Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Власть стереотипов и межкультурная коммуникация

Стереотипы в восприятии людей существовали всегда. Психологическая предпосылка формирования стереотипов состоит в необходимости обобщения информации об окружающих нас людях. Следуя стереотипу, мы упрощаем картину мира, делаем её более понятной. Поэтому использование стереотипов — целесообразная стратегия социального познания. Проблемы возникают тогда, когда стереотипы оказываются чрезмерно обобщёнными или неверными. Во многих случаях они вредят взаимопониманию, а следование им приводит к печальным последствиям. Это касается как отношений между людьми, так и отношений между странами, политических и культурных процессов, экономики и бизнеса.

О стереотипах

Джек Нахбар (Jack Nachbar) и Кевин Лаузе (Kevin Lause), авторы исследования «Введение в популярную культуру» (Popular Culture: An Introductory Text), отмечают, что стереотипы являются составной частью массовой культуры. Они могут формироваться на основе возраста («Молодёжь слушает только рок-музыку»), пола («все мужчины хотят от женщин только одного»), расы («японцы неотличимы друг от друга»), религии («Ислам — религия террора»), профессии («все адвокаты — жулики») и национальности («все евреи — жадные»). Существуют также стереотипы географические (например, «жизнь в небольших городах безопасней, чем в мегаполисах»), вещевые (например, «германские машины — самые качественные») и так далее. Стереотипы в большинстве случаев носят нейтральный характер, однако при их переносе от конкретного человека на группу людей (социальную, этническую, религиозную, расовую и так далее) часто приобретают негативный оттенок. Именно на стереотипах основаны такие явления, как расизм, сексизм, исламофобия и многие другие.

Впервые термин «стереотип» использовал классик американской журналистики Уолтер Липпман (Walter Lippmann), который в 1922 году опубликовал книгу «Общественное мнение» (Public Opinion). Этим словом он пытался описать метод, с помощью которого общество пытается категоризировать людей. Как правило, общественное мнение просто ставит «штамп» на основе некоторых характеристик. Липпман выделил четыре аспекта стереотипов (впоследствии появилось много других градаций, которые, тем не менее, во многом следовали идеям Липпмана).

Во-первых, стереотипы всегда проще, чем реальность — сложнейшие характеристики стереотипы «укладывают» в два-три предложения.

Во-вторых, люди приобретают стереотипы (от знакомых, средств массовой информации и так далее), а не формулируют их сами на основе личного опыта. Примером этого может являться представление о так называемой идеальной женщине: она должна быть блондинкой, с голубыми глазами, без лишнего веса, с высокой грудью и длинными ногами. Этому идеалу в точности соответствует лишь кукла Барби.

В-третьих, все стереотипы ложны, в большей или меньшей степени. Всегда они приписывают конкретному человеку черты, которыми он обязан обладать лишь из-за своей принадлежности к определённой группе.

В-четвёртых, стереотипы очень живучи. Даже если люди убеждаются в том, что стереотип не соответствует действительности, они склонны не отказаться от него, а утверждать, что исключение лишь подтверждает правило. Например, встреча с высоким китайцем лишь убеждает жертву стереотипа в том, что все остальные китайцы — маленького роста. Стереотип может измениться и быть перенесён на иную группу населения. К примеру, американцы в начале XX века называли евреев «длинноносыми» (Big Noses). Однако впоследствии стало очевидным, что далеко не все евреи обладают выдающимися украшениями на лицах. Ныне этот эпитет периодически употребляют по отношению к арабам.

Сэра Хан (Saera R. Khan), профессор Университета Сан-Франциско (University of San Francisco) опубликовала статью в журнале Journal of Cross-Cultural Psychology, в которой утверждает, что доверять стереотипам крайне опасно. Стереотипы имеют, прежде всего, познавательную и мотивационную функции.

С познавательной точки зрения, стереотип представляет собой обоюдоострое оружие — он даёт информацию в лёгкой и удобоваримой форме. Однако эта информация весьма далека от реальности и способна дезориентировать человека.

С мотивационной точки зрения, стереотипы ещё более ненадёжны. Человек, основывающий свои решения на массовых представлениях, а не на фактах, серьёзно рискует. Вероятно наиболее ёмко ложность стереотипов сформулировал звезда баскетбола Чарльз Бакли (Charles Barkley), который заявил: «Вы понимаете, что мир не такой, какой вы думали, когда узнаете, что лучший рэпер — белый (имеется в виду певец Эминем — Eminem), лучший игрок в гольф — чернокожий (Тайгер Вудс — Tiger Woods), самый высокий баскетболист — китаец (суперзвезда NBA Яо Минь, ростом 2 м. 29 см.), а немцы не хотят воевать в Ираке».

Фред Джандт (Fred E. Jandt), профессор Университета штата Калифорния в Сан-Бернардино (CSU San Bernardino), автор книги «Введение в межкультурную коммуникацию» (An Introduction to Intercultural Communication: Identities in a Global Community), отмечает, что в большинстве случаев стереотипы используют не для добрых целей. Стереотипы часто являются оружием пропаганды расизма и ксенофобии. К примеру, антисемитская пропаганда, основанная на стереотипах, активно велась в Германии в 1920–1930-е годы — в результате, немецкий народ достаточно индифферентно и даже одобрительно отнесся к геноциду евреев.

В США длительное время в средствах массовой информации превалировали негативные стереотипы по отношению к чернокожим. Подобные взгляды прослеживаются и во многих произведениях литературы и кинематографе — к примеру, современные афроамериканцы крайне негативно относятся к образу главного героя знаменитого романа Гарриет Бичер-Стоу (Harriet Beecher-Stowe) «Хижина дяди Тома» (Uncle Tom’s Cabin). Поэтому борьба афроамериканцев за свои гражданские права сопровождалась и борьбой с привычными стереотипами: Мартин Лютер Кинг (Martin Luther King) активно выступал против предубеждений в отношении своей расы, сложившихся в американском обществе. Его тайный оппонент, директор ФБР Эдгар Гувер (J. Edgar Hoover), наоборот, пытался усилить негативные стереотипы в отношении чернокожих.

В 2002 году Колумбийский Университет (Columbia University) опубликовал результаты своего исследования о применении смертной казни в мире. Как оказалось, суды изначально пристрастны к определённым группам людей. Например, смертные приговоры в Северной Америке чаще выносятся в тех регионах, где выше процент чернокожего населения. Таким образом, шанс чернокожего американца быть приговорённым к исключительной мере наказания выше, чем у белого, совершившего аналогичное преступление. Одной из причин этого считаются расовые стереотипы присяжных.

Стереотипы имеют свойство видоизменяться в зависимости от меняющихся условий. Грегори Тиллетт (Gregory Tillett), автор исследования «Разрешая конфликт. Практический подход» (Resolving Сonflict. A Practical Approach), отмечает, что предубеждение по отношению к мигрантам и иммигрантам, как правило, базируется на двух разных стереотипах. В период экономического спада население воспринимает пришельцев как захватчиков, отбирающих у местных жителей рабочие места. В период экономического подъёма, местные жители обращают внимание прежде всего на обычаи мигрантов, которые противоречат местным традициям. На каком бы стереотипе не основывалась ненависть, она приводит к тому, что установить доверительные и продуктивные отношения с ненавидимыми группами населения не представляется возможным. Наиболее сложно бороться со стереотипами, бытующими в отношениях между двумя этническими группами, имеющими давнюю историю конфликтов друг с другом.

Бенджамин Барбер (Benjamin Barber), автор книги «Джихад Против МакМира» (Jihad vs. McWorld), считает, что нынешняя волна международного терроризма во многом вызвана стереотипами. Исламский мир воспринимает Запад как мир материализма, потребительства, нарциссизма, безнравственности и так далее. Естественно, что подобные взгляды являются питательной средой для появления экстремистов.

Цитаты на тему

Стереотипы существуют и в отношениях между народами, которые, в общем, достаточно хорошо знают друг друга и имеют общее историческое прошлое. Например, подобные предубеждения вновь проявили свою силу в ситуации, когда Франция не поддержала США в иракском вопросе. В средствах массовой информации обеих стран немедленно появились публикации, в которых вспоминались старые предубеждения относительно американцев и французов.

Паскаль Бодри (Pascal Baudry), профессор в области делового администрирования и глава консалтинговой фирмы WDHB Consulting Group, длительное время живущий в США, опубликовал книгу «Французы и Американцы. Другой Берег» (French and Americans, The Other Shore), в которой привёл перечень качеств, которыми, по мнению французов, обладает типичный житель США. Американец — дружелюбный и общительный, шумный, грубый, интеллектуально недоразвитый, трудолюбивый, экстравагантный, самоуверенный, полный предубеждений, недооценивающий достижения иных культур, богатый, щедрый, неразборчивый и вечно куда-то спешащий.

В свою очередь, Хэрриет Рошфор (Harriet Welty Rochefort), американка, живущая во Франции, в книге «Французский тост» (French Toast: An American in Paris Celebrates the Maddening Mysteries of the French) привела перечень типичных представлений американцев о французах. Французы пользуются репутацией лентяев, не говорящих по-английски по идеологическим соображениям. Они самодовольны, невежливы и непредупредительны, тем не менее, весьма предупредительны к дамам и артистичны. С ними очень трудно сблизиться. Французы живут в бюрократическом социалистическом государстве и полностью зависят от чиновников. Они не умеют воевать и американцам дважды приходилось спасать Францию в XX веке. Кроме того, французы нечистоплотны, едят улиток и лягушек.

Дипломатия непонимания: Стереотипы и международные отношения

Стереотипы и незнание иных культур оказывают влияние и на международные отношения. Есть достаточно много примеров, когда ляпсусы дипломатов и политиков становились причиной конфликтов.

Стереотипы периодически проявляются в выступлениях глав государств. Последними примерами такого рода являются, например, слова президента Франции Жака Ширака, который заявил, что единственным вкладом англичан в сельское хозяйство является «коровье бешенство», и президента России Владимира Путина, который отметил, что в отличие от Африки, в России политических оппонентов не поедают.

Профессиональные дипломаты, как правило, в состоянии избегать ошибок, основанных на стереотипах, однако и они не застрахованы от них. В 1939 году Гарольд Николсон (Harold Nicolson), британский дипломат и историк, опубликовал книгу «Дипломатия» (Diplomacy), ныне считающуюся классической работой такого рода. Николсон отметил, что несмотря на то, что дипломаты общаются, используя некий общепринятый международный код (специальные фразы, выражения и слова), тем не менее даже они не застрахованы от того, что иностранные коллеги поймут их неверно. Николсон опубликовал свою работу, когда в мире доминировала европейская дипломатия, а жители Европы, как правило, знали языки стран-соседей. После того, как произошёл крах колониальной системы, и на международную арену вышли сотни новых государств из Азии и Африки, проблема взаимного непонимания заметно усугубилась.

Примером разночтений могут быть даже базовые международные соглашения. Крис Браун (Chris Brown), автор исследования «Глобализация мировой политики» (The Globalisation of World Politics) упоминает, например, Универсальную Декларацию Прав Человека, принятую ООН в 1948 году. Эта декларация стала наиболее важным документом международного законодательства. Однако представители многих культур поныне воспринимают Декларацию Прав Человека как проявление западного культурного империализма. СССР и иные страны социалистического лагеря в своё время критиковали Декларацию за то, что она не уделяет внимания экономическим правам трудящихся. Некоторые азиатские страны считают, что Декларация противоречит конфуцианским принципам, ставящим во главу угла семью или группу, а не отдельную личность (именно поэтому Китай не принимает претензий Запада о нарушениях гражданских прав своего населения). В свою очередь, исламские государства выражают недовольство тем, что Декларация уравнивает мужчин и женщин, а также апеллирует к религиозной свободе.

Рэймонд Кохен (Raymond Cohen), автор книги «Переговоры вокруг культур» (Negotiations Across Cultures), приводит показательный пример такого рода. В 1938 году в Вашингтоне скончался бывший посол Японии в США. Президент США Франклин Рузвельт (Franklin Roosevelt), неоднократно встречавшийся с покойным и испытывавший к нему чувство глубокой симпатии, распорядился выделить крейсер для немедленной доставки тела дипломата на родину. С точки зрения американцев и европейцев действия Рузвельта были совершенно понятны, однако в Японии, где существует особая традиция прощания с усопшими, этот шаг вызвал возмущение. Японцы не могли понять, почему тело дипломата отправляют в Японию без проведения на месте его кончины сложных церемоний, призванных продемонстрировать уважение Соединённых Штатов к нему и его стране. Кризис на этом не закончился. После того, как крейсер прибыл в Японию, один из японских предпринимателей подарил капитану корабля несколько дорогих жемчужин. Капитан отказался принять этот подарок, поскольку в США его действия могли быть восприняты, как получение взятки. Японцы вновь почувствовали себя оскорблёнными, поскольку подарки, призванные символизировать акт дружбы, отвергать можно лишь в том случае, если с дарителем собираются разорвать отношения. В ту пору, отношения между Японией и США были весьма напряжены — как известно, три года спустя японская авиация и флот атаковали базу ВМФ США в Пёрл-Харборе. Стремясь смягчить инцидент, Япония организовала мероприятия, призванные показать американским морякам (и Белому Дому), что Токио стремится к миру с США. Экипаж крейсера участвовал в пафосных манифестациях, парадах, спортивных состязаниях, концертах, на которых звучали здравницы в честь нерушимой дружбы США и Японии. Но американские дипломаты восприняли эти действия японской стороны лишь как попытку пустить пыль в глаза, поскольку никаких конкретных предложений о разрешении существовавших на тот момент разногласий японский МИД не предоставил.

Аналогичные проблемы возникали и в отношениях между иными государствами. В начале 1977 года японский дипломат Хироши Кимура опубликовал статью, в которой проанализировал свой опыт участия в советско-японских переговорах, проходивших в Москве. Он отметил, что советские представители неверно воспринимали японскую традицию оказывать повышенный почёт хозяину дома (в данной ситуации МИДу СССР) — Москва восприняла японскую вежливость и предупредительность, как готовность к уступкам. Кроме того, в процессе переговоров советские представители пытались всемерно продемонстрировать своё превосходство, что вызывало у японских делегатов возмущение. Японская традиция уделяет мало внимания количеству произнесённых слов — японцы больше внимания обращают на тон, которыми словами были произнесены, и на наличие новых идей. Поэтому японцы, как правило, были весьма молчаливы, а советские дипломаты «заполняли вакуум», произнося длинные речи, что также вызывало у японцев отторжение.

В 1989 году американский дипломат Рэймонд Смит (Raymond Smith) опубликовал книгу «Переговоры с Советами» (Negotiating with the Soviets), в котором собрал опыт своих коллег, участвовавших в различных американо-советских переговорах. По мнению Смита, советские дипломаты всегда руководствовались тремя принципами: страхом перед руководством, стремлением избежать риска и стремлением всегда и во всем демонстрировать своё доминирование. Эти принципы вступали в противоречие с понятиями американских дипломатов о процессе переговоров, что приводило к долгим и часто бесплодным обсуждениям.

В ряде случаев стереотипы, бытовавшие в том или ином обществе, оказывали влияние на дипломатические формулы и концепции. Чаще всего подобным образом те или иные государства пытались «сохранить лицо». Американский исследователь Уильям Барндс (William Barnds) привёл весьма показательный пример Индии. В начале 1970-х годов эта страна столкнулась с голодом и нуждалась в международной помощи. Однако идеология правящих кругов Индии была основана, прежде всего, на обострённом чувстве независимости. Поэтому индийские дипломаты придумали следующую формулу «Индия помощи не просит, но если её предлагают, мы её можем принять». В результате, американские корабли доставили в индийские порты зерно, а премьер-министр Индии Индира Ганди послала приветственную телеграмму Хо Ши-Мину, лидеру Северного Вьетнама, который в тот момент находился в состоянии войны с США. Белый Дом пришёл в ярость, однако этот шаг индусов был вполне логичен: они демонстрировали, что не меняют своих принципов на продовольствие.

История дипломатии полна примеров того, как незнание истории и культуры иного народа приводило или потенциально могло привести к печальным последствиям. К примеру, в 1970-е годы, в разгар «торговой войны» между США и Японией, США требовали, чтобы Токио ревальвировало йену на 17%. Японский представитель заявил, что подобное предложение невозможно принять, поскольку четыре десятилетия тому назад члены японского правительства, принявшие аналогичное (17 процентное) решение, были вынуждены покончить жизнь самоубийством, чтобы избежать позора. Однако Япония быстро согласилась на ревальвацию в размере 16,9%. Об этом сообщил американский историк Роберт Энджел (Robert Angel). В другом случае, организаторы встречи президентов США и Мексики предложили организовать традиционное для Соединённых Штатов «техасское барбекю» — реализацию этой идеи вовремя сумели предотвратить сотрудники американского посольства в Мехико. Дело в том, что мексиканцы до сих пор не могут простить США отторжение Техаса, произошедшее в XIX веке, и неизбежно были бы оскорблены.

История международных отношений также знает примеры того, как политики и дипломаты, нашедшие в себе силы отказаться от господствовавших в их странах воззрений, добивались серьёзных успехов. В 1972 году президент США Ричард Никсон (Richard Nixon) первым из американских президентов посетил Китай и провёл переговоры с Мао Цзедуном. Это стало началом активного развития американо-китайских связей. Никсон отказался следовать американской политической традиции не вести переговоров с китайскими коммунистами, а Мао сделал аналогичный шаг в отношении американских империалистов. Кроме того, обе стороны смогли абстрагироваться от двух традиций: американцы традиционно во главу угла ставят проблему и стремятся искать пути её решения, а китайцы ориентируются, прежде всего, на установление персонального контакта с оппонентом.

В 1977 году президент Египта Анвар Садат совершил официальный визит в Израиль, нарушив бойкот, установленный арабскими странами в отношении еврейского государства. Герберт Келман (Herbert Kelman), профессор Гарвардского Университета (Harvard University), специалист в области конфликтологии, считает подлинным достижением Садата то, что в ходе визита он поздоровался за руку с членами израильской делегации. Это было воспринято в Израиле, также с большим подозрениям относившегося к арабским политикам, как знак доверия и дружбы. Результатом стал мирный договор между Израилем и Египтом.

Многие государства затрачивают значительные средства на формирование собственного позитивного имиджа. К примеру, США тратят на эти цели ежегодно до $ 1 млрд., Саудовская Аравия, по различным оценкам — $ 4–5 млрд., Канада — $ 65 млн. (бюджет 2005 года), Нигерия — $ 20 млн. (2005 год). Фактически, эти действия являются борьбой с негативными стереотипами в отношении той или иной страны, бытующими у иных народов.

Бизнес и культуры. Стереотипы и бизнес

Различия в культурах оказывают влияние и на бизнес. Это влияние особенно усилилось благодаря процессам глобализации, в результате которых представители разных народов и цивилизаций вынуждены тесно сосуществовать на рабочем месте. В результате появилась особая сфера науки о бизнес-управлении — «мульткультурный» или «этнический менеджмент», которая анализирует традиции и стереотипы, которыми оперируют представители разных народов, волей судьбы работающие совместно.

Сара Ланье (Sarah Lanier), автор книги «От непонятного до знакомого» (Foreign to Familiar: A Guide to Understanding Hot — And Cold — Climate Cultures), высказала гипотезу, согласно которой все культуры мира можно разделить на культуры «горячего» и «холодного климата». «Горячий климат» (он же «племенной») подразумевает, что отношения между людьми базируются на их личных связях, «холодный» (он же «урбанизированный») — что отношения строятся на совместном решении задач и достижении общих целей. Первая система отношений построена на приоритетах группы, а вторая — на приоритетах отдельной личности.

Эти культуры зачастую противоречат друг другу, что особенно проявляется в процессе совместной работы. Например, начальник, представляющий «горячую» культуру предпочтёт не увольнять бесполезного сотрудника, если тот хорошо вписывается в коллектив. Напротив, босс, действующий по принципам «холодной» культуры, предпочтёт держать на работе эффективно работающего сотрудника даже в том случае, если тот перессорился со всеми коллегами. Для «горячего климата» важнее всего гостеприимство. То есть, уровень приёма, который оказывается визитёру важнее цели самого визита. Для «холодного климата» время — это деньги. Атрибуты уважения и почета имеют меньшее значение, чем эффективное планирование и результаты совместной деятельности.

Другую градацию предложил Эдвард Холл (Edward T. Hall), автор книги «За Культурой» (Beyond Culture). Он делит культуры на два типа — «высококонтекстные» и «низкоконтекстные» на основе того, насколько укоренены в тех или иных обществах традиции поведения.

В первом типе культур традиции возникли давно — столетия и даже тысячелетия назад — видоизменить или отменить их невозможно. Люди, принадлежащие к этой культуре, привыкли действовать формализовано, они уделяют огромное значение этикету и так далее.

Второй тип культур сформировался в молодых государствах, их население более разнообразно, традиций здесь мало, они, как правило, не имеют большого значения. На этих различиях основаны и различия в ведении бизнеса.

Американский исследовательский центр Институт за Культурную Демократию (Institute for Cultural Democracy) сформулировал шесть ключевых принципов, которые предлагаются американским менеджерам и бизнесменам, ведущих международный бизнес или управляющих компаниями, в которых работают представители различных народов. Эти принципы перечислены ниже.

1. Общение:

У каждого народа есть свой язык жестов — разные жесты часто имеют противоположное значение в разных культурах. Кроме того, даже отдельные слова и выражения имеют различное смысловое наполнение. Даже в англоязычных странах слово «да» (yes) может вызывать разные ассоциации — от «может быть, когда-нибудь я подумаю об этом» до «полностью согласен».

2. Конфликт:

Некоторые народы считают конфликты позитивным явлением, другие стараются их всемерно избегать. В США конфликты принято разрешать на основе личной и открытой дискуссии, в некоторых восточных культурах лучший метод — разделение враждующих сторон, поскольку открытый конфликт неприемлем.

3. Выполнение заданий:

Различия обусловлены многими причинами, в том числе разницей в понимании времени, в критериях успеха и так далее. К примеру, азиаты и латиноамериканцы уделяют больше внимания, чем европейцы и американцы, построению межличностных отношений. Жители Европы и Северной Америки, в свою очередь, во главу угла ставят выполнение совместной задачи, рассчитывая, что отношения наладятся сами собой в процессе совместной работы. Это отнюдь не означает, что люди работают лучше или хуже.

4. Принятие решений:

В США принято, что начальник делегирует часть своих полномочий подчинённому, который полностью отвечает за выполнение того или иного задания. Во многих южноевропейских и латино-американских странах, начальник принимает всё решения сам. В случае, когда решение принимается коллегиально, в США принято принимать точку зрения большинства. В Японии стороны пытаются найти компромисс, устраивающий всех.

5. Открытость:

Это различие особенно проявляется в ходе конфликтов. К примеру, в некоторых культурах начальник и коллеги находятся в курсе личной жизни сотрудника, в некоторых — частная жизнь является «закрытой зоной», в которую допускают только самых близких. Если возникает конфликт, то знание или незнание биографических подробностей человека может играть огромную роль, поскольку пострадавшие могут считать, что с ними обращаются несправедливо лишь на основе того, что сослуживцы знают или, наоборот, не знают об их семейных проблемах.

6. Знание:

Представители разных культур по-разному приобретают знания и навыки. Европейцы склонны к процессу познания на основе жёстких критериев, например, они читают книги, считают или измеряют, уделяя меньше внимания неким априори имеющимся представлениям о предмете. Африканцы больше внимания уделяют неким символическим оценкам и воображению. В азиатских культурах лучшим путём приобретения знания считаются трансцедентальные методики. В результате, чтобы получить информацию о предмете европейцы предпочтут пойти в библиотеку, африканцы — будут стремиться ознакомиться с ситуацией на месте, а азиаты попытаются найти знатока-эксперта.

В свою очередь, пакистанец Фарид Элашмави (Farid Elashmawi), руководитель консалтинговой фирмы Global Success и автор учебника «Мультикультурный менеджмент», опубликовал в журнале Certified Management Digest простые советы о том, как вести бизнес с американскими менеджерами.

  1. Во время первой встречи с американцем не говорите слишком персонально. Важно произвести впечатление дружелюбного человека, но не более того.
  2. В деловых переговорах и переписке будьте кратки и точны.
  3. С американским начальником следует говорить прямо. Американский босс ценит идеи своих подчинённых.
  4. Всегда ожидайте обратной связи от своих американских коллег и руководства. Вы должны быть в состоянии отвечать на все интересующие их деловые вопросы, касающиеся Вашей работы.
  5. У американцев есть несколько типов дружбы. Знайте, какое место Вы занимаете в жизни Ваших партнёров и коллег.
Источник: Власть стереотипов и межкультурная коммуникация. // Электронная публикация: Центр гуманитарных технологий. — 04.09.2006. URL: https://gtmarket.ru/laboratory/expertize/2006/718
Публикации по теме
Новые статьи
Популярные статьи