеллекта человека, направленного на решение проблем. По этой теории физические, физиологические, психологические законы изоморфны друг другу и определяют поведение человека. Основой «изготовления творческого человека» стал феноменологический метод, ориентированный на озарение, инсайт, и формирующий навык решения проблемных ситуаций за счёт переструктурирования элементов системы. В процессе «изготовления» человеку предъявляются проблемные ситуации, построенные на методах научного познания. «Творческий человек» стал целью гештальт-психологии и был положен в основу подготовки кадров для создания современных высоких технологий. То обстоятельство, что целостный образ системы изначально значим для человека, было использовано для его мотивации. Так появилось современное массовое научное познание. Идея изоморфизма стала определять труд масс людей.

1.1 Системный подход в описании психологии человека

В основе данного исследования лежит психологическая концепция человеческого капитала, основанная на теории системного описания профессора В. А. Ганзена, который, как последователь академик Б. Г. Ананьева, разработал «метод базисов». Он писал: «Среди базисов можно выделить следующие группы: числовые базисы — натуральный ряд чисел, ряд Фибоначчи; функциональные — набор булевых функций одного и двух аргументов (конъюнкция, дизъюнкция, отрицание); набор функций синуса и косинуса натурального аргумента при разложении периодических функций в ряд Фурье; геометрические — правильные многоугольники и многогранники, — их полные наборы, дерево дихотомической иерархии; физические — множество состояний вещества, множество цветов спектра; системные — набор принципов гармоничного целого; диалектические — диалектические диады и триады».

Для универсального описания психики человека профессор В. А. Ганзен ввёл Пентабазис СПВЭИ, состоящий из четырёх рядоположенных понятий (пространство, время, информация, энергия) и одного объединяющего (субстрат). Применив кодирование положением на плоскости, пентабазис можно представить в виде вербально-графического высказывания (Рис. 1.1.1.).

Рис. 1.1.1. Макроструктурное психологическое описание человека
Рис. 1.1.1. Макроструктурное психологическое описание человека (В. А. Ганзен, 1984).

Тетрада ПВЭИ естественным образом распадается на две диады: пространство — время (ПВ) и энергия — информация (ЭИ). Пространство и время являются объективными формами существования материи, информация и энергия — объективными условиями существования движения. Главный принцип — принцип системности психологической структуры человека, состоящей из индивида, субъекта, личности и индивидуальности.

1.2. Четыре психологических качества человеческого капитала

Универсальное описание психики человека профессор В. А. Ганзена в рамках настоящего исследования человеческого капитала получило следующую интерпретацию:

  1. Совокупность параметров индивида интерпретируется, как показатель жизнеспособности человека.
  2. Совокупность параметров субъекта интерпретируется как показатель работоспособности человека.
  3. Совокупность параметров личности интерпретируется как способность к экономико-политическим инновациям человека.
  4. Совокупность параметров индивидуальности интерпретируется как способность человека к обучению.

Фактически, эти четыре параметра ввёл в 1945 году академик Б. Г. Ананьев, очевидно под впечатлением событий блокады Ленинграда. Именно в блокаде психологические качества населения (жизнеспособность, работоспособность, способность к инновациям, способность к обучению) позволили им не просто отстоять город, но при этом создать новые средства обороны, превосходящие средства осады. Объединение показателей жизнеспособности, работоспособности, способности к инновациям и способности к обучению дают интегральный показатель качества человеческого капитала (ИПКЧК). Который и будет рассмотрен в дальнейшем в рамках данного исследования.

Исключительно важно учитывать, что необходимые параметры человеческого капитала постоянно модернизируются под влиянием глобальных изменений во всех сферах жизни. Систему глобальных изменений в мире представляют изменения её элементов: науки, культуры, религии и цивилизации. Адекватность человека — это соответствие его как индивида, субъекта, личности и индивидуальности современному состоянию науки, культуры, религии и цивилизации, которые непрерывно изменяются под влиянием глобализации. Так, образ жизни индивида непрерывно изменяется под влиянием изменений цивилизации и религии. Мировоззрение личности изменятся вслед за изменениями культуры и религии. Жизненная позиция субъекта зависит от изменений цивилизации и науки. Картина мира индивидуальности определяется изменениями культуры и науки (см. таблица № 1.2.2.).

Таблица. 1.2.2. Сопряжение политики, как синтеза глобальных изменений и человека, как порождения культуры, религии, науки и цивилизации

Политика

Синтез глобальных изменений

Изменения цивилизации

Материальное регулирование

Изменения культуры

Идеальное отражение

Изменения науки

Активное и Рациональное

Субъект труда, игры, познания, общения

Жизненная позиция

(Активное регулирование)

Индивидуальность

Картина мира
(Активное отражение)

Изменения религии

Реактивное и Интуитивное

Индивид

Образ жизни (Реактивное регулирование)

Личность

Мировоззрение (Реактивное отражение)

Психологическая суть этих параметров заключается в том, что индивидные свойства человека «материализуются» для оценки человеческого капитала, если измерять их через отношение положительных мотивов человека (играют роль выталкивающей силы воды) к отрицательным мотивам его поведения (аналог груза в трюмах и на палубе). Это отношение и определяет жизнеспособность человека. Индивид жизнеспособен, если положительные мотивы доминируют над отрицательными.

В свою очередь, работоспособность субъекта можно измерить через отношение суммы его произвольных психических процессов субъекта к его непроизвольным процессам. Человек работоспособен, если его произвольные психические процессы превосходят его непроизвольные процессы.

А способность к инновациям измеряется через отношение ценностей человека (играющих роль свинцового киля у яхты) к давлению социальных ударов в виде проявлений несправедливости, подавления свободы, нарушения прав и других (играющих роль ударов ветра в паруса, опрокидывающих яхту).

Наконец, способность к обучению можно оценить через меру психического усилия индивидуальности, которое она может применить для достижения поставленных целей. Цель — получить и использовать знания для обхода очередного препятствия, средство — достаточное для этого психическое усилие.

Только в случае положительных отношений в психологической структуре индивида, личности, субъекта и индивидуальности человек достигает смысла, целей, ценностей своей жизни, сохраняет себя и свою страну.

Глобализация требует от человека такой непрерывной модернизации четырёх параметров качества человеческого капитала, которые делали бы его адекватным реальной жизни «в этом месте и в это время». Малейшее отставание от глобальных изменений в цивилизации, науке, культуре, религии делает его неконкурентоспособным. Это совершенно очевидная истина нуждается в индикаторах, показывающих, насколько человеческий капитал адаптирован к глобально изменившимся требованиям реальной жизни. Такими индикаторами адаптации человека к глобальным изменениям являются картина мира (индикатор способности к обучению развития индивидуальности), мировоззрение (индикатор способности к инновациям личности), образ жизни (индикатор жизнеспособности индивида), жизненная позиция (индикатор работоспособности субъекта).

1. Жизнеспособность и образ жизни:

Образ жизни человека как индивида имел в виду Б. Паскаль, когда писал: «Мы не задерживаемся в настоящем. Мы предвосхищаем будущее, ведь оно так медленно наступает, — чтобы ускорить его приход; и мы кличем прошедшее, чтобы задержать его уход, — ведь оно так стремительно исчезает. Мы в настоящем, которое нас тяготит. Мы скрываем его от нашего взора, если оно нас мучает; а если оно желанно, мы омрачены видом его исчезновения. Мы пытаемся сделать настоящее сносным с помощью будущего и думаем о том, как подчинить то, что не в нашей власти…».

Образ жизни — результат формирования человека как Индивида, то есть человека, самостоятельно переживающего своё состояние. О существовании образа жизни большинство людей знает на примере «здорового образа жизни», связанного с занятиями спортом, правильным питанием, режимом труда и отдыха и так далее. В действительности, образ жизни означает прежде масштабнейшую борьбу между телом и духом, между телесным искушением и духовным аскетизмом. Именно эта борьба, в частности, устанавливает границы допустимого в питании, употреблении алкоголя, сексуальной жизни, предельных нагрузках на организм, способах лечения — то есть исполнения функций организма. Глобализация в первую очередь изменяет Образ жизни человека таким образом, какого никогда не было в истории человечества. Люди поставлены глобальными изменениями в положение «первопроходцев», которым разрешено недопустимое, нереальное, невозможное и затруднен тот образ жизни, который составлял силу людей и доставлял им радость.

Образ жизни глобализация делает тайной, где никому не известны нормативы использования мобильной связи, получения информации по радио и ТВ, по электронной почте и Интернету. Совершенно неясен порядок и размеры употребления пищи и алкоголя, наркотиков, лекарств, сняты все ограничения на интерес к сексу, исчезает значение семьи и неясно, как воспитывать детей: что можно и что нельзя? Появился новый образ жизни — сетевой стиль, который кладет начало полному подсоединению человека к компьютерным сетям.

2. Работоспособность и жизненная позиция:

Жизненную позицию можно описать словами того же Б. Паскаля: «Внутренняя борьба разума против страсти делит людей на два класса: одни отказались от страстей и хотят стать богами; другие отказались от разума и хотят стать животными. Но ни те, ни другие не могут достичь этого; разум всегда присутствует и обвиняет ничтожество и несправедливость страстей, и страсти живы в тех, которые хотели бы от них отказаться».

Жизненная позиция — результат овладения человеком своим поведением, он становится Субъектом поведения, то есть человеком, самостоятельно достигающего поставленных целей. Строго говоря, это:

  1. Формирование Мышления, позволяющего отличать существенное от несущественного.
  2. Развитие своей Воли до уровня, делающего поведение человека произвольным.
  3. Придание своим аффектам социально одобряемой конструктивной формы творчества.
  4. Усвоение полной совокупности стереотипов и стандартов поведения, достаточной для защиты от внешнего произвола.

Жизненная позиция стоит за фактом необыкновенной активности человека, которая проявляется в трудовом преобразовании планеты. Города, дороги, поля — детище Жизненной позиции масс людей. Жизненная позиция — это отношение человека к способу получения средств к существованию, а точнее — к труду. Она является целью государства, и о ней мечтает семья каждого начинающего самостоятельную жизнь человека. Жизненная позиция была гарантией правильной, честной, уважаемой жизни человека. Именно Жизненная позиция делила общество на две неравные половины: первая считала труд наградой и обязательным условием жизни, вторая — явно (воры в законе) или скрыто (завсегдатаи курилок) считали труд наказанием и всеми доступными методами избегают его.

К сожалению, сам факт существования ценностей жизни, её целей и смысла, включая упоминание жизненной силы слишком часто воспринимается как нечто отвлечённое и теоретическое. В действительности именно на их «плечах» стоит то существенное и жизненное, что в трудный час заставляет отрезветь самых отъявленных практиков и циников. За смыслом жизни скрывается жизнеспособность человека, которую жёстко регулирует глобализация через изменения цивилизации и религии. «Способность жить» — это сколько и как осталось жить, что каждый человек узнает в минуты отрезвления. А кроме этого глобализация через цивилизационные условия и достижения науки регулирует его работоспособность; через обладание культурой и поддержку религии определяет меру его способности адаптироваться к инновациям; через влияние культуры и науки формирует способность к обучению. Причём проблемы изменения жизнеспособности, работоспособности, способности адаптироваться к инновациям, способности к обучению — это не только личные проблемы каждого человека, но и всего общества. Именно поэтому они составляют структуру глобализации как конечный результат объединения в систему её элементов и функций.

3. Способность к инновациям и мировоззрение:

Мировоззрение человека как личности описал тот же Б. Паскаль: «Перед всемогущим величием природы, гор, морей, бесконечности звездной ночи к человеку приходит ощущение подавленности. Вечное молчание бесконечных миров ужасает меня. Я вижу эти страшные пространства Вселенной, которые меня охватывают. Человек находится между двух бесконечностей — бесконечно большим и бесконечно малым — и в него проникают они обе; видимый мир, в котором мы живём, есть только маленькая тюремная камера, подвешенная между двумя пропастями — бесконечностью и ничто».

Строго говоря, Мировоззрение — это система взглядов, принципов, ценностей, идеалов, и убеждений, определяемых как отношение к действительности, общее понимание мира, так и программы деятельности людей. Личностью, носителем мировоззрения является как отдельный человек, так и социальные/профессиональные группы, этнонациональные/религиозные общности, и классы, и общество в целом. Мировоззрение — результат формирования человека, самостоятельно отличающего добро от зла, возможное от невозможного, допустимое от недопустимого.

Специалисты напоминают, что даже Фрейд полагал, что Мировоззрение — это интеллектуальная конструкция, которая единообразно решает все проблемы нашего бытия, исходя из некоего высшего предположения, в которой в соответствии с этим ни один вопрос не остаётся открытым, а всё, что вызывает наш интерес, занимает своё определённое место. Легко понять, что обладание таким мировоззрением принадлежит к идеальным желаниям людей. Полагаясь на него, можно надёжно чувствовать себя в жизни, знать, к чему следует стремиться, как наиболее целесообразно распорядиться своими аффектами и интересами.

В Мировоззрение человека входят только те знания, которые его убеждают, которые прочувствованы им как знания истинные; только те знания, которыми человек руководствуется в своём поведении. Поэтому мировоззрение — это синтез и высший уровень духовной жизни человека.

4. Способность к обучению и картина мира:

Значение Картины мира как системы защиты сознания человека как индивидуальности описал Блез Паскаль: «Только мысль делает человека великим. Человек познает, что он нищ; он нищ, ибо он есть, но он велик, ибо познает это. Не в пространстве могу я найти своё могущество, а в порядке моего мышления. Я не стал бы могущественнее, если бы обладал странами. В пространстве Вселенная охватывает и проглатывает меня, как маленькую точку, — в мышлении я охватываю ее». Картина мира — результат формирования человека как Индивидуальности, то есть человека, самостоятельно формулирующего свои цели. Строго говоря, это:

  1. Формирование Представлений об устройстве мира и общества.
  2. Овладение Языком для описания мира и контакта с ним.
  3. Накопление в Памяти информации, достаточной для точной самоидентификации в физическом и социальном пространстве.
  4. Восприятие мира как явления неопасного, понятного, доступного для реконструкции в своих целях.

Специалисты сходятся во мнении, что каждый человек чувствует опасность, исходящую извне. Мир, который «во зле лежит» пробуждает состояние тревоги. Чтобы действовать в нём, человек должен прежде всего определить конкретные источники внешней опасности. Для этого знать:

  1. Что является источником опасности.
  2. Чего нельзя делать, чтобы не вызвать эту опасность на себя.
  3. Что надо делать, чтобы её преодолеть?

Благодаря Картине мира человек получает образ окружающего, в котором все элементы мироздания структурированы и соотнесены с самим человеком так, что каждое его действие является компонентом общей структуры. Но появляется Будущее, и с таким трудом созданный образ мира требует все нового и нового обновления — способности к обучению (см. рис. 1.2.3.).

Рис. 1.2.3. Структура сознания политического человека
Рис. 1.2.3. Структура сознания политического человека.

Таким образом подтверждается, что человеческий капитал — это достаточное количество людей, обладающее необходимыми качествами для самосохранения и воспроизводства в непрерывно изменяющихся и усложняющихся условиях жизни. Является аналогом и явлением, симметричным финансовому капиталу по значимости, важности, ценности для страны.

Государство имеет своей основной функцией сохранение и производство человеческого капитала с современными качествами и в необходимом количестве.

Финансовый капитал без сравнимого с ним человеческого капитала теряет свой смысл и свою силу. Нарушение баланса, гармонии между капиталами финансовым и человеческим — признак тяжёлого социального и политического неблагополучия в обществе.

1.3. Макроструктурное описание психолого-политических «посредников» между человеческим капиталом и политикой

Состояние четырёх параметров человеческого капитала страны имеет решающее значение для успеха в экономической и политической конкуренции в условиях глобализации — мира без границ. Успех достигается сбалансированным сочетанием финансового и человеческого капитала. В бытовом, всем известном русском языке, принято понимать под конкуренцией «соперничество, борьбу за достижение наивысших выгод, преимуществ. Конкурировать, значит соперничать, состязаться, добиваясь первенства» (Ожегов). Пол Хейни намекает, что «конкуренция — это процесс, в котором участвуют конкуренты. Очевидно, что не может быть конкуренции без конкурентов». Вся мудрость экономической конкуренции заключается, как пишет П. Хейни, в том, что, побеждает в конкуренции товар, фирма, страна за счёт изобретательности, изощренности, дальновидности людей, осуществляющих конкуренцию».

Интегральным показателем состояния человеческого капитала является «мера счастья» каждого человека, которая обнаруживается в переживании им полноты бытия, связанного с самоосуществлением.

Человек совершенно счастлив, если самоосуществляются все 16 переменных его психики (см. рис. 1.3.1.). Например, должны самоосуществиться его мышление, или воля, или опыт в форме признания, принятия, применения его достижений в профессиональной, общественной, личной жизни. В этом случае продукты его ума, воли, характера в виде изобретений, произведений, достижений в труде, в личных отношениях обретают потребительную стоимость: их покупают, принимают в дар, ими пользуются, за них благодарят и так далее. Человек счастлив — он понят, принят, признан.

Рис. 1.3.1. Макроструктурное описание психолого-политических посредников между психологией человека и политикой (А. И. Юрьев, 1997)
Рис. 1.3.1. Макроструктурное описание психолого-политических «посредников» между психологией человека и политикой (А. И. Юрьев, 1997).

Но человек несчастлив, если по внутренним или внешним причинам часть переменных не самоосуществляются. Внутренние причины — или отсутствие содержания, которое должно самоосуществиться (он необразован, невоспитан, неумел, неактивен). Или есть внутренние психологические барьеры препятствующие самоосуществлению: застенчивость, скромность, неадекватность поведения. Внешние причины — это непринятие людьми самоосуществляющегося содержания некоторых из 16 переменных психики человека в форме, например, отказа в работе, публикации, любви и так далее. Или это прямой запрет на такое самоосуществление в форме, например, тюремного заключения, изгнания и так далее. Политика, в зависимости от своих целей, или облегчает, или затрудняет самоосуществление индивидных свойств человека (нейродинамика, половые, возрастные, конституция), субъектных свойств (воля, мышление, аффект, перцепция), личностных свойств (направленность, способности, темперамент, характер), свойств индивидуальности (опыт, индивидуальная история, продуктивность, особенности).

Счастье — это психологическое интегральное ощущение человека, которое и является объектом воздействия политики на сознание и поведение человека. Например, политика делает людей несчастными, объявляя войну, то есть отрывая человека от любимых людей, перспективной работы, увлекательных замыслов, комфортного окружения. Или общество наказывает виновного человека заключением в тюрьму, фактически — это наказание «невозможностью самоосуществиться», а значит «сокращением переживания полноты бытия», а значит — «несчастьем».

Адекватная политика за счёт расширения личностных, экономических, политических свобод создаёт условия для самоосуществления человека такого масштаба, что у него нарастает переживание полноты бытия, то есть счастья.

Любая работа с человеком, будь то в сфере экономики, политики или управления, неизбежно сталкивается с мерой его «самоосуществления», которая и делает человека работоспособным, законопослушным, управляемым, жизнеспособным. И любая проблема в работе с человеком заключается в наличии «несамоосуществившейся функции», для которой не были созданы условия для её самоосуществления. Но главным инструментом для самоосуществления человека является политика — она решает кому, где, как жить, чем заниматься. Если политика манипулирует ощущением полноты бытия за счёт сокращения или увеличения свобод, то она и порождает политического человека, который хочет быть счастливым, но ощущение полноты бытия, то есть счастье, находится в компетенции власти.

Категория счастья, к сожалению, является мало исследованной психологической реальностью. Главное значение счастья заключается в том, что она играет роль аккумулятора, дающего «искру» для начала активности, труда, работы, деятельности. Именно счастье обеспечивает то, что психологи именуют «подъёмом жизненных и творческих сил». Несчастье делает человека уязвимым для болезней, психических отклонений, вытеснения из общества, из жизни. Переживание мгновений счастья, хотя бы краткое и редкое, заряжает психологический «аккумулятор», запускающей жизненные силы человека (см. рис. 1.5).

Счастье — труднодостижимое переживание, не все его достигли, и поэтому многие отрицают то, чего не достигли и не пережили. Не достигли потому, что счастье можно пережить только в момент наивысшего напряжения всех сил личности: в труде, в бою, в поиске истины, в интимной жизни. Счастье возможно только при наличии у человека объекта, ради которого он готов на запредельное напряжение ума, мышц, воли, терпения. Те, кто избегают предельного напряжения как неприемлемого, переживания счастья никогда не испытают. Более того, признаком счастья является готовность к страданию, что совсем противоречит порочному его пониманию, как «ощущению наивысшего довольства чем-либо». Только счастливый человек готов жертвовать жизнью, терпеть невыносимую боль, отказываться от наслаждения ради источника своего счастья. Все достижения, все подвиги совершили счастливые люди: Ян Гус и Николай Коперник пошли на костёр ради открывшейся им истины. Родители отдают жизнь, защищая своих детей. Примеров множество. Наверное, это имел в виду И. С. Тургенев, когда писал: «Хочешь быть счастливым? Научись сперва страдать».

Известно, что счастьем нельзя владеть — оно обязательно предмет для передачи, и у него нет другого предназначения. Человек счастлив лишь в тот момент, когда он «передаёт» другому человеку своё переживание счастья, которое он испытывает. Счастливый человек всегда сожалеет, что другой человек не может разделить с ним наслаждения от созерцания необыкновенного пейзажа, высоты полёта, вида глубин океана, проникновения в тайну природы, восторга от победы в поединке и тому подобного. Человек, ощутивший наслаждение от чего-либо, немедленно утрачивает его, если не пытается поделиться им с другим человеком. Поэт М. Светлов говорил: «И если не радость и счастье, то что же мне людям дарить?»

Известно, что счастье, превращённое в удовольствие, теряет свой смысл и свою силу. Счастье появляется всегда не потому что, что к нему стремятся, а потому, что оно является естественной «платой» за предельное усилие ради кого-либо. Ещё Ст. де Буфле писал, что удовольствие — это счастье глупцов. Сенека предупреждал, что чем больше стремишься к счастью, тем больше от него отдаляешься. К. Бальмонт писал, что «счастия искали, счастья не нашли». О. Хаксли говорил, что счастье возникает как побочный продукт, как кокс при производстве металла. Спинозе принадлежит мысль, что счастье — это не награда за добродетель, а сама добродетель.

Но счастье — интегральный показатель эффективного состояния человека, которое формируется четырьмя дифференциальными переживаниями: как а) индивид, когда он испытывает любовь; б) субъект — когда он создаёт своим трудом потребительную стоимость; в) личность — когда он обладает верой в истинность стратегии своей жизни; г) индивидуальность — когда он обладает надеждой, выстраданной им в интеллектуальных поисках. Поэтому политика манипулирует не напрямую переживанием счастья, а косвенно, через нагнетание любви или ненависти (обобщённый показатель самоосуществления индивида), через возможность трудиться или лишение работы (обобщённый показатель самоосуществления субъекта), через укрепление веры людей в человека и общество или её уничтожение (обобщённый показатель самоосуществления личности), через формирование у человека надежды на лучшее будущее или её разрушение (обобщённый показатель самоосуществления индивидуальности).

Любовь — государственный ресурс, потому что только она даёт человеку бесстрашие в войне, неутомимость в труде, изобретательность в науке, стойкое продолжение своего рода. Фундаментальность любви доказывается в I Послании Св. Павла коринфянам. Им сказаны чрезвычайные слова: «Если я имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так — что могу и горы переставлять, а не имею любви, то я — ничто». Но любовь для очень многих людей и для воплощения в политике — труднодостижимая мечта. При всей кажущейся простоте вопроса, Св. Павел перечисляет условия существования любви:

  1. Любовь долготерпит.
  2. Любовь милосердствует.
  3. Любовь не завидует.
  4. Любовь не превозносится.
  5. Любовь не гордится.
  6. Любовь не бесчинствует.
  7. Любовь не ищет своего.
  8. Любовь не раздражается.
  9. Любовь не мыслит зла.
  10. Любовь не радуется неправде.
  11. Любовь сорадуется истине.
  12. Любовь все покрывает.
  13. Любовь всему верит.
  14. Любовь всего надеется.
  15. Любовь все переносит.

Очевидно, что неисполнение только одного условия, перечисленного Св. Павлом, превращает любовь в пустое слово, в ложь, в свою противоположность — в ненависть.

В. Г. Лейбниц утверждал, что любовь — это склонность находить удовольствие в благе, совершенстве, счастье другого человека. Или склонность соединять благо другого человека с нашим собственным благом. В своём письме Мальбраншу он писал: «Быть справедливым — значит быть милосердным, но так, чтобы это согласовывалось с мудростью. Мудрость есть знание о высшем благе. Милосердие — это всеобъемлющее благорасположение. Благорасположение — это привычка любить» (12–13.03.1699). Понимание смысла такого высказывания — экзаменационный вопрос для общественного деятеля политика, намеренного повлиять на политическое поведение масс людей. И для политического психолога.

Другим, не менее грандиозным, но очень тонким инструментом политики, является вера (самоосуществление личности). Политика или разрушает веру человека во что-то, или созидает её как основу его жизни. Это чрезвычайно важно, потому что человек живёт только до момента (!), когда он верит в нечто: в другого человека, в идею, в обстоятельства, в судьбу и так далее. Разрушение его веры в первое, второе, третье — это как обрыв строп парашюта, это обрыв связей человека с жизнью. Чтобы жить, стремиться, бороться, человек верит в очень небольшое число житейских констант: 2.3, 9, может быть. Знаменитая «Личность» в психологии — это социальный костюм, одетый на «скелет и мышцы» веры человека. Человека опознают как личность издалека не по одежде, а по особой уверенной стати, динамике движения, которую ему придаёт вера, определяющая силу и влияние его личности. Именно вера обнаруживается за каждым словом, движением, поступком личности.

Значение веры для политики известно со времён богословских споров. Богословские дискуссии были, по существу, спорами о том, чем руководствоваться человеку в поисках своего места в жизни, и какие механизмы задействовать в политической жизни. Согласно христианству, «вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом» (Евр. 11.1.). Человек успешно противостоит тяготам жизни только отождествляя себя с родом человеческим, с конкретным народом, государством, местностью, профессией, с членами своего коллектива и семьи. Сам факт отождествления — уже факт веры, дающей ему душевные силы. С. Н. Булгаков писал, что то, во что можно верить, нельзя знать, оно выходит за пределы знания, а в то, что можно знать, нельзя и не должно верить. Кто верит в таблицу умножения или Пифагорову теорему? Её знают. По мнению В. С. Соловьёва, кто не верит, например, в бытие и познаваемость истины и не принимает достоверности первых оснований разумного мышления, тот, конечно, ничего не сделает для науки. Е. Н. Трубецкой утверждал, что вера как уверенность, присуща всякому человеку независимо от его убеждений, и не от его свободы зависит, верить или не верить в бытие внешнего мира и собственное существование. Суть веры заключается, по его словам, в том, что если искания нашей немощной мысли не увенчались успехом, мы должны быть непоколебимо уверены, что ответ есть. Вера разрешает загадки, которые ставят в тупик теоретический ум. Понимание веры как способа изжития противоречий наиболее кратко воплощено в августиновском изречении «верую, чтобы понимать» (credo ut intelligam). Споры о тайне рождения сына Божия — это споры о самом человеке и его месте в мире. Побеждает политик, сильный в области психологии веры.

Третьим психологическим феноменом, который использует политика, является надежда (самоосуществление индивидуальности). Обыкновенно говорят, что надежда — это ожидание осуществления чего-то радостного, благоприятного. Однако, если вера — иррациональна (нельзя доказать истинность того, что составляет силу личности), то надежда рациональна — она должна доказывать свою правоту фактами, расчётами, логикой, исследованиями, цифрами, аналогиями. Всем известные Пятилетние планы СССР, Сводки Информбюро, Программы партий и кандидатов — это методы формирования надежды. Надежда обосновываются «поднаучными» графиками, диаграммами, информацией о «движении вперёд», выполнении планов и так далее. Гигантские «машины для промывания мозгов» — средства массовой информации — формируют, лепят надежды разных размеров, форм, конфигураций. Но при этом разрушают те надежды, которые не входят в планы реализуемой политики.

Политика негласно исходит из комментариев к надежде, которую дал Св. Ап. Павел своём послании Римлянам (глава 8): «Ибо мы спасены в надежде. Надежда же, когда видит, не есть надежда, ибо если кто видит, то чего ему и надеяться? Но когда надеемся того, чего не видим, тогда ожидаем в долготерпении». С точки зрения современной политической психологии «долготерпение» — это очень трудный и долгий путь развития человека, становящегося индивидуальностью, которая своим самосуществлением и продуцируют надежду. Считается, что вера и надежда не остаются в одном состоянии: вера переходит в «видение», надежда в «обладание» — в этом их принципиальная разница. Надежда воплощается в материальные атрибуты жизни человека, за которыми стоит наука, политика, производство, экономика, культура. Надежда базируется на способности индивидуальности понимать ненормальности, несовершенства своего существования и находить способы спасения и совершенствования нетривиальными решениями. Поэтому обладание надеждой даётся далеко не всем людям, а только именуемым в психологии «индивидуальностями».

Четвёртым психологическим феноменом, формирующим переживание счастья, является труд — создание потребительной стоимости (самоосуществление субъекта). К. Маркс определял труд как потребление рабочей силы. Естественно, что расходование рабочей силы влечёт за собой так называемые трудные состояния: напряжённость, утомление, монотонию, стресс, которых человек избегает по понятным причинам. Иллюзий относительно труда никогда не было, потому что с его точки зрения «кроме напряжения тех органов, которыми выполняется труд во всё время труда, необходима целесообразная воля, выражающаяся во внимании, и притом необходима тем более, чем меньше труд увлекает рабочего своим содержанием и способом исполнения, следовательно, чем меньше рабочий наслаждается трудом, как игрой физических и интеллектуальных сил». Никакого наслаждения.

Поэтому политика львиную долю своих сил тратит на то, чтобы объединить работника с предметом и средствами труда. К. Маркс ещё писал, что: «Покупатель рабочей силы потребляет её, заставляя работать её продавца». Происходит это потому, что в большинстве случаев предмет труда (земля, уголь, скот и тому подобное) так тяжел и грязен, что объективно непосилен для человека. Труд — это подвиг. Временами наблюдается массовое бегство работников от предмета труда, как это было в сельском хозяйстве в СССР. Но и средства труда так же в большинстве случаев отталкивают работника, потому что требуют запредельного напряжения в работе, вызывая профессиональные болезни, инвалидность и тому подобное. Отбойный молоток в шахте, гусеничный трактор в холодном поле разрушают здоровье, расход силы не оправдывают доходов. Политика ищет все новые и новые методы, чтобы соединить новых работников со старым предметом и новыми средствами труда, — иначе жизнеобеспечение общества прекратится.

Тем не менее, именно труд является непременным условием счастья человека по двум причинам:

  1. Только в процессе труда ребёнок, рождённый человеком, сам становится человеком. Тайна труда заключается в том, что все психические процессы, свойства и функции человека развиваются только в натуральном процессе расходования рабочей силы (а не в спорте или игре). Свойства субъекта: мышление, воля, аффект, перцепция — становятся человеческими только в процессе изнурительного упражнения ума, воли, мышц, которые нельзя прервать по своему желанию из-за утомления или монотонии. Никакой суррогат труда (игра, спорт) не развивает высшие психические функции человека, которые являются главной целью цивилизации. Человек сам себя строит, преодолевая самого себя и природу.
  2. Труд является обязательным условием счастья человека и по второй причине: в процессе труда создаётся продукт (материальный, интеллектуальный, эстетический, этический), который имеет потребительную стоимость. Это значит, что он жизненно важен для людей как вода в пустыне. И этот продукт является предметом передачи другому человеку. Никакого иного предназначения у результата труда человека нет — он всегда для других. В момент передачи результата своего труда человек испытывает переживание полноты бытия, связанное с самоосуществлением функций субъекта. Масштаб переживания, конечно разный (космическая ракета или тонна молока), но итог одинаковый — переживание счастья. Люди, по каким-либо причинам отсеченные от труда, формируются как люди неполноценные и как люди, которые никогда не испытают настоящего человеческого счастья. Политика несёт ответственность за то, чтобы процент таких людей в общей массе населения был возможно меньшим: иначе страна оказывается отброшенной на сотые места в мировой конкуренции со всеми вытекающими последствиями.

При переходе от тестирования одного человека к репрезентативной выборке испытуемых есть надежда получить данные по качеству человеческого капитала, как это делает ПРООН без психологических данных, тем не менее, именуя это качеством человека или качеством человеческого потенциала.

Показатели качества человеческого капитала исследуются для определения его функциональных возможностей в ситуации все обостряющейся глобальной конкуренции. История человечества хранит данные о том, как целые народы исчезали бесследно, а другие появлялись на их месте, потому что были жизнеспособнее, работоспособнее, быстрее воспринимали и генерировали инновации, легче обучались. Именно эту психолого-политическую задачу предстоит решать России в обозримой перспективе.

2. Методологические основы исследования человеческого капитала

2.1. Специфика исследования психологического состояния больших масс людей

Сегодня всем понятно, что современная мировая конкуренция в экономике и в политике определяется качеством человеческих ресурсов, которым располагают страны-конкуренты. Для этого измеряется и сравнивается развитие человека и человеческого потенциала во всех странах мира. Поэтому оценка развития (считай, готовности) человека и человеческого потенциала к конкуренции и сотрудничеству проводится в международном и всероссийском масштабе (Доклад о развитии человека. 2004. Директор Сакико Фукуда Парр., ПРООН., Из-во «Мир», 2004; Доклад о развитии человека в Российской Федерации в 2005 году. Рук. Авт. коллектив под руководством профессора Бобылев С. Н., Александровой А. Л., М., 2005 и другими). Есть настоятельная необходимость осуществить исследование психологического состояния больших масс людей в масштабе целых регионов и городов. Научно-практическая проблема заключается в том, что и в международном и всероссийском масштабе человек и человеческий потенциал оцениваются по косвенным, экономическим и социальным признакам экономистами, социологами, демографами. Во всех оценках человека нет прямых психологических измерений его качества, что ставит под сомнение не только опубликованные данные, но даже идею таких оценок. Психологи нигде не участвуют в измерении качества человека, хотя именно они сотни лет разрабатывали для этого инструменты измерения когнитивных процессов, свойств личности, психических состояний и так далее. Сегодня психологические показатели состояния населения в целом абсолютно не принимаются во внимание при принятии государственных решений из-за их отсутствия.

Отсутствие психологов в коллективах, измеряющих развитие человека или человеческого потенциала объясняется, по-видимому, тем, что психологическая наука пока не ставила перед собой задач психологического измерения массовидных явлений, и поэтому не располагает к сегодняшнему дню теорией и практикой такой работы. Психологическое исследование массовидных явлений типа населения региона или города требует преодоления ряда исторически сложившихся в психологии ограничений и отсутствия доказательств возможности такой работы. Для преодоления этих ограничений и набора опыта могут потребоваться многие десятилетия, в то время как реальная практика требует получения психологических данных «здесь и сейчас». Для этого необходимо ввести в оборот психологической науки весь спектр возможностей, которые применяют сопредельные науки, в частности, математика.

Любая наука с полным правом использует для обоснования своих утверждений три способа аргументации:

  1. Доказательства — рассуждения, устанавливающее какое-либо свойство.
  2. Теоремы — доказательства с опорой на ранее установленные свойства.
  3. Аксиомы — свойства, принимаемые без доказательства (аксиома параллельности, понятие точки, числа и так далее).

Для исполнения настоящего исследования необходимо ввести ряд аксиом, которые будут проверяться, приниматься или отвергаться по мере накопления опыта психологических исследований массовидных явлений. Для целей и задач настоящего исследования в рамках теории стратегической психологии профессора А. И. Юрьева предложены пять аксиом, преодолевающих трудности психологического исследования больших масс людей, в частности, человеческого капитала.

Аксиома первая:

Психологическое состояние человека может быть измерено с помощью интегрального показателя его развития на основе идеи академика Б. Г. Ананьева о человеке как предмете исследования и концепции профессора В. А. Ганзена о целостном описании психики человека.

Введение этой аксиомы является вынужденным, потому что психологическая наука занимается исследованием отдельных психологических свойств и особенностей, и не имеет интегрального, целостного показателя развития психики человека. В отсутствии инициативы психологов на этом направлении науки целостным описанием человека начали заниматься со своих позиций социологи, экономисты, врачи, и их опыт может быть использован в психологии.

Аксиома вторая:

Население города или региона, большие массы людей могут быть психологически охарактеризованы в тех же терминах, что отдельно взятый человек, как носитель психических процессов, свойств и состояний.

Введение этой аксиомы является вынужденным, потому что психологическая наука успешно занимается изучением психических процессов, свойств, особенностей и состояний одного отдельно взятого человека, возвышаясь до небольших совокупностей людей в виде малой группы, семьи, коллектива, команды. Психологического исследования, измерения массовидных явлений типа населения региона, города практически не проводится. Вопрос о таких исследованиях был поставлен ещё академиком В. М. Бехтеревым, но после его кончины решения не получил. (Коллективная рефлексология. Петроград, 1923 год). В настоящее время может быть успешно применён опыт такой работы социологов и экономистов.

Аксиома третья:

Сходство отдельных людей и населения различных регионов и городов является предметом психологического измерения так же, как исследование их психологических различий. Общим знаменателем психологического сходства людей и массовидных явлений являются глобальные изменения в мире, порождающие унификацию требований к человеку со стороны технических устройств, процедур установления связи, атрибутов экономики, правил передвижения по миру и так далее.

Введение этой аксиомы является вынужденным, потому что психология сконцентрирована на психологических, кросс-культурных и иных различиях, мало внимания уделяя внимания сходству, позволяющему сравнивать психологическое развитие населения этнически, конфессионально, культурно разных регионов и городов. Надо заметить, что сопредельные научные дисциплины сосредоточены на поиске общих оснований для эффективного поведения в глобальном мире без границ для информации, людей, финансов, товаров и технологий. Например, унификация требований в экономике, технике, праве, науке, даже быте.

Аксиома четвёртая:

Использовать понятие «человеческий капитал» для измерения интегрального психологического показателя развития населения регионов и городов чтобы сделать его соизмеримым и совместимым с ключевым показателем развития общества — финансовым капиталом.

Введение этой аксиомы является вынужденным, потому что в психологии и сопредельных науках используются для описания массовидных явлений разнородные, недостаточно разработанные и плохо совместимые с реалиями жизни понятия «человеческий потенциал», «человеческий материал», «трудовые резервы», «трудовые ресурсы» и другие. Задача психологии — ввести такое психологическое определение качества человеческого развития, которое было бы понятно представителям сопредельных наук, совместимо с их параметрами его оценки, сделало бы результаты психологических измерений развития человека и населения регионов равноправным среди других показателей состояния общества и государства.

Аксиома пятая:

Можно применять для измерения интегрального психологического показателя состояния населения регионов и городов психологические методы и методики измерений, разработанные для изучения частных показателей психического состояния, свойств и процессов.

Введение этой аксиомы является вынужденным, потому что пока нет единой системы психологических исследований, основанной на идеях академика Б. Г. Ананьева и профессора В. А. Ганзена для получения целостной картины развития человека. На их разработку уйдут десятилетия, времени ждать практически нет. В то же время, психологическая наука располагает большим спектром локальных психологических теорий, на основе которых созданы апробированные и проверенные методики измерения частных показателей качества человека. Среди них есть достаточное количество методик измерения частных показателей развития и состояния человека, содержание и смысл которых соответствуют смыслу параметров системы описания человека Б. Г. Ананьева и В. А. Ганзена.

Таким образом, согласно введённым второй и пятой аксиомы исследований психологического состояния больших масс людей, мы можем измерять показатели человеческого капитала региона стандартизированными репрезентативными методами, применяемыми для диагностики психофизиологического и психического состояния человека.

2.2. Отбор психологических методик для оценки интегрального показателя человеческого капитала

Исходя из теоретических подходов к оценке человеческого капитала и методологических обоснований, проведения психологических исследований больших масс людей (глава 2.1), были отобраны индикаторы оценки человеческого капитала по четырём базовым способностям. В качестве первичных показателей рассматривались показатели, соответствующие психологической структуре человеческого капитала, которые могут быть измерены стандартизированными методиками в ходе психологической части исследования. Методология измерения способностей человеческого капитала через стандартизованные психологические и психофизиологические методики приведена на рис. 2.2.1.

Работо­способность
(Субъект)
Способность к обучению
(Индивидуальность)
  1. Время реакции ПЗМР (состояние ЦНС на основе простой зрительной моторной реакции).
  2. СЗМР (уровень работоспособности на основе сложной зрительно-моторной реакции — 25 квадратов).
  3. Бланк САН. Самооценка самочувствия, активности, настроения.
  1. СЗМР–3. Сложная зрительно-моторная реакция с выбором из двух альтернатив в три этапа.
  2. СЗМР. Устойчивость, стабильность реакций.
  3. Бланк Память.
  4. Бланк Внимание — «красно-черная таблица».
Жизнеспособность
(Индивид)
Способность к инновациям
(Личность)
  1. ВКМ (Общая оценка ВНС по ритму сердца), 2. ВКМ (оценка состояния СО И ПСО).
  2. ПДА — психическая нормативность. Шкалы 6–11 — кризисные состояния, асоциальные тенденции, психическое, физическое и сексуальное здоровье, психосоматика.
  3. ДАП. Девиантное поведение: аддиктивное и делинквентное поведение, суицидальный риск.
  1. МЛО. Многоуровневый Личностный Опросник по СМИЛ — Адаптивность. Группы высокой, удовлетворительной и низкой адаптации.
  2. ПДА — психическая нормативность. Шкалы 1–4 — жизненные и нравственные ценности, вера-религиозность-материализм, зависимости.
  3. Бланк Спилбергер-Ханин. Личностная и реактивная тревожность.

Таким образом, для общей оценки развития человеческого капитала был разработан интегральный показатель человеческого капитала, объединяющий четыре вторичных индекса (жизнеспособности, работоспособности, способности к инновациям, способности к обучению), которые в свою очередь интегрируют от 6 до 14 первичных показателей (рис. 2.2.2).

Рис. 2.2.1. Индикаторы психологической оценки качеств человеческого капитала
Рис. 2.2.1. Индикаторы психологической оценки качеств человеческого капитала.

Психологические методики составляют большую часть исследования человеческого капитала. Помимо традиционных бланковых опросников и методик на память и внимание используется устройство психофизиологического тестирования «Психофизиолог» (УПФТ «Психофизиолог»). Оно предназначено для автономного проведения индивидуального психофизиологического тестирования работоспособности и личностных особенностей человека. Психодиагностические опросники, содержащиеся в устройстве психофизиологического тестирования УПФТ — «Психофизиолог», позволяют оценить исследуемые качества на уровне как сознательных, так и бессознательных реакций человека. Эта возможность обеспечивается анализом не только содержания ответов, но и времени, потраченного на ответ. Прибор может функционировать как в автономном режиме, так и в режиме совместной работы с персональным компьютером. Эта возможность существенно расширяет сферу применения прибора, так как психологу предоставляются условия для проведения исследований в полевых условиях, в том числе по месту жительства испытуемого. Тестирование осуществляется путём выполнения субъектом заданной последовательности психологических тестов, которые предъявляются ему на жидкокристаллическом дисплее УПФТ, а также тестов, базирующихся на анализе ритма сердца и зрительно-моторной реакции.

В целях исследования человеческого капитала с помощью УПФТ «Психофизиолог» проводились следующие методики:

  1. Оценка функционального состояния вегетативной нервной системы по ритму сердца. Методика вариационной кардиоинтервалометрии (ВКМ). Методика вариационной кардиоинтервалометрии используется для оценки функционального состояния вегетативной нервной системы (ВНС) испытуемого по параметрам ритма его сердечной деятельности, а также для оценки общего функционального состояния человека. В процессе исследования испытуемого с помощью специальных датчиков регистрируется ЭКГ-сигнал.
  2. Оценка функционального состояния центральной нервной системы (ЦНС) на основе простой зрительной моторной реакции (ПЗМР). Для экспресс–оценки уровня активации центральной нервной системы используется методика простой зрительной моторной реакции. Применение ПЗМР в этих целях обосновано работами А. М. Зимкиной с соавторами (1978) и А. А. Талалаева (1992). В соответствии с этими работами в основе оценки функционального состояния ЦНС лежит анализ уровня и стабильности сенсомоторных реакций человека в ответ на световые раздражители. В качестве стимулов в приборе используются световые импульсы (загорание зеленой лампочки) на передней панели прибора.
  3. Оценка уровня работоспособности на основе сложной зрительномоторной реакции (СЗМР). Для оценки уровня работоспособности исследуется сложная зрительномоторная реакция на стимулы в двух вариантах. В качестве стимуляторов (световых раздражителей) используются двухцветный индикатор красного или зеленого цвета. Испытуемый должен среагировать на загорание красной или зеленой лампочки нажатием одной из двух кнопок на УПФТ. В процессе выполнения теста регистрируется время ответной реакции и количество ошибочных действий: неправильный ответ, пропуск сигнала, преждевременное нажатие.
  4. Сложная зрительно-моторная реакция с выбором из двух альтернатив в три этапа (СЗМР–3). Методика СЗМР–3 базируется на оценке СЗМР, но включает в себя три этапа и позволяет получать большее количество информации для интерпретации готовности человека к деятельности. Цель — определение основных свойств нервных процессов: силы процесса возбуждения, силы процессов торможения, подвижности нервных процессов. Сигналы объединены в три группы в соответствии с тремя этапами процедуры. Первая группа сигналов — СЗМР с выбором из двух альтернатив. Оценивается сила процессов возбуждения. Вторая группа сигналов — СЗМР с выбором из двух альтернатив. Оценивается подвижность нервных процессов (меняется назначение кнопок для гашения стимула). Третья группа сигналов — СЗМР с дифференцировкой сигналов (сигнал зеленого цвета пропускается, не гасится, на красный сигнал испытуемый должен нажать одну из кнопок). Оценивается сила процессов торможения.
  5. Оценка психической нормативности на основе психодиагностической анкеты (ПДА). ПДА состоит из 500 вопросов, объединённых в 11 шкал, и направлена на изучение отношения обследуемого к различным жизненным ценностям и ситуациям. В опроснике следующие шкалы: 1 шкала — жизненные ценности, 2 шкала — нравственные ценности, 3 шкала — вера, религиозность, материализм, 4 шкала — зависимости, 5 шкала — социальная адаптированность, 6 шкала — кризисные состояния и аффективные расстройства, 7 шкала — асоциальные и антисоциальные тенденции, 8 шкала — психическое здоровье, 9 шкала — психосоматика, 10 шкала — физическое здоровье, 11 шкала — сексуальное здоровье.
  6. Многоуровневый личностный опросник «Адаптивность» (МЛО). МЛО «Адаптивность» предназначен для изучения адаптационных возможностей индивида на основе оценки некоторых психофизиологических и социально-психоло гических характеристик личности, отражающих интегративные особен ности психического и социального развития. МЛО «Адаптивность» сос тоит из 165 вопросов и имеет четыре структурных уровня, что позволяет получить информацию различного объёма и характера. Шкалы второго, третьего и четвёртого уровня конструктивно связаны между собой. Шкалы первого уровня являются самостоятельными и соответствуют базовым шкалам СМИЛ (MMPI): L — Шкала лжи, F — Шкала достоверности, K — Коррекция, 1) Hs — Астено-невротический тип, 2) D — Тревожность, старательность, 3) Hy — Эмоциональная лабильность, истеричность, 4) Pd — Импульсивность, 5) Mf — Сенситивность, 6) Pa — Обидчивость, агрессивность, 7) Pt — Тревожность, мнительность, 8) Sс — Абстрактность мышления, индивидуалистичность, 9) Ma — Активность, поверхностность, оптимизм, 10) Si — Интроверсия-экстраверсия.

    Второй уровень образуют следующие шкалы: интегральная оценка «Дезадаптивные нарушения», астенические реакции и состояния, психотические реакции и состояния. В дальнейшем результаты преобразуются в шкалы третьего уровня: достоверность, поведенческая регуляция, коммуникационный потенциал, моральная нормативность. В конечно итоге данный сводятся в показатель «личностный потенциал социально-психологической адаптации» (4-й уровень).

  7. Опросник «Девиантное поведение» (ДАП). Методика ДАП предназначена для выявления склонности к девиантно му (аддиктивному и делинквентному) поведению. Опросник состоит из 60 вопросов и включает в себя четыре блока вопросов, направленных на выявление военно-профессиональной нап равленности (блок «Военно-профессиональная направленность»), изу чения склонности к аддиктивному (блок «Аддиктивное поведение») и делинквентному (блок «Делинквентность») поведению, а также уровня суицидальной предрасположенности (блок «Суицидальный риск») испытуемых.

Ряд методик испытуемые выполняют помимо УПФТ «Психофизиолог». Это связано с рядом причин. Во-первых, таким образом экспериментаторы стремятся уменьшить усталость испытуемых от работы с УПФТ, которая занимает не менее часа. Во-вторых, часть методик невозможно провести с помощью устройства «Психофизиолог», которое прежде всего подходит для применения опросников и психофизиологических тестов, но неприменим для исследования памяти и внимания.

Методики, проводимые без применения УПФТ «Психофизиолог»:

  1. Шкала тревожности Спилбергера-Ханина. Известная методика исследования тревожности даёт оценку двум показателям. Во-первых, оценку реактивной тревожности (тревожности как актуального состояния). Во-вторых, оценку личностной тревожности (как черты личности). Опросник состоит из 40 суждений, по 20 на каждую шкалу. Испытуемый читает каждое утверждение и оценивает степень своего согласия с ним. По Ю. Л. Ханину, состояния тревоги или ситуативная тревожность возникают как реакция человека на различные, чаще всего социально-психологические стрессоры (ожидание негативной оценки или агрессивной реакции, восприятие не благоприятного к себе отношения, угрозы своему самоуважению, престижу). Напротив, личностная тревожность как черта, свойство, диспозиция даёт представление об индивидуальных различиях в под верженности действию различных стрессоров.
  2. Опросник «Самочувствие-Активность-Настроение» (САН). Опросник САН применяется при оценке психического состояния обследуемых лиц, психоэмоциональной реакции на нагрузку, для выявления индивидуальных особенностей и биологических ритмов психофизиологических функций. Методика имеет три шкалы: самочувствие, активность, настроение.
  3. Красно-черная таблица (методика Горбова). Методика направлена на изучение внимания. Испытуемому даётся таблица, в которой в случайном порядке расположены числа чёрного и красного цветов. Задача человека заключается в том, чтобы по возможности быстро показывать и называть вслух числа и соответствующие им буквы, руководствуясь определёнными правилами. Фиксируется время выполнения, количество допущенных ошибок.
  4. Тест на кратковременную и долговременную память (запоминание цифр и слов). Тест на запоминание цифр состоит в том, что испытуемый должен повторить серии цифр, которые называет экспериментатор. Проводятся две пробы: в первой испытуемый повторяет цифры в том же порядке, в каком их называл экспериментатор, а во второй — в обратном. Другим методом исследования памяти является тест на запоминание слов. Экспериментатор называет ряд не связанных между собой слов, после того как он заканчивает, испытуемый записывает на листе бумаги те слова, что он запомнил (так проверяется кратковременная память). В конце всего исследования (психологического, политического, социологического) испытуемый записывает те слова, что он помнит в конце всего тестирования (так проверяется долговременная память).

2.3. Описание процедуры исследования

Проведение пилотажного исследования показало, что выполнение одним респондентом всего комплекса методик занимает от 2,5 часов до 3 часов 50 минут. Помимо исследования психологической составляющей человеческого капитала были использованы методики, направленные на изучение экономических стратегий поведения населения и оценку психолого-политических свобод.

Общий перечень методик:

  1. Психологическое исследование — 7 аппаратных методик (4 методики на измерение психофизиологических показателей, 3 тестовые методики) и 4 бланковые методики (в том числе двухэтапное исследование памяти на слова).
  2. Психолого-политическое исследование — тест на оценку уровня свобод человека (желаемые/имеющиеся; политические, экономические, личностные).
  3. Социально-экономическое исследование — анкета.

Форма проведения исследования: hall-тест.

Регламент проведения hall-теста: по заданной выборке респонденты приглашались в специально арендуемые помещения. Ежедневно формировались три группы испытуемых. Наполняемость групп от 15 до 25 человек. В ходе исследования заполнялся «Протокол проведения исследования», где фиксировались временные параметры и результаты исследования. С каждой группой постоянно работали два специалиста-психолога и три профессиональных интервьюера. От кафедры политической психологии СПбГУ и Центра социальных проектов «Белый Дом» интервьюировали испытуемых наши студенты, аспиранты и сотрудники.

Расчёт квотного задания для составления выборки и приглашение респондентов осуществлялись под руководством кандидата экономических наук С. А. Белановского, руководителя группы исследований «Фонда эффективной политики», Москва.

Тип построения выборки: стратифицированная квотная выборка. Стратификация выборки по типам населённых пунктов. Основания для квотирования выборки: пол, возраст, уровень дохода. Возрастной коридор для респондентов: 18–65 лет.

Объём выборки: 600 респондентов.

Авторы методологии психологического измерения человеческого капитала: кандидат психологических наук И. С. Бурикова, кандидат психологических наук М. А. Коновалова, кандидат психологических наук М. А. Пушкина, профессор, доктор психологических наук А. И. Юрьев. Научный руководитель авторского коллектива и автор теории психологии человеческого капитала профессор А. И. Юрьев.

3. Результаты измерения качеств человеческого капитала. Регион № 1

3.1. Жизнеспособность — первое качество человеческого капитала

Методика Показатели
и шкалы
Данные по всей выборке Краткое описание Коэф­фициент для расчёта интеграль­ного показателя
Среднее Стандартное отклонение Медиана Мода Результаты
ВКМ (общая оценка ВНС по ритму сердца) Уровень функционального состояния по вариативности сердечного ритма (6 градаций) 3 2 15,7% — критическое Допустимый уровень функционального состояния по вариативности сердечного ритма 0,349
4,2% — негативное
24,2% — предельно-допустимое
21,0% — допустимое
22,9% — близкое к оптимальному
12,0% — оптимальное
Уровень ЧСС (5 градаций) 3 3 2,5% — синусовая брадикардия Нормокардия 0,367
16,9% — нормокардия, ЧСС ниже среднего
36,7% — нормокардия
27,5% — нормокардия, ЧСС выше среднего
16,4% — синусовая тахикардия
Уровень вариативности сердечного ритма (5 градаций: аритмия — изометрия) 3 3 27,5% — выраженная аритмия Оптимальный ритм, но высокий процент респондентов с аритмией 0,339
16,7% — умеренная аритмия
33,9% — оптимальный ритм
12,4% — ригидный ритм
9,5% — изометрия
Индекс Напряжённости по Баевскому (оценка степени напряжённости регуляторных систем по стресс-индексу) 196 247 111 27,5% характеризуется нормальным напряжением регуляторных систем Чаще всего результаты попадают в интервал от 70 до 150, что характеризует нормальным напряжением регуляторных систем по стресс-индексу 0,275
Баланс СО и ПСО (симпати-ческого и парасимпатического отдела ВНС) 3,3 3,2 2,1 23,2% нормальный баланс СО и ПСО Нормальный баланс СО и ПСО 0,232
ПДА Кризисные состояния и аффективные расстройства (в процентах) 27,7% 13,5% 24,0% Угроза кризисных состояний и аффективных расстройств ниже среднего 0,76
Асоциальные и антисоци-альные тенденции (в процентах) 18,3% 13,6% 14,0% Низкие асоциальные и антисоциальные тенденции 0,86
Психическое здоровье (в процентах) 35,0% 14,6% 34,0% Уровень психического здоровья ниже среднего 0,34
Психо-соматика (в процентах) 32,5% 16,7% 30,0% Уровень психосоматических расстройств ниже среднего 0,7
Физическое здоровье (в процентах) 51,9% 22,7% 50,0% Средний уровень физического здоровья на фоне большого расспроса данных по респондентам (стандартное отклонение 22,7%) 0,5
Сексуальное здоровье (в процентах) 71,7% 20,2% 70,0% Высокий уровень сексуального здоровья на фоне большого разброса данных по респондентам (стандартное отклонение 20%) 0,7
ДАП Отсутствие аддиктивного поведения (в стенах от 0 до 10) 4,5 2,5 5 Средние значения (3–7 стенов) — отсутствие явных признаков аддиктивного поведения — на фоне большого разброса данных 0,545
Отсутствие делинквентного поведения (в стенах от 0 до 10) 4,4 2,4 4 Средние значения (3–7 стенов) — отсутствия явных признаков делинквентного поведения — на фоне большого разброса данных 0,455
Отсутствие суицидального поведения (в стенах от 0 до 10) 3,3 2,3 3 Средние значения (3–7), переходящие в низкие. То есть суицидальные тенденции не выражены, однако есть признаки суицидальной предрасположенности — на фоне большого разброса данных 0,364
Обобщённый показатель жизнеспособности человеческого капитала, регион № 1 0,48

Уровень жизнеспособности человеческого капитала региона № 1 составляет 0,48 по шкале от 0 до 1), то есть несколько ниже среднего. Однако в структуре жизнеспособности значения отдельных показателей неоднородны. Есть шкалы как с высокими, так и с низкими значениями по индексам жизнеспособности:

Высокие индексы жизнеспособности:
  1. Кризисные состояния и аффективные расстройства (низкий уровень угроз — 0,76). Среди кризисных состояний и аффективных реакций оцениваются следующие показатели: перенесённые экстремальные ситуации, кризис возраста, депрессивные синдромы, депрессивные реакции, эндогенные депрессии, маниакальные синдромы, суицидальные наклонности. В ходе исследования многие респонденты по этим показателям получили результат ниже среднего. Средний показатель по всей выборке составил 27,7 процента (при этом медиана равна 24,0 процента). Это говорит о низкой предрасположенности жителей региона № 1 к проявлению кризисных состояний и аффективных расстройств, и, соответственно, высокий индекс жизнеспособности.
  2. Асоциальные и антисоциальные тенденции (низкий уровень тенденций — 0,86). На уровень асоциальных и антисоциальных тенденций напрямую влияют такие факторы как социальная заброшенность в детстве, социальная психопатия, понимающее и позитивное отношение к криминалу, понимающее и позитивное отношение к оружию, работа в собственных интересах, а также в интересах конкретных структур. Все эти факторы, будучи ярко выраженными, заставляют человека отдавать приоритет удовлетворению личных потребностей, а не социальных. То есть ради конкретной выгоды или ради удовлетворения собственного желания, человек способен нарушить общественные запреты гласные и негласные. Среди участников исследования подобных опасных асоциальных и антисоциальных тенденций наблюдается в среднем 18,3 процента, причём медиана лежит в ещё меньшем значении — 14 процентов. Такой результат говорит о социальной надёжности респондентов, низком уровне асоциальных и антисоциальных тенденций, и, соответственно, о высоком уровне жизнеспособности в обществе.
  3. Психосоматика (низкий уровень расстройств — 0,7). В ходе исследования респонденты отвечали на вопросы, связанные со своим здоровьем. При исследовании уровня психосоматических расстройств, рассматривались следующие показатели: общие психосоматические проявления, психогенные нарушения питания, психогенные нарушения функции желудочно-кишечного тракта, психогенные нарушения дыхания, а также психогенные нарушения сердечной деятельности. Полученные результаты указывают на низкий уровень психосоматических расстройств жителей региона № 1 — 32,5 процента.
  4. Сексуальное здоровье (высокий уровень — 0,7). Уровень сексуального здоровья высокий — 71,7 процента (среднее значение по выборке), 70,0 процентов — медиана. Однако, довольно большой разброс данных по выборке (величина стандартного отклонения — 20,2 процента). Такое положение свидетельствует о широком диапазоне ответов респондентов, но общий высокий фон сексуального здоровья остаётся бесспорным. Отдельные ответы не исключают общей позитивной направленности.
Шкалы со средними показателями по жизнеспособности:
  1. Физическое здоровье (0,5). Аналогично данным по сексуальному здоровью, физическое здоровье респондентов также имеет широкий разброс данных по выборке (стандартное отклонение — 22,7 процента), однако распределение ответов вполне нормальное — среднее по выборке 51,9 процента, а медиана — 50,0 процентов. То есть среди респондентов большинство имеют среднее физическое здоровье, часть респондентов — низкое, а часть — высокое. Однако, если говорить в среднем по выборке — результат по физическому здоровью средний, как и индекс жизнеспособности.
  2. Отсутствие аддиктивного поведения (0,545). В результате исследования в целом по выборке явных признаков аддиктивного поведения как то: выраженная наркомания и алкоголизм обнаружено не было. Однако наблюдается довольно-таки большой разброс данных (стандартное отклонение 2,5 с учётом того, что показатель рассчитывается в стенах от 0 до 10) — то есть сравнительно большая часть респондентов вообще не обнаружила аддиктивного (то есть зависимого) поведения, а другие респонденты обнаружили ярко выраженную форму аддиктивного поведения. В целом по выборке — это средние показатели (среднее — 4,5 стенов).
  3. Отсутствие делинквентного поведения (0,455). Аналогично с параметром аддиктивного поведения по показателю делинквентного поведения в целом по выборке наблюдается широкий разброс данных (стандартное отклонение 2,4, с учётом того, что показатель так же рассчитывается в стенах от 0 до 10). Есть группа респондентов, которая ориентируется на групповые нормы и правила, соблюдает корпоративные требования, а есть группа респондентов с явно выраженным делинквентным поведением — агрессивная, несоблюдающая групповые нормы и правила. Если говорить в целом по выборке, то можно сделать вывод об отсутствии ярких признаков делинквентного поведения. Большинство респондентов склонно соблюдать групповые нормы (среднее по выборке — 4,4 стена).
Шкалы с низкими показателями по жизнеспособности:
  1. Уровень функционального состояния по вариативности сердечного ритма (0,349). Несмотря на то, что большинство респондентов имеют «положительный» (допустимый, близкий к оптимальному и оптимальный) уровень функционального состояния по вариативности сердечного ритма, только 12,0 процентов респондентов имеют оптимальный уровень, а 22,9 процента респондентов — близкий к оптимальному уровню функциональному состояния. Остальные участники исследования показали более низкие результаты (24,2 процента — предельно-допустимый показатель — «на износе»). Кроме того, 19,9 процента респондентов имеют негативный (4,2 процента) и критический (15,7 процента) уровень. Такие данные указывают на рекомендацию как можно быстрее пройти медицинское обследование.
  2. Уровень частоты сердечных сокращений (0,367). Относительно уровня частоты сердечных сокращений (ЧСС) следует отметить, что только треть респондентов — 36,7 процента имеют нормокардию, остальные респонденты — ту или иную степень отклонения от нормы. Более того, 2,5 процента участников исследования страдают синусовой брадикардией, а 16,4 процента — синусовой тахикардией, требующей вмешательства врача.
  3. Уровень вариативности сердечного ритма (0,339). Оптимальным уровнем вариативности сердечного ритма обладают только 33,9 процента респондентов. Остальные участники исследования имеют искажения оптимального ритма вплоть до ярко выраженных изменений: 27,5 процента — выраженная аритмия, 9,5 процента — изометрия. Очень высокий процент респондентов с аритмией — 44,2 процента (выраженная и умеренная аритмия). Индекс жизнеспособности по данному показателю низкий.
  4. Индекс напряжённости по Баевскому (0,275). Индекс напряжённости по Баевскому оценивает степень напряжённости регуляторных систем по стресс-индексу. При увеличении индекса Баевского происходит усиление центральной регуляции, что, как правило, соответствует состоянию стресса, повышенной тревожности, оборонительной форме ориентировочной реакции, коррелирует с низкой эффективностью когнитивной деятельности. Сниженный показатель говорит о расслабленности регуляторных систем, сниженной регуляции. Среди респондентов, участвовавших в исследовании, только 27,5 процента получили результат «нормальное напряжение регуляторных систем». У остальных стресс-индекс не соответствует норме. Индекс жизнеспособности низкий.
  5. Баланс симпатического и парасимпатического отделов нервной системы (0,232). Среди респондентов только 23,2 процента участника исследования имеют нормальный вегетативный баланс (баланс симпатической и парасимпатической нервной системы). Остальные респонденты имеют отклонения либо в сторону преобладания симпатического отдела, либо в сторону преобладания парасимпатического отдела ВНС. При нормальных значениях от 1,5 до 2,5 баллов среднее по выборке 3,3 балла (преобладание симпатического отдела ВНС), стандартное отклонение 3,2. Индекс жизнеспособности низкий.
  6. Уровень психического здоровья (0,34). Уровень психического здоровья респондентов рассчитывался исходя из показателей по следующим шкалам: неврозы, личные расстройства, шизоидность, психопатологические проявления заболеваний мозга, эпилептоидность. В среднем по выборке показатель психического здоровья ниже среднего — 35 процентов. При этом медиана — 34,0 процента, то есть половина респондентов имеет уровень ниже 34 процентов. Индекс жизнеспособности по уровню психического здоровья — низкий.
  7. Отсутствие суицидального поведения (0,364). Отсутствие суицидального поведение измеряется в стенах от 0 до 10). Результаты выше 7 стенов говорят об отсутствии суицидального риска, а 1–2 стена говорят о признаках суицидальной предрасположенности. Среднее значение по выборке составляет 3,3 стена, а медиана — 3. То есть суицидальные тенденции не выражены, однако на фоне большого разброса данных (стандартное отклонение 2,3) следует отметить высокую долю суицидального риска. Индекс жизнеспособности низкий.

Несмотря на то, что индекс жизнеспособности ниже среднего, можно отметить следующую тенденцию: самым проблемным участком в показателях жизнеспособности населения региона № 1 является состояние их физического здоровья. Создаётся впечатление, что люди хотят и готовы жить, у них есть интерес к жизни и смысл жизни, они вполне адекватно выстраивают своё социальное поведение, у них нет зависимости от наркотиков и алкоголя, тенденции впадать в депрессивные состояния, кризисные и аффективные расстройства. Однако, возможности жизни, которые заключаются в объективных, физических силах организма, в здоровье, мешают людям увеличить собственную жизнеспособность. В дополнении к возможностям жизни, воля к жизни — баланс субъективного желания жить и объективных возможностей организма также начинает сдавать свои позиции.

В качестве рекомендаций следует отметить, что, безусловно, жизнеспособность необходимо поддерживать с помощью медицинского вмешательства и превентивных, профилактических действий через систему здравоохранения, однако вне зависимости от состояния физического здоровья человека, ему необходимо вернуть волю к жизни.

3.2. Работоспособность — второе качество человеческого капитала

Методика Показатели
и шкалы
Данные по всей выборке Краткое описание Коэффициент для расчёта интегрального показателя
Среднее Станд. откл. Медиана Мода Результаты
ПЗМР Уровень активации ЦНС на основе времени реакции (1–5 градаций) 1 1 53,6% низкий уровень активации ЦНС Низкий уровень активации ЦНС 0,325
14,2% — сниженный
25,9% — средний
4,8% — выше средних значений
1,5% — высокий
СЗМР Уровень сенсомоторных реакций (4 градации) 1 1 56,8% — низкий уровень сенсомоторных реакций Низкий уровень сенсомоторных реакций 0,152
28,0% — сниженный
9,2% — средний
6,0% — высокий
Номер квадрата классификации (25 квадратов). Оценка уровня работоспособности 21 1 квадрат — 6,5%

2 квадрат — 1,7%

3 квадрат — 1,0%

4 квадрат — 0,7%

5 квадрат — 0,2%

6 квадрат — 9,0%

7 квадрат — 6,2%

8 квадрат — 5,3%

9 квадрат — 5,0%

10 квадрат –2,8%

11 квадрат — 5,2%

12 квадрат — 5,7%

13 квадрат — 3,2%

14 квадрат — 2,2%

15 квадрат — 3,2%

16 квадрат — 9,5%

17 квадрат — 6,0%

18 квадрат — 3,2%

19 квадрат — 0,6%

20 квадрат — 1,3%

21 квадрат — 16,9%

22 квадрат — 3,2%

23 квадрат — 0,5%

24 квадрат — 0,8%

25 квадрат — 0,2%

Наиболее частое значение, встречающееся по выборке (мода) — 21 квадрат. При низком качестве выполнения теста высокая скорость. Неустойчивые, импульсивные реакции на стимулы. Выраженная установка на быстродействие в ущерб безошибочности действий 0,152
САН Самочувствие шкала от 20 до 80 баллов 56,9 7,9 58 Сниженное самочувствие — 3,5% Показатель повышен при самооценке самочувствия 0,631
Нормальное самочувствие — 63,1%
Эмоциональная расторможенность — 33,4%
Активность шкала от 20 до 80 баллов 57 9 58 Сниженная активность — 3,7% Показатель повышен при самооценке активности 0,633
Нормальная активность — 63,3%
Двигательная расторможенность — 33,0%
Настроение шкала от 20 до 80 баллов 62,1 10,6 62 Сниженное настроение — 4,5% Показатель повышен при самооценке настроения 0,409
Нормальное настроение — 40,9%
Эйфория — 54,6%
Обобщённый показатель работоспособности человеческого капитала, регион № 1 0,38

Уровень работоспособности человеческого капитала в регионе № 1 составляет 0,38 по шкале от 0 до 1), то есть ниже среднего. Среди показателей, участвующих в расчёте индекса человеческого капитала, есть шкалы с высокими и низкими показателями по работоспособности. Ниже приведено их описание.

Шкалы с высокими показателями по работоспособности:
  1. Шкала самооценки самочувствия (0,631). По самооценке самочувствия нормальным самочувствием обладают 63,1 процента респондентов. 33,4 процента имеют показатели завышенной самооценки собственного самочувствия, а 3,5 процента респондентов оценивают своё самочувствие как сниженное. Высокой работоспособности человека мешают субъективное восприятие собственного самочувствия как сниженного или завышенного. В первом случае человек ощущает себя ослабленным и неспособным трудиться. Во втором случае присутствует эйфория, и, соответственно, неточность в оценке собственных сил — человек берётся за все подряд вне зависимости от того, способен ли справиться с поставленными задачами. Нормальное самочувствие говорит о готовности к работе, отсутствии лишней концентрации на собственных ощущениях, высокой работоспособности.
  2. Шкала самооценки активности (0,633). По оценке собственной активности 63,3 процента участников исследования нормально оценивают собственную активность, 3,7 процента — оценивают свою активность как сниженную, а 33 процента получили завышенные оценки, что говорит об их двигательной расторможенности.

Также как и с показателем по самооценке собственного самочувствия, заниженные и завышенные показатели активности мешают адекватному выполнению работы и снижают работоспособность человека. Нормальная активность человека означает его готовность к работе, следовательно, высокую работоспособность.

Шкалы с низкими показателями по работоспособности:
  1. Уровень активации ЦНС на основе времени реакции (0,325). Среди респондентов, участвовавших в исследовании в регионе № 1, 53,6 процента имеют низкий уровень активации ЦНС, а ещё 14,2 процента — сниженный. Только 25,9 процента тестируемых обладают средним уровнем активации. Выше средних значений и высокий уровень получили 4,8 процента и 1,5 процента соответственно. Тесная связь между состоянием ЦНС и тонусом скелетной мускулатуры говорит о том, что при недостаточной активации ЦНС функциональное состояние организма человека также находится в сниженном состоянии, в состоянии сниженной готовности к действиям, что говорит о сниженной работоспособности человека.
  2. Уровень сенсорных реакций (0,152). Уровень сенсомоторных реакций влияет на способность человека адекватно действовать, справляться с работой. Среди жителей региона № 1 56,8 процента участников исследования получили низкие показатели по уровню сенсомоторных реакций, а 28 процентов — сниженный. Только 6,0 процентов имеют высокий, а 9,2 процента — средний показатель. В целом, при таком уровне сенсомоторных реакций среди респондентов можно говорить о крайне низком показателе работоспособности.
  3. Оценка состояния сенсомоторных реакций по номеру квадрата классификации (0,152). При оценке работоспособности использовалась классификация состояний сенсомоторных реакций (25 квадратов классификации). В качестве основных параметров работоспособности выступали два показателя: качество выполнения заданий (низкое, ниже среднего, среднее, выше среднего, высокое) и среднее время реакций (низкое, ниже среднего, среднее, выше среднего, высокое). Для расчёта индекса работоспособности использовались данные только тех респондентов, которые по обеим шкалам имеют показатели не ниже среднего уровня. По номерам квадратов классификации это 13, 14, 15, 18, 19, 20, 23, 24 и 25 квадраты. Такие респонденты настроены на безошибочное выполнение заданий и оптимальное быстродействие. Однако большинство респондентов имеют низкие показатели по скорости реакции, а так же низкие показатели по качеству деятельности. Довольно показательным является то, что мода — 16,9 процента от всей выборки (наиболее часто встречающийся результат по выборке) попадает на квадрат № 21 — при низком качестве выполнения теста респонденты старались придерживаться максимальной скорости. Им свойственны неустойчивые импульсивные реакции на стимулы, выраженная установка на быстродействие в ущерб безошибочности действий. Это означает, что участники исследования хотели быстрее выполнить задание, не обращая внимания на качество исполнения. Низкие показатели работоспособности.
  4. Шкала самооценки настроения (0,409). По шкале оценке собственного настроения 40,9 процента респондентов показали «нормальное настроение», 4,5 процента — сниженное, а большинство респондентов — 54,6 процента — оказались в состоянии эйфории, давая завышенные оценки собственному настроению. При таких показателях человек не склонен адекватно оценивать происходящее вокруг, он видит мир несколько в «радужном свете», несерьезен и не может сконцентрироваться на выполнении задачи. Более того, в состоянии эйфории человек склонен переоценивать собственные силы, в то время как на самом деле не обладает реальной возможностью справиться с работой. Показатели по работоспособности низкие.
Выводы по индексу работоспособности:

Общий индекс по показателю работоспособности ниже среднего — 0,38. Однако следует отметить, что страдают в первую очередь показатели, связанные с объективными физическими возможностями человека трудиться. Если рассматривать все используемые в данном разделе показатели через призму объективных и субъективных данных о человеке, то есть что он сам говорит о себе и собственной готовности к труду и то, что объективно замеряют тесты, оказывается, что между этими данными есть существенный диссонанс. Именно здесь заключается основная дилемма работоспособности: по субъективным показателям человек выглядит сильным, уверенным и готовым к работе, а по объективным показателям — он к работе не готов. На эту тенденцию также указывает и результат, полученный по шкале самооценки собственного настроения — эйфория, неадекватность в сторону завышения собственного состояния при объективно низких показателях — вот основная характеристика работоспособности, полученная в результате исследования жителей региона № 1. Респонденты хотят работать и чувствуют внутренние силы и возможности для этого, «рвутся в бой», готовы браться за выполнение любой задачи, но объективно не способны её выполнить или же работа идёт с большими энергетическими, психическими и соматическими потерями для организма человека — работа на износ.

3.3. Способность к инновациям — третье качество человеческого капитала

Методика Показатели
и шкалы
Данные по всей выборке Краткое описание Коэффициент для расчёта интегрального показателя
Среднее Станд. откл. Медиана Мода Результаты
МЛО Личностный потенциал социально-психологической адаптации (в стенах, от 0 до 10) 4 4 3 27,7% — низкая адаптация Удовлетворительный уровень личностного потенциала социально-психологической адаптации 0,237
48,6% — удовлетворительная адаптация
21,0% — нормальная адаптация
2,7% — высокая адаптация
ПДА Жизненные ценности (в процентах) 56,6% 8,9% 57,0% Средний уровень жизненных ценностей 0,57
Нравственные ценности (в процентах) 74,7% 14,6% 75,0% Высокий уровень нравственных ценностей 0,75
Вера, Релизиозность Материализм (в процентах) 59,9% 19,7% 60,0% Уровень религиозности средний и выше среднего 0,6
Зависимости (в процентах) 30,0% 10,9% 28,0% Уровень психологических зависимостей в выборке ниже среднего 0,72
Тревожность. Спилбергер — Ханин Ситуативная тревожность (в баллах от 20 до 80) 39,8 8,8 39 низкая — 13,0%; Средний уровень ситуативной тревожности от 31 до 45). 0,65
средняя — 64,8%;
высокая — 22,2%
Личностная тревожность (в баллах от 20 до 80) 42,6 8,1 42 низкая — 6%; Средний уровень личностной тревожности от 31 до 45) 0,59
средняя — 59,1%;
высокая — 34,9%
Обобщённый показатель способности к инновациям человеческого капитала, регион № 1 0,59

Показатель способности к инновациям человеческого капитала региона № 1 значительно выше показателей по другим способностям по шкале от 0 до 1. Он равен 0,59.

Первое замечание:

Способность к инновациям заключается в быстрой адаптации человека к изменениям в окружающей среде. Поэтому один из наиболее важных показателей в способности к инновациям — это личностный потенциал социально-психологической адаптации (ЛАП — личностный адаптационный потенциал), который оценивает адаптационные возможности индивида на основе психофизиологических и социально-психологических характеристик личности, отражающих интегративные особенности психического и социального развития. Выборку в регионе № 1 можно охарактеризовать как группу с удовлетворительными показателями по личностному адаптационному потенциалу. 48,6 процента испытуемых показали удовлетворительные результаты: большинство лиц этой группы обладают признаками различных акцентуаций, которые в привычных условиях частично компенсированы и могут проявляться при смене деятельности. Поэтому успех адаптации во многом зависит от внешних условий. Такие лица, как правило, обладают невысоким уровнем нервно-психической устойчивости. Процесс социализации осложнен, возможны асоциальные срывы, проявления агрессивности и конфликтности. Функциональное состояние на начальных этапах адаптации может быть снижено. Мотивация к деятельности недостаточно устойчивая.

Вызывает тревогу, что каждый четвёртый тестируемый получил низкие показатели по личностной адаптации: лица этой категории обладают явными акцентуациями характера и некоторыми признаками психопатий. Психическое состояние можно охарактеризовать как пограничное. Процесс адаптации протекает тяжело. Весьма вероятны нервно-психические срывы, особенно в экстремальной обстановке. Лица этой группы обладают высоким уровнем межличностной конфликтности, склонны к делинквентному поведению. Мотивация к деятельности, как правило, неустойчивая. Лица этой группы требуют постоянного контроля со стороны руководства и медицинской службы. Фактически 27,7 процента тестируемых не могут эффективно адаптироваться в окружающем мире и, следовательно, способность к инновациям у этой группы людей снижена. 23,7 процента участников исследования продемонстрировали высокий и нормальный уровень адаптации. Такие лица достаточно легко адаптируются к новым условиям деятельности, быстро «входят» в новый коллектив, достаточно легко и адекватно ориентируются в ситуации, быстро вырабатывают стратегию своего поведения и социализации. Они, как правило, не конфликтны, обладают высокой нервно-психической устойчивостью. Функциональное состояние лиц этих групп в период адаптации остаётся в пределах нормы, работоспособность сохраняется. Мотивация к деятельности достаточно устойчивая.

Второе замечание:

Помимо личностной адаптации, способность к инновациям, то есть способность усваивать новые закономерности окружающего мира, зависит от того, насколько хорошо были усвоены социальные нормы и ценности. Человек не может быть открытым к инновациям, если не понимает, как они трансформируют существующую действительность и не может эффективно оценить их вред или пользу. Поэтому в оценку способности к инновациям были включены показатели, характеризующие уровень жизненных, нравственных и религиозных ценностей. Чем выше показатели по этим ценностям, тем выше способности к инновациям. Приведём гипертрофированный пример в доказательство этой позиции.

Крайняя экстремальная форма проявления религиозности — религиозные террористы. Это группы людей, которые берут себе на вооружение и эффективно используют новейшие достижения науки и техники, начиная от оружия и техники, заканчивая социальными науками. Такие, как новые методы пропаганды или территориально-сетевые методы организации общественных движений. Религиозных фанатиков нельзя назвать людьми, которые не способны адаптироваться к реалиям глобального мира.

Показатель жизненных ценностей включает в себя такие шкалы как ценность самореализации, ценность работы, семьи, долга, власти, денег, сексуальности. Медиана значений по уровню жизненных ценностей по выборке в регионе № 1 составляет 57 процентов. То есть показатели чуть выше средних.

Показатель нравственных ценностей (нравственность) — 75 процентов. То есть испытуемые демонстрируют высокие показатели по уровню нравственных ценностей. Показатели по вере (религиозности) — 60 процентов (выше среднего).

Третье замечание:

На способность к инновации оказывает влияние уровень зависимостей испытуемых от алкоголя, наркотиков, табака, медикаментов, сексуальные зависимости и других. Высокие показатели зависимостей снижают уровень инновационных способностей. Медиана значений по уровню зависимостей по выборки региона № 1. То есть показатели ниже средних.

Четвёртое замечание:

На способность воспринимать новые закономерности человеком также влияет показатели тревожности, как реактивной (ситуативной), так и личностной тревожности. Под личностной тревожностью понимается устойчивая индивидуальная характеристика, отражающая предрасположенность субъекта к тревоге и предполагающая наличие у него тенденции воспринимать достаточно широкий «веер» ситуаций как угрожающие, отвечая на каждую из них определённой реакцией. Как предрасположенность личностная тревожность активизируется при восприятии определённых стимулов, расцениваемых человеком как опасные для самооценки, самоуважения. Ситуативная или реактивная тревожность как состояние характеризуется субъективно переживаемыми эмоциями: напряжением, беспокойством, озабоченностью, нервозностью. Это состояние возникает как эмоциональная реакция на стрессовую ситуацию и может быть разным по интенсивности и динамичности во времени. Ярко выраженная тревожность снижает стремление индивида к инновациям. Личности, относимые к категории высокотревожных, склонны воспринимать угрозу своей самооценке и жизнедеятельности в обширном диапазоне ситуаций и реагировать весьма выраженным состоянием тревожности. На этом фоне следует заметить, что у человека должен быть оптимальный уровень тревожности (так называемая «полезная» тревожность), только в этом случае можно говорить об активной и эффективной деятельности. Среднем уровнем ситуативной тревожности обладает 64,8 процента испытуемых в регионе № 1. Средней уровень личностной тревожности — 59,1 процента.

Следует отметить, что 34 процента испытуемых (каждый третий) в регионе № 1 — это люди с высоким уровнем личностной тревожности. Следовательно, они могут давать неадекватные реакции особенно в тех ситуациях, когда речь идёт об оценке компетенций человека или престижа. Инновации — это новые элементы в компетенциях людей, их усвоение идёт через переоценку старых. Оценка собственного уровня компетенций болезненна и вызывает неадекватные реакции у людей с высоким уровнем тревожности. Следовательно, у 34 процентов опрошенных способность к инновациям снижена из-за высоких показателей по уровню личностной тревожности.

Выводы по индексу способности к инновациям:

В целом, способность к инновациям у человеческого капитала в регионе № 1 выше средних значений. Во многом этому способствуют высокие показатели по жизненным, нравственным ценностям, относительно не высокому уровню зависимостей разной модальности. Вызывают беспокойство сниженные показатели по уровню личностного потенциала социально-психологической адаптации. Фактически это означает следующее: чтобы повысить показатели по способности к инновациям жителей региона № 1 необходимо методами массовой психологической коррекции проводить работу с населением по повышению психологической адаптации к окружающему миру. Это позволит людям быть устойчивыми к новому глобальному миру, что в конечном счёте усилит регион.

3.4 Способность к обучению — четвёртое качество человеческого капитала

Методика Показатели
и шкалы
Данные по всей выборке Краткое описание Коэффициент для расчёта интегрального показателя
Среднее Станд. откл. Медиана Мода Результаты
СЗМР–3 Уровень силы процессов возбуждения (5 градаций) 3 5 8,3% — низкая сила процессов возбуждения Можно выделить две точки концентрации результатов.

(1) средняя сила процессов возбуждения, (2) высокая сила процессов возбуждения

0,465
11,9% — ниже среднего
33,5% — средняя сила
10,9% — выше среднего
35,6% — высокая сила процессов возбуждения
СЗМР Уровень стабильности реакций (5 градаций) 2 2 23,0% — низкая стабильность реакций В целом можно охарактеризовать выборку, как уровень стабильности реакций ниже среднего 0,227
30,4% — ниже среднего
23,9% — средняя стабильность реакций
15,5% — выше среднего
7,2% — высокая стабильность реакций
Внимание (Шульте-Горбов) Количество отказов 0,2 0,4 0 0 0 отказов — 84,5% 0,845
1 отказ — 13,5%
2 отказа — 2,2%
4 и более отказов — 0,0%
Оценка памяти Прямой порядок запоминания рядов цифр 6,7 1,3 7,0 6 Меньше 5 цифр воспроизвели 6,2%

7 цифр и более воспроизвели 51,9%

Средние данные. Норма: 7 ±2 0,519
Обратный порядок запоминания рядов цифр 4,7 1,4 4,0 4 Меньше 5 цифр воспроизвели 51,1% 0,489
Сумма запомненных цифр в ряду по двум замерам 11,3 2,4 11,0 12 Меньше 10 цифр суммарно вспомнили 24,7%

12 цифр и больше — 44,2%

0,442
Память на слова. Сумма двух предъявлений 11,2 3,1 11,0 11 Меньше 10 слов суммарно вспомнили 28,9%

14 слов и более воспроизвели — 21,4% опрошенных

0,214
Долговременная Память на слова 4,0 2,5 4,0 3 Меньше 5 слов вспомнили 61,7%

7 слов и более воспроизвели — 15,6%

Большой разброс данных 0,156
Обобщённый показатель способности к обучению человеческого капитала региона № 1 0,42

По шкале от 0 до 1 способность к обучению человеческого капитала в регионе № 1 равна 0,42. Это один из самых низких показателей среди других четырёх способностей.

Рассмотрим более подробно структуру способности к обучению:

  1. Академик И. П. Павлов в своём учении о высшей нервной деятельности ввёл показатель силы возбуждения, как одну из характеристик нервных процессов. Сила процессов возбуждения — свойство нервной системы, отражающее предел работоспособности клеток головного мозга, их способность выдерживать очень сильное или длительно действующее возбуждение. Данное свойство нервной системы позволяет сохранять высокий уровень работоспособности в условиях преодоления трудностей, быстрое восстановление хорошей работоспособности, настойчивость, упорство в достижении цели. В выборке по региона № 1 — 20,1 процента респондентов имеют показатели ниже среднего и низкие по силе процессов возбуждения, то есть это люди, которые могут не адекватно реагировать на сильные раздражители вплоть до ухода в запредельное торможение. 33,5 процента респондентов имеют среднюю силу процессов возбуждения, 46,5 процента — выше среднего и высокую, то есть способны выдерживать очень сильное или длительно действующее возбуждение.
  2. В процессе обучения важное место занимает не только способность клеток головного мозга выдерживать сильное и длительное возбуждение, но так же и показатель уравновешенности, который выражается в стабильности реакций. Характерно, что в регионе № 1 53,4 процента респондентов обладают низкой и ниже среднего стабильностью реакций. То есть даже на фоне адекватной реакции на сильные раздражители эти испытуемые в своих реакциях хаотичны. И только 22,7 процента респондентов в регионе № 1 обладают стабильностью реакций выше среднего и высокой.
  3. Способность ставить перед собой цели и достигать их — это одно из важных составляющих способности к обучению. В ходе выполнения теста «красно-черной» таблицы (оценка параметров внимания) оценивалась целеустремлённость человека, то есть способность несмотря на внутренние или внешние сложности продолжать преследовать поставленную цель. 84,5 процента испытуемых в регионе № 1 смогли выполнить это сложно задание без отказов от выполнения, то есть продемонстрировали свои возможности по достижению поставленных целей.
  4. Особенности памяти человека так же оказывают влияние на способность к обучению. В ходе исследования человеческого капитала в регионе № 1 были введены четыре индикатора возможностей памяти, которые оценивают кратковременную, долговременную память; запоминание слов и цифр. Процессы памяти (запоминание, хранение и воспроизведение информации) во многом связаны с состоянием нейронов и синоптических связей. Самые низкие показатели мы получили по критерию долговременной памяти. Из тридцати предъявленных слов в конце исследования семь и более слов (больше 20 процентов предъявляемой информации) смогли вспомнить только 15,6 процента респондентов. 61,7 процента испытуемых воспроизвели четыре и меньше слов из тридцати ранее предъявленных им.
Выводы по индексу способности к обучению:

В структуре способности к обучению человеческого капитала в регионе № 1 есть два слабых места. Первое — это стабильность реакций. При в целом хорошей способности противостоять нагрузкам и помехам, выполняя поставленную задачу, испытуемые демонстрируют хаотичность своих действий, раскоординированность. Второе слабое место — это способность воспроизводить информацию через определённый промежуток времени. Половина испытуемых могут воспроизводить не более 10 процентов предъявляемой информации.

3.5. Интегральный показатель человеческого капитала в регионе № 1

Все значения первичных показателей человеческого капитала переводились в индексы от 0 до 1, которые рассчитывались для каждого показателя отдельно. Вторичные индексы и интегральный показатель человеческого капитала рассчитывались как среднее арифметическое индексов более низкого порядка. Следует отметить, что показатель предварительного индекса равный единице — это нормальное состояние индекса человеческого капитала. Отступление от единицы — уход от нормы.

Таблица 3.5.1. Расчёт индексов первого порядка по уровню жизнеспособности человеческого капитала

Индекс Значение индекса Основание для расчёта индекса
1 Индекс уровня функционального состояния организма (ВКМ) 0,349 Аппаратная методика. Доля респондентов, получивших результаты по уровню функционального состояния организма «близкие к оптимальным значениям» и «оптимальные»
2 Индекс уровня частоты сердечных сокращений 0,367 Аппаратная методика. Доля респондентов с частотой сердечных сокращений, оценённых как «нормокардия» (в противовес тахикардии и брадикардии)
3 Индекс вариативности сердечного ритма 0,339 Аппаратная методика. Доля респондентов с оптимальным сердечным ритмом
4 Индекс напряжённости регуляторных систем по стресс-индексу 0,275 Аппаратная методика. Доля респондентов с нормальным напряжением регуляторных систем по стресс-индексу Баевского
5 Индекс баланса симпатического и парасимпатического отдела ВНС 0,232 Аппаратная методика. Доля респондентов с нормальным балансом симпатического и парасимпатический отдел ВНС
6 Индекс уровня кризисных состояний и аффективных расстройств 0,76 Тестовая аппаратная методика. Расчёт по медиане, полученной по шкале кризисных состояний и аффективных расстройств в данной выборке
7 Индекс уровня асоциальных и антисоциальных тенденций 0,86 Тестовая аппаратная методика. Расчёт по медиане, полученной по шкале асоциальных и антисоциальных тенденций в данной выборке
8 Индекс уровня психического здоровья 0,34 Тестовая аппаратная методика. Расчёт по медиане, полученной по шкале уровня психического здоровья в данной выборке
9 Индекс уровня психосоматических расстройств 0,7 Тестовая аппаратная методика. Расчёт по медиане, полученной по шкале уровня психосоматических расстройств в данной выборке
10 Индекс уровня физического здоровья 0,5 Тестовая аппаратная методика. Расчёт по медиане, полученной по шкале уровня физического здоровья в данной выборке
11 Индекс уровня сексуального здоровья 0,7 Тестовая аппаратная методика. Расчёт по медиане, полученной по шкале уровня сексуального здоровья в данной выборке
12 Индекс уровня аддиктивного поведения 0,545 Тестовая аппаратная методика. Расчёт по арифметическому среднему, полученному по шкале аддиктивного поведения в данной выборке
13 Индекс уровня делинквентного поведения 0,455 Тестовая аппаратная методика. Расчёт по арифметическому среднему, полученному по шкале аддиктивного поведения в данной выборке
14 Индекс уровня суицидального поведения 0,364 Тестовая аппаратная методика. Расчёт по арифметическому среднему, полученному по шкале суицидального поведения в данной выборке
Индекс Жизнеспособности (индекс второго порядка) 0,48 Среднее арифметическое индексов первого порядка

Таблица 3.5.2. Расчёт индексов первого порядка по уровню работоспособности человеческого капитала

Индекс Значение индекса Основание для расчёта индекса
1 Индекс уровня активации ЦНС на основе времени реакции 0,325 Аппаратная методика. Доля респондентов, получивших значения «средние», «выше среднего» и «высокие»
2 Индекс уровня сенсомоторных реакций 0,152 Аппаратная методика. Доля респондентов со «средними» и «высокими значениями» по уровню сенсорных реакций
3 Индекс уровня работоспособности на основе сложной зрительно-моторной реакции 0,152 Аппаратная методика. Доля респондентов, которые были отнесены по уровню работоспособности к квадратам 13, 14, 15, 18, 19, 20, 23, 24, 25
4 Индекс уровня самооценки самочувствия 0,631 Тестовая бланковая методика. Доля респондентов, оценивающих своё самочувствие как нормальное
5 Индекс уровня самооценки активности 0,633 Тестовая бланковая методика. Доля респондентов, оценивающих свою активность, как нормальную
6 Индекс уровня самооценки настроения 0,409 Тестовая бланковая методика. Доля респондентов, оценивающих своё настроение, как нормальное
Индекс работоспособности (индекс второго порядка) 0,38 Среднее арифметическое индексов первого порядка

Таблица 3.5.3. Расчёт индексов первого порядка по уровню способности к инновациям человеческого капитала

Индекс Значение индекса Основание для расчёта индекса
1 Индекс уровня социально-психологической адаптации 0,237 Тестовая аппаратная методика. Доля респондентов с «нормальной» и «высокой» социально-психологической адаптацией
2 Индекс уровня жизненных ценностей 0,57 Тестовая аппаратная методика. Расчёт по медиане, полученной по шкале уровня жизненных ценностей в данной выборке
3 Индекс уровня нравственных ценностей 0,75 Тестовая аппаратная методика. Расчёт по медиане, полученной по шкале уровня нравственных ценностей в данной выборке
4 Индекс уровня религиозности 0,6 Тестовая аппаратная методика. Расчёт по медиане, полученной по шкале уровня религиозности в данной выборке
5 Индекс уровня психологических зависимостей 0,72 Тестовая аппаратная методика. Расчёт по медиане, полученной по шкале уровня психологических зависимостей
6 Индекс уровня ситуативной тревожности 0,65 Тестовая бланковая методика. Доля респондентов, получивших «средние» показатели по шкале ситуативной тревожности
7 Индекс уровня личностной тревожности 0,59 Тестовая бланковая методика. Доля респондентов, получивших «средние» показатели по шкале личностной тревожности
Индекс способности к инновациям (индекс второго порядка) 0,59

Таблица 3.5.4. Расчёт индексов первого порядка по уровню способности к обучению человеческого капитала

Индекс Значение индекса Основание для расчёта индекса
1 Индекс уровня силы процессов возбуждения 0,465 Аппаратная методика. Доля респондентов с результатами «выше среднего» и «высокими» по уровню силы процессов возбуждения
2 Индекс уровня стабильности реакций 0,227 Аппаратная методика. Доля респондентов с результатами «выше среднего» и «высокими» по уровню стабильности реакций
3 Индекс процессов внимания 0,845 Тестовая методика. Доля респондентов, выполнивших задание без отказа
4 Индекс процессов памяти № 1 0,519 Тестовая методика. Доля респондентов, которые воспроизвели 7 и более цифр при прямом порядке запоминания цифр
5 Индекс процессов памяти № 2 0,489 Тестовая методика Доля респондентов, которые воспроизвели 5 и более цифр при обратном порядке запоминания цифр
6 Индекс процессов памяти № 3 0,442 Тестовая методика. Доля респондентов, которые воспроизвели 12 и более цифр суммарно при двух предъявлениях
7 Индекс процессов памяти № 4 0,214 Тестовая методика. Доля респондентов, которые воспроизвели 14 и более слов, сразу после предъявления
8 Индекс процессов памяти № 5 0,156 Тестовая методика. Доля респондентов, которые воспроизвели 7 и более слов после длительного временного промежутка не менее часа работы
Индекс способности к обучению (индекс второго порядка) 0,42 Среднее арифметическое индексов первого порядка

Обобщённые индексы второго порядка являются показательным инструментом для выражения одним числом характеристик человеческого капитала, а также сложности и неравномерности в развитии способностей человеческого капитала данного региона.

Числовое выражение также позволяет сравнивать между собой разные регионы, страны, отдельные культурные и социальные группы, отслеживать изменение способностей во времени.

Рис. 3.5.5. Интегральный показатель человеческого капитала в регионе № 1
Рис. 3.5.5. Интегральный показатель человеческого капитала в регионе № 1, как арифметическое среднее четырёх способностей представлено.

Интегральный показатель человеческого капитала в регионе № 1 равен 0,47 по шкале от 0 до 1. Самые низкие показатели человеческого капитала — это работоспособность (0,38) и способность к обучению (0,42). Наиболее высокий показатель — способность к инновациям, то есть способность населения адаптироваться к новым условиям глобализации.

Рассматривая структуру человеческого капитала, можно отметить сильные и слабые стороны.

Слабые стороны, которые негативно влияют на качество человеческого капитала:

  1. Потенциальные и реальные проблемы, связанные с физическим состоянием организма, в частности с сердечно-сосудистыми заболеваниями.
  2. Сниженный уровень психического здоровья и присутствие суицидальных тенденций. Причём исследование показало, что население не находится в ситуации ярко переживаемого кризиса или психологического аффекта. То есть объективно кризиса нет. Низкий уровень психического здоровья это пролонгированное состояние населения региона № 1. Создаётся впечатление, что население находится в ситуации непрекращающегося психологического стресса, переходящего в дистресс.
  3. Низкий уровень активации центральной нервной системы (ЦНС). Если говорить о человеке, то низкий уровень активации ЦНС — это свидетельство о сниженном функциональном состоянии человека, сниженной готовности к действиям. Другими словами, состояние населения региона № 1 имеет признаки переутомления. Ещё одно подтверждение — ориентация на быстродействие выполнения любых тестовых заданий в ущерб качеству выполнения. Нестабильность и хаотичность реакций.
  4. Вызывает беспокойство неадекватно завышенная самооценка физического состояния, активности и настроения. Элементы эйфории. Последствия неадекватного восприятия своего состояния — недооценка угроз, связанных с физическим состоянием организма, несоблюдение правил безопасности жизнедеятельности, режима труда и отдыха, питания и так далее.
  5. Удовлетворительный уровень социально-психологической адаптации. То есть психологически население с трудом адаптируется к современным условиям изменений в мире и в стране. Средний и высокий уровень личностной тревожности.

Сильные стороны, отталкиваясь от которых, можно восстановить жизнеспособность, работоспособность, способность к обучению человеческого капитала:

  1. Высокий уровень жизненных и нравственных ценностей. Высокий уровень религиозности жителей региона № 1. Низкий уровень асоциальных тенденций и делинквентного поведения (следует напомнить, что это общие характеристики населения региона № 1; в общем показателе нет дробления на подгруппы по возрасту, полу, социальному положению). Фактически население демонстрирует свой изначально позитивный настрой, хорошую основу для развития. С таким нравственным населением при наличии политической воли и чётко сформулированных целей можно строить сильное современное государство.
  2. Высокий уровень силы процессов возбуждения. Можно считать, что у населения потенциально есть достаточно высокая выносливость. При наличии поставленных целей — высокая целеустремлённость.

3.6. Выводы по региону № 1

Базой для всех других параметров человеческого капитала является жизнеспособность жителей региона. От 0 до 1 коэффициент жизнеспособности населения региона равен 0,48. По результатам комплексного исследования жители региона преимущественно не имеют признаков кризисных состояний и аффективных расстройств. У них высок уровень социальной надёжности и очень низок уровень проявления асоциальных и антисоциальных тенденций.

Однако при этом большинство респондентов имеет среднее физическое здоровье, часть респондентов — низкое, и только незначительная часть — высокое. Тревожно обстоят дела с уровнем функционального состояния по вариативности сердечного ритма респондентов: у 24,2 процента предельно-допустимый показатель — «на износе».

Кроме того, 19,9 процента респондентов имеют негативный (4,2 процента) и критический (15,7 процента) уровни. По индексу частоты сердечных сокращений (ЧСС) только треть респондентов — 36,7 процента — имеют нормокардию, остальные респонденты — ту или иную степень отклонения от нормы. Участники исследования имеют искажения оптимального сердечного ритма вплоть до ярковыраженных изменений: 27,5 процента — выраженная аритмия, 9,5 процента — изометрия.

Очень высокий процент респондентов с аритмией — 44,2 процента (выраженная и умеренная аритмия). Индекс жизнеспособности по уровню соматического здоровья низкий.

Сопряжённый с этими параметрами индекс напряжённости по Баевскому (состояние стресса, повышенной тревожности, оборонительная форма ориентировочной реакции) коррелирует с низкой эффективностью когнитивной деятельности. Только у 27,5 процента жителей региона результат — «нормальное напряжение регуляторных систем».

У остальных стресс-индекс не соответствует норме. По балансу симпатического и парасимпатического отделов нервной системы только 23,2 процента участника исследования имеют нормальный вегетативный баланс (баланс симпатической и парасимпатической нервной системы). Остальные респонденты имеют отклонения либо в сторону преобладания симпатического отдела, либо в сторону преобладания парасимпатического отдела ВНС.

В результате, по параметру аддиктивного поведения наблюдается большой разброс данных — большая часть респондентов вообще не обнаружила аддиктивного (то есть зависимого) поведения, но другие респонденты обнаружили ярко выраженную форму аддиктивного поведения. В целом по выборке — это средние показатели, соответственно, и средний уровень жизнеспособности. То же самое касается делинквентного поведения, — наблюдается широкий разброс данных. Есть группа респондентов, которая ориентируется на групповые нормы и правила, соблюдает корпоративные требования, а есть группа респондентов с явно выраженным делинквентным поведением — агрессивная, не соблюдающая групповые нормы и правила. По этому признаку индекс жизнеспособности средний.

Уровень психического здоровья респондентов (неврозы, личные расстройства, шизоидность, психопатологические проявления заболеваний мозга, эпилептоидность оказался в среднем по выборке ниже среднего — 35 процентов. Половина респондентов имеет уровень ниже 34 процентов. Суицидальные тенденции не выражены, однако на фоне большого разброса данных (стандартное отклонение 2,3) следует отметить высокую долю суицидального риска. Индекс жизнеспособности по уровню психического здоровья низкий.

С индексом жизнеспособности жителей региона тесно связан индекс их работоспособности, который по параллельным измерениям оказался ниже среднего — 0,38. Причём, это снижение социально замаскировано. По субъективным представлениям респондентов они выглядят сильными, уверенными и готовыми к работе, а по объективным показателям — они к работе не готовы. По шкалам самооценки зафиксирована эйфория, неадекватность в сторону завышения собственного состояния при объективно низких показателях работоспособности. Респонденты хотят работать и чувствуют внутренние силы и возможности для этого, «рвутся в бой», готовы браться за выполнение любой задачи, но объективно не способны её выполнить или же работа идёт с большими энергетическими, психическими и соматическими потерями для организма человека — работа на износ. Индекс работоспособности низкий.

Тревожное состояние жизнеспособности и работоспособности населения может быть исправлено способностью к обучению, но она зависит от здоровья и готовности людей к работе. К сожалению, исследование показало, что по шкале от 0 до 1 способность к обучению человеческого капитала в регионе равна 0,42. Это один из самых низких показателей среди других четырёх способностей.

По теории академика И. П. Павлова, показатель силы возбуждения отражает предел работоспособности клеток головного мозга, их способность выдерживать очень сильное или длительно действующее возбуждение. От него зависит уровень работоспособности в условиях преодоления трудностей, настойчивость, упорство в достижении цели.

В выборке по 2 регионе 20,1 процента респондентов имеют показатели ниже среднего и низкие по силе процессов возбуждения, то есть это люди, которые неадекватно реагируют на сильные раздражители вплоть до ухода в запредельное торможение. 33,5 процента респондентов имеют среднюю силу процессов возбуждения. Менее половины испытуемых (46,5 процента) имеют силу процессов возбуждения выше среднего и высокую, то есть способны выдерживать очень сильное или длительно действующее возбуждение.

Другой показатель состояния центральной нервной системы — уравновешенность — проявляется в стабильности реакций. Среди жителей региона 53,4 процента респондентов обладают стабильностью реакций низкой и ниже среднего. Это значит, что даже на фоне адекватной реакции на сильные раздражители, эти люди ведут себя хаотично.

Результаты исследования активации ЦНС в форме процессов внимания по красно-черной таблице Шульте-Горбова измерили целеустремлённость респондентов, то есть способность несмотря на внутренние или внешние сложности продолжать преследовать поставленную цель. 84,5 процента испытуемых смогли выполнить это сложное задание без отказов от выполнения.

В ходе исследования человеческого капитала были измерены четыре индикатора памяти: кратковременная, долговременная память; запоминание слов и цифр. Самые низкие показатели были обнаружены по критерию долговременной памяти. Из тридцати предъявленных слов в конце исследования семь и более слов (больше 20 процентов предъявляемой информации) смогли вспомнить только 15,6 процента респондентов. 61,7 процента испытуемых воспроизвели четыре и меньше слов из тридцати. В целом, индекс способности к обучению низкий.

Самым сильным параметром человеческого капитала в регионе оказалась способность к инновациям. По шкале от 0 до 1 показатель равен 0,59. Эта способность показывает скорость адаптации к изменениям в окружающей среде на основе психофизиологических и социально-психологических характеристик личности, интегративных особенностей психического и социального развития. В регионе 48,6 процента испытуемых показали удовлетворительные результаты, но большинство имеют признаки различных акцентуаций, обладают невысоким уровнем нервно-психической устойчивости. Процесс их социализации осложнён, возможны асоциальные срывы, проявления агрессивности и конфликтности. Мотивация к деятельности недостаточно устойчивая.

Вызывает тревогу тот факт, что каждый четвёртый тестируемый обнаружил низкие показатели по личностной адаптации, их психическое состояние можно охарактеризовать как пограничное. В процессе адаптации у них весьма вероятны нервно-психические срывы, особенно в экстремальной обстановке. Мотивация к деятельности в этой группе, как правило, неустойчивая. Фактически 27,7 процента тестируемых не могут эффективно адаптироваться к окружающему миру и, следовательно, способность к инновациям у этой группы людей снижена.

Тем не менее, 23,7 процента участников исследования продемонстрировали высокий и нормальный уровень адаптации. Они легко адаптируются к новым условиям деятельности, быстро «входят» в новый коллектив, достаточно легко и адекватно ориентируются в ситуации, быстро вырабатывают стратегию своего поведения и социализации. Они, как правило, не конфликтны, обладают высокой нервно-психической устойчивостью.

Мотивация к деятельности достаточно устойчивая. Возможно, на это влияет уровень жизненных, нравственных и религиозных ценностей. Показатель нравственных ценностей оказался равен 75 процентов, религиозности — 60 процентов (выше среднего). Уровень зависимости испытуемых от алкоголя, наркотиков, табака, медикаментов, сексуальной зависимости в исследовании региона 28 процентов респондентов продемонстировали наличие этих зависимостей.

4. Сравнение результатов измерения качеств человеческого капитала по двум регионам Российской Федерации

Территориально-административное деление регионов, участвующих в исследовании:

  • Регион № 1 включает городские и сельские муниципальные поселения.
  • Регион № 2 включает мегаполис.

Сравнение индексов жизнеспособности населения по двум регионам Российской Федерации:

  • Индекс уровня жизнеспособности жителей региона № 1 — 0,48.
  • Индекс уровня жизнеспособности жителей региона № 2 — 0,48.

Таблица 4.1

Индекс Значение индекса
Регион № 1 Регион № 2
1 Индекс уровня функционального состояния организма 0,35 0,37
2 Индекс уровня частоты сердечных сокращений 0,37 0,34
3 Индекс вариативности сердечного ритма 0,34 0,36
4 Индекс напряжённости регуляторных систем по стресс-индексу 0,28 0,26
5 Индекс баланса симпатического и парасимпатического отдела ВНС 0,23 0,16
6 Индекс уровня кризисных состояний и аффективных расстройств 0,76 0,77
7 Индекс уровня асоциальных и антисоциальных тенденций 0,86 0,86
8 Индекс уровня психического здоровья 0,34 0,30
9 Индекс уровня психосоматических расстройств 0,7 0,7
10 Индекс уровня физического здоровья 0,5 0,5
11 Индекс уровня сексуального здоровья 0,7 0,7
12 Индекс уровня аддиктивного поведения 0,55 0,55
13 Индекс уровня делинквентного поведения 0,46 0,55
14 Индекс уровня суицидального поведения 0,36 0,36
Индекс Жизнеспособности (индекс второго порядка) 0,48 0,48

Сравнение индексов работоспособности населения по двум регионам Российской Федерации:

  • Индекс уровня работоспособности жителей региона № 1 — 0,38.
  • Индекс уровня работоспособности жителей региона № 2 — 0,37.

Таблица 4.2

Индекс Значение индекса
Регион № 1 Регион № 2
1 Индекс уровня активации ЦНС на основе времени реакции 0,33 0,34
2 Индекс уровня сенсомоторных реакций 0,15 0,15
3 Индекс уровня работоспособности на основе сложной зрительно-моторной реакции 0,15 0,13
4 Индекс уровня самооценки самочувствия 0,63 0,54
5 Индекс уровня самооценки активности 0,63 0,63
6 Индекс уровня самооценки настроения 0,41 0,43
Индекс работоспособности (индекс второго порядка) 0,38 0,37

Сравнение индексов способности к инновациям населения по двум регионам Российской Федерации:

  1. Индекс уровня способности к инновациям жителей региона № 1 — 0,59.
  2. Индекс уровня способности к инновациям жителей региона № 2 — 0,6.

Таблица 4.3

Индекс Значение индекса
Регион № 1 Регион № 2
1 Индекс уровня социально-психологической адаптации 0,24 0,28
2 Индекс уровня жизненных ценностей 0,57 0,55
3 Индекс уровня нравственных ценностей 0,75 0,75
4 Индекс уровня религиозности 0,6 0,65
5 Индекс уровня психологических зависимостей 0,72 0,73
6 Индекс уровня ситуативной тревожности 0,65 0,58
7 Индекс уровня личностной тревожности 0,59 0,65
Индекс способности к инновациям (индекс второго порядка) 0,59 0,6

Сравнение индексов способности к обучению населения по двум регионам Российской Федерации:

  • Индекс уровня способности к обучению жителей региона № 1 — 0,42.
  • Индекс уровня способности к обучению жителей региона № 2 — 0,39.

Таблица 4.4

Индекс Значение индекса
Регион № 1 Регион № 2
1 Индекс уровня силы процессов возбуждения 0,47 0,47
2 Индекс уровня стабильности реакций 0,23 0,28
3 Индекс процессов внимания 0,85 0,71
4 Индекс процессов памяти № 1 0,52 0,40
5 Индекс процессов памяти № 2 0,49 0,45
6 Индекс процессов памяти № 3 0,44 0,33
7 Индекс процессов памяти № 4 0,21 0,29
8 Индекс процессов памяти № 5 0,16 0,20
Индекс способности к обучению (индекс второго порядка) 0,42 0,39
Рис. 4.5. Интегральный показатель человеческого капитала по двум регионам
Рис. 4.5. Интегральный показатель человеческого капитала по двум регионам (регион № 1 / регион № 2).

Как видно из сводного рисунка, различия между двумя регионами по психологическому состоянию качеств человеческого капитала — минимальны.

Заключение

Настоящее исследование выполнялось в связи с крайней потребностью в информации о психологическом состоянии населения России на примере двух её регионов. Россия так долго почивала на лаврах многочисленности своего населения, его исключительной жизненной стойкости, трудолюбия, образованности и культурности, что растрачивала его безоглядно в войнах, социальных конфликтах, трудовых подвигах. Сегодня только ленивому непонятно, что когда-то богатейший человеческий капитал страны растрачен, и уже нет надежды, что он будет прирастать без специальных усилий со стороны общества и государства. Это делается, но не так интенсивно, как необходимо, потому что никто не располагает точными научными данными не только о демографических проблемах страны, но о качестве её населения.

В монографии приводится нечто вроде психологического аудита человеческого капитала страны для обоснования её политических, экономических, социальных планов. На основе данных такого аудита можно судить о причинах успехов и неудач российской экономики, становления гражданского общества. А главное — включить в эти планы наращивание человеческого капитала страны, как главного условия её успеха.

Такая информация необходима для модернизации всей системы формирования и накопления человеческого капитала в учреждениях воспитания, образования, культуры, медицины.

Без модернизации человеческого капитала выйти из мирового экономического кризиса без очень больших потерь практически невозможно. Эта информация нужна самой психологической науке, которая отдала первенство в оценке человека и человеческого потенциала сопредельным наукам — социологии и экономике. Эти и другие науки дают заключения о состоянии населения страны по вторичным и косвенным признакам, не имея прямых измерений его реального психического состояния. Только данные прямого исследования позволяют правильно оценивать психологическое состояние человека и общества через уровни развития когнитивных процессов, показатели психического состояния и структуру психологических свойств, а не использовать оценку их состояния через показатели потребления, получаемые экономикой и социологией.

Пока же политика и экономика пользуются сведениями об уровне развития современного человека по результатам работы ПРООН, которая сосредоточила внимание на анализе «диапазона возможностей человека», создающих условия для адаптации к глобальным изменениям в мире. Наиболее значимыми среди которых выступают:

  1. Долгая и здоровая жизнь.
  2. Обладание знаниями.
  3. Доступ к ресурсам, требующимся для достойной жизни.
  4. Участие в жизни сообщества.

Результатом имеющихся исследований является разработка индексов развития человеческого потенциала (ИЧР), измеренного ПРООН почти в двухстах странах мира. Эти измерения объясняют причины задержки восприятия многими странами изменений в мире, и дают рекомендации для сокращения их отставания от этого процесса. Предполагается, что если необходимые условия будут созданы, а возможности предоставлены, то более высокий ИЧР обеспечит решение очень острых экономических, демографических, экологических и социальных проблем. Но:

  1. Во-первых, ИЧР не располагает сведениями о психологических параметрах современного человека, которые определяют эффективность его адаптации к глобальным изменениям. Они неизвестны. Все действующие инновации в области политики, социальной жизни, экономики, труда ориентированы на данные о человеке, полученные в середине XX века. За последние 15–25 лет человек во всём мире радикальным образом изменился, и на проверенные социально-экономические стимулы он даёт совершенно неожиданные поведенческие реакции. Из-за этого несоответствия стимулов и реакций очень существенно снижается эффективность многих финансовых и социальных акций и кампаний. Для обоснованных выводов и формирования планов развития экономики и общества требуется системное психологическое описание состояния и возможностей современного человека.
  2. Во-вторых, требуется прогноз психологических параметров «инновационного человека», адекватного уже состоявшимся и грядущим глобальным изменениям. Вся система образования, воспитания, профессионализации, стимулирования трудовой деятельности и социальной активности должна готовить человека не к тому, что «сейчас и здесь», а к будущему, которое уже стало настоящим. Сегодня ясно, что темп научно-технических и социальных изменений много выше, чем темп модификации состоянии и поведения масс людей. Сокращение численности населения в наиболее развитых странах мира — тревожный симптом. Отсутствие данных о психологическом состояния людей, наиболее активно участвующих в глобальных изменениях политики, экономики уже застали врасплох мировую систему образования, воспитания, культуры, науки. Требуется системное психологические описание нового инновационного человека для его целенаправленного формирования.
  3. В-третьих, отсутствуют интегральные показатели психологического развития человека с точки зрения его способности принять глобальные изменения и успешно использовать их для себя и общества. Знания о человеке фрагментарны, рассыпаны по многочисленным областям знания, и нет интегрального показателя живучести человека в условиях глобальных изменений, небывалых по скорости, интенсивности и масштабу. При наличии высоких показателей ИЧР эффективное использование ресурсов, доступного обучения и другие требует соответствующего интегрального показателя качества человеческого капитала (ИПКЧК), который формируется уровнем развития памяти, внимания, мышления, восприятия, структуры личности, психического состояния человека. Возможности (ИЧР) должны быть использованы для развития ИПКЧК, которые и определяют реальную адаптацию человека к современной социальной и техносферной среде глобализованного мира.
  4. В-четвёртых, современная наука пока отказывается от применения системы единых психологических параметров исследования человека из разных этносов, стран, континентов, культур в период глобальных изменений. Принято считать, что методики должны быть адаптированы для каждой конкретной выборки исследуемых людей. Но в рамках исследований человеческого потенциала нас интересует сравнение людей в успешных странах и странах-аутсайдерах, и измерять их психологию надо одним инструментом.

Получается, что масса фундаментальных исследований выполнены с точки зрения адаптации изменений к этническим особенностям народов, в то время как, напротив, именно этнические и иные особенности должны адаптироваться к единым требованиям глобального мира, чтобы те или иные сообщества могли успешно развиваться. В глобальном мире уже действует единая информационная система, которую приняли все народы и страны, единая финансовая система, единая транспортная система, единая система мер и весов и так далее, которыми пользуются абсолютно все люди на планете. И применять для исследования человека и человеческого капитала необходимо единые параметры психологического развития безо всяких скидок на национальные или культурные различия.

Главной особенностью настоящего исследования является то, что его объект — не статистическая отчётность по состоянию человеческих ресурсов, а данные о реальной способности человеческого капитала эффективно действовать в условиях глобальных изменений, полученные методом прямых психологических и психофизиологических измерений качеств реального населения.

Обобщая результаты, полученные в двух регионах страны, можно отметить, что интегральный показатель качества человеческого капитала, равный 0,47 недостаточен для современных требований модернизирующейся России. Формируют этот, откровенно низкий для условий глобализации индекс, резкое снижение работоспособности населения (0,38), способности к обучению (0,42) и жизнеспособности в целом (0,48). Единственным положительным параметром человеческого капитала является способность к инновациям (0,6). Очевидно, что для выполнения даже скромных планов социально-экономического развития двух регионов нет достаточного человеческого капитала. Для воссоздания человеческого капитала области требуется основательная коррекция всей стратегии социальной политики, лозунгом которой может являться идея «сначала люди — потом экономика». Установлено несоответствие между реальными возможностями населения региона и требованиями глобальной экономики и политики. «Вбрасываемый» в регион финансовый капитал существенно превосходит ассимилирующий его человеческий капитал, который оказывается не в состоянии его «переварить».

Очевидным решением обнаруженной проблемы является разработка целенаправленной социальной стратегии формирования и накопления человеческого капитала страны через все системы: образования, воспитания, психофизиологического развития населения.

Фактически требуется согласование действий системы образования, здравоохранения, средств массовой информации, органов управления на основе единой концепции повышения жизнеспособности, работоспособности, способности к инновациям и способности к обучению больших масс людей. Ясно, что для этого потребуются усилия и работа не меньшие, чем были предприняты страной для преодоления дефицита финансового капитала страны после дефолта. Сегодня можно с некоторой долей уверенности говорить о возможности «человеческого дефолта» некоторых регионов страны, если не будут предприняты меры для накопления человеческого капитала.

Россия стоит на пороге проблем, сходных с теми, которые были в США после «Великой депрессии», в Германии после поражения в Первой Мировой войне, в СССР после Гражданской войны и последующей разрухи. И масштабы наращивания человеческого капитала в современной России должны быть ещё более мощными. Но формирование человеческого капитала времён глобализации возможно только на основе единой концепции требований к качествам человека, подчинении этой концепции усилий всех ответственных сторон для массовой психологической и психофизиологической подготовки населения к глобальным изменениям.

Библиография:
  1. Абдеев Р. Ф. Философия информационной цивилизации. — М., 1994.
  2. Аллахвердов В. М. Опыт теоретической психологии. СПб., 1993.
  3. Ананьев Б. Г. О проблемах современного человекознания. — Л., 1977.
  4. Ананьев Б. Г. Человек как предмет познания. — Л., 1968.
  5. Арутюнян Ю. В., Дробижева Л. М., Кондратьев В. С., Сусоколов А. А. Этносоциология: цели, методы и некоторые результаты исследования. — М., 1984.
  6. Асмолов А. Г. А был ли сеанс чёрной магии? Размышления о психологической типологии политических партий. // Российское обозрение. Бюллетень еженед. информации. 1993. № 52. С. 1–3.
  7. Аттали Ж. На пороге нового тысячелетия. — М., 1993.
  8. Ахиезер А. С. Жизнеспособность российского общества. // Общественные науки и современность. 1996. № 6. С. 58–66.
  9. Бандурин А. В., Чуб Б. А. Стратегический менеджмент организации.
  10. Батыгин Г. С. Лекции по методологии социологических исследований. — М., 1995.
  11. Бек У. Что такое глобализация. — М., 2001.
  12. Беккер Г. Человеческий капитал (главы из книги). // США: экономика, политика, идеология. 1993. № 11. С. 109–119. № 12. С. 86–104.
  13. Бехтерев В. М. Коллективная рефлексология. — Пг., 1923.
  14. Блауг М. Методология экономической науки, или как экономисты объясняют. — М., 2004.
  15. Блехер Е., Бортников Б., Казаков И., Пахомов Д. Повышение конкурентоспособности компании Harley Davidson через переход к самообучающейся организации. Большая советская энциклопедия.
  16. Борисов Г. В. Неоднородность человеческого капитала в переходной экономике России. // Вестник СПбГУ. Сер. 5.2003. № 3. С. 56–66.
  17. Борисов Г. В. Человеческий капитал фирмы. // Вестник СПбГУ. Сер. 5.1999. № 1. С. 173–188.
  18. Борисов Г. В., Сутырин С. Ф., Шишкин М. В. История экономических учений. — СПб., 2003.
  19. Бреслав Л. Б., Лисовик Б. С., Ломова И. Е. Человеческий капитал: организация и эффективность накопления в условиях формирования рынка труда. — СПб., 2002.
  20. Брукинг Э. Интеллектуальный капитал. — СПб., 2001.
  21. Бузгалин А. Колганов А. Человек, капитал и рынок в экономике XXI века. // Вопросы экономики. 2006. № 3. С. 125–141.
  22. Бурикова И. С. Психология влияния социально-политических технологий на общественное мнение. Автореф. дис. учен. степ. канд. психол. н. — СПб., 2004.
  23. Введенский А. И. Психология безо всякой метафизики. — Пг., 1917.
  24. Вереникин А. О. Человеческий капитал: концептуальные основания и особенности проявления. // США. Канада: экономика, политика, культура. 2005. № 3. С. 85–101.
  25. Виноградов М. И. Физиология трудовых процессов. — Л., 1958.
  26. Виханский О. С., Наумов А. И. Менеджмент. Учебник. — М., 2006.
  27. Водолеев Г. С. Выморочные циклы России. Без даты и места издания.
  28. Войтоловский Л. Н. Очерки коллективной психологии. Ч. 1–2. М.-П., 1923–1925.
  29. Волновые процессы в общественном развитии. — Новосибирск, 1992.
  30. Вундт В. Проблемы психологии народов. — М., 1918.
  31. Выготский Л. С. Собрание сочинений. Т. 1. — М., 1982.
  32. Ганзен В. А. Системные описания в психологии. — Л., 1984.
  33. Ганзен В. А. Системный подход к определению нестрогих психологических понятий. // Вестн. Ленингр. университета. 1989. Сер. 6. Выпуск 1. С. 44–50.
  34. Гапоненко А. Л., Панкрухин А. П. Стратегическое управление: Учебник. — М., 2004.
  35. Гафиятова Т. П. Человеческий капитал в эколого-экономическом измерении. Автореф. дис. учен. степ. к. э. н. — Казань, 2004.
  36. Глоссарий: словари по общественным наукам.
  37. Гозман Л. Я. Шестопал Е. Б. Политическая психология. Ростов-на-Дону, 1996.
  38. Гойло В. С. Современные буржуазные теории воспроизводства рабочей силы. — М., 1975.
  39. Голубева П. О. Управление человеческим капиталом предприятия как важный источник его развития.
  40. Гостев А. А. Эволюция сознания в разрешении глобальных конфликтов. — М., 1993.
  41. Гражданское общество России: перспективы ХХI века. Под редакцией проф. В. Г. Марахова. — СПб., 2000.
  42. Дейнека О. С. Экономическая психология: социально-политический аспект. Учебное пособие. СПб., 1995.
  43. Делягин М. Г. Идеология возрождения. — М., 2000.
  44. Денисенко М. Б., Саградов А. А. Сравнительная ценность различных форм человеческого капитала в России. // Человеческий капитал в России в 1990-х годах. Под редакцией А. А. Саградова. — М., 2000. С. 32–52.
  45. Дилигенский Г. Г. Социально-политическая психология. — М., 1996.
  46. Добрынин А. И., Дятлов С. А., Цыренова Е. Д. Человеческий капитал в транзитивной экономике: формирование, оценка, эффективность использования. СПб., 1999.
  47. Дойль П. Менеджмент: стратегия и тактика. СПб., 1999.
  48. Донцов А. И. Психология коллектива. — М., 1984.
  49. Дружинин В. Н. Психология общих способностей. СПб., 1999.
  50. Дружинин Н. К. Выборочное наблюдение и эксперимент. — М., 1979
  51. Дякина Е. В. Человеческий капитал как фактор экономического роста в условиях современной России. Автореф. дис. учен. степ. к. э. н. — М., 2004.
  52. Егорова Е. В. Новейшие исследования личности политических лидеров в американской политической психологии. // Психологический журнал. 198З. Т. 4. № 4. С. 146–152.
  53. Забродин Ю. М. Проблемы разработки практической психологии. // Психологический журнал. 1980. Т. 1. № 2. С. 5–18.
  54. Загрядский В. П., Сулимо-Самуйло З. К. Методы исследования в физиологии труда. — Л., 1976.
  55. Задорожнюк И. Е., Шингаров Г. Х. Понятия «человеческий фактор», «человеческий капитал» и «человеческий потенциал».
  56. Захаров В. Я., Блинов А. О., Хавин Д. В. Антикризисное управление. Теория и практика. Учебное пособие. — М., 2006.
  57. Зимичев А. М. Психология политической борьбы. — Л., 1991.
  58. Зиновьев А. А. Глобальный человейник. — М., 2000.
  59. Зинченко В. П. (с соавт). Психологические проблемы эффективности и качества труда. // Психологический журнал. 1984. Т. 5. № 2. С. 35–40.
  60. Злобин Е. Человеческий капитал — главный резерв развития производства. // АПК: экономика, управление. 2005. № 2. С. 21–30.
  61. Зобов Р. А., Обухов В. Л., Сугакова Л. И. Основы человековедения. — М., 1999.
  62. Зюганов Г. Глобализация: тупик или выход? // Правда. 06.06.2001.
  63. Иванов Н. П. Человеческий капитал и глобализация. // Мировая экономика и международные отношения. 2004. № 9. С. 19–31.
  64. Ильин Е. П. Оптимальные состояния человека как психофизиологическая проблема. Автореф. дис. канд. психол. наук. — Л., 1968.
  65. Ильин М. В. Глобализация политики и эволюция политических систем. // Глобальные социальные и политические перемены в мире. Материалы российско-американского семинара. — М., 1997.
  66. Ильина Н. А. Отношение к инновациям в производственном коллективе. Автореф. дис. канд. психол. наук. — Л., 1985.
  67. Интегральная оценка работоспособности при умственном и физическом труде. Методические рекомендации. — М., 1990.
  68. Исаенко А. Н. Человек — определяющий фактор экономического роста. // Человек и труд. 2002. № 2. С. 83–87.
  69. Исаенко А. Н. Человеческий капитал в современной экономике. // США. Канада: экономика, политика, культура. 2002. № 2. С. 110–127.
  70. Кабанес О., Насс Л. Революционный невроз. СПб., 1906.
  71. Капелюшников Р. И. Современные буржуазные концепции формирования рабочей силы (критический анализ). — М., 1981.
  72. Капелюшников Р. И. Экономический подход Гэри Беккера к человеческому поведению. // США: экономика, политика, идеология. 1993. № 11. С. 17–32.
  73. Капица С. П. Стратегия и прогнозы будущего. — М., 1997.
  74. Кастельс Э. Информационная эпоха. — М., 2000.
  75. Кенджаев М. Т. Инвестиции в человеческий капитал как фактор развития экономики Республики Таджикистан.
  76. Коваль А. Человеческий капитал в страховании важнее финансового. Интервью с А. Ковалем. // Управление персоналом. 2004. № 3. С. 22–23.
  77. Кокрен У. Методы выборочного обследования. — М., 1976.
  78. Коновалова М. А. Системное психолого-политическое исследование свободы человека. Автореф. дис. учен. степ. канд. психол. н. — СПб., 2006.
  79. Корицкий А. В. Введение в теорию человеческого капитала. Новосибирск, 2000.
  80. Корнейчук Б. В. Человеческий капитал во временном измерении. — СПб., 2003.
  81. Королев В. Б. Человеческий капитал. // Журнал деловых людей «МОСТ». 2003. № 56. С. 49–51.
  82. Корчагин Ю. А. Взаимосвязь информации и человеческого капитала.
  83. Корчагин Ю. А. Российский человеческий капитал. Фактор развития или деградации? Монография. Воронеж, 2005.
  84. Косилов С. А., Леонова Л. А. Работоспособность человека и пути её повышения. — М., 1974.
  85. Косолапов В. В., Гончаренко А. Н., ХХI век в зеркале футурологии. — М., 1987.
  86. Костман Д. Т. Человеческий капитал — скрытый двигатель качества. // Стандарты и качество. 2006. № 1. С. 86–88.
  87. Критский М. М. Человеческий капитал в информационной рыночной экономике. // Человеческий капитал в условиях современной трансформации экономики: Сб. науч. тр. / Под редакцией М. М. Критского. — СПб., 2000. С. 6–46.
  88. Критский М. М. Человеческий капитал. — Л., 1991.
  89. Крылов А. А., Юрьев А. И. Человек и техника: психологический аспект. // В книге: Человек, наука. производство. Перспективы развития. Ред. Рогов И. М. Ч. 1. СПб., 1992. С. 18–32.
  90. Кузьмин Е. С. Основы социальной психологии. — Л., 1967.
  91. Курганский С. А. Человеческий капитал России. // Известия Иркутской гос. экон. академии. 2004. № 1. С. 4–9.
  92. Курганский С. А. Человеческий капитал: сущность, структура, оценка. Иркутск, 2003.
  93. Лебон Г. Психология народов и масс. СПб., 1896.
  94. Левитов Н. Д. Психические состояния. — М., 1969.
  95. Лейбниц В. Г. Новые опыты о человеческом разуме. — М., 1939.
  96. Локк Дж. Опыт о человеческом разумении. В 2-х тт. — М., 1985.
  97. Лысков А. В. Человеческий капитал: понятие и взаимосвязь с другими категориями. // Менеджмент в России и за рубежом. 2004. № 6. С. 3–11.
  98. Майбуров И. Эффективность инвестирования и человеческий капитал в США и России. // Мировая экономика и международные отношения. 2004. № 4. С. 3–13.
  99. Мангейм Дж. Б., Рич Р. К. Политология. Методы исследования. — М., 1997.
  100. Мангутова К. Р. Роль человеческого капитала в процессе трансформации социально-трудовых отношений.
  101. Марков А. Р. Что происходит с человеческим капиталом России. // Человеческий капитал России: актуальные проблемы и перспективы развития. Материалы семинара «Стратегия развития» от 3 февр. 2003 г. — М., 2003. С. 8–26.
  102. Маркузе Г. Одномерный человек. Исследование идеологии развитого индустриального общества. — М., 1994.
  103. Мартин Г. П., Шуман Х. Западня глобализации. — М., 2001.
  104. Маршалл А. Принципы политической экономии. Т. 1. — М., 1983.
  105. Международные отношения в ХХI веке: региональное в глобальном и глобальное в региональном. Под редакцией А. С. Макарычева. Нижний Новгород, 2000.
  106. Мейстер Д. Эргономические основы разработки сложных систем. — М., 1979.
  107. Ментальность россиян. Под редакцией И. Г. Дубова. — М., 1997.
  108. Мечников И. И. Этюды оптимизма. — М., 1987.
  109. Михайловский Н. К. Сочинения. СПб., 1907.
  110. Мухамеджанова А. Человеческий капитал Республики Казахстан: проблемы эффективного использования. // Инвестиции в России. 2001. № 7. С. 23–29.
  111. Муханова Т. И. Человеческий капитал и современная Россия. // Экономика и управление. 2002. № 2. С. 24–25.
  112. Мюрдаль Г. Современные проблемы «третьего мира». — М., 1972.
  113. Мясищев В. Н. Личность и неврозы. — Л., 1960.
  114. Мясоедова Т. Г. Человеческий капитал и конкурентоспособность предприятия. // Менеджмент в России и за рубежом. 2005. № 3. С. 29–37.
  115. Нестерова Д., Сабирьянова К. Инвестиции в человеческий капитал в переходный период в России. // Консорциум экономических исследований и образования. Серия «Научные доклады». 1999. № 99/04.
  116. Нестик Т. Культурный, социальный и символический капиталы.
  117. Никандров Н. Д. Россия: социализация и воспитание на рубеже тысячелетий. Махачкала, 2000.
  118. Норкина И. М., Бухонова С. М. Инвестиции в человеческий капитал — наиболее важный фактор экономического роста.
  119. Ноэль-Нойман Э. Массовые опросы: Введение в методику демоскопии. — М., 1994.
  120. Огурцова М. А. Организационно-экономические механизмы инвестирования в развитие и реализацию человеческого капитала. Автореф. дис. учен. степ. к. э. н. — СПб., 2002.
  121. Омае К. Упадок национального государства: становление региональных экономик. Нью-Йорк, 1999.
  122. Панарин А. С. Глобальное и политическое прогнозирование. — М., 2000.
  123. Парыгин Б. Д. Общественные настроения. — Л., 1966.
  124. Пахомова Н., Эндрес А., Рихтер К. Экологический менеджмент. — СПб., 2003.
  125. Петренко В. Ф. Психосемантика сознания. — М., 1988.
  126. Петренко Е. С., Ярошенко Т. М. Социально-демографические показатели в социологических исследованиях. — М., 1979.
  127. Петров В. К., Селиванов С. Г. Устойчивость государства. — Мних б005.
  128. Петти У. Избранные работы. — М., 1997.
  129. Пименова Э. К. Народные собрания или митинги. — Пг., 1917.
  130. Платонов Ю. П. Психология коллективной деятельности. — Л., 1990.
  131. Подберезкин А. Русский путь. — М., 1999.
  132. Политология. Энциклопедический словарь. — М., 1993.
  133. Полищук Е. А. Человеческий капитал в экономике современной России: проблемы формирования и реализации. Ижевск, 2005.
  134. Полищук Е. А. Человеческий капитал и проблемы экономического роста в России. // Вестник СПбГУ. Сер. 5.2003. № 4. С. 36–40.
  135. Попов В. А. Психология толпы по Тарду, Сиголе, Ломброзо, Михайловскому, Гиддингсу, Г. Лебону и др. — М., 1902.
  136. Поппер К. Открытое общество и его враги: В 2-х тт. — М., 1992.
  137. Почебут Л. Г., Чикер В. А. Индустриальная социальная психология: Учебное пособие. СПб., 1997.
  138. Практика глобализации: игры и правила новой эпохи. Под. ред. М. Г. Делягина. — М., 2000.
  139. Протопопов А. Трактат о любви, как её понимает жуткий зануда.
  140. Пушкина М. А. Опыт диагностики психолого-политической стабильности на примере 1 региона, 2003–2004 годы). Автореф. дис. учен. степ. канд. психол. н. — СПб., 2006.
  141. Разумовский О. С., Хазов М. Ю. Проблема жизнеспособности систем.
  142. Ракитянский Н. М. Психологические аспекты информационной безопасности. // Проблемы теории и практики управления. № 2.1992. С. 106–109.
  143. Романчин В. И., Никитин И. А. Человеческий капитал как основополагающий фактор эффективного антикризисного управления.
  144. Россия перед глобальными вызовами. Под. ред. А. Венгера, Й. Перовича, А. Макарычева. Нижний Новгород, 2002.
  145. Россия: Планетарные процессы. Под редакцией В. Ю. Большакова. — СПб., 2002.
  146. Рощин С. К. Западная психология как инструмент идеологии и политики. — М., 1980.
  147. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. — СПб., 2000.
  148. Рубинштейн С. Л. Принципы и пути развития психологии. — М., 1959.
  149. Рубинштейн С. Л. Человек и мир. — М., 1997.
  150. Саградов А. А. Индекс человеческого развития: Опыт применения. — М., 2000.
  151. 1 регион: из Будущего в Настоящее. Материалы научной конференции 22–24 мая 2001 года. Под редакцией А. И. Юрьева. Часть 1. — СПб., 2002.
  152. Сартан Г. Н. Методы создания самообучающейся организации.
  153. Свенцицкий А. Л. Социальная психология управления. — Л., 1986.
  154. Семашко Л. М. Тетрасоциология: ответы на вызовы. — СПб., 2002.
  155. Семёнов В. Е. Социальная психология искусства. — Л., 1988.
  156. Сенге П. Пятая дисциплина: искусство и практика самообучающейся организации. — М., 1999.
  157. Сиголе С. Преступная толпа. СПб., 1893.
  158. Синявская О. В. Основные факторы воспроизводства человеческого капитала. // Экономическая социология. 2001. Т. 2. № 1. С. 43–87.
  159. Сироткина И. Е. Психопатология и политика: становление идей и практики психогигиены в России. // Вопросы истории естествознания и техники. 2000. № 1.
  160. Случевский В. К. Толпа и её психология. // Книжки недели. 1893. № 4. С. 5–38. № 5. С. 5–23.
  161. Смирнов С. И. Царство толпы. СПб., 1906.
  162. Советова О. С. Основы социальной психологии инноваций: Учебное пособие. — СПб., 2000.
  163. Соколова Г. Человеческий капитал в Республике Беларусь. // Общество и экономика. 2003. № 10. С. 148–159.
  164. Соловьёв В. С. Письма. В 4-х тт. СПб., 1909. Т. 1.
  165. Сорокин П. А. Человек, цивилизация, общество. — М., 1992.
  166. Социально-политическое прогнозирование: практическое пособие под редакцией Е. Б. Чернышёва. — Минск, 2001.
  167. Стенограмма семинара «Национальная безопасность в условиях современной глобализации». Центр Стратегических Разработок, 1999–2000.
  168. Стиглиц Дж. Глобализация: тревожные тенденции. — М., 2003.
  169. Стоянова В. А. Оценка влияния организационной культуры предприятия на эффективность производственной деятельности. // Менеджмент в России и за рубежом. 2005. № 1. С. 3–9.
  170. Стратегическая психология глобализации: Психология человеческого капитала. Под редакцией А. И. Юрьева. — СПб., 2006.
  171. Судаков К. В. Цель поведения как объект системного анализа. // Психологический журнал. 1980. Т. 1. № 2. С. 77–98.
  172. Судова Т. Л. Человеческий капитал и экономическое развитие. // Вестник СПбГУ. Сер. 5.2001. № 1. С. 49–55.
  173. Судьбы России. Подг. Л. Е. Шепелев. СПб., 1999.
  174. Сценарии для России. 2015. (А. Кабаков, А. Гельман, Д. Драгунский.) М., 1999.
  175. Тард Г. Общественное мнение и толпа. СПб., 1902.
  176. Тоффлер А. Футурошок. СПб., 1997.
  177. Троицкий М. М. Наука о духе. — М., 1886.
  178. Трубецкой Е. Н. Смысл жизни. Берлин, 1922.
  179. Туроу Л. Будущее капитализма. Как сегодняшние экономические силы формируют завтрашний мир. — Новосибирск, 1999.
  180. Удовин С. Л. Глобализация: семиотические подходы. — М., 2002.
  181. Уткин А. И. Глобализация: процесс и осмысление. — М., 2001.
  182. Федотов А. П. Глобалистика. Цикл лекций. — М., 2002.
  183. Фитц-енц Я. Человеческий капитал — это самый важный актив компании.
  184. Фитц-енц Я. Человеческий капитал: как измерить и увеличить его стоимость.
  185. Фишер С., Дорнбуш Р., Шмалензи К. Экономика. — М., 1993.
  186. Фрейд З. Психология бессознательного. — М., 1988.
  187. Фридман Л. М., Кулагина И. Ю. Психологический справочник учителя. — М., 1991.
  188. Фукуяма Ф. Конец истории? // США: экономика, политика, идеология. 1990. № 5.
  189. Цапенко И. В. Инвестиции в человеческий капитал и методы оценки их эффективности. Автореф. дис. учен. степ. к. э. н. Ростов-на-Дону, 2005.
  190. Цветаев В. М. Кадровый менеджмент. Учебное пособие. СПб., 1999.
  191. Человеческий потенциал: опыт комплексного подхода. Под редакцией И. Т. Фролова. — М., 1999.
  192. Человеческое развитие: новое измерение социально-экономического прогресса. Учебное пособие под общей ред. В. П. Колесова и Т. Маккинли. — М., 2000.
  193. Чернышёва Л. Способность к обучению. Для каких соискателей она важна?
  194. Чурилов Н. Н. Проектирование выборочного социального исследования. Киев, 1986.
  195. Шадриков В. Д. Деятельность и способности. — М., 1994.
  196. Шахбазов А. Инвестиционная привлекательность компаний и человеческий фактор.
  197. Шерковин Ю. А. Психологические проблемы массовых информационных процессов. — М., 1973.
  198. Шестопал Е. В. Личность и политика. Киев, 1988.
  199. Шляпентох В. Э. Предвыборные опросы 1993 г. в России (критический анализ). // Социологические исследования. 1995. № 10. С. 3–10.
  200. Щетинин В. Человеческий капитал и неоднозначность его трактовки. // Мировая экономика и международные отношения. 2001. № 12. С. 42–49.
  201. Экономика труда. Под редакцией М. А. Винокурова, Н. А. Горелова. — СПб., 2004.
  202. Экономическая энциклопедия. Под редакцией Л. И. Абалкина. — М., 1999.
  203. Юрьев А. И. Будущее 1 региона как будущее глобализации. В материалах научно-практической конференции «1» регион — из Будущего в Настоящее». — СПб., 2001.
  204. Юрьев А. И. Введение в политическую психологию. СПб., 1989.
  205. Юрьев А. И. Война без правил. // Стратегия России. 2004. № 7. С. 73–82.
  206. Юрьев А. И. Выборы глазами политического психолога. // Власть. 1996. № 4. С. 15–24.
  207. Юрьев А. И. Глобализация как новая форма политической власти, изменяющая человека и миропорядок. // Россия: Планетарные процессы. — СПб., 2002.
  208. Юрьев А. И. Концепция стратегической психологии. Тезис 1–6. Глобальные изменения в мире и психология. // Ежегодник Российского психологического общества. Материалы 3 Всероссийского съезда психологов. 25–28 июня 2003. Т. 8. — СПб., 2003. С. 595–632.
  209. Юрьев А. И. Политическая психология: видеть, предвидеть, предвосхищать, прогнозировать. // Сборник научных трудов молодых учёных кафедры политической психологии СПбГУ. — СПб., 2000.
  210. Юрьев А. И. Системное описание политической психологии. СПб., 1997.
  211. Юрьев А. И. Современная проблема психологии: неисследованные эквиваленты объективной реальности. // Вестник СПбГУ. 2000. Сер. 6. Выпуск 1.
  212. Юрьев А. И. Строительство гражданина. // Стратегия России. 2004. № 6. С. 11–20.
  213. Юрьев А. И. Формула менталитета петербуржцев. // Москва-Петербург. Российские столицы в исторической перспективе. — СПбnbsp;Гл003. С. 38–64.
  214. Ядов В. А. (ред.) Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности. — Л., 1979.
  215. Яковлев И. П. Универсальность волн и ритмов. // Волновые процессы в общественном развитии. — Новосибирск, 1992.
  216. Becker B. E., Huselid M. A., Pickus P. S., Spratt M. F. HR as a Source of Shareholder Value: Research and Recommendations. // Human Resource Management. Spring 1997. Vol. 36. № 1. pp. 39–47.
  217. Becker G. S. Human Capital. — NY, 1964.
  218. Веrelsоп В. R. et al. Voting: A Study of Opinion Formation in a Presidential Campaign. — Chicago: University of Chicago Press, 1954
  219. Bernal D. The social function of science. London. 1939.
  220. Betty R. W., Huselid M. A., Schneier C. E. New HR Metrics: Scoring on the Business Scorecard. // Organizational Dynamics. 2003. Vol. 32. № 2. pp. 107–121.
  221. Blaug M. An Introduction to Economics of Education. — London, 1970.
  222. Charles Hampden-Turner. Radical man. — NY, 1971.
  223. Clark K. Pathos of power. — NY, 1974.
  224. Desai M. Human Development. Concepts and Measurement. // European Economic Review. 1991. Vol. 35. pp. 350–357.
  225. Elms A. Personality in politics. — NY, 1976.
  226. Eysenk H. J. The psychology of politics. — NY, 1954.
  227. Fey C. F., Bjorkman I. The Effect of Human Resource Management Practices on MNC Subsidiary Perfomance in Russia. // Stockholm School of Economics in St.Petersburg Working Paper. 2000. № 99–105. pp. 1–29.
  228. Glad B. Contributions of psychobiography. // J. Knytson (ed.) Handbook of political psychology. — San Francisco, 1973.
  229. Griffin K. Alternative Strategies for Economic Development. — London, 1999.
  230. Hermann M. G. Psychological Examination of Political Leaders. — San Francisco, 1977.
  231. Hillebrand J. J. Power and morals. — Chicago, 1949.
  232. Interviewer’s Manual: Survey Research Center. Ann Arbor: Institute for Social Research, University of Michigan, 1969.
  233. Knytson J. (ed.) Handbook of political psychology. — San Francisco, 1973.
  234. Lasswell H. D., Kaplan A. Power and society. — New Haven, 1950.
  235. Lipset S. M. Political man. — Baltimore, 1981.
  236. Long S. L. (ред.) The handbook of political behavior. — NY, 1987.
  237. Marcuse G. One-dimensional man. Studies in the ideology of advanced industrial society. — L., Routlege Paul, 1964.
  238. Masters D. Roder. Human nature, and political thought. Nomos ХVII. Ed. by J. Roland Pennock and John W. Chapman. // Human nature in politics. — NY, 1977.
  239. Mathur V. K. Human Capital-Based Strategy for Regional Economic Development. // Economic Development Quarterly. Vol. 13. № 3. August 1999. pp. 203–216.
  240. Matouschek N., Robert-Nicoud F. The Role of Human Capital Investments in the Location Decision of Firms. // Regional Science and Urban Economics. Vol. 35. Issue 5. Sept. 2005, pp. 570–583.
  241. Miller D. C. Handbook of Research Design and Social Measurement. — Newbury Park, 1991.
  242. Mincer J. Schooling, Experience, and Earnings. — NY, 1974.
  243. Nagel J. H. The descriptive analysis of power. — New Haven, 1975.
  244. Naisbitt J. Megatrends: Ten new directions transforming our lives. — NY, 1982.
  245. Nordhaug O. Human Capital in Organizations: Competence, Training, and Learning. — Oslo, 1994.
  246. Park J. Dispersion of Human Capital and Economic Growth. // Journal of Macroeconomics. Vol. 28. Issue 3. Sept. 2006. pp. 520–539.
  247. Paskal B. Oeuvres. V. 1–14.-Paris, 1904–1914; V. 8, 9. — Paris, 1908.
  248. Renshon S. A. Psychological needs and political behavior: A theory of personality and political efficacy. — NY, 1985.
  249. Robertson R. Globalization. — London, 1992.
  250. Russel B. Power. — London, 1985.
  251. Sampson R. V. The psychology of power. — NY, 1965.
  252. Sen A., Foster J. On Economic Inequality. — Oxford, 1997.
  253. Spender J. C., Marr B. How a knowledge-based approach might illuminate the notion of human capital and its measurement. // Expert Systems with Applications. Vol. 30. Issue 2. Febr. 2006, pp. 265–271.
  254. The handbook of political behavior. // Long S. (ed.). — NY, 1981.
  255. Thurow L. Investment in Human Capital. — Belmont, 1970.
  256. Thurow L. C. Generating Inequality. — London, 1975.
  257. Toffler A. Future Shock. Lопdon, 1971.
  258. Wallas G. Human Nature in Politics. NY, 1908.
  259. Watson Wyatt. HR practices can help firms earn double. // The Economic Times. 2002. Dec. 26.
Источник: Бурикова И. С., Коновалова М. А., Пушкина М. А., Юрьев А. И. Опыт психологического измерения человеческого капитала. Монография. — СПб., 2009. // Электронная публикация: Центр гуманитарных технологий. — 16.12.2010. URL: http://gtmarket.ru/laboratory/expertize/3251
Ограничения: Настоящая публикация охраняется в соответствии с законодательством Российской Федерации об авторском праве и предназначена только для некоммерческого использования в информационных, образовательных и научных целях. Копирование, воспроизведение и распространение текстовых, графических и иных материалов, представленных на данной странице, не разрешено.
Реклама:
Купить оптом технику Garden Scout в Украине.
Публикации по теме
Новые статьи
Популярные статьи