Гуманитарные технологии Информационно-аналитический портал • ISSN 2310-1792
Гуманитарно-технологическая парадигма

Интервью Рогана Керша об институте лоббирования в США

Роган Керш (Rogan Kersh), профессор Университета Сиракуз (Syracuse University), Нью-Йорк, США. Автор многих научных исследований и ряда книг о проблемах лоббирования.

Вопрос: Является ли система лоббирования, существующая в Соединённых Штатах Америки, уникальным институтом?

Роган Кершс: Лоббисты в Вашингтоне — относительно автономны в своих действиях. Они, безусловно, не полностью независимы, но действуют без постоянной опеки со стороны своих клиентов. Организация-наниматель даёт лоббистам право принимать большинство решений. В большинстве случаев лоббисты — креатуры Вашингтона, а не бизнес-сообществ, интересы которых они представляют.

Я не думаю, что эта система уникальна, но, вероятно, это наиболее передовая и крупная система. За последние пять-десять лет некоторые другие страны столкнулись с проявлением американского стиля лоббирования — во всяком случае, на столичном уровне. Я думаю, что подобное происходит потому, что лоббирование — эффективный путь совместить множество различных интересов и дать им возможность повлиять на правительство.

Этот процесс идёт и потому, что ряд крупных американских лоббистских компаний начал успешно действовать и за пределами США. Они, например, предоставляют специалистов для обслуживания интересов политиков, которые стремятся выиграть национальные выборы. Например, британский политик Тони Блэр и немецкий политик Герхард Шрёдер пользовались услугами американских лоббистов и консультантов. Кандидат в президенты Израиля также использовал американских советников. После того, как иностранные политики выигрывают выборы и приобретают власть, они сохраняют отношения с американскими компаниями, которые, в свою очередь, стремятся представлять различные интересы, в основном корпоративные, в этой стране.

Кроме того, американские лоббисты действуют за пределами США, потому что их приглашают американские корпорации, у которых есть подразделения в данных странах. К примеру, в Токио 10-15 лет назад активной лоббистской деятельностью на уровне правительства занимались только американские лоббисты, представлявшие интересы таких компаний, как Apple, IBM и так далее.

Частично все это объясняется тем, что американцы привносят в подобные отношения свою бизнес-модель, частично потому, что лоббирование — приемлемый путь для приобретения влияния. То есть, ныне мы видим американскую модель лоббирования, применяемую группами интересов, повсюду в мире. Однако далеко не везде лоббисты столь активны и изощренны, как в США.

Вопрос: Какого рода организации наиболее влиятельны в этой сфере в США?

Роган Кершс: Надо сказать, что каждый законодательный акт в США имеет на себе «отпечатки пальцев» многих лоббистских организаций. Практически ни один законодательный акт не был инспирирован лишь одной лоббистской структурой — это продукт коллективного творчества различных лоббистов, каждый из которых пытается добавить в закон определённый кусок текста. Я думаю, что лоббисты и «группы интересов» приобретают значительное влияние, когда действуют в совокупности — необходимы коалиции, для того чтобы отстоять интересы всех сторон.

Существуют различные виды лоббистских групп. В США они разделяются на корпоративные (частные) и общественные. Принято считать, что по многим вопросам эти группы уравновешивают влияние друг друга, и ни одна из них не приобретает безраздельной власти. Однако бывали и сюрпризы. Например, в конце 1960-х годов, несмотря на сопротивление республиканской администрации Ричарда Никсона, общественные группы смогли победить корпоративные и добиться принятия важных законов в сфере защиты окружающей среды, защиты прав потребителей и так далее. Однако, впоследствии лоббисты, отстаивающие бизнес-интересы, взяли реванш. При президенте от Демократической партии Джимми Картере они добились ряда важных побед и отменили ряд ранее принятых статей законов. Здесь действует «закон маятника»: обычно влияние одной из этих групп возрастает или, наоборот, уменьшается на протяжении пять-десять лет, после этого начинается обратный процесс.

В 1960-е годы в Вашингтоне произошёл своеобразный «взрыв» — резкий рост количества организаций, которые занимаются защитой гражданских прав, антивоенных групп, организаций ветеранов Вьетнамской войны, защитников окружающей среды, прав потребителей и так далее. Они изобрели ряд новых форм лоббирования — реклама на радио и телевидении, пропагандистские кампании среди населения и прочее. Корпоративным лоббистам потребовалось пять-десять лет, чтобы перенять эти же формы и использовать их для своих целей. В результате, они смогли успешно отстаивать интересы деловых кругов. Общественные лоббисты перегруппировались и смогли взять реванш во время второй половины президента Рональда Рейгана и во время правления Билла Клинтона. И ныне мы наблюдаем подобные сражения.

Вопрос: Оказывает ли американская система лоббирования негативное влияние на США?

Роган Кершс: Конечно! Подобное прекрасно видно на примере огромного числа лоббистов, вне зависимости от их задач и ориентации, которые производят то, что политологи называют «демосклерозом». Демосклероз — это закупорка артерий власти, не позволяющая им свободно прокачивать кровь демократии. По приблизительным оценкам, ныне в Вашингтоне работают до 70 тыс. лоббистов, это означает, что на одного конгрессмена приходится почти 20 лоббистов. Это не может не оказывать негативного влияния на законодательный процесс.

Вторая проблема заключается в постоянном балансе между двумя группами — корпоративными и общественными лоббистами. Во многих случаях, их влияние зависит от того, какие люди руководят в данный момент США, частично зависит от удачи, программы Конгресса, уровня развития технологий и многих других факторов. То есть, если попытаться проанализировать действия правительства США в отдельно взятый момент, то становится ясно, что в этот момент времени некоторые группы интересов приобрели больше власти, чем их оппоненты, что заставило политиков двинуться в том, а не в ином направлении. То есть совершенно ясно, что иногда именно лоббисты реально руководят политическим процессом.

Вопрос: А каков позитивный эффект?

Роган Кершс: Я думаю есть два позитивных эффекта: стабильность и репрезентативность. Это демократическое правительство, которое представляет интересы народа — 300 миллионов американцев управляются из одного маленького города — Вашингтона. Одно из достоинств этой системы заключается в том, что до тех пор пока у вас есть излишек времени или ресурсов, вы можете быть представленным лоббистами в Вашингтоне. Вторая проблема — коммуникационность. США — огромная страна, поэтому относительно небольшому правительству и ограниченному количеству конгрессменов очень сложно общаться с представителями общественности. Лоббистские группы выполняют своеобразную роль «среднего человека», готовя законодательные инициативы, корректируя их, и делая понятными интересы их клиентов для членов иных лоббистских структур. То есть, коммуникация между правительством и населением обычно осуществляется именно лоббистскими организациями.

Источник: Интервью Рогана Керша об институте лоббирования в США. // Электронная публикация: Центр гуманитарных технологий. — 02.02.2007. URL: http://gtmarket.ru/laboratory/publicdoc/2007/2493
Ограничения: Настоящая публикация охраняется в соответствии с законодательством Российской Федерации об авторском праве и предназначена только для некоммерческого использования в информационных, образовательных и научных целях. Копирование, воспроизведение и распространение текстовых, графических и иных материалов, представленных на данной странице, не разрешено.
Реклама:
Публикации по теме
Новые стенограммы
Популярные стенограммы