Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Закат и упадок американской империи: четыре сценария падения империи США. Альфред МакКой

Альфред Уильям Маккой (Alfred W. McCoy) — профессор истории в Университете Висконсина в Мэдисоне, специалист по истории Юго-Восточной Азии, автор многих книг. Является организатором проекта «Империи в переходном периоде» (Empires in Transition), глобальной рабочей группы 140 историков из университетов, расположенных на четырёх континентах. Результаты их первых встреч, прошедших в Мэдисоне, Сиднее и Маниле, были опубликованы в виде книги «Колониальное горнило: Империя в становлении современного американского государства» (Colonial Crucible: Empire in the Making of the Modern American State), а результаты последних конференций готовятся к изданию в виде книги «Бесконечная империя: упадок Европы, подъём Америки и закат мирового влияния США» (Endless Empire: Europe’s Eclipse, America’s Ascent, and the Decline of US Global Power). Представленная здесь статья «The Decline and Fall of the American Empire: Four Scenarios for the End of the American Century by 2025» впервые опубликована в декабре 2010 года в The Huffington Post. Автор прогнозирует, что уже через 15 лет Американская империя исчезнет, точно так же как исчезли Европейские империи после Второй мировой войны.

Что будет с Соединёнными Штатами в ближайшие 40 лет? «Мягкая посадка» после кризиса? Не стоит на это рассчитывать. Америка может утратить статус мировой сверхдержавы быстрее, чем можно себе представить. Если в Вашингтоне считают, что конец «Американского столетия» наступит в 2040–2050 годах, более реалистичная оценка внутренних и глобальных тенденций указывает на то, что все, за исключением шума, может закончиться уже в 2025 году. А ведь это всего лишь через 15 лет…

Несмотря на ауру силы и могущества, которой традиционно окружён образ большинства империй, экспресс-анализ их истории должен напомнить нам о том, насколько это хрупкие и уязвимые организмы. Экология их могущества такова, что как только возникают серьёзные проблемы, империи тут же начинают рушиться с дьявольской скоростью: падение Португалии длилось год, Советского Союза — два года, Французской империи — восемь лет, Османской империи — 11 лет, Британской империи — 18 лет. Возможно, Соединённые Штаты перестанут быть империей через 22 года, если точкой отсчёта брать критически важный 2003 год. Будущие историки, вероятно, укажут на поспешное решение администрации Джорджа У. Буша вторгнуться в Ирак, произошедшее в том году, как на начало конца «Американского века».

Впрочем, в отличие от прошлых столетий, когда гибель империй означала кровопролитие и разграбленные и сожженные дотла города, в XXI веке падение сверхдержавы пройдёт тихо и незаметно — ведь экономический коллапс и «электронные войны» начались далеко не вчера. Вне всякого сомнения, для простых американцев окончание мирового господства Вашингтона будет весьма болезненным. Европейский опыт гибели сверхдержав показал, что подобные события всегда оказывают деморализующее воздействие на нацию и как минимум одно поколение вынуждено жить в тяжёлых экономических условиях. А когда наконец экономика успокаивается, возрастает политическая напряжённость, что порождает серьёзную нестабильность в обществе.

Имеющиеся данные о нынешнем положении дел в экономической, образовательной и военной сферах США свидетельствуют о том, что негативные тенденции будут быстрыми темпами нарастать вплоть до 2020 года и, скорее всего, достигнут «критической массы» не позже 2030 года. «Американский век», триумфально провозглашённый в годы Второй мировой войны, завершится к 2025 году, в свой восьмой десяток, и останется в прошлом уже в 2030-х годах.

Примечательно, что в 2008 году Национальный совет по разведке США (U. S. National Intelligence Council) впервые открыто признал тенденцию к снижению потенциала страны. В докладе Совета о глобальных тенденциях вплоть до 2025 года (Global Trends 2025: A Transformed World) говорится о «беспрецедентном в мировой истории переходе мирового богатства и экономической мощи от Запада к Востоку» и о том, что этот процесс способствует ослаблению позиций США — «даже в военной сфере». Однако, как и многие в Вашингтоне, аналитики Совета питали надежду на замедленное и плавное снижение роли США и предполагали, что каким-то образом Соединённым Штатам удастся «сохранить свой уникальный военный потенциал… чтобы оставаться влиятельной военной силой на мировой арене» на десятилетия вперёд.

Впрочем, это вряд ли. По нынешним прогнозам, примерно к 2026 году Соединённые Штаты Америки уступят первое место в мировом экономическом раскладе Китаю (который уже сейчас является второй по размеру экономикой в мире), а к 2050 году останутся позади Индии. Кроме того, китайские инновационные технологии приведут КНР к мировому лидерству в сфере прикладной науки и военной техники где-то между 2020 и 2030 годами, как раз к тому времени, как нынешнее поколение блестящих американских учёных и инженеров уйдёт на пенсию, а малообразованное подрастающее поколение не сможет стать для них адекватной заменой.

Согласно нынешним планам, Пентагон к 2020 году предпримет заключительную отчаянную попытку возродить погибающую империю и запустит аэрокосмический военный проект. Этот проект — последняя надежда Вашингтона на сохранение мирового господства на фоне исчезающего экономического влияния. Впрочем, к тому времени глобальная спутниковая сеть Китая также будет действовать в полную силу, что даст Пекину независимую платформу для оснащения космоса вооружениями, а также мощную коммуникационную систему.

По-прежнему имперски высокомерный Белый дом питает иллюзии относительно того, что падение Америки будет постепенным, незаметным и лишь отчасти лишит США привилегированного положения. В своём обращении к нации, в январе прошлого года, президент Барак Обама заверил общественность: «Я не согласен со вторым местом для Соединённых Штатов Америки». Несколькими днями позже вице-президент Джо Байден подверг осмеянию пророчество историка Пола Кеннеди о том, что США ждёт будущее великой нации — но нации, потерпевшей поражение из-за утраты контроля над экономикой и излишнего потребления. Схожим образом, в ноябре 2010 года, в журнале правящих кругов «Foreign Affairs» неолиберальный гуру внешней политики Джозеф Най (Joseph Nye) решительно отметал все утверждения о растущем военно-экономическом потенциале Китая и грядущем уменьшении влияния Соединённых Штатов на мировой арене.

Рядовые американцы, наблюдающие за тем, как их рабочие места переезжают за рубеж, смотрят на происходящее более реалистично, чем их избалованные лидеры. Опрос общественного мнения, проведённый в стране в августе 2010 года, показал: 65% жителей США уверены в том, что Америка находится «в состоянии упадка». Австралия и Турция, традиционные военные союзники Соединённых Штатов, применяют оружие американского производства в совместных маневрах с китайскими вооружёнными силами. Ближайшие экономические партнёры США все больше склоняются к проведению сделок в соответствии с с валютной политикой Китая, несмотря на то, что Вашингтон пытается противостоять этому. К примеру, мрачный заголовок одной из статей в «The New York Times», опубликованной по возвращении Барака Обамы из азиатского турне, суммировал эти процессы следующим образом: «Экономические взгляды Обамы встречают неодобрение во всём мире; Китай, Великобритания и Германия бросают вызов США; торговые переговоры с Сеулом тоже провалились» (Obama’s Economic View Is Rejected on World Stage, China, Britain and Germany Challenge U. S., Trade Talks With Seoul Fail, Too).

С исторической точки зрения, основной вопрос не в том, потеряют ли Соединённые Штаты своё бесспорное мировое господство, а в том, насколько резким и болезненным будет падение. Чтобы, подобно Вашингтону, не выдавать желаемое за действительное, стоит применить футурологические методики Национального совета по разведке для составления четырёх более или менее реалистичных сценариев дальнейшего развития событий вплоть до 2020 года, включающих как стремительное падение американского влияния, так и его медленное схождение на нет (а также четыре сопутствующие оценки того, на какой стадии мы находимся сейчас).

Вот эти четыре сценария: экономический спад, нефтяной шок, военные неудачи и третья мировая война. Хотя список этих вариантов развития событий не является исчерпывающим, они могут предложить вполне реалистичную картину ближайшего будущего.

Экономический спад: день сегодняшний

Сегодня американскому господству в глобальной экономике угрожают три опасности: потеря экономического влияния благодаря снижающейся доле в мировой торговле, упадок американских технологических инноваций и потеря долларом привилегированного статуса мировой резервной валюты.

К 2008 году Соединённые Штаты уже опустились до третьего места в списке мировых экспортеров товаров, с долей в 11% по сравнению с 12% у Китая и 16% у Европейского Союза. Нет никаких причин думать, что эта тенденция изменится в обратную сторону.

Точно так же пошатнулось и американское лидерство в сфере технологических инноваций. В 2008 году США по-прежнему были в числе мировых лидеров в этой сфере, занимая по числу поданных патентных заявок второе место после Японии (232 тысячи), но Китай на тот момент уже достиг аналогичного показателя в 195 тысяч, демонстрируя поразительный рост в 400% с 2000 года.

Ещё один индикатор спада: в 2009 году США опустились на самое дно рейтинга, подготовленного фондом «Информационные технологии и инновации» (Information Technology & Innovation Foundation), в который вошли 40 государств. Речь в исследовании шла об изменениях в сфере «глобальной инновационной конкурентоспособности» в течение нынешнего десятилетия. США продемонстрировали негативные показатели по изменениям за последнее десятилетие в «глобальной конкурентоспособности, основанной на инновациях». Есть и факты, подкрепляющие эту статистику: так, в октябре 2010 года Министерство обороны Китая представило самый мощный в мире суперкомпьютер «Тяньхэ–1A» (Tianhe–1A), который по словам одного американского эксперта, «камня на камне не оставляет от существующего компьютера № 1» в Америке.

Остаётся добавить сюда ещё один важный фактор, а именно явные свидетельства того, что образовательная система США, как источник будущих учённых и инноваторов, последние годы заметно отстаёт от своих конкурентов. Десятки лет страна лидировала в мире по количеству дипломированных специалистов в возрасте от 25 до 34 лет, но в 2010 году США заняли лишь 12-ю позицию по этому показателю. В рейтинге Всемирного экономического форума за 2010 год из 139 стран Соединённые Штаты оказались на среднем 52 месте с точки зрения качества преподавания математики и точных наук в высших учебных заведениях. Более половины всех аспирантов, изучающих в США точные науки, являются сегодня иностранцами, большинство из которых потом отправятся домой, а не останутся здесь, как было раньше. Другими словами, к 2025 году Соединённые Штаты Америки, скорее всего, столкнутся с критической нехваткой талантливых учёных и специалистов.

Все эти негативные факторы серьёзно подрывают позиции доллара как мировой резервной валюты. «Другие страны больше не готовы верить тому, что США лучше других разбираются в экономической политике», — заметил Кеннет Рогофф (Kenneth S Rogoff), бывший главный экономист Международного Валютного Фонда в середине 2009 года, хотя тогда мировые центральные банки держали у себя астрономическую сумму в 4 триллиона долларов в форме облигаций Казначейства США. А президент России Дмитрий Медведев тогда же заявил, что пришло время покончить с «искусственно поддерживаемой однополярной системой», основанной на «одной, бывшей ранее сильной резервной валюте». Одновременно управляющий Центрального банка Китая предположил, что в будущем в мире может появиться глобальная резервная валюта «не связанная с отдельными государствами» (то есть с США). Все это можно воспринимать как сигналы из будущего и как возможные попытки, по утверждению экономиста Майкла Хадсона, «ускорить банкротство американского финансового-военного мирового порядка».

Экономический спад: сценарий 2020 года

После нескольких лет роста дефицита американского бюджета, подогреваемого постоянными боевыми действиями США в дальних странах, к 2020 году, как давно и ожидалось, доллар США, наконец, теряет свой особый статус мировой резервной валюты. Стоимость импортных товаров «взлетает до небес», и Вашингтон, не имея возможности компенсировать дефицит за счёт девальвированных облигаций американского Казначейства за рубежом, наконец, вынужден резко сократить свой раздутый военный бюджет. Находясь под политическим давлением, как дома, так и за рубежом, Вашингтон выводит американские силы с многочисленных зарубежных военных баз, располагая их по периметру континента и внутри страны — но это происходит слишком поздно.

В этот момент, видя неспособность слабеющей сверхдержавы платить по обязательствам, Китай, Индия, Иран, Россия и другие державы — как мировые, так и региональные лидеры — бросают вызов господству США во всех сферах — на море, на суше, в космосе, и в киберпространстве. Тем временем в самих США, на фоне стремительно растущих цен, угрожающей безработицы и продолжающегося падения реальных доходов, внутренние разногласия превращаются в яростные столкновения и распри, часто происходящие по поводу второстепенных несущественных вопросов. На волне настроений политического разочарования и отчаяния, представитель ультраправых сил выигрывает президентскую гонку с громогласной риторикой, требуя уважения к американскому авторитету и угрожая военным возмездием или экономическими мерами. Но весь остальной мир уже не обращает на это никакого внимания, и «Американский век» заканчивается «в молчании».

Нефтяной шок: день сегодняшний

Одной из «жертв» исчезающей экономической мощи Соединённых Штатов стал её контроль над мировыми поставками нефти. Летом 2010 года Китай вышел на первое место в мире по потреблению энергоресурсов, сместив с этой позиции США, которые удерживали эту позицию более ста лет. Специалист по энергетике Майкл Клэр (Michael Klare) утверждает по этому поводу, что теперь Китай будет «задавать темп в формировании нашего глобального будущего». К 2025 году Россия и Иран будут контролировать почти половину мировых поставок природного газа, что потенциально даст им значительное влияние на испытывающую энергетический голод Европу. Добавим к этому нефтяные резервы, и, как предупредил Национальный совет по разведке, всего лишь через 15 лет две страны — Россия и Иран — могут «стать энергетическими боссами» на мировой арене.

Несмотря на многочисленные новаторские методы нефтедобычи, ведущие энергетические державы по-прежнему концентрируются на истощающихся крупных месторождениях, подходящих для простой и дешёвой добычи энергоносителей. Катастрофа в Мексиканском заливе, произошедшая на платформе «Deepwater Horizon», — более чем достоверная этому иллюстрация. Это вовсе не следствие низких стандартов производственной безопасности BP, но простой факт, видимый всем: у корпоративного энергетического гиганта не было другого выбора, кроме применения технологий добычи «глубокой нефти» под океанским дном, просто для того, чтобы поддерживать свои прибыли на должном уровне.

Проблему усугубляет и то, что Индия, наряду с Китаем, также огромными темпами наращивает объёмы энергопотребления. Даже если мировые поставки нефти будут поддерживаться на постоянном уровне (чего не произойдёт), то по мере роста спроса на топливо, практически гарантировано вырастут и цены на него, причём вырастут существенно. Другие развитые страны активно борются с этой угрозой, разрабатывая экспериментальные программы по развитию альтернативных источников энергии. Соединённые Штаты Америки выбрали другой путь, особо не вкладываясь в разработку альтернативной энергетики и одновременно, за последние три десятилетия, удвоив свою зависимость от импорта нефти. Так, с 1973 по 2007 год объёмы импорта энергоносителей в США возросли с 36% до 66%.

Нефтяной шок: сценарий 2025 года

Зависимость Соединённых Штатов от зарубежной нефти остаётся столь высокой, что череда неблагоприятных событий на мировом энергетическом рынке к 2025 году приведёт к нефтяному шоку. По сравнению с ним нефтяной кризис 1973 года (когда цены выросли в четыре раза за несколько месяцев) покажется сущей мелочью. Разозленные резко упавшей ценой доллара, нефтяные министры стран ОПЕК на встрече в Саудовской Аравии потребуют, чтобы в будущем импортёры расплачивались за нефть при помощи «валютной корзины», состоящей из иены, юаня и евро. Для США это лишь увеличивает стоимость нефтяного импорта. В этот же момент Саудовская Аравия заключает долгосрочные контракты на поставку нефти в Китай и стабилизирует свои денежные резервы в юанях. Тем временем, Китай тратит бесчисленные миллиарды на строительство огромного трансазиатского трубопровода и финансирует разработку крупнейшего в мире месторождения природного газа в Персидском заливе.

Обеспокоенные тем, что Военно-морские силы США больше не в состоянии охранять нефтяные танкеры, следующие из Персидского залива в Восточную Азию, коалиция Тегерана, Эр-Рияда и Абу-Даби формирует новый региональный альянс в Заливе и даёт Китаю право основать военно-воздушную базу в Омане и патрулировать небо над Персидским заливом. Находясь под сильным экономическим давлением, Лондон соглашается аннулировать американскую аренду островной базы Диего-Гарсия в Индийском океане, в то время как Канберра а Канберра под нажимом Пекина информирует Вашингтон, что Седьмой флот США больше не может использовать в качестве порта приписки австралийский порт Фримантл, что равнозначно выселению американских военных сил из Индийского океана.

Несколько кратких заявлений и росчерков пера — и к 2025 году на доктрине Картера, согласно которой военные силы США брали на себя постоянное обязательство защищать Персидский залив, поставлен крест. Все выгоды, которые США получали от своего пребывания в этом регионе и от неограниченных поставок недорогой нефти, а также инфраструктура — логистика, выгодные валютные курсы, материально-техническое обеспечение, военно-морские силы — испаряются в момент. На данном этапе Соединённые Штаты Америки способны покрывать лишь незначительные 12% внутреннего спроса на энергоносители за счёт только-только нарождающейся индустрии альтернативных источников энергии и по-прежнему зависят от иностранной нефти на 50%.

Следующий за этим нефтяной шок провоцирует заоблачный рост топливных цен, превращая поездки и путешествия в ошеломительно дорогостоящие предприятия, а реальные доходы (которые уже давно снижаются) в нокаут. Американский экспорт — или то, что от него осталось, — становится неконкурентоспособным. Нехватка топлива, непомерные цены на бензин и доллары, уплывающие за рубеж в обмен на дорогостоящую нефть, — все это парализует экономику США. Политические альянсы рушатся, налоговое давление растёт, и Соединённые Штаты Америки начинают постепенный вывод своих войск с зарубежных военных баз. Через несколько лет США становятся финансовым банкротом, и «Американский век» близится к своему завершению.

Военные неудачи: день сегодняшний

Когда империи гибнут, они, как это ни странно, часто пускаются в сомнительные военные авантюры — этот феномен даже получил название «микромилитаризм». Подобные действия связаны со стремлением компенсировать психологический урон от предыдущих поражений, и империи — как правило, ненадолго и с большими потерями — вторгаются на чужие территории и оккупируют их. Часто такие вторжения, нерациональные даже с имперской точки зрения, оборачиваются финансовыми потерями и унизительными поражениями, что ещё больше ослабляет империю.

Воюющие империи могут годами сохранять самоуверенность, пока их поражения не обернутся катастрофой. Так, в 413 году до новой эры ослабленные войной Афины послали на Сицилию 200 кораблей, которые там и погибли. В 1921 году умирающая имперская Испания отправила 20 тысяч солдат в Марокко на верную смерть. В 1956 году увядающая Британская империя уничтожила свой престиж, пытаясь атаковать Суэцкий канал. И, наконец, в 2001 и 2003 годах США оккупировали Афганистан и вторглись в Ирак. С имперским высокомерием Вашингтон увеличил число военнослужащих в Афганистане до 100 тысяч человек, расширил военные действия на территорию Пакистана и предоставил гарантии своего участия там до 2014 года и позднее, расположив свои базы на этом оснащённом ядерным оружием неспокойном кладбище былых империй.

Военные неудачи: сценарий 2014 года

«Микромилитализм» настолько иррационален и непредсказуем, что кажущиеся фантастическими сценарии скоро затмят реальные события. Вооружённые силы США находятся на территориях от Сомали до Филиппин, а напряжённость, возрастающая в Израиле, Иране, Корее и других регионах, — плодородная почва для самых катастрофических вариантов развития событий.

В разгар лета 2014 года в потрепанном боями Кандагаре в южном Афганистане на американский гарнизон внезапно нападают афганские отряды Талибана, в то время как боевые самолёты не могут вылететь с аэродрома из-за ослепляющей песчаной бури. После тяжёлых потерь командующий базой поднимает в воздух бомбардировщики и истребители для атаки на окрестные города, предположительно находящиеся под властью талибов. Боевые вертолёты ведут разрушительный обстрел окрестностей.

Вскоре муллы призывают к джихаду в мечетях по всему региону, и в подразделениях афганской армии, выступающих на стороне США, начинается массовое дезертирство. Затем боевики Талибана проводят ряд успешных ударов против американских гарнизонов по всей стране. Число жертв среди американских военных растёт. В итоге, американские вертолёты спасают американских солдат и гражданских лиц с крыш зданий в Кабуле и Кандагаре — как в Сайгоне в 1975 году.

Тем временем, лидеры ОПЕК, разозленные бесконечной, тянущейся десятилетиями патовой ситуацией в Палестине, устанавливают новое нефтяное эмбарго против США, чтобы опротестовать их поддержку Израиля, а также многочисленные убийства мирных мусульман в ходе войн и конфликтов, продолжающихся по всему Ближнему Востоку. Цены на бензин взлетают до небес, перерабатывающим заводам не хватает сырья, и Вашингтон в ответ направляет военные силы в Персидский залив. Это, в свою очередь, приводит к многочисленным атакам террористов, а также саботажу трубопроводов и нефтяных скважин, что усливает хаос в регионе. ООН выступает с резким осуждением действий США, а в газетах эту акцию многозначительно называют «американским Суэцким каналом» по аналогии с неудачной операцией, проведённой Великобританией в 1956 году и положившей конец Британской империи.

Третья мировая война: день сегодняшний

Летом 2010 года военная напряжённость между США и Китаем начала расти в западной части Тихого океана, традиционно считавшемся американской «гаванью». Ещё за год до этого никто бы не мог предсказать подобное развитие событий. Так же, как Вашингтон использовал свой союз с Лондоном, чтобы присвоить себе большую часть мирового влияния Британии после Второй мировой войны, так и Китай сегодня использует доходы от своего экспорта в США, чтобы финансировать то, что, скорее всего, станет военным вызовом американскому господству над морскими путями Азии и Тихоокеанского региона.

Используя свои растущие ресурсы, Пекин претендует на большой морской сектор от Кореи до Индонезии, доселе пребывавший под контролем США. После того как в августе Вашингтон провёл в Южно-Китайском море военные учения в подтверждение «национальной заинтересованности» в данном регионе, официальный рупор Пекина, китайская газета «Global Times» написала, что «Американско-китайское соперничество по поводу Южно-Китайского моря определит, кто будет править этой планетой в будущем».

Пентагон на это заявил, что у Китая теперь есть «потенциал для нападения на американские авианосцы в Тихом океане» и, более того, на «ядерные базы по всей континентальной территории США». Согласно определению Пентагона, развивая «наступательные ядерные, космические и компьютерные военные технологии», КНР полна решимости бороться за господство «в информационном спектре всех областей современного боевого пространства». Китай подтвердил эту позицию, создав новый мощный ракетоноситель «Long March 5» для транспортировки грузов на околоземную орбиту, а также запустив в 2010 году два космических спутника — один в январе, другой в июле (доведя, таким образом, их общее число до пяти). Также Пекин делает шаги к созданию независимой космической сети из 35 спутников для развития своего глобального навигационного, коммуникационного и разведывательного потенциала к 2020 году.

Чтобы воспрепятствовать Китаю и расширить своё военное присутствие по всему миру, Вашингтон намерен создать околоземную спутниковую сеть на базе последних достижений робототехники и технологий электронного наблюдения. Американские военные полагают, что сеть будет глобальной и с её помощью можно будет как нейтрализовать целые армии на поле боя, так и выследить террористов в любой точке мира. Если к 2020 году эти планы осуществятся, Пентагон запустит трехъярусный щит из космических беспилотных аппаратов, пилотируемых в стратосфере и экзосфере, вооружённых ракетами и объединёнными отказоустойчивой спутниковой модульной системой.

В апреле прошлого года Пентагон сделал новый шаг в развитии военных технологий, запустив без особого шума беспилотный шаттл «X–37B» на околоземную орбиту высотой 255 миль (около 410 км). Этот шаттл — первый в новом поколении таких беспилотников. Все это создаёт плацдарм для милитаризации околоземного космического пространства — и, возможно, войны будущего будут совсем не такими, какими мы их знали до сих пор.

Третья мировая война: сценарий 2025 года

Технологии космических и электронных войн настолько новы и так мало исследованы, что новая реальность может опровергнуть все даже самые бредовые сценарии. Однако, если мы просто воспользуемся тем типом сценариев, которые сами ВВС США использовали в 2009 году в своей «Игре будущих потенциалов» (Future Capabilities Game), мы уже сейчас можем попытаться понять, как «как воздушное, космическое и киберпространство взаимодействуют между собой в военных действиях», и таким образом представить себе, как будет вестись следующая мировая война.

Итак, представим себе, что сейчас 2025 год, 23: 59, вторник Недели благодарения (День благодарения отмечается в США в четвёртый четверг ноября. — Прим. перев.). Пока покупатели ищут на сайтах фирмы «Best Buy» самые лучшие скидки на последние новинки бытовой электроники китайского производства, сотрудники служб наблюдения ВВС США на Гавайях, поперхнулись своим кофе в тот момент, когда их панорамные экраны внезапно вдруг разом погасли. Тем временем, за тысячи миль от них, в центре управления Киберкомандования США (U. S. CyberCommand) в Техасе военные специалисты тут же отслеживают причину произошедшего, обнаружив вредоносные файлы, которые, несмотря на свою анонимность, обладают цифровыми «отпечатками» Народно-освободительной армии Китая.

Первый открытый удар наносится по неожиданной мишени: компьютерный вирус, внедрённый китайскими программистами, захватывает контроль над системой управления американским беспилотным самолётом на солнечных батареях, который курсирует на высоте 70 тысяч футов (около 21 км) между Кореей и Японией. Внезапно беспилотник выпускает десятки смертоносных ракет в Желтое море. Никто не пострадал, но беспилотник расстался со своими боеприпасами и теперь разоружен.

Решительно настроенный отплатить той же монетой, Вашингтон отдает приказ об ответном ударе. Уверенные в том, что их «разделённая на модули» спутниковая система F–6 является непроницаемой для шпионов, командующие ВВС в Калифорнии передают коды управления флоту космических беспилотников «X–37B», облетающих орбиту Земли на высоте 250 миль, приказывая им запустить боевые ракеты по 35 спутникам Китая. Однако этого не происходит, и тогда ВВС в панике запускают сверхзвуковой самолёт «Falcon» в пространство над Тихим океаном, а 20 минут спустя он получает команду нанести ракетный удар по китайским спутникам, однако очевидно, что команды не срабатывают.

По мере того, как китайский вирус бесконтрольно распространяется по системе F–6, а второразрядные американские компьютеры не могут расшифровать невероятно сложный код китайского вируса, электронные коммуникации, жизненно важные для навигации американских судов и самолётов по всему миру, оказываются заблокированными. Флот и авиация парализованы. Соединённые Штаты Америки в одночасье теряют то, что представители ВВС США давно называли «решающей возвышенностью» — космос. Проходит лишь несколько часов, и военная держава, господствовавшая в мире почти целый век, терпит поражение в Третьей мировой войне без единой человеческой жертвы.

Каким будет новый мировой порядок?

Даже если сценарии будущего не будут столь драматичными, как эти четыре сценария, нынешние тенденции в любом случае ведут к таким вариантам развития событий, которых Вашингтон не в состоянии предвидеть, и к 2025 году влияние Соединённых Штатов будет ослаблено очень сильно.

По мере того, как союзники США по всему миру начинают корректировать свою стратегию, чтобы принять во внимание растущие азиатские державы, Америке станет всё труднее содержать свои 800 военных баз по всему миру, и это, наконец, заставит Вашингтон начать планомерный вывод войск. Учитывая тот факт, что и США, и Китай стремятся оснастить вооружениями и космос, и киберпространство, напряжённость между двумя державами однозначно усилится, что к 2025 году сделает военный конфликт как минимум правдоподобным, хотя и не гарантированным. Негативные экономические, военные и технологические тенденции, описанные выше, не будут происходить в изоляции и ещё больше усложнят ситуацию — на это указывает опыт европейских держав после Второй мировой войны. Кризисы, вызванные сочетанием этих проблем, будут неожиданными для неподготовленных к ним американцев и могут затянуть в экономическую бездну одно или несколько поколений жителей страны.

Ослабление американской мощи может предполагать несколько вариантов нового мирового порядка. С одной стороны, возникновение новой сверхдержавы хотя и маловероятно, но полностью эту возможность отметать нельзя. Однако и Китай, и Россия с их замкнутыми культурами и с малопонятной нелатинской письменностью, неясным будущим, региональными защитными стратегиями и недоразвитыми законодательными системами лишены инструментов, необходимых для установления мирового господства. К моменту осуществления описанных сценариев ни одна страна не сможет стать преемницей США.

В антиутопической версии нашего глобального будущего — коалиция транснациональных корпораций, международных финансовых элит и военно-политических сил, вроде НАТО, могла бы, вероятно, создать единое, возможно нестабильное, наднациональное ядро, что сделало бы все разговоры о национальных империях бессмысленными. В то время как лишённые национальной принадлежности корпорации и многонациональные элиты, предположительно, стали бы управлять таким миром из безопасных городских анклавов, остальное население будет вытеснено в трущобы и на заброшенные земли в сельской местности. В книге «Планета трущоб» (Planet of Slums) Майк Дэвис (Mike Davis) предлагает как минимум частичное видение подобного мира «снизу вверх». Он утверждает, что миллиард людей, уже сегодня вынужденных жить в зловонных трущобах по всему миру (и это число вырастет до двух миллиардов к 2030 году), в будущем превратят «одичавшие, несостоявшиеся города третьего мира… в характерное боевое пространство XXI века». По мере того, как на некоторые будущие супер-фавелы опустится тьма, «имперская власть будет применять оруэлловские технологии репрессий», а «над узенькими улочками трущоб будут без устали кружить вертолёты, выйскивая мифических врагов… В ответ жители этих районов будут отмечать каждый новый день взрывами, которые выразят их настроения красноречивее любых слов».

В умеренной версии глобального будущего — между 2020 и 2040 годами может возникнуть новая мировая олигополия. В этом мире возрастёт влияние Китая, России, Индии и Бразилии — эти страны будут тесно сотрудничать между собой. Влияние Великобритании, Германии, Японии и США, напротив, будет ослаблено по аналогии с тем, как ранее правившие миром европейские империи, начиная с 1900 года постепенно утратили своё могущество. Ещё один вариант: возрастающее влияние региональных лидеров, несколько схожее с международной системой, действовавшей до того, как сформировались современные империи. В этом «нео-вестфальском» мировом порядке, с его бесконечными перспективами микронасилия и необузданной эксплуатации, каждый региональный гегемон будет господствовать в своём ближайшем окружении — Бразилиа в Южной Америке, Вашингтон в Северной Америке, Претория в Южной Африке и так далее. Космос, киберпространство и морские глубины, более не находящиеся под контролем бывшего «мирового полицейского», Соединённых Штатов, могут даже превратиться в новые глобальные «общинные земли», контролируемые расширенным составом Совета Безопасности ООН или схожим органом.

Все эти сценарии экстраполируют существующие тенденции в будущее и основаны на предположении, что американцы, ослепленные высокомерием десятилетий не имеющей исторических аналогов мощи, не смогут или не станут предпринимать какие-либо шаги для разрешения ситуации. Если упадок США действительно идёт по траектории из 2003 в 2025 год, то мы уже растратили впустую большую часть первого десятилетия этого периода. Войны, которые сейчас ведут Соединённые Штаты Америки, отвлекают наше внимание от долгосрочных проблем и истощают экономику страны, а деньги, затраченные на них, уходят как вода в песок.

Если и правда «Американскому веку» осталось только 15 лет, то велика вероятность, что все эти годы будут потрачены впустую. Конгресс и президент зашли в тупик, американская система наводнена корпоративными деньгами, которые создают препятствия для нормальной работы законодателей и которые стоило бы потратить на возрождение производства. Нет никаких признаков того, что власти обратят внимание на действительно важные вопросы, включая наши войны, нашу раздутую систему государственной безопасности, наше устаревшее энергоснабжение, нашу страдающую от недостатка финансирования систему образования и многие другие. Но именно эти меры могли бы обеспечить то «мягкое приземление», которое гарантировало бы дальнейшее процветание нашей страны в сегодняшнем меняющемся мире. Европейские империи исчезли, и точно так же исчезает Американская империя. Но кажется всё более сомнительным, что Соединённые Штаты хотя бы частично смогут повторить успех Великобритании в формировании последующего мирового порядка, оберегающего их интересы, сохраняющего их процветание и несущего след их лучших ценностей.

Источ­ник: Alfred W. McCoy. The Decline and Fall of the American Empire: Four Scenarios for the End of the American Century by 2025. The Huffington Post, 6 Dec 2010. // Электронная публикация: Центр гуманитарных технологий. — 15.01.2011. URL: http://gtmarket.ru/laboratory/expertize/3220
Реклама:
Публикации по теме
Новые статьи
Популярные статьи