Гуманитарные технологии Информационно-аналитический портал • ISSN 2310-1792
Гуманитарно-технологическая парадигма

Организация экономического сотрудничества и развития изучила глобальное благосостояние за последние 200 лет

Организация экономического сотрудничества и развития Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) опубликовала результаты исследования по измерению глобального благосостояния с 1820 по 2010 год, которое проводилось в рамках проекта «Индекс лучшей жизни» (The OECD Better Life Index).

Серия исследований ОЭСР «Индекс лучшей жизни» посвящена изучению достижений стран мира с точки зрения благополучия их населения. Для измерения уровня благополучия населения используется ряд социально-экономических параметров, которые отражают различные аспекты жизни людей и наиболее важные составляющие общественного благосостояния. Первые результаты проекта были представлены в 2011 году, когда ОЭСР опубликовала отчёт «How’s Life? Measuring Well-Being», основанном на проекте по исследованию различных параметров качества жизни и благосостояния. Однако как можно проследить изменения этих параметров в исторической перспективе? В какой степени улучшились условия жизни людей после промышленной революции XIX столетия? Насколько велико различие в скорости развития отдельных регионов? В новом докладе «Как жизнь? Глобальное благосостояние с 1820 года» (How Was Life? Global Well-being since 1820) впервые представлены систематические данные о долгосрочных тенденциях развития в мире не только на основе уровня внутреннего валового продукта (ВВП) на душу населения, но и с учётом других показателей. Ниже представлен краткий обзор данного исследования, полная версия доклада (на английском языке) опубликована на сайте ОЭСР.

Какой была жизнь в 1820 году и как она улучшилась с тех пор? Нынешнее представление о социально-экономическом развитии со времён промышленной революции опирается во многом на документальные сведения из истории счетоводства стран по традиции Саймона Кузнеца и Ангуса Мэддисона. Однако динамика ВВП на душу населения далеко не полностью отражает различные аспекты благосостояния, например такие, как ожидаемая продолжительность жизни, образование, личная безопасность или неравенство. Измерение нынешнего развития человечества всё больше принято оценивать не только с точки зрения экономических показателей, как это практиковалось ранее, но также по многим другим показателям, чтобы получить действительную картину того, из чего складывается благополучие. Историки экономики и другие специалисты в области общественных наук уже несколько лет работают над предоставлением данных, охватывающих нематериальные параметры благосостояния, однако эти данные пока систематически не сравнивались во времени и пространстве. Например, можно найти данные о продолжительности жизни в отдельных странах Европы XIX века, но сравнить их с цифрами по Африке не представлялось возможным. В результате, большинство исследований, представляющих долгосрочные тенденции общественного развития в мировом масштабе, по-прежнему опираются лишь на прогнозы ВВП на душу населения и тому подобные экономические показатели. Новый доклад предназначен для того, чтобы заполнить этот пробел. В нём впервые приводятся систематические факты, свидетельствующие о долгосрочных тенденциях глобального благосостояния, начиная с 1820 года. Анализ был проведён по 25 странам и восьми регионам мира, а также мировой экономике в целом.

Исследование охватывает 10 индивидуальных параметров благосостояния, которые отслеживаются во времени и пространстве, а затем сводятся воедино в новом составном показателе. Представленные параметры отражают широкий набор материальных и нематериальных аспектов благосостояния: ВВП на душу населения, уровень реальной заработной платы, уровень образования, продолжительность жизни, личную безопасность, политические институты, качество окружающей среды, неравенство доходов и гендерное неравенство. Конечно же, качество данных будет отличаться в разных индикаторах, во времени и в разных странах. В докладе приводятся различные исторические наборы данных по каждому конкретному параметру благосостояния, обсуждаются их ограничения и указывается, какой дальнейший прогресс может быть достигнут. В целом, новые данные дают возможность схематически представить изменения благосостояния в мире за последние 200 лет.

Как показали результаты исследования, по некоторым из показателей благосостояния чётко прослеживается сильная статистическая корреляция с динамикой ВВП на душу населения. Образование (измеряемое по грамотности и уровню образования) и состояние здоровья (измеряемое по продолжительности жизни и росту) существенным образом улучшились во многих странах мира и здесь отмечается сильная поперечная и временная корреляция с ВВП на душу населения. Около 1820 года менее 20% населения мира было грамотным, причём эта группа была сконцентрирована, в основном, в Западной Европе. Процент грамотных и учащихся в школе резко вырос после 1945 года во многих регионах мира, достигнув около 80% населения мира в 2000 году. Прогнозируемая продолжительность жизни на момент рождения составляла около 33 лет в Западной Европе в 1830-х годах, 40 лет в 1880-х годах и практически удвоилась в последующий период, при этом самое большое улучшение произошло в первой половине ХХ века. В остальном мире уровни продолжительности жизни начали расти с ещё более низких отметок, и этот рост происходил, в особенности, после 1945 года. Средняя продолжительность жизни в мире увеличилась с отметки ниже 30 лет в 1880 году до почти 70 лет в 2000 году. При этом продолжительность жизни в мире улучшалась даже в периоды стагнации показателя ВВП на душу населения, благодаря прогрессу знаний и распространению технологий здравоохранения.

Статистическая корреляция с ВВП на душу населения была менее отчётливо выражена по другим параметрам благосостояния. Политические институты (измеряемые по участию в выборах и конкуренции) существенным образом усовершенствовались в мире за последнее столетие. Но их развитие было далеко не ровным и сопровождалось, подчас, сильными перекосами в области политических прав в разных странах. Кроме того, различия между странами в области личной безопасности (измеряемой по уровню убийств на душу населения и подверженности конфликтам) довольно плохо коррелируются с ВВП на душу населения. Так, Западная Европа жила уже в относительно мирных условиях, начиная с XIX века (за исключением периода мировых войн), а процент убийств в США был относительно высоким в течение всего рассматриваемого периода. Значительные территории Латинской Америки и Африки традиционно являются «горячими точками» преступности с применением насилия, как и регион бывшего Советского Союза, в то время как большая часть Азии отличается низким процентом убийств. Отрицательная корреляция с ВВП на душу населения чётко прослеживается при анализе качества окружающей среды.

Долгосрочные тренды в неравенстве доходов, измеряемые распределением на душу населения доходов семей до обложения налогом, имели форму латинской буквы U в большинстве стран Западной Европы и «дочерних» территориях Запада (США, Канада, Австралия и Новая Зеландия). Снижение происходило с конца XIX века и примерно до 1970 года, а затем кривая пошла вверх. В Восточной Европе социализм привёл к существенном сокращению неравенства в доходах, а после его падения в 1980-х годах последовало резкое увеличение неравенства. В других частях света неравенство доходов росло особенно сильно в последнее время (в частности, в Китае). Глобальное распределение доходов между всеми гражданами мира было унимодальным в ХIX веке, но начало становиться всё более бимодальным между 1910 и 1970 годами, а затем вновь перешло на унимодальное распределение в период с 1980 по 2000 год.

Гендерное неравенство, измеряемое по результатам состояния здоровья, социально-экономического положения и политическим правам, уменьшалось в последние 60 лет в большинстве регионов мира. Только в Восточной Азии и Восточной Европе уменьшение гендерного неравенства замедлилось после 1980-х годов. При этом, между регионами оставались существенные различия по уровню гендерного неравенства: Европа (включая Восточную Европу) и «дочерние» территории Запада (США, Канада, Австралия и Новая Зеландия) добились наилучших результатов (хотя ни одна страна не достигла полного гендерного равенства). Ближний Восток и Северная Африка (в основном, из-за слабых политических прав), а также Южная и Юго-Восточная Азия (из-за асимметрии в числе рождающихся мальчиков и девочек) показали худшие результаты.

Составной индикатор благосостояния, представленный в исследовании, указывает на то, что прогресс в благосостоянии получил широкое распространение с начала ХХ века, за исключением, возможно, Африки к югу от Сахары. В целом, факты указывают на то, что с 1970-х годов неравенство между странами по составному благосостоянию было меньшим, чем по ВВП на душу населения, а в предшествующий период это неравенство было более ярко выраженным.

Источник: Организация экономического сотрудничества и развития изучила глобальное благосостояние за последние 200 лет. [Электронный ресурс] // Центр гуманитарных технологий. — 03.10.2014. 14:30. URL: http://gtmarket.ru/news/2014/10/03/6911
Ограничения: Настоящая публикация охраняется в соответствии с законодательством Российской Федерации об авторском праве и предназначена только для некоммерческого использования в информационных, образовательных и научных целях. Копирование, воспроизведение и распространение текстовых, графических и иных материалов, представленных на данной странице, не разрешено.
Реклама:
Публикации по теме
Последние новости
Популярные новости