Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Открытые инновации: кросс-культурные факторы в условиях глобализации. Ирина Алёшина

Открытые инновации — закономерное явление глобализующихся динамичных и высококонкурентных рынков товаров, услуг, идей. Открытые инновации сегодня пересекают границы компаний, стран и континентов, представляя собой кросс-культурный процесс. Масштабная интеграция Российской Федерации в глобальные инновационные сети предполагает развитие кросс-культурных компетенций российского общества. Необходимо, как минимум, знание и понимание, а возможно, и освоение культурных ценностей стран — глобальных инновационных лидеров. Автор статьи: Ирина Викторовна Алёшина — кандидат экономических наук, доцент, заместитель заведующего кафедрой маркетинга Государственного университета управления, автор ряда книг и многочисленных публикаций по маркетингу, бизнес-образованию, коммуникациям и менеджменту.

1. Открытые инновации и глобализация рынков

Инновационное развитие экономики рассматривается сегодня многими странами как один из основных путей экономического роста, обеспечения конкурентоспособности. Наиболее обсуждаемыми вопросами инноваций в Российской Федерации являются: институты; финансы; регулирование, кадры, технологии, права интеллектуальной собственности, в то время как культура инноваций зачастую остаётся вне обсуждения [Калин, 2009]. Значимый, но гораздо менее явный (в сравнении с технологическими) фактор — национальная и деловая культуры как контекст инноваций — почти не рассматривается. Вероятно в силу того, что нашим инноваторам ближе технологическая составляющая инновационной проблематики, чем гуманитарная. Между тем, культура — наиболее важный системообразующий фактор среды инновационной деятельности. Кросс-культурные факторы инноваций становятся всё более значимыми в условиях глобализации рынков, отраслей и, потому, инновационных процессов.

В России под инновацией в основном и традиционно понимают технические инновации. Однако технические инновации — лишь часть общего инновационного процесса и они, как и свидетельствует российская практика, не могут быть успешными вне инноваций экономических, культурных, политических. Не случайно Россия занимает лишь 49 место из 110 стран мира в рейтинге Global Innovation Index 1, разрабатываемом совместно The Boston Consulting Group (BCG), The National Association of Manufacturers (NAM), и The Manufacturing Institute (MI) [Andrew et al., 2009, p. 25] (см. табл. 1). Рейтинг строится по общему показателю инновационности страны (overall score) и содержит оценку входных, ресурсных факторов (innovation inputs) и результирующих (innovation performance) показателей инноваций. Показатель Innovation inputs отражает государственную финансовую и торговую, миграционную политику, политику в области интеллектуальной собственности, качество среды инноваций (состояние образования, качество рабочей силы, качество инфраструктуры, бизнес-окружение) Показатель Innovation Performance score отражает результаты инновационной деятельности: результаты И&Р (R&D) (инвестиции в И&Р, генерация интеллектуальной собственности, публикации и трансфер технологий, коммерциализация инновации), функционирование бизнеса (высокотехнологичный экспорт, производительность труда, рыночная капитализация компаний) и общественно-значимые результаты инноваций (рост занятости, инвестиции, миграция бизнеса, экономический рост).

Таблица 1. Глобальный индекс инноваций

Global Innovation Index BCG 2009

Рейтинг Страна Общая
оценка
Ресурсные
факторы
Результативные
факторы
1 Singapore 2.45 2.74 1.92
2 South Korea 2.26 1.75 2.55
3 Switzerland 2.23 1.51 2.74
4 Iceland 2.17 2.14 2.00
5 Ireland 1.88 1.59 1.99
6 Hong Kong 1.88 1.61 1.97
7 Finland 1.87 1.76 1.81
8 United States 1.80 1.28 2.16
9 Japan 1.79 1.16 2.25
10 Sweden 1.64 1.25 1.88
... ... ... ... ...
27 China 0.73 0.07 1.32
... ... ... ... ...
46. India 0.06 0.14 -0.02
... ... ... ... ...
49 Russia -0.09 -0.02 -0.16
50 Saudi Arabia -0.12 0.57 -0.79
51 Trinidad and Tobago -0.12 -0.42 0.20
... ... ... ... ...
110 Zimbabwe -1.63 -1.63 -1.48

В аналогичном рейтинге INSEAD Global Innovation Index 2008-2009 2, охватившем 130 стран, Россия занимает 68 место, Соединённые Штаты Америки — лидер рейтинга (см. табл. 2).

Таблица 2. Глобальный инновационный индекс INSEAD

INSEAD Global Innovation Index 2008-2009

Рейтинг Страна Индекс
2008-2009
1 United States 5.28
2 Germany 4.99
3 Sweden 4.84
4 United Kingdom 4.82
4 Singapore 4.81
6 Korea, South 4.73
7 Switzerland 4.73
8 Denmark 4.69
9 Japan 4.65
10 Netherlands 4.65
... ... ...
37 China 3.59
67 Panama 2.94
68 Russia 2.93
69 Romania 2.92
... ... ...
130 Burundi 1.81

В качестве входных параметров инноваций (inputs) индекс INSEAD GII 2008-2009 использует такие, как: институты и политика, человеческий потенциал, инфраструктура, уровень развития рынков и бизнеса. Результаты инноваций в экономике (output): знания, конкурентоспособность, благосостояние [INSEAD, 2009, p. 8].

Проблемы технических инноваций сегодня выходят за рамки собственно процесса разработки нового продукта, расширяя фокус на решение таких вопросов, как бизнес-модель, структура предприятия, цепочка создания ценности, процессы патентования, каналы, услуги, бренд, клиентский опыт [Andrew, et al., 2009, p. 8]. Инновация, в центре которой — новый продукт, часто невозможна сегодня без маркетинговых, информационно-технологических, организационных, социокультурных, финансовых инноваций. Объективный процесс открытия инноваций в глобализующейся бизнес-среде предполагает необходимость более широкого и емкого рассмотрения инноваций, чем это традиционно принято в Российской Федерации. Комплексный, мультидисциплинарный и междисциплинарный подход позволяет ответить на многие вопросы инновационной проблематики.

Инновация — это новая вещь, которая сделана полезной [McKeown, 2008, p. 2], причём новизна и полезность определяются пользователем, то есть с точки зрения пользователя. McKeown рассматривает обобщённо процесс инновации в составе следующих этапов: 1. Идея –> 2. Разделяемая идея = инсайт (insight) -> 3. Приложение инсайта к практике = изобретение (invention) -> 4. Использование изобретения = инновация (innovation). В процессе закрытой инновации — один участник. В процессе открытой инновации — несколько участников, — например, А,B, C, D (см. рис. 1), каждый из которых — персона или группа (организация), возможно из разных стран. Концепция открытой инновации (open innovation) — опора на внешних участников как источников идей так и как средств коммерциализации идей [Boudreau and Lakhani, 2009, p. 69].

Рисунок 1. Схемы процессов закрытой и открытой инновации

Схемы процессов закрытой и открытой инновации

Открытые инновации можно рассматривать как явление, существующее в условиях достаточно развитых, цивилизованных рыночных отношений. Открытые инновационные процессы предполагают свободное и добровольное заинтересованное взаимодействие многих независимых участников (как отдельных людей, так и организаций) в условиях высококонкурентной и динамичной глобализующйся рыночной среды. Открытые (в сравнении с закрытыми) инновации и процессы более требовательны к качеству экономических, научных, политических, правовых институтов, составляющих среду генерации, ведения и использования инноваций. В условиях глобальных рынков и отраслей (электроника, фармацевтическая отрасль, телекоммуникации, автомобилестроение и авиастроение, пищевая отрасль, программное обеспечение и другие) открытые инновации пересекают границы стран и регионов. Понятно, что разрыв в качестве инновационных сред России и стран инновационных лидеров препятствует формированию транснациональных инновационных цепочек, оттесняя Российскую Федерацию на периферию высококонкурентного инновационного поля.

Открытый тип инноваций, по данным Семёновой Н. (2008, с. 8) «развивался параллельно с глобализацией экономических процессов и рынков, развитием аутсорсинга в научно-исследовательской сфере, более активным включением потребителей в инновационный процесс («демократизация» инноваций) и дальнейшей коммерциализацией технологий вне компаний, где инновация была произведена или впервые применена. » Использование методов открытых инноваций, по мнению Семёновой (2008, c. 12) со ссылкой на Chesbrough H. (2006) «зависит от эффективности так называемых посреднических рынков для идей и технологий». Компания становится системным интегратором внутренних и внешних технологий, как например, компания Apple интегрирует программное обеспечение внешних разработчиков для смартфона iPhone [Boudreau K. J. and Lakhani, 2009, p. 73]. Открытие продукта для внешних инноваторов (в частности, стратегия Intel Inside компании Intel) превращает его в платформу, на которой строят свои решения другие участники рынка.

Открытие бизнес-моделей инноваций обусловлено такими объективными факторами, как глобализация рынков и глобальная конкуренция, сокращение жизненного цикла продуктов и рост стоимости времени, рост сложности новых технологий (и потому затрат и рисков), развитие рынков технологических, кадровых, финансовых решений. Открытые инновации означают открытость компаний к сотрудничеству для всего мира, как показывают, в частности, программы компаний Procter & Gamble 3, Hewlett Packard 4, LG 5. Глобализация рынков и информационной среды, бизнес-процессов создаёт предпосылки роста вовлечённости российских участников в транснациональные инновационные процессы и глобальные сети создания новых товаров и услуг.

Разработка, создание и распространение, использование на рынках многих товаров сегодня — международный процесс. Готовые товары (компьютеры, автомобили, компоненты, авиалайнеры, потребительские товары) пересекают границу и попадают на инокультурные рынки почти не меняя своей физической формы. Однако продукты, содержащие неявные составляющие, в том числе услуги (образования, туристические, общественное питание и так далее), более чувствительны к кросс-культурным барьерам в силу сохраняющихся культурных различий стран и регионов мира. Культурная составляющая бизнеса и рынков (этика, эмоции, мотивация, культурные ценности) относится к «мягким» (soft) факторам, в отличие от жёстких (hard) факторов — оборудование, материалы, компоненты. «Мягкие» факторы труднее измерить, оценить в силу их неявного характера, ими труднее управлять, но они становятся всё более значимыми как для функционирования современной экономики, так и для её развития, для инновационной деятельности.

Для Российской Федерации, страны с традиционно высоким уровнем фундаментального образования, показателен опыт США как традиционного мирового лидера высокотехнологичных инноваций и интеллектуальных продуктов. Лидерство США, в частности, в области нанотехнологий, биотехнологий и информтехнологий, составляющих ядро нового технологического уклада, признается и далеко не самыми либеральными российскими экономистами [Глазьев, 2009, c. 7, 31].

2. Кросс-культурные факторы открытых инноваций

Управление инновациями, а тем более открытыми — это в значительной мере информационный процесс. Это процесс поиска, сбора, обработки, распространения информации в глобальной, общемировой среде. Пересечение инновационными цепочками границ стран предполагает преодоление кросс-культурных барьеров как минимуму в области бизнес-коммуникаций, то есть обмена деловой информацией, а также и в области маркетинговых коммуникаций. Деловые и бизнес-коммуникации принизывают или затрагивают такие необходимые составляющие открытых инноваций как переговоры (официальные и неофициальные), переписка, выставки и форумы, конференции, соглашения, текущее рабочее взаимодействие участников, работа с общественностью (Public Relations) и реклама, публикации в СМИ и специализированных изданиях, личные продажи и стимулирование продаж, контент (и архитектура) интернет-представительств и управление ими.

Что же мешает России занимать лидерские позиции в инновационной сфере? Ряд исследователей говорят о роли культурных барьеров для инновационности наций. Американский исследователь L. Harrison, проработавший с миссией US AID в Центральной Америке и Карибском регионе в 1962-1982 годах, обнаружил в своей повседневной работе, что бедность и несправедливость коренились в культурных ценностях региона [Harrison, 2006b]. Он писал, что «некоторые религии и культуры лучше, чем другие, продвигают персональную ответственность, образование, предпринимательство и доверие, — все ценности, которые формируют политическое и экономическое развитие. Когда речь заходит о демократии, процветании и праве закона, протестантские общества — прежде всего, — северные страны — Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия и Швеция — обычно опережают католические нации, особенно Латинской Америки. Конфуцианские общества, такие как Япония, Сингапур, Южная Корея, Тайвань, и сегодня Китай, произвели преобразующий экономический рост в глобальном масштабе. Исламские страны, даже те, что с нефтью, — нет» [Harrison, 2006b]. Эти идеи отчасти подтверждаются рейтингами, в частности глобальным индексом инноваций [Andrew et al., 2009, p. 25], где в первой двадцатке стран-инноваторов нет ни одной страны мусульманского мира.

Результаты пятилетних исследований Harrison, — просвещённая политика может с течением времени (в течение жизни поколения) продуцировать культурные изменения — которые в свою очередь вызовут политический плюрализм и экономическое развитие. Наиболее важными инструментами изменений названы:

  1. Образование, прививающее демократические и предпринимательские ценности.
  2. Улучшение воспитания детей.
  3. Религиозная реформа.
  4. Помощь в развитии, направленная на культурные изменения.

Говоря о роли религий в прогрессе наций, Harrison, ассоциирующий капитализм с демократией и свободами, упоминает и ортодоксальное христианство, внёсшее свой вклад в антикапиталистические течения в России и Восточной Европе, что, по его мнению, негативно сказалось на инновационности этих регионов.

Можно говорить о том, что российская культура инновационно-резистентна, сопротивляется прогрессу. По мнению генерального директора ГК «Роснано» А. Чубайса, «Базовые законодательные, юридические и прочие институты Российской Федерации не поддерживают инновационную экономику, а противостоят ей» 6.

С точки зрения известного либерального экономиста Е. Ясина, для формирования инновационной экономики России нужно брать культурный барьер. «Культура — это в том числе экономическая и социально-политическая культура. Это выборы, это свобода прессы, это независимый суд и так далее. Если у вас работают эти институты, и люди уже привыкли к тому, что это работает, они начинают менять поведение. На это требуется много времени. Но сделать так, чтобы были инновации без демократии, без свободы невозможно. В этом всё дело. Мы подошли к определённому порогу. Я называю это так — взять культурный барьер. Мы должны сами измениться. Мы должны понять, что будущее России связано со свободой, с конкуренцией, с правами собственности. Потому что инновации — это вещь, спрос на которую создаёт конкуренция. А конкуренция появляется, работает тогда, когда есть свобода. И когда свобода бизнеса» [Ясин, 2009].

В числе культурных факторов технологического прогресса британский исследователь G. Gelade называет такие, как открытая интеллектуальная среда, интеллектуальная автономия и социальное равноправие [Gelade, 2008]. Американский исследователь S. Shane отмечал, что принятие неопределённости (как готовность к риску и переменам), индивидуализм (как автономия, независимость и свобода), а также отсутствие дистанции власти (как антипод иерархии и авторитаризма) ассоциировались с высокий уровнем инновационности наций в период 1980-х годов. «Национальные показатели инноваций движимы более фундаментальными силами, чем экономические условия, и социальные изменения могут быть необходимы для того чтобы сделать менее инновационные общества более инновационными» [Shane, 1993]. По мнению американского исследователя T. Friedman, развитие страны связано с такими факторами культуры, как открытость для иностранных идей, солидарность нации, готовность к сотрудничеству с посторонними, а также мера озабоченности элиты положением масс [Fridman, 2006]. Значимой представляется такая ценность американского общества, как право на индивидуальность, право быть не таким как все, право быть другим. В этом праве, а также в признании права окружающей действительности на разнообразие (diversity) — во взглядах, вкусах, мировоззрении, в одежде и образе жизни — ключ к изменениям, инновациям, прогрессу. Потому что инноватор — это человек (или группа), который делает не то и не так как все, он играет не по правилам и часто вопреки им. А в открытой инновации ситуация ещё серьёзнее — таких «других» уже несколько.

Либеральный подход к оценке факторов развития открытых инноваций можно представить схематически (см. рис. 2).

Рисунок 2. Глобализация, конкуренция и открытые инновации (либеральный подход)

Глобализация, конкуренция и открытые инновации (либеральный подход)

По мнению американского учёного L. Harrison (2006a), специалиста в области культуры как фактора прогресса, а также и Е. Ясина, «некоторые культуры более склонны к прогрессу, другие — не склонны вовсе» [Ясин, 2009a]. В своей книге Harrison представил сравнительные характеристики культур — склонных к прогрессу и сопротивляющихся прогрессу — по 25-ти параметрам (см. табл. 3, Harrison, 2006a, pp. 36-36). Параметры сравнения культур даны в составе четырёх групп:

  1. Взгляд на мир.
  2. Ценности и добродетели.
  3. Экономическое поведение.
  4. Социальное поведение.

Таблица 3. Типология культур — склонной к прогрессу и сопротивляющейся прогрессу

Harrison, The Central Liberal Truth. Oxford University Press, 2006, 272 p., pp. 36-37.

Фактор культуры Культура, склонная к прогрессу Культура, сопротивляющаяся прогрессу
Взгляд на мир (Worldview)
1. Религия (Religion). Проповедует (воспитывает) рациональность, достижения, продвигает материальные стремления, фокусируется на этом мире (а не на загробном). Проповедует иррациональность, подавляет материальные стремления; фокус на другом мире; утопизм.
2. Судьба, участь, удел (Destiny). Я могу влиять на свою судьбу для изменений к лучшему. Фатализм, покорность, смирение; вера в колдовство, волшебство, шаманство.
3. Временная ориентация (Time Orientation). Фокус на будущем продвигает планирование, пунктуальность, отложенное удовольствие. Фокус на настоящем или прошлом мешает планированию, пунктуальности, накоплениям.
4. Богатство / благосостояние (Wealth). Продукт человеческого творчества, приумножаемо (позитивная сумма). То, что существует (нулевая сумма) есть богатство, не приумножаемо.
5. Знания (Knowledge). Практическое, верифицируемое, факты имеют значение. Абстрактное, теоретическое, космологическое, неверифицируемое.
Ценности, Добродетели (Values, Virtues)
6. Этический кодекс (Ethical Code). Жёсткий в разумных пределах, вызывающий доверие. Эластичен, большой разрыв между утопическими нормами и поведением = недоверие.
7. Меньшие добродетели (The Lesser Virtues). Хорошо сделанная работа, аккуратность, вежливость, пунктуальность имеют значение. Меньшие добродетели не важны.
8. Образование (Education). Необходимо; продвигает автономию, неортодоксальность, расхождение мнений, креативность. Меньший приоритет; продвигает зависимость, ортодоксальность.
Экономическое поведение (Economic Behavior)
9. Работа / Достижения (Work / Achievement). Жить для работы; работа ведёт к богатству. Работать чтобы жить; работа не ведёт к богатству; работа – для бедных.
10. Бережливость и процветание (Frugality and Prosperity). Мать инвестиций и процветания. Угроза равенству.
11. Предпринимательство (Entrepreneurship). Инвестирование и креативность. Ренто-ориентированное; доход происходит из связей с правительством.
12. Склонность к риску (Risk Propensity). Средняя. Низкая.
13. Конкуренция (Competition). Ведёт к совершенству. Признак агрессии и угроза равенству и — привилегиям.
14. Инновация (Innovation). Открыта, быстрое освоение инноваций. Подозрительна, медленная адаптация к инновациям.
15. Успех, продвижение по службе, в карьере (Advancement). Базируется на заслугах, связях. Базируется на семейных связях или на связях с покровителем.
Социальное поведение (Social Behavior)
16. Верховенство закона / коррупция (Rule of Law / Corruption). Разумное соблюдение закона; коррупция преследуется. Деньги, связи правят; коррупция терпима.
17. Радиус идентификации и доверяя (Radius of Identification and Trust). Сильнее идентификация с более широким обществом. Сильнее идентификация с узким сообществом.
18. Семья (Family). Идея «семьи» распространяется, расширяется на более широкое общество. Семья – крепость против более широкого общества.
19. Ассоциация (социальный капитал) (Association, Social Capital). Доверие, идентификация порождает кооперацию, аффилиирование, участие. Недоверие вызывает избыточный индивидуализм, отчуждение, падение нравов.
20. Индивидуальное / групповое (The Individual / The Group). Акцентирует индивидуальное, но не чрезмерно. Акцентирует коллективность.
21. Авторитет (Authority). Распределённый: контроли и балансы, консенсус. Централизованный: неограниченный и часто произвольный, деспотичный.
22. Роль элит (Role of Elites). Ответственность перед обществом. Стремление к власти и ренте, эксплуататорская.
23. Отношения церкви и государства (Church-State Relations). Светские; стена между церковью и государством. Религия играет главную роль в гражданской сфере.
24. Гендерные отношения (Gender Relationships). Если равноправие полов не реальность, то по меньшей мере, не противоречит системе ценностей. Женщины подчинены мужчинам во всех сферах жизни.
25. Рождаемость (Fertility). Число детей зависит от способности семьи вырастить и дать им образование. Дети – подарок бога; они экономический актив.

3. Развитие кросс-культурных компетенций российской инновационной среды

Инновационная среда в эпоху глобализации и открытых инноваций выходит за рамки исследовательских и производственных центров, она пронизывает все институты современного общества и она рыночная по сути. Поскольку открытые инновации, маркетинг и потребители сегодня — тесно связанные понятия, следует обратить внимание на интерпретацию культуры с точки зрения маркетинга и проблем управления поведением потребителей. Культура — это комплекс, включающий знание, веру, искусство, право, мораль, обычаи и любые другие способности и привычки, приобретаемые человеком как членом общества. Культура — это набор ценностей, идей, предметов человеческого труда и других значимых символов, помогающих людям, как членам общества, общаться, интерпретировать и оценивать [Алёшина, 2006, с. 76]. Культура включает как абстрактные, так и материальные (овеществлённые) элементы. К абстрактным элементам относятся ценности, отношения, идеи. Материальные компоненты — это инструменты, книги, компьютеры, дома и сооружения, а также специфические продукты, такие, например, как автомобиль или авиалайнер конкретной марки и модели или программные комплексы. Все компоненты культуры взаимосвязаны. Так, например, известный экономист Е. Гайдар говорил, что демократия возможна в стране, где величина ВВП на душу населения превышает 10 тысяч долларов [Schmemann, 2009].

Взаимосвязь культуры, уровня благосостояния общества и качества общественных институтов отмечает и один из известных американский исследователей в области маркетинга и поведения потребителей, J. Moven [Mowen, 1995, p. 702]. Mowen включает в понятие культуры общества три набора факторов, или измерения, формирующих модель культуры — трехмерную матрицу:

  1. Набор культурных ценностей (для США — индивидуализм, достижения, неформальность, равенство, прогресс, материализм).
  2. Материальная среда (экономическое развитие, географические характеристики, природные ресурсы, технический/научный уровень).
  3. Институциональная/социальная среда (правовая, политическая, деловая, религиозная, субкультуры).

Кросс-культурные аспекты бизнес-коммуникаций, работы с общественностью, партнёрами, потребителями на глобальных рынках открытых инноваций охватывают множество вопросов, от философских, до повседневной реальности — пространство, время, этикет, жесты, символы, дружба, честь, справедливость, закон, гармония. Культурные барьеры — если их рассматривать за пределами чисто гуманитарной сферы — оказывают существенное влияние на распространение инноваций, интеграцию Российской Федерации в глобальные инновационные процессы.

В странах — инновационных лидерах — культурные факторы бизнеса и менеджмента — в фокусе внимания школ, университетов, кампаний и государственных структур. В американских университетах распространены курсы кросс-культурного менеджмента, бизнес-этики (с ориентацией на глобальное бизнес-пространство). Примером может служить курс Cross-Cultural Management профессора S. Umpleby в Университете Джорджа Вашингтона, США 7, который автор имела возможность посещать. Сотрудники глобальных компаний проходят обучение по программам кросс-культурных компетенций. Бизнес-коммуникации, ориентированные на международные аудитории, тестируются с точки зрения кросс-культурной адекватности по критериям целевых аудиторий, целям, источникам, каналам, системам кодирования, помехам и обратной связи.

Для активизации широкого участия российского бизнеса в открытых инновациях, с точки зрения преодоления нацией кросс-культурного барьера, представляется целесообразным:

  1. Рост творческой составляющей в российском образовании (выбор значительной части курсов студентами и предметов школьниками) усиление гуманитарной составляющей образования как формирующей неявные активы — социальные компетенции индивидуумов и групп. Гуманизация образования, рост внимания к гуманитарным технологиям — развития общества и общественных процессов. Успех многих корпораций обязан не столько людям с количественным типом интеллекта, сколько «биполушарному» взаимодействию лидерских команд «физиков» и «лириков», как показывает пример Apple, Procter & Gamble, Hewlett Packard и других успешных глобальных компаний [Rigby et al., p. 80]. В России многие десятилетия упор в системе образования делается на «физиков», что подобно флюсу ослабляет креативную среду и составляющую инновационного процесса и потому его результативность в целом. Для взятия культурного барьера инновационности в глобальной среде современная гуманитарная подготовка должна сроиться не столько на российских традициях прошлого, сколько на современном мировом опыте стран-лидеров инновационного развития.
  2. Интенсификация научных исследований в области кросс-культурных факторов экономического роста и развития инновационной экономики.
  3. Интернационализация образования и научной сферы (бизнес интернационализируется в силу проблем выживания). Для этого необходимо изучение иностранного языка (и соответственно, культуры развитых стран — инновационных лидеров) с начальной школы. Необходим рост открытости для внешних взаимодействий систем образования и науки. Инноватора открытого типа, способного работать в глобальных инновационных сетях, должна формировать, соответственно и более открытая для внешнего мира, глобально-ориентированная, система образования и науки.
  4. Пропаганда инноваций и инновационных ценностей в СМИ. Пока образ успешного инноватора не является мечтой миллионов российских школьников, студентов, их родителей, инновационный подъём экономики страны менее вероятен и более сложен.

России нужно учиться опыту зарубежных стран, в частности, США. Именно в этой стране появились, сначала в гараже или комнате студенческого общежития, а затем и выросли в глобальных лидеров инновационные компании Hewlett Packard, Dell, Microsoft, Oracle, Google и многие другие. Если мы хотим быть инновационной экономикой, в стране должно стать возможным создание компании студентами в гараже и выход её на мировой рынок за несколько лет. Как и почему это возможно в США и невозможно в России, то есть «кто виноват» и главное, «что делать» — предмет для исследований российских философов, политологов, историков, экономистов, лингвистов, психологов, социологов, правоведов.

Приме­чания:
  1. Wikipedia: Global Innovation Index
  2. INSEAD: Global Innovation Index 2008–2009
  3. Procter & Gamble: pgconnectdevelop.com
  4. Hewlett Packard: hpl.hp.com/open_innovation
  5. LG: collaborateandinnovate.com
  6. rusnano.com/Rubric.aspx?RubricId=515,2009–2
  7. gwu.edu/~umpleby/mgt216/index.html
Библио­графия:
  1. Алёшина И. В. Поведение потребителей. — М., Экономистъ, 2006.
  2. Геополитические последствия кризиса: установится ли в мире новый финансовый порядок? Круглый стол, ВШЭ, фонд «Либеральная миссия», 18.10. 2009, Е. Ясин, Д. Лал, Е. Гайдар, В. Мау.
  3. Глазьев С. Новый технологиечский уклад в современной экономике. // Казахский экономический вестник, 2009, № 1, сс. 4–32.
  4. Инновации, основные понятия. Российский научно-исследовательский институт экономики, политики и права в научно-технической сфере.
  5. Инновационная политика и РОСНАНО, Февраль 2009 года.
  6. Калин А. А. Инновационное развитие ИКТ и экономический кризис. Государственно-частное партнёрство (ГЧП). Доклад на комиссии РСПП, 18 декабря 2009 года.
  7. Семёнова Н. Н. Глобализация и открытые инновации. // Наука, инновации, образование, 2008, № 6.
  8. Ясин Е. (2009a) Культура имеет значение. 8.04.2009.
  9. Ясин Е. (2009b) Что ждёт Россию. Эхо Москвы, 10 мая, 2009 года.
  10. Andrew J. P., DeRocco E. S., Taylor A. The Innovation Imperative in Manufacturing. How the United States Can Restore Its Edge. BCG, MI, NAM. March, 2009. — 32 pp.
  11. Boudreau K. J. and Lakhani K. R. How to Manage Outside Innovation // MIT Sloan Management Review, Summer, 2009, Vol. 50, N 4, pp — 69–75.
  12. Chesbrough H. Open Business Models. Cambridge, Massachusetts: Harvard Business Press, 2006. — 256 pp.
  13. Friedman T. L. The World is Flat: A Brief History of the Twenty First Century. Findaway World, 2006. — 784 p.
  14. Gelade G. A. IQ, cultural values, and the technological achievement of nations. // Intelligence. Volume 36, Issue 6, November-December 2008, pp. 711–718.
  15. Harrison L. E. (2006 a) The Central Liberal Truth: How Politics Can Change a Culture and Save It from Itself. Oxford University Press, 2006. pp 272.
  16. Harrison L. E. (2006 b) Hearts, Minds and Schools. // Washington Post, Sunday, December 16.2006; B 03.
  17. INSEAD Global Innovation Index 2008–2009.
  18. Lawrence E. Harrison. The Central Liberal Truth. Oxford University Press, 2006. — 288 p.
  19. McKeown, Max (2008). The Truth About Innovation. London, UK: Prentice Hall. — 249 p.
  20. Mowen J. C. Consumer Behavior. 4-th ed. Macmillan Publishing Co., 1995. — 862 pp.
  21. Rigby D. K., Gruver K., and Allen J. Innovations in Turbulent Times. // Harvard Business Review, June 2009, pp. 79–86.
  22. Shane S. Cultural influences on national rates of innovation. // Journal of Business Venturing. Volume 8, Issue 1, January 1993, Pages 59–73.
  23. Schmemann S. Yegor Gaidar, the Man Who Killed the Command Economy. The New York Times, December 22, 2009.
Источ­ник: Открытые инновации: кросс-культурные факторы в условиях глобализации. Ирина Алёшина. // Электронная публикация: Центр гуманитарных технологий. — 18.03.2010. URL: http://gtmarket.ru/laboratory/expertize/2010/2650
Реклама:
Публикации по теме
Новые статьи
Популярные статьи