Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Александр Зиновьев. На пути к сверхобществу. Часть IV. Западнизм

Термин «западнизм»

Словом «западнизм» я называю социальный строй современных стран западного мира. К числу этих стран относятся США, Франция, Германия, Англия, Италия, Канада, Австралия, Австрия, Бельгия и другие западноевропейские страны. Я не называю социальный строй этих стран словами «капитализм» и «демократия» потому, что слово «капитализм» характеризует эти страны лишь с точки зрения экономики, да и то односторонне, а слово «демократия» обозначает лишь одну из сторон политической системы этих стран. К тому же эти слова стали многосмысленными идеологическими выражениями, а не научными терминами. Реальный социальный строй современных западных стран содержит элементы капитализма и демократии, но не сводится к ним. Он есть нечто большее. За последние пятьдесят лет с ним произошли настолько значительные изменения, что слова «капитализм» и «демократия», с которыми прочно связано привычное содержание, уже не характеризуют его достаточно адекватно. Нейтральное слово «западнизм» мне представляется более подходящим.

Что собой представляет западнизм как определённый тип социального строя (социальной организации) человейника, мы и рассмотрим в этой части книги. Общества западнистского типа сложились и завоевали лидирующее положение в человечестве благодаря усилиям народов западноевропейских. При этом более или менее одновременно сформировались французы, немцы, англичане, итальянцы и другие народы. Они сформировались в составе единой западноевропейской цивилизации. У них выработались сходные черты, позволяющие говорить о народах и о людях западнистского типа. Назовём их западоидами. Все авторы единодушно отмечают такие черты западных народов (народов из западоидов). Повышенная склонность к индивидуализму. Высокий интеллектуальный и творческий уровень (сравнительно с другими народами, конечно). Изобретательность. Практицизм. Деловитость. Расчётливость. Конкурентоспособность. Авантюристичность. Любознательность. Эмоциональная черствость. Холодность. Тщеславие. Повышенное чувство собственного достоинства. Чувство превосходства над другими народами. Высокая степень самодисциплины и самоорганизации. Стремление управлять другими и способность к этому. Способность скрывать чувства. Склонность к театральности. Почти все они в той или иной мере побывали в роли завоевателей и колонизаторов.

Читатель должен вспомнить то, что выше говорилось о соотношении качеств народа в целом и качеств отдельных его представителей. Упомянутые качества западоидов не присущи каждому из них по отдельности. Они «растворены» в массе их. Люди западоидного типа и качества западоидности встречаются у всех достаточно больших и сравнительно развитых народов. Но у западных народов процент людей с качествами западоидов и концентрация «раствора» западоидности выше, чем у других народов, причём величина этого «выше» оказалась достаточной, чтобы образовать качественное отличие. Упомянутые свойства существовали у предков западоидов в виде каких-то природных задатков. Люди с такими задатками оказались жизнеспособными. Со временем число их росло. Они становились примером для других, культивировали эти свойства у своих детей. Эти свойства доказывали свою полезность и выгодность для отдельных людей и их объединений в целом.

Происходил процесс, подобный выведению культурных растений и животных. Только тут активными деятелями процесса были сами выводимые существа. Потом вступили в дело средства воспитания, образования, обучения, идеологии, пропаганды, культуры. Они сделали селекционный стихийный процесс сознательным и целенаправленным. В результате сформировался человеческий материал, благодаря которому западная цивилизация стала самой значительной в истории человечества, породила самые высокоразвитые общества и заняла лидирующее положение в современном эволюционном процессе человечества. В своё время люди выделились из животного мира и возвысились над ним в эволюции живой материи.

В рассматриваемом же здесь случае произошло выделение части человечества из его массы и возвышение этой части над ней. Такие тенденции и попытки имели место и в других частях человечества и имеют место до сих пор — это общая закономерность эволюционных процессов большого масштаба. Без «вертикального» структурирования материи вообще немыслимо никакое развитие, никакой эволюционный прогресс. Общества западнистского типа сложились и завоевали лидирующее положение в эволюции человечества благодаря той материальной культуре, которую создали западоиды общими усилиями. Она почти на сто процентов определила прогресс материальной культуры человечества в последние несколько столетий. Теперь и в обозримом будущем она не имеет серьёзных конкурентов на планете. В основе её возникновения и развития лежит научное познание мира и технические изобретения, опирающиеся на результаты науки.

Считается, будто научно-технический прогресс нашего времени целиком и полностью заслуга капитализма. Это — идеологическое заблуждение. Конечно, капитализм участвовал и участвует в этом прогрессе, но как один из его факторов наряду с другими. Двигателями его являются также интересы государства, подготовка к войнам и к обороне, рассмотренные выше качества человеческого материала, сложившийся образ жизни и внутренние закономерности самой сферы познания, превратившейся в современных обществах в одну из наиболее важных сфер жизнедеятельности общества. В значительной мере эта сфера теперь сама задаёт тон в общественном прогрессе, порождая новые потребности и новые средства их удовлетворения. И теперь трудно порою сказать, какой фактор играет более важную роль предпринимательство, как таковое, или научно-технический комплекс.

Возникновение технократической социальной концепции, очевидно, нельзя считать случайностью. Возникновение и развитие западнизма, в свою очередь, способствовало прогрессу человеческого материала и материальной культуры. Влияние было взаимным. Эволюционный круг замкнулся. Определяющим фактором эволюции стала социальная организация западнизма.

Западнистская государственность

Сфера государственности западных стран огромна по числу занятых в ней людей (нанимается от пятнадцати до двадцати и даже более процентов работающих граждан), по затратам на неё общества и по месту, которое она занимает в жизни членов общества. О ней существует необъятная литература. Суждениями о ней переполнены сообщения средств массовой информации.

Западная идеология и пропаганда буквально буйствует, прославляя её. Описания её можно найти в бесчисленных справочниках, учебниках и специальных монографиях. И в этом океане слов процентов девяносто (если не больше) занимает то, что посвящено демократии. Если западнистскую экономику определяют одним словом «капитализм», то западнистскую государственность определяют одним словом «демократия». Во время «Холодной войны» и особенно после поражения советского коммунизма это слово фактически приобрело статус святости.

ДемократиЯ

Что же такое демократия? Можно найти десятки различных явных и неявных определений её в сочинениях западных авторов, включая выдающихся. Демократия, пишет, например, один такой мыслитель, есть открытое и плюралистическое общество, в котором можно выражать несовместимые взгляды и бороться за достижение конфликтующих целей. Здесь каждый свободен исследовать проблемную ситуацию и предлагать своё решение. Каждый свободен критиковать предложения других. Политика правительства меняется под влиянием критики. Возможно смещать людей у власти в течение разумного времени и без насилия заменять их другими. Возможно альтернативное правительство, причём путём свободных выборов. Имеется возможность повышать жизненный уровень населения, минимизировать страдания и недостатки, максимализировать счастье. У другого мыслителя демократия рассматривается и как защита от тирании, и как мирная передача власти, и как средство защиты свободы личности, и как особая процедура принятия правительственных решений.

Утверждается, что демократия возможна только в рамках капитализма. Третий мыслитель характеризует демократию как средство защиты общества от произвола политических лидеров и от засилия бюрократии. Четвёртый считает демократию средством образования эффективного и ответственного правительства. По его мнению, демократия даёт возможность заместить данного политического лидера или правящую партию другими. В демократии, считает пятый, правительство ограничено в своих решениях и действиях. Общество признается плюралистическим. Правительство правит в интересах всех, а не отдельных групп. Меньшинство имеет шансы стать большинством. Имеется избираемый представительный орган власти. Имеется социальная и экономическая оппозиция власти, включая частные фирмы и их объединения, рыночный механизм, профессиональные ассоциации, политические партии. Имеет место разделение власти на законодательную, исполнительную и судебную, разделение в рамках законодательной власти и разделение на федеральную и локальные власти.

Приведу ещё несколько определений, встретившихся мне в сочинениях крупных специалистов. Демократия есть власть, осуществляемая населением страны (народом) как целым. Представительная демократия заключается в том, что граждане выбирают своих представителей, которые правят в их пользу и ответственны перед ними. Демократия есть политическая система, в которой обычные граждане контролируют правящую элиту и оказывают на неё давление посредством выборов, политических партий, неформальных и формальных групп, прессы, демонстраций, петиций. Демократия есть возможность для граждан свободно участвовать в принятии политических решений, влияющих на их жизнь. Демократия есть политическая система, в которой власть исполняется с согласия управляемых.

Демократия есть управление в рамках правил, установленных с согласия управляемых, в рамках правосудия и справедливости. Демократия есть социально-политическая система, в которой каждый индивид или группа может полностью и свободно выразить своё мнение по обсуждаемым проблемам. Демократия есть политическая система с выборной представительной властью, многопартийностью, плюрализмом, оппозицией, публичностью действий власти.

Одним словом, термин «демократия» не является термином научным в силу аморфности его смысла и многосмысленности даже в рамках сочинений одних и тех же авторов. Он является характерным термином идеологии. Употребляя его, различные люди вроде бы имеют в виду один и тот же объект, но при этом видят его с различных сторон, понимают его различно, испытывают к нему различные чувства и имеют различные цели при его описании. И, как правило, в одну кучу сваливаются различные социальные феномены, невольно или умышленно запутывая довольно тривиальные проблемы. Характерный пример этому можно было видеть в России после 1985 года, где договорились до того, что признаки демократии стали усматривать даже в выборе царя, наделяемого самодержавной властью. Я считаю, что надо различать прежде всего демократию как элемент государственности (государственную демократию) и демократию как совокупность правовых норм (правовую или гражданскую демократию). В рамках же государственной демократии надо, в свою очередь, различать способ формирования власти, её структуру и функционирование, то есть выборность органов власти, разделение властей, публичность работы власти (гласность), официальную оппозицию, многопартийность и другие явления западной государственности, в той или иной форме и комбинации фигурирующие в различных определениях демократии.

Гражданская демократия включает в себя правовые нормы, декларирующие общеизвестные права человека и демократические свободы, разработанную на этой основе систему правовых норм, обеспечивающих правовую защиту граждан общества и их объединений, и совокупность учреждений, обеспечивающих соблюдение этих норм на деле. Между государственной и гражданской демократией имеет место генетическая связь: они родились как две стороны единого явления западной демократии. Формально решающим событием её рождения является учредительное собрание (или совокупность таких собраний) представителей народа, которые принимают совокупность правовых норм, определяющих и узаконивающих основы социальной организации нового общества, — конституцию или совокупность равносильных ей документов, а также примыкающие к ним имеющие конституционную силу дополнения. Апологеты западнизма превозносят западную демократию как образец демократии вообще. Критики же, наоборот, полагают, будто она не есть подлинная демократия или даже совсем не демократия.

Я же считаю, что как то, на что обращают внимание одни, так и то, на что обращают внимание другие, суть признаки одного и того же явления, причём признаки, взаимосвязанные так, что достоинства с необходимостью порождают недостатки, а ликвидация недостатков невозможна без потери достоинств. А как называть это явление — демократией или недемократией, дело второстепенное.

Напомню читателю о том, что я говорил о необходимости различения социальных законов и форм их проявления (в разделе о социальных законах). Западнистская демократия именно такова, как об этом говорят её апологеты. Только это — абстрактное, идеализированное её описание, отражающее её абстрактные законы. Это описание должно быть дополнено описанием того, в каких конкретных формах эти законы проявляются в реальности. На отдельные примеры таких проявлений указывают критики, но они считают их отступлениями от принципов демократии, а не реализацией этих принципов в конкретных условиях. Как говорится, наши недостатки суть продолжения наших достоинств.

Государственная демократия

Демократия не исчерпывает западнистскую государственность. Она есть лишь часть последней. Она на виду, бросается в глаза, выгодно отличает западнистскую государственность от других её видов. Потому западная идеология и пропаганда раздувает её так, что создаётся впечатление, будто ничего другого нет или по крайней мере все прочее играет второстепенную роль. А между тем в западных странах имеется мощная и довольно стабильная часть государственности, которая находится вне демократической части. Она состоит из административно-бюрократического аппарата, полиции, судов, тюрем, армии, секретных служб и многочисленных учреждений и организаций, так или иначе связанных с государством и работающих на него. В этой части в западных странах занято от пятнадцати до тридцати процентов работающих граждан (численные данные колеблются). Это — самая грандиозная в истории человечества система государственности как особой сферы жизни общества.

Демократическая часть государственности западнизма не есть нечто такое, что вырастает независимо от недемократической части, как полагают некоторые её апологеты — прямо из капитализма. Она возникает и существует в неразрывной связи с недемократической частью и в принципе невозможна без неё. Она ничто без недемократической части (без государственной администрации, без полиции, без судов, без тюрем, без армии и так далее), которая строится и функционирует совсем не по демократическим принципам, а именно по принципам отбора и назначения людей на посты сверху, руководствования и подчинения (командования, приказов), негласности, беспартийности. Я не буду здесь рассматривать, как устроена и работает недемократическая часть западной государственности. Думаю, что читателю это хорошо известно из книг и из личного опыта. Я рассмотрю лишь демократическую «надстройку» над недемократической основой.

Представительная власть

Подавляющее большинство лиц, так или иначе вовлечённых в западнистскую государственность, нанимается на работу и назначается на должности сверху, без всяких выборов. Напомню, что число их огромно — до двадцати и более процентов работающих граждан общества. Это означает, что фактически такое огромное число людей в капиталистическом мире уже живёт по-коммунистически! Лишь ничтожное меньшинство работающих в системе западнистской государственности избирается снизу. Это — представительная часть власти. Но внимание к представительной части государственности в специальной литературе и в средствах массовой информации неизмеримо превосходит внимание к прочей части. Это объясняется многими причинами, в их числе интересы идеологии.

Определяя демократию как систему власти, которая образуется по воле большинства народа и действует в интересах его, идеологи заботятся не столько о раскрытии, сколько о сокрытии сущности государственности западнизма. Но и фактическая роль представительной части государственности велика. Учредительное собрание — одноактное событие. Чтобы утвердить возникновение нового социального феномена надолго (с установкой на вечность), должны быть созданы учреждения, которые следили бы за сохранением созданного и его воспроизведением. Это выразилось в создании в составе государственности постоянно действующего собрания периодически выбираемых представителей населения страны. Кроме того, в жизни общества происходят изменения. Возникает потребность в изменении норм жизни и во введении новых норм. Эти нормы должны принять статус государственных законов. Для этого нужна представительная законодательная власть.

Одним словом, процесс жизни демократии — не одна учредительная акция, а постоянно повторяющееся её учреждение в меняющихся условиях. Реальные выборы, конечно, имеют мало общего с их идеологически-пропагандистскими восхвалениями. Большое число граждан, имеющих право голоса, игнорирует выборы, мотивируя это тем, что от их участия или неучастия ничто не изменится, что результаты выборов не меняют ничего в их положении, что большинство кандидатов им неизвестно лично, что кандидатов где-то выбирают в узком кругу и потом навязывают избирателям. Но несоответствие реальных выборов их пропагандистскому образу не означает, что они суть нарушения неких разумных норм. Обывательские представления о неких абсолютно справедливых и честных выборах в принципе неосуществимы. Даже тогда, когда выборы должностных лиц происходят в группах из нескольких десятков человек, начинаются конфликты, интриги, махинации, насилие, обман, и так далее. А в обществе из многих миллионов человек это тем более неизбежно.

Западная система выборов демонстрирует максимум того, что вообще возможно с точки зрения некоей честности по чисто «техническим» причинам. Но если даже допустить, что реализовалась бы абсолютная справедливость, в кандидаты выдвигались бы умнейшие и честнейшие граждане, все кандидаты имели бы одинаковые условия и так далее, положение во власти не улучшилось бы. Скорее всего, оно ухудшилось бы, ибо были бы выбраны не профессионалы управления, а устраивающие большинство безликие дилетанты, и вели бы они себя не по правилам поведения во власти, а как примитивные новички. Единственным спасением тогда было бы, если бы избранные морально чистые гении срочно обучились обманывать, заниматься демагогией, воровать и прочим порокам реальных политиков. Суть западной системы выборов заключается не в том, чтобы осуществлять абстрактную идею демократии, а в том, чтобы дать возможность практически отобрать каких-то лиц в органы власти и узаконить их в качестве таковых. Выборы есть характерная для западнизма форма легитимации власти. Никакой другой основы легитимации тут нет.

Рассматривать в качестве основы легитимности власти законодательство (конституцию) ошибочно чисто логически. Законы устанавливают лишь процедуры легитимации власти. Но легитимацию, как таковую, то есть общественное признание конкретных личностей в качестве носителей власти, осуществляют лишь выборы. Западная система выборов при всех её недостатках (с точки зрения критиков) позволяет решить одну наиболее важную проблему власти: она позволяет осуществлять сменяемость формально высшей власти, сохраняя при этом стабильность и преемственность системы государственности. Тем самым общество ограждается от излишних и опасных радикальных перемен. Несмотря на деловую динамичность, западное общество в своей социально-политической части является консервативным.

Органы представительной власти выбираются большинством голосов. Принцип большинства применяется и в случае принятия решений ими. Этот принцип подвергается жестокой критике. Вот характерный пример такой критики. Демократия, претендуя на право решать большинством голосов любой вопрос, превратилась в форму правления, при которой правящий орган ничем не ограничен.

Необходимость создания организованного большинства для поддержки интересов отдельных групп породила новый источник произвола и пристрастности. Большинство в парламенте, чтобы остаться большинством, должно делать все мыслимое в пользу групп со специфическими интересами, то есть покупать их поддержку, предоставляя им привилегии. Мы, сами того не желая, создали машину, позволяющую именем гипотетического большинства санкционировать меры, неугодные большинству, — такие меры, которые население, скорее всего, отвергло бы. Это — типичный пример идеологического отношения к социальным явлениям, которое исходит из априорного смысла слов и из абстрактных определений, а не из эмпирической реальности. Для него ошибочными бывают не априорные представления о реальности, а сама реальность. Понятие большинства как определяющего фактора в принятии решений властью лишено смысла, если его истолковывать буквально (то есть абстрактно) и употреблять его там, где оно вообще неуместно.

Правительство и есть воплощение большинства, как бы к его решениям ни относилось само эмпирическое большинство. Последнее вообще не имеет никакой воли. Волей его обычно является воля манипулирующего им меньшинства. Большинство вообще не существует как изначально данный фактор. Оно должно быть создано, организовано как нечто искусственное. В этом и заключается функция демократического правительства. Большинство создаётся именно благодаря тем мероприятиям власти, которые служат объектом нападок со стороны идеологов обоих направлений — как разоблачителей, так и улучшателей.

Разделение властей

Высший или центральный орган государства западной страны образует законодательное представительное собрание и исполнительная власть. Первое избирается населением страны и представляет его. Это — парламент, конгресс, национальное собрание, Бундестаг.

Основная задача его законодательство, представительство интересов населения как целого и его различных подразделений, общий контроль над положением в стране и деятельностью всей системы государственности. Оно имеет свою структуру. Имеются двухпалатные и однопалатные собрания. В том и другом случае имеет место система должностных лиц, система комитетов и экспертов, подсобных служащих — «технический» аппарат, без которого не может работать никакая большая организация людей. Функции исполнительной власти — руководство повседневной деятельностью государства. Тут тоже есть свои варианты. Основные формы их президентская и парламентарная системы. Образец первой — США, образец второй — Англия. В случае первой системы глава исполнительной власти (президент) избирается прямо всеобщими выборами, в значительной мере независим от законодательной власти, имеет контроль над назначением членов правительства (кабинета), может апеллировать прямо к народу (референдум, плебисцит). В случае парламентарной системы имеются варианты. Один из них — глава исполнительной власти избирается законодательным собранием, которое доминирует.

Другой вариант (английский) — законодательная и исполнительная власть сосредоточены в кабинете, правящая партия решает, кто будет главой исполнительной власти. Французский вариант — смешанный. Его иногда называют квазипрезидентским. Исполнительная власть тоже имеет свой «технический» аппарат с распределением и иерархией функций и должностей. В американской центральной власти, помимо законодательной и исполнительной власти, имеется ещё третий ингредиент — судебная власть (Верховный суд), функция которой — контроль над соблюдением государственных законов. Описанная структура власти считается реализацией идеи разделения властей: каждая из этих частей власти должна делить некоторую долю власти с другими, снижая возможность для каждой по отдельности стать чрезмерной в исполнении её функции. Тем самым предполагалось избежать абсолютной деспотической (тиранической) власти. Это было субъективное намерение тех, кто создавал западную государственность. Но поставим вопрос так: а почему создатели государственности решили именно так разделить власть? Ответ очевиден в любой достаточно развитой государственности можно усмотреть функции, которые в результате её развития так или иначе должны дифференцироваться и до известной степени обособиться в виде особых функций различных подразделений единой власти. В любой! Это — универсальный социальный закон. Но он реализуется в различной форме в различных видах обществ. В одной форме он проявляется в обществе западнистского типа, в другой — в обществе коммунистического типа. Да и в рамках одного типа можно видеть различные варианты. То разделение властей, которое считается признаком западной демократии, есть, на мой взгляд, второе великое разделение властей в истории общества.

Первым было разделение, в результате которого политическая (гражданская) власть отделилась в качестве государственной. Как увидим дальше, второе разделение не является последним: третьим является разделение на государство и сверхгосударство. В наиболее «чистой» форме идеал разделения властей реализовался в США. На первый взгляд благодаря ему была достигнута желаемая цель. И в самом деле, здесь судьи в какой-то мере являются законодателями. Исполнительная власть покушается на суд и законодательные функции. Международные соглашения президента, а также назначения президентом людей на посты, включая назначения в Верховный суд, должны быть подтверждены сенатом. Президент имеет право вето на решения конгресса. Конгресс может предъявлять обвинения федеральным судьям и смещать их. Законопроект не может стать законом, пока не одобрен обеими палатами Конгресса и не подписан президентом. Верховный суд может объявить действия законодательной и исполнительной власти неконституционными. Но эти же самые свойства власти с разделением на три подразделения можно истолковать не как средство ограничения власти, а как показатель единства власти, внутренне расчленённой в силу разделения функций. Об этом говорит тот факт, что в правительствах многих западных стран доминирует одна часть, обычно — законодательная. Она тут имеет высшую власть над другими частями. При этом остаётся разделение функций между различными учреждениями власти как чисто деловое удобство. В Великобритании законодательная и исполнительная власть сосредоточены в одном органе — в кабинете. Если партия выигрывает большинство голосов на выборах, парламент назначает её лидера премьер-министром, а тот назначает министров — кабинет. Последний несёт коллективную ответственность.

Главная фигура во власти — премьер-министр. Кабинет — его кабинет. Он представляет нацию. Исполнительная власть здесь есть придаток законодательной, а законодательная — продолжение исполнительной. Последняя действует в соответствии с первой, которая даёт согласие. Законодательная инициатива исходит от исполнительной власти. По мнению ряда авторов, идея разделения властей фактически не воплотилась в жизнь или это разделение утратило ту роль, какую играло ранее. Это проявляется, например, в том, что законодательные органы занимаются не столько разработкой и одобрением общего кодекса поведения, сколько решениями, направляющими конкретные действия исполнительной власти. Исчезла разница между законодательством и текущими распоряжениями властей, между общими и частными задачами власти. Главной задачей представительной власти стало не законодательство, а управление. Всё то, что теперь штампует законодательный орган, стало называться законом. Правительство получило возможность издавать для самого себя удобные ему законы. Правительство вышло из-под контроля закона. Сама концепция закона потеряла значение. Правление стало главной задачей законодательного органа, а законодательство — его побочной функцией. То, что критики считают плохим уклонением от хорошей идеи разделения властей, я считаю закономерной эволюцией западной государственности.

За годы после того, как был выдвинут идеал разделения властей и определены функции представительной власти, в мире произошли перемены, повлиявшие на характер законодательства и на условия деятельности исполнительной власти. Те проблемы, которые кажутся пустяковыми с точки зрения первоначальных задач законодательной власти, оказались более важными, чем некие абстрактные нормы поведения и справедливости (строительство дорог, уборка мусора, меры против загрязнения окружающей среды, цены на товары, налоги, отношения работодателей и нанимаемых, безработица, преступность, и так далее). А главное — надо различать фундаментальное законодательство, определяющее социальную организацию общества (конституция и законы конституционного уровня и масштаба), и законодательство как средство государственного управления обществом. Первое сыграло свою историческую роль, установив государственность, узаконив её и социальный строй общества, установив правовые рамки и обязанности государства. Основной задачей законодательной власти фактически стало управление текущей жизнью общества путём управления различными частями самого государства и узаконивания текущих распоряжений. Законодательство в высоком смысле просто исчерпало себя. Если к этому и приходится прибегать, то это бывает редко и в исключительных случаях.

Публичность работы власти

Многие идеи прошлого, в той или иной мере и форме воплотившиеся в жизнь, относились к будущему по отношению к их авторам времени, но возникали на материале их настоящего. Авторы этих идей не могли предвидеть тех перемен в мире, которые произошли ко времени реализации этих идей. В том числе они не могли предвидеть, какой вид примут средства информации в наше время, не могли предвидеть появление телевидения и современных средств коммуникации. Это касается и идеи публичности работы власти. Выдвигалась она как средство контроля населения страны за деятельностью своей власти. И эту роль публичность до некоторой степени выполняла и выполняет до сих пор. Но лишь до некоторой степени, причём не столь значительной в общей сумме действий власти. И трудно сказать, чего в этом больше — объективной информации и реального влияния на власть или дезинформации и манипулирования массами населения.

Публичной является лишь работа представительных (выборных) органов власти, да и то далеко не вся. Основная часть работы их аппарата остаётся скрытой. А то, что выходит на всеобщее обозрение, превращается в своего рода развлекательное зрелище, участвующие в нём политики играют роли политических актёров. Зрелище это играет не столько политическую, сколько пропагандистскую роль.

Вся работа недемократической части власти не является публичной, а в значительной мере она вообще секретна. Это обусловлено не каким-то злым умыслом врагов демократии, а характером самой работы соответствующих учреждений власти. Объём этой работы настолько огромен и работа настолько профессионализирована, что сделать её всю публичной невозможно технически и бессмысленно, не говоря уж о государственных секретах. Учреждения недемократической власти совместно со средствами массовой информации производят отбор того, что в работе представительной власти можно и что нельзя сделать публичным. Тем самым публичность из средства демократии превращается в средство недемократической сверхгосударственности.

Многопартийность

Элементом государственной демократии является многопартийная система. Этот элемент считается настолько важным, что в идеологии и пропаганде часто его используют как определяющий признак западной государственности вообще. Это стало обычным во второй половине XX века, когда западнистская государственность противопоставлялась коммунистической как многопартийная однопартийной. Некоторые теоретики считают многопартийную систему не частью государства, а околоправительственной организацией. В этом есть доля истины, как и во включении этой системы в государственность. Только надо уточнить, в каком смысле верно одно и в каком другое.

Уточним само понятие многопартийной государственности. Если в стране разрешено много партий, это ещё не означает, что государственность многопартийная. Для этого необходимы ещё такие условия. Первое государственность заметным образом зависит от партий. Последние как-то участвуют во власти. Второе условие — участвующие во власти партии не стремятся к изменению социального типа государственности и к её разрушению или ослаблению. Третье — участвующие во власти партии не превращаются в узаконенные органы власти. Характерными образцами таких партий являются общеизвестные партии западных стран, которые в одиночку или в коалиции становятся «правящими» — добиваются выбора своих кандидатов в органы власти, существенным образом влияют на политику власти. Они не имеют никаких намерений перестраивать социальный строй своего общества и его государственность. Они стремятся к сохранению западнизма. Они существуют и действуют в рамках законности, а не вопреки ей и не против неё. Назову их западнистскими. Примерно так понимаются западнистские партии ими самими и западными теоретиками.

Политической партией называют, например, объединение людей с общими убеждениями, имеющее целью контролировать правительство или стать его частью, причём конституционным путём. Другой вариант: политическая партия есть формальная организация, сознательная цель которой — ввести в общественные учреждения личности, которые будут контролировать механизм правительства. Различия тут, как и в других вариантах, чисто фразеологические. В западных странах возникали и возникают партии, имеющие целью радикальное изменение социального строя и даже уничтожение западнизма. Но они не являются западнистскими, то есть не являются элементом западной государственной демократии. Западнистские партии состоят из сравнительно небольшого числа профессиональных политиков, которые избираются в органы власти или как-то иначе оказываются в государственном аппарате, и прочей массы членов, остающихся вне власти. Если иметь в виду первую часть, то западнистские партии суть элемент государственности. Если же иметь в виду вторую часть, то эти партии суть околоправительственные организации. Партия состоит из множества людей (а это — десятки и сотни тысяч человек) и, как таковая, имеет определённую структуру. В одних случаях структура выражена слабо (как в партиях США), в других — сравнительно сильно (как в партиях Англии, Германии и Франции). Но при всех вариантах в них так или иначе можно выделить три элемента: рядовых членов партии, служащих бюрократического аппарата для повседневной работы и политиков, руководящих партией и участвующих в правительстве.

Кроме того, имеет место несколько организационных уровней между рядовыми членами партии и её высшими органами. Функции партии западнизма фактически не сводятся к выборам должностных лиц в правительство. Они довольно многообразны. Это, например, рекрутирование новых членов, политическое образование и воспитание населения, информация, воздействие на общественное мнение, выдвижение политических идей и программ, стимулирование дискуссий и участие в них, суммирование и урегулирование интересов, стимулирование политической активности граждан. В партиях имеются секции для работы с молодёжью, с рабочими, с женщинами, с фермерами, со студентами, с интеллектуалами. Это суть рабочие рычаги партии для проведения выборов. При этом дело не ограничивается лишь разговорами о выборах. Предметом внимания становятся все интересующие людей проблемы. Наконец, имеются околопартийные или околоправительственные организации и группы, поддерживающие партию, особенно — в период выборных кампаний (профсоюзы, ассоциации предпринимателей, и так далее).

Современные западнистские партии не являются выразителями и защитниками интересов каких-то определённых групп населения. Они ориентируются на все категории населения, претендуют на то, чтобы считаться партиями общенародными. Это явление бесклассовости или надклассовости партий в идеологии и пропаганде изображается как показатель социального примирения — будто социальная борьба в старом смысле исчезла, уступив место мирным парламентским дебатам. Мне это напоминает идеологически-пропагандистское изображение ситуации в коммунистических странах в своё время. Тогда отсутствие многопартийности объясняли единством народа, отсутствием антагонистических классов. Социальная борьба в обществе тогда сводилась к борьбе между хорошим и ещё лучшим.

Возникнув в определённых исторических условиях, западнистские партии воспроизводятся и существуют как особые объединения людей прежде всего для самих себя — они борются за самосохранение. Чтобы добиться своих целей (занять посты, фигурировать на сцене истории, делать карьеру, ощущать себя причастными к исторической деятельности), партии должны что-то делать для «народа». Это — их способ добывать хлеб насущный. Это — бизнес в политической сфере. Он должен быть организован так, чтобы некоторое множество людей могло жить за его счёт, делать карьеру, удовлетворять тщеславие. Партия для этого нуждается в поддержке какой-то части населения, в голосах избирателей, в деньгах. Она должна что-то обещать и какие-то обещания выполнять. Она так или иначе рассчитывает на какую-то часть населения, отдающую ей предпочтение перед другими. Она должна обращаться ко всем, во всяком случае — к возможно более широкому кругу избирателей, чтобы собрать в свою пользу голоса тех, кто ей отдает предпочтение. Раз партия выживает и существует из десятилетия в десятилетие, это означает, что она устраивает какие-то влиятельные силы общества, так или иначе служит им в обмен на их поддержку.

Интересно, что одни и те же партии фигурируют на арене истории в течение многих десятилетий. Новые партии пробиваются к жизни с большим трудом. Это удаётся лишь в порядке исключения. Им не дают ходу не ради каких-то высших идеалов, а просто из опасения, что они могут завоевать на свою сторону избирателей и испортить признанным партиям их политическую ситуацию. Политический рынок всячески препятствует появлению потенциальных конкурентов. Заодно укрепившиеся партии выполняют функцию, за которую их поддерживают, — создать видимость классового примирения, помешать возникновению или усилению классовых партий, которые могли бы объединить недовольных и направить их активность на изменение существующего общественного устройства. В этом смысле они суть партии доминирующих сил общества.

Западнистские партии не имеют чёткой и систематизированной идеологии, то есть определённой концепции человеческого общества, истории и человека, совокупности ценностей и моральных принципов, принципов деятельности властей, проектов будущего состояния общества. Партии не имеют далеко идущих целей и программ их достижения. Они действуют, руководствуясь ближайшими практическими целями. Они стремятся завоевать популярность в массах и получить как можно больше голосов на выборах, выдвигая для этого лозунги и программы применительно к конкретным условиям. Всем известно, что к этим лозунгам и программам не следует относиться серьёзно. Те, кто избирается в органы власти, хотят быть переизбранными. Поэтому они избегают далеко идущих заявлений. Их принцип — обещать немного всем, не угрожать серьёзно никаким значительным силам общества.

Для чего много партий, если все они — «общенародные»?

Во-первых, тут сыграли свою роль исторические условия, вследствие которых сложилось именно несколько партий, и они выжили.

Во-вторых, любое достаточно большое множество людей распадается на несколько группировок в силу общих законов коммунальности, какими бы хорошими ни были взаимоотношения между людьми.

В-третьих, в большом обществе всегда имеет место различие интересов людей и их конфронтация, что находит выражение в различных формах, в том числе в форме политических группировок.

И в-четвёртых, многопартийность как явление в сфере государственности вырождается в двухпартийность. В случае трёх и более партий образуются блоки, из которых один становится правящим (побеждает на выборах), а другой остаётся в оппозиции, получая какой-то кусочек власти и связанных с ней жизненных благ. Если партия побеждает на выборах, она организует повседневные операции представительных органов (в частности, парламента). Побеждённая партия не сходит со сцены. Она остаётся в качестве лояльной оппозиции, рассчитывая на следующий раз выиграть мяч. Во всяком случае, она не остаётся обездоленной. На всех уровнях социальной иерархии, начиная от местных общин и заканчивая уровнем страны в целом, происходит превращение партийных активистов (политиков вообще) в часть правящего слоя, происходит сращивание политики и управления.

А с другой стороны, партии «врастают» в хозяйственную жизнь общества и в другие его сферы. Политики становятся сотрудниками концернов, занимают совсем не политические посты. Образуются своего рода картели больших партий и клики профессиональных политиков. Они решают, кто и какие посты будет занимать в учреждениях, в которые власти имеют доступ. Они распределяют в своих кругах возможности иметь жизненные блага и привилегии. Образуются клики по принципам личных связей Через них происходит допуск к власти. Партии и клики превращают государство в источник карьеры и жизненных благ. В системе власти складывается ядро из партий, клик и политиков по профессии, которое не менее устойчиво, чем соответствующие «ядра» в государственном аппарате коммунистических стран. В современном западном обществе никакая более или менее массовая организация не может долго существовать и играть заметную роль в обществе, если она не имеет постоянных источников финансирования. Всякая значительная организация и её функционирование стоит денег. Всё дело в том, кто эти деньги даёт и в какой форме. Партии нуждаются в деньгах, а легальные источники явно недостаточны.

Партии имеют возможность добывать средства другими, нелегальными путями. И вынуждаются на это. Они так или иначе финансируются государством и используют своё положение во власти для своего «параллельного финансирования». Множество партий, допущенных до участия в политической жизни в качестве партий западнизма, можно рассматривать как множество фракций одной партии, ещё не дозревшей до образца «партии» коммунистической страны или предпочитающей видимость плюрализма. Общество сопротивляется этому, видя тут угрозу демократии. Но никакие меры против этой тенденции не могут её заглушить, ибо она есть закономерный продукт именно демократии. Демократии реальной, а не идеализированной.

Политический класс

В западных странах сложилось довольно обширное множество (класс в логическом смысле) людей, профессионально занятых политической деятельностью в качестве избранных членов правительственных учреждений, обслуживающих их советников, функционеров политических партий и других общественных организаций и движений, как-то причастных к политике, политический класс. Люди такого рода (то есть представители логического класса политиков) суть явление не новое.

Но во второй половине XX века тут произошёл качественный скачок. Этот класс многократно увеличился количественно. В него стали вовлекаться представители различных слоёв населения, а не только привилегированных. Благодаря масс-медиа их деятельность стала публичной, театрально открытой и рассчитанной на непосродственное воздействие на массы населения. Представители этого класса функционируют и делают карьеру не в одиночку, а в составе различного рода групп, организаций, движений. На высшем уровне они фигурируют как представители политических партий и как партийные функционеры, занимающие посты в государственных учреждениях. Вместе с тем в жизни политического класса есть такие стороны, которые тщательно скрывают или по крайней мере не афишируют. Это — то, как представители этого класса используют своё положение в корыстных интересах, из каких кругов они рекрутируются, какого типа люди отбираются в их число, какое получают образование, как тренируются на роль политиков, как возвышаются по ступеням карьеры и так далее. Лишь в связи со скандальными разоблачениями на короткое время и частично приподнимается завеса над упомянутыми аспектами жизни класса политиков. Кое-что попадает в мемуарную и художественную литературу, а также в кинофильмы, но обычно в качестве частностей и наказуемых преступлений.

Для профессиональных политиков важна не компетентность в какой-либо профессии, а компетентность в политической деятельности как особой профессии, в частности коммуникационная компетентность, соответствие духу времени, политические связи, личные отношения с членами клики, услужливость в отношении к влиятельным силам общества. Политики имеют массу привилегий: бесплатные полёты и поездки с высшим комфортом, почётные приёмы, возможность бесплатно пользоваться автомашинами, обеспеченная старость, разного рода подачки и гонорары, и так далее. Плюс к тому — практически неразоблачаемая коррупция. Если какой-либо видный политик путём выборного процесса вроде бы исключается из политики, для него, как правило, находится пост, на котором он продолжает пользоваться привычными привилегиями.

Образуется своего рода партийная «номенклатура». Преимущества в классе политиков имеют люди, свободные от моральных ограничений, тщеславные, склонные к закулисным связям и махинациям, способные притворяться, склонные к позерству и демагогии и так далее. Достаточно понаблюдать некоторое время поведение современных политиков, чтобы без труда фиксировать эти их качества. Есть универсальные черты политического класса, подобно тому, как универсальные черты имеют бюрократы, военные, работники секретных служб, гангстеры, проститутки, попы и другие категории людей. Например, преимущества с точки зрения попадания в этот класс и успехов в нём имеют индивиды, не обладающие выдающимися способностями и не являющиеся профессионалами высокого класса в какой-то узкой сфере деятельности, но зато обладающие довольно широким спектром посредственных способностей. Тут ситуация подобна той, какая имеет место в спорте: выдающийся в каком-то виде спорта спортсмен не может стать чемпионом по многоборью. А политики подобны в этом отношении стоборцам, если бы такие существовали. Если бы Рейган был выдающимся актёром, он не стал бы президентом США. Если бы Шмидт был выдающимся пианистом, он не стал бы канцлером ФРГ.

Правовая сфера

На основе фундаментального права западнизма развились и достигли колоссального размера государственное и частное право. Разумеется, между этими частями нет полной гармонии. Тем не менее государственное право в принципе не должно выходить за рамки фундаментального, а частное — за рамки государственного. Специальные лица и учреждения следят за тем, чтобы этот принцип выполнялся. Это не во всем удаётся, но в реальности устанавливается более или менее терпимое соответствие.

Западнистское государство поработало основательно над разработкой правового кодекса общества — государственного права. Если, например, на заре американской государственности налоговые законы были записаны на нескольких страницах, то теперь для записи их потребовалось более десяти объемистых томов — увеличение в тысячи раз! И так во всем. К тому же в десятки раз возросло число сфер, потребовавших правовое регламентирование. И ещё более грандиозных размеров достигла сфера частного права. Западное общество превратилось в общество правового тоталитаризма. Тут сложилась такая густая и запутанная сеть правовых норм и отношений, в которой рядовой гражданин самостоятельно не способен поступать без ущерба для себя. Потребовалось огромное число специалистов в этой сфере. И они появились, образовав особый социальный слой с высоким уровнем доходов и большим влиянием в обществе. Мало кто из граждан общества обходится без их услуг. А для значительной части граждан они суть неотъемлемый элемент их жизни. Такие граждане не могут сделать серьёзный шаг без их советов и делового посредничества. Все мало-мальски значительные организации и предприятия имеют их в качестве постоянных сотрудников или партнёров. Этот слой разнообразен по составу. Его представители отчасти суть служащие государства, отчасти служащие частных фирм, отчасти сами частные предприниматели. Но все они выполняют функции в сфере государственности. По делам своих клиентов они имеют постоянные контакты с судебными органами и государственными учреждениями.

Одна из догм западной идеологии гласит, будто суд в западных странах является независимым. Это мнение бессмысленно. Законы выдумывают и утверждают не сами судьи. Судьи суть служащие государства. Суд немыслим без полиции, тюрем и представителей слоя правовиков, о котором я только что говорил. Право не действует автоматически. Его изобретают люди, истолковывают люди, соблюдают или нарушают люди, следят за этим и принимают решения люди. Тут имеют место различные интересы. За правовую справедливость надо сражаться. За неё надо платить, и немало. Тот факт, что в западном суде представлены различные интересы и есть возможность для выражения различных мнений (это — признак демократичности), не означает, что решение суда есть решение академической задачи. Оно есть результат борьбы различных сил с противоположными интересами, если дело касается каких-то важных проблем, а объективная истина в таких случаях практически недостижима.

Правовые нормы составлены так, что допускают различную интерпретацию. Они разнообразны, и в зависимости от ситуации могут быть выбраны различные варианты. От ловкости и связей специалистов-юристов зависит исход дела. На решения судов влияют многие неюридические факторы: средства массовой информации, личности участников дела, характер адвокатов, политические интересы, общественное мнение, и так далее. Часто юридические процессы длятся годами и стоят больших денег. Все это общеизвестно. Информацией о юридических скандалах пестрят газеты. Эти скандалы разрушают образ западного суда как объективного, беспристрастного, неподкупного. Однако не стоит впадать и в другую, критическую крайность. Суд выполняет свои функции в условиях живого общественного организма и как элемент системы государственности, а не на небесах божественной справедливости.

В современном западном обществе число возможных и фактических действий людей достигло таких масштабов и эти действия стали такими, что даже существующая правовая система уже не способна охватить их все и давать им однозначную юридическую оценку. Большой процент поступков людей, подлежащих юридическому контролю, вообще ускользает от внимания государства, особенно поступков запрещённых и наказуемых. Так что фактически имеет место сильная тенденция к снижению степени охвата общества правовой защитой. Преступники оказались лучше защищёнными правом, чем их жертвы. Сфера социальных прав (право на труд, жилье, бесплатное образование и медицинское обслуживание и другие), высоко развившаяся в своё время в коммунистической России, почти полностью выпала из западного права. Начиная с некоторого уровня развития общества многие правовые нормы теряют свою действенность. В поведении определённых категорий людей и учреждений решающую роль приобретают внеправовые факторы: соображения целесообразности, тайные соглашения, сила денег, влияние общественного мнения, политические отношения, пресса, социальный статус людей. Вступает в силу древнее правило «что дозволено Юпитеру, не дозволено быку».

Непомерно разросшееся право становится источником и оправданием неправовых действий влиятельных личностей, групп и кругов общества. Все это можно наблюдать в западных странах в формах, очевидным образом выходящих за границы правового общества. Многие явления «неправового» общества, служившие объектом критики на Западе, когда эти явления наблюдались в коммунистических странах, имеют место в самом западном мире в изобилии. Интересно, что значительная часть неправовых явлений возникла как результат разрастания правовой сферы. В рамках западного права и с его ведома развилось неправовое нормирование важных аспектов жизни людей, можно сказать — сверхправо.

Западнистские клеточки

Западнистское общество содержит клеточки обоих упомянутых в предшествующей части типов. Частные клеточки образуют тут пока подавляющее большинство и задают тон. Их роль тут настолько велика, что западнистское общество вообще рассматривается как частнопредпринимательское. Частные клеточки повлияли на характер прочих клеточек, так что можно выделить их общие черты. В западнистских клеточках наёмные лица принимаются на работу по профессии. Профессиональная пригодность должна быть как-то подтверждена, а в случае достаточно высоких требований к профессионализму подтверждение должно быть, как правило, документальным (дипломы, свидетельства об обучении). Они принимаются на определённый срок. При этом между работодателем и нанимаемым заключается юридический контракт. Существует педантично разработанное законодательство на этот счёт. При этом устанавливается заработная плата или её рамки. Наёмные лица получают зарплату независимо от реализации результатов их труда и труда клеточки в целом. От реализации результатов труда клеточки зависит её судьба, если она частная, и судьба наёмных работников в смысле сохранения рабочего места (клеточка может обанкротиться, и работники могут потерять работу). Работодатель не может безнаказанно по своему произволу обращаться с оплатой наёмных работников, если это выходит за рамки юридических законов и конкретных договоров.

Возможности увольнения работников ограничены законами и профсоюзами, если таковые имеются и если имеются соответствующие договора профсоюзов с предпринимателями. Западнистские клеточки существуют не сами по себе, а в среде себе подобных — частного предпринимательства, конкуренции, борьбы за существование и за успех, одержимости частной собственностью. В силу условий существования они создаются и существуют исключительно для определённого дела и ни для чего иного. Их структура и функционирование определяются исключительно условиями и интересами дела. Поэтому они максимально упрощены с точки зрения социальной структуры. В них нет никаких лиц, групп и организаций, ненужных с точки зрения интересов дела. Никакая партийная, профсоюзная, молодёжная или какая-то иная организация не является здесь элементом структуры множества людей, занятых в клеточке. Сотрудники клеточки могут быть членами такого рода организаций, групп и движений, но не в рамках клеточки, а вне её и независимо от неё. Этот аспект их жизни не влияет на функционирование их в рамках клеточки и клеточки в целом. Партии, профсоюзы и другие общественные группы и движения оказывают давление на хозяев клеточек и их администрацию, но это — внеклеточное, а не внутриклеточное отношение. Западнистская клеточка не есть коллектив в строгом смысле. В ней люди работают, и все.

Социальная и интимная жизнь людей западного общества происходит вне деловых клеточек, а не в них. Внутри их люди выполняют свои деловые обязанности, продвигаются по службе или повышают квалификацию. У них могут быть свои взаимные симпатии и антипатии. Могут устанавливаться какие-то неделовые отношения, например любовные или криминальные. Но всё это не становится общепризнанной нормой и важным фактором их официальной жизни. В деловых клеточках западнизма нет никакой внутриклеточной демократии. Внутри клеточек царит трудовая дисциплина, можно сказать, деловая диктатура. Западное общество, будучи демократическим в целом, то есть политически, является диктаторским социально, то есть в деловых клеточках. Фундаментальные принципы работы западнистских клеточек таковы: делать дело как можно лучше; добиваться максимального результата с минимальными затратами; максимально использовать силы сотрудников; исключить праздное времяпровождение во время работы; исключить использование сотрудниками рабочего времени и средств клеточки для личных целей, не имеющих отношения к целям клеточки; свести к минимуму число работников; оценивать их прежде всего по деловым качествам.

Характерная клеточка западного общества, превосходно выполняя свои функции, является совершенно пустой и обездушенной с точки зрения социальной жизни внутри её. Это — деловой механизм, а не объединение людей со всеми их достоинствами и недостатками. Для таких клеточек нужен человеческий материал, какой производится в западных странах, опыт организации трудового процесса по законам дела, какой накапливался столетиями, правила взаимоотношений между людьми в клеточках, между клеточками и между клеточками и властью, которые точно так же вырабатывались веками, а также наличие в обществе средств, как-то компенсирующих социальную опустошенность клеточек, на что тоже ушла длительная история. Такая предельная деловая рационализация западнистских клеточек не означает, что все неделовое, изъятое из неё, вообще изъято из общества в целом. Всё то, что имеет какую-то ценность для общества и может стать источником дохода или предметом социальной жизнедеятельности, тут становится либо делом особого рода клеточек, либо функцией особого рода общественных организаций (партий, профсоюзов, и так далее).

В обществе в целом происходит максимально возможное разделение дел, способностей, функций людей. Отдельные свойства людей и их объединений обособляются от них в виде дел особых клеточек. Но при всей рационализации человеческого материала последний остаётся людьми. А люди имеют потребность в непосредственном общении с другими людьми и в личных неделовых контактах. Западоиды удовлетворяют эту потребность вне клеточек. Но что-то остаётся и для клеточек. Кроме того, коммунальные отношения не исчезают и в деловых клеточках. И человечные свойства в какой-то мере сохраняются. Они заглушаются, растягиваются во времени, распыляются, оказываются нерегулярными и фрагментарными. Но если наблюдать поведение членов клеточек с близкого расстояния, длительное время и во всех отношениях с другими членами клеточек, можно заметить все коммунальные и человечные явления в «разжиженном» и замаскированном виде. Кроме того, они здесь опосредованы деловыми отношениями так, что не всегда обнаруживают себя в качестве неделовых. Тем не менее многие исследователи отмечают, что для значительного числа работающих людей их положение в клеточках превращается в ад. При этом в западнистских клеточках нет общественных организаций, которые могли бы взять под свою защиту жертв внутриклеточных драм.

Деловая культура

Современное высокоразвитое и достаточно большое общество — это десятки и сотни миллионов работающих людей. И все они должны быть обучены, чтобы выполнять свои деловые функции и поддерживать на должном уровне сложившуюся деловую культуру. Последняя на Западе складывалась в течение многих веков, вошла в плоть и кровь западных людей. Она образует более или менее устойчивую и преемственную часть «скелета» общества. Хотя в ней происходят изменения в характере профессиональной подготовки людей, остаются неизменными требования к качеству исполнения любых деловых функций.

В этом смысле деловая культура является одной из принудительных сил, определяющих поведение людей. Раньше бизнесмены не ломали голову над проблемой воспроизводства человеческого материала на их предприятиях. Он имелся в изобилии независимо от них. Они использовали готовый материал. Это отношение в значительной мере сохранилось до сих пор. США до сих пор «снимают сливки» со всей планеты, соблазняя и подкупая высококвалифицированную и творческую рабочую силу из других стран. Но этот способ существования не покрывает всех потребностей западного бизнеса. И он на грани исчерпывания.

В последние десятилетия возникли также три главных проблемы деловой культуры. Первая — технологический прогресс потребовал подготовки огромного числа специалистов нового типа с преобладанием высокоинтеллектуальных способностей. Сложившаяся система образования оказалась неподготовленной к такой технологической революции. Вторая проблема — усложнение всей деловой обстановки для предприятий и усиление борьбы за их выживание потребовало создания целой армии специально подготовленных, интеллектуально гибких и инициативных менеджеров, на роль которых годится далеко не всякий гражданин западной страны. Многие крупные компании сами стали создавать специальные школы, курсы, семинары с целью решения этой проблемы. И третья проблема — наводнение стран Запада выходцами из других стран породило тенденцию к снижению уровня деловой культуры.

Внутриклеточное управление

Мелкие и даже средние предприятия западных стран ни в каком особом органе управления не нуждаются. Функции управляющего органа в них выполняет сам предприниматель, нанимающий в случае надобности одного или нескольких помощников. Самый простой случай — секретарша. Лишь начиная с некоторого достаточно высокого уровня сложности дела возникает потребность в определённом количестве наёмных работников, профессионально занятых делом управления — в особом управляющем органе. Управляющий орган предприятия состоит из наёмного управляющего и наёмных служащих, в задачу которых входят проблемы организации дела, человеческих ресурсов, финансов, обеспечения, торговли, рекламы, планирования, public relations. Если предприятие является акционерным обществом, оно выбирает Совет директоров, который нанимает служащих для управления предприятием. Если предприятие является частным, всё равно функция управления есть профессия, для овладения и исполнения которой собственность, как таковая, ничего не значит. Так что главой предприятия при всех вариантах фактически становится не владелец, а профессиональный управляющий.

Система принятия решений является централизованной. Когда говорят о децентрализации и осуществляют её, имеют в виду предоставление большей инициативы отдельным лицам из управляющего штата, то есть о распределении власти и ответственности внутри управляющего органа. Но решающее слово всё равно остаётся за главным управляющим (президентом) фирмы. Управляющий орган имеет иерархическую структуру, то есть лестницу из отношений руководствования и подчинения. Служащим не только предоставляется работа, но и возможность подниматься по ступеням служебной иерархии, то есть делать карьеру. Обращаю внимание на то, что образование управляющего органа, разделение функций в нём, иерархия руководствования и подчинения, служебная карьера — все это явления коммунальные, имеющие место в любом предприятии, достаточно большом по размерам и достаточно сложном с точки зрения функционирования. Каждое западное предприятие свободно выбирать характер своей деятельности (то есть что производить или какие услуги предлагать), искать клиентов, добывать капиталы и материалы, нанимать людей по своему усмотрению. Однако эта свобода не абсолютна, а ограничена рамками законов и государственных учреждений, которые сдерживают и одновременно поддерживают предприятие. Кроме того, эта свобода играет фактическую роль лишь при основании предприятия и вживании его в среду, а также в критических ситуациях, когда надо принимать экстренные решения или менять характер и сферу деятельности. Но это происходит не так уж часто. Основная часть функционирования предприятия — более или менее стабильная рутина в рамках уже установившегося ритма работы.

Западное предприятие работает в соответствии с кратковременным (годовым) и долговременным планом. План — необходимое условие работы всякого более или менее сложного предприятия в современном сложном общественном организме. Задача плана западного предприятия — сделать предприятие капиталистически рентабельным и конкурентоспособным на рынке сбыта своей продукции и услуг. План преследует прежде всего интересы предприятия, удовлетворяя какие-то потребности общества в качестве условия и следствия его реализации. Государство не командует предприятием, не предписывает ему ничего. Оно лишь регулирует выполнение плана, заставляя предприятие считаться с законами общества. Планы западного предприятия суть своего рода стратегия (долговременный план) и тактика (годовой план) поведения предприятия на рынке продукции или услуг. Они здесь не являются инструментом управления клеточкой. Коммунистическое и западное общество различаются не фактом наличия и соответственно отсутствия плановости работы предприятий, а целями и характером плановости.

О коммунистической плановости речь пойдёт в следующей части. Здесь же замечу следующее. Если считать плановость характерной чертой коммунизма, то и в западном обществе следует констатировать наличие, огромную роль и тенденцию к росту этого «коммунистического» феномена. Как я уже говорил, одним из принципов западных деловых клеточек и целых стран является стремление свести к минимуму расходы на дело, и в том числе — расходы на управление. Запад в этом отношении долго противился росту управленческого аппарата внутри клеточек и в обществе в целом. Но развитие пошло таким путём, что сопротивление было сломлено. Теперь каждая более или менее значительная фирма имеет контору, с помощью которой происходит управление фирмой и её деятельностью в окружающем мире. Есть конторы, обособившиеся в виде самостоятельных фирм. Они вступают в деловые контакты с другими фирмами, которые что-то производят или предлагают услуги. Эти фирмы имеют свои управленческие конторы, а фирмы-конторы имеют свои деловые части. В обществе таким путём возникает гигантское число контор, которые приобретают огромную власть, так что общество становится своего рода системой контор.

Деловая часть становится подчинённой части конторской. Приобретая инерцию роста и завоевав прочные позиции в обществе, управляющая система начинает разрастаться в силу своих собственных законов (частный случай законов коммунальности). Считается также, что коммунизму присущ командный (наряду с плановостью) способ управления, а западнизму — нет. Это мнение верно лишь отчасти. Конечно, государство не командует деятельностью частных клеточек. Но, во-первых, ими в известном смысле «командуют» банки. А во-вторых (и это главное) внутри клеточек действует тоталитарно-командный (можно сказать, диктаторский) режим, чего не скажешь о внутриклеточном управлении в коммунистическом обществе.

Западнистская экономика

Самым грандиозным и высокоразвитым образцом экономики является экономика западных стран — западнистская. Изучением её занимаются множество наук и сотни тысяч специалистов. Я здесь ограничусь лишь чисто социологическим её аспектом, к тому же лишь в той мере, в какой это требуется для описания эволюционного перелома нашего времени.

Западнистская экономика не есть нечто раз и навсегда данное. Она прошла исторический путь от самых примитивных форм в виде мелких частных предприятий до современных грандиозных форм. Она в такой мощной степени повлияла на характер западных обществ и их эволюцию, что многие исследователи считали и до сих пор считают экономику основой всякого общества. Эта позиция наиболее отчётливо выражена в марксизме. Обратное влияние других подразделений общества на экономику отошло на задний план. А между тем в западных обществах вообще и в экономике в особенности произошли перемены, показавшие ограниченность этой позиции. Перемены эти заключаются не в том, что экономика стала играть меньшую роль в западном обществе, — ничего подобного не произошло, а в том, что именно чрезмерное развитие экономики прорвало границы экономики «сверху» и породило сверхэкономику, ставшую одним из компонентов сверхобщества. Западнистская экономика является в своей социальной основе частнособственнической и денежной в формальном аспекте.

Частная собственность

Как я уже сказал выше, западнистское общество считается частнособственническим и частнопредпринимагельским. К тому, что говорилось о частной собственности, добавим ещё следующее. Частную собственность обычно рассматривают так, как будто это есть нечто раз и навсегда данное и неизменное При этом не различают понятие о частной собственности и сам реальный социальный феномен, обозначаемый этим понятием. И понятие при этом фигурирует в самом примитивном и аморфном виде. Частная собственность есть не только то, что как-то отражается в этом понятии, это — сложное, многостороннее и изменчивое явление, представляющее собой жизнедеятельность бесчисленного множества людей на огромном пространстве планеты в течение многих веков, если не тысячелетий.

Частная собственность прошла длительный, сложный и полный драматизма путь, прежде чем достигла состояния, какое можно наблюдать в современных западных странах. На этом пути на неё обрушивали свой гнев лучшие представители рода человеческого, видя в ней источник зол. Против неё устраивались восстания и революции. В борьбе против неё приносились бесчисленные жертвы. Она не оставалась в долгу, сама наступала, сама обрекала на жертвы других, порождала неисчислимые страдания. И, несмотря ни на что, она сохранила обаяние и проявила удивительную живучесть. В каком виде она завершает XX столетие, рассмотрим ниже.

Логический класс (множества) частных собственников в западных обществах стал настолько многочисленным, что эти общества можно считать (по крайней мере, в тенденции) тотально частнособственническими. В этом не было бы ничего удивительного, если бы речь шла об обществах, в которых большинство населения состояло бы из крестьян и мелких ремесленников (как это и было в не столь далёком прошлом). Но речь идёт о современном западном обществе, которое, по утверждениям западных мыслителей, превзошло даже стадию индустриального общества и переходит в стадию постиндустриальную. Теперь мало сказать, что западное общество есть общество частных собственников.

Теперь нужно выяснить, из кого состоит множество частных собственников, на какие подмножества (логические подклассы) оно разделяется. А с этой точки зрения западное общество выглядит так. Помимо традиционных категорий (логических классов) собственников и представителей знатных и богатых родов прошлого, уцелевших несмотря ни на какие исторические потрясения, частными собственниками считаются, например, такие. Городские владельцы частных домов, квартир, земельных участков, более или менее дорогого имущества, автомашин. Владельцы акций различных компаний. Наёмные работники, являющиеся совладельцами своих предприятий. Рентнеры. Лица, держащие свои сбережения в банке (в том числе сбережения от зарплаты). Пенсионеры. Владельцы страховых полисов.

И это — лишь малая частица видов собственников. Многие граждане западных обществ становятся частными собственниками не в силу мифического врождённого чувства, а вынужденно. Например, это имеет место в случае покупки жилья. Покупают его чаще в кредит, выплачивая кредит банку из зарплаты или других доходов, и до выплаты кредита собственником жилья хотя бы отчасти является банк. Для большого числа людей такая собственность превращается в кабалу на десятки лет. Многие становятся собственниками, не ведая того. Это, например, все те, кто страхует жизнь и имущество, держит свои деньги в банке, выплачивает из зарплаты на пенсию. Многочисленная категория высокооплачиваемых наёмных лиц становится состоятельными частными собственниками, накапливая большие суммы денег и приобретая недвижимое имущество.

Современное западное общество открыло практически неограниченные возможности для большого числа людей наживать значительные и порою гигантские состояния, не занимаясь предпринимательской деятельностью в традиционном смысле. Это — актёры, танцоры, певцы, музыканты, писатели, боксеры, теннисисты, модельерши, гонщики, игроки, изобретатели, и так далее. Целый ряд профессий (врачи, юристы, тренеры, дирижеры, и так далее) позволяет человеку подниматься в слой богатейших людей. Одним словом, в современном западном обществе сложилась мощнейшая ткань (слово «слой» тут мало) частных собственников, которая воспроизводится на основе существующих условий. Имеет силу заметная тенденция превратить большинство граждан в частных собственников в той или иной мере, начиная с грошовой и заканчивая такой, когда отдельный человек оказывается владельцем суммы денег, превосходящей порою годовой бюджет сравнительно большой незападной страны из многих миллионов человек. А когда почти все в обществе суть частные собственники, то выражение «частная собственность» теряет социальный смысл. Оно ничего не говорит о реальной структуре населения страны. Множество частных собственников разделяется на подмножества, различия между которыми гораздо важнее с социологической точки зрения, чем общий признак быть частным собственником.

Для понимания социальной структуры западного общества важнее не то, что владелец грошовой акции и владелец акций на миллионы долларов суть оба частные собственники, а то, что они принадлежат к различным социальным слоям и социальным классам общества. Отношение тут подобно тому, какое имеет место в армии между рядовым солдатом и генералом, — оба принадлежат к логическому классу (множеству) военных. Частная собственность уже сама по себе не является признаком, определяющим социальный статус членов общества. И даже величина собственности не сама по себе разделяет людей на различные социальные категории. Здесь играют определяющую роль и другие, более глубокие признаки. Сократилась власть многих отдельно взятых частных собственников над объектами их собственности. Не всех, конечно, и не над всеми объектами, но значительной (если не основной) массы собственников и над значительной (если не основной) массой объектов собственности. Произошло это не в силу происков коммунистов. И не потому, что собственники добровольно сдали свои позиции. Ничего подобного! Это произошло потому, что изменился состав множества частных собственников и характер объектов собственности. Например, собственник пакета акций крупного предприятия может продать эти акции или передать другим, но не в его власти закрыть это предприятие. Тем более мелкие акционеры не имеют никакого влияния на деятельность предприятия, акциями которого они владеют. Частный владелец почтовой компании не может по своему капризу прекратить работу почты.

Аналогично обстоит дело с авиационными компаниями, с электростанциями и другими жизненно важными для членов общества объектами. Кроме того, отношения собственности настолько усложнились, что сами собственники зачастую уже не в состоянии разобраться в правовом аспекте своей собственности и принимать решения по своему усмотрению. Они нуждаются в особых специалистах и в особых государственных учреждениях для этого. Они выглядят в системе отношений собственности подобно мухам в паутине. Основная часть частной собственности приобрела символический и опосредованный характер. Символический — значит выраженный и зафиксированный в денежных знаках и документах, так или иначе выразимых в деньгах. Опосредованный — это значит, что использование каких-то объектов в качестве собственности осуществляется не самим собственником непосредственно, а посредниками. Основной функцией частной собственности для большинства граждан западного общества стала функция, подобная социальным гарантиям, какие имели место в коммунистических странах. Это — своего рода эрзац таких гарантий. Люди, обладающие частной собственностью, легче переживают трудные периоды (например, безработицу, инфляцию). Они свободнее и увереннее в выборе жизненного пути. Их дети имеют лучшие условия для жизненного старта, выбора профессии, образования, карьеры. Собственность даёт лучшие условия для общения и доступ к жизненным благам, уверенность в обеспеченной старости.

Частная собственность охватила все сферы жизни западных людей, стала всеобъемлющим стимулом их жизнедеятельности, завладела их умами и чувствами. Приобретение и увеличение её стало основным содержанием всех видов деятельности, включая политику, науку, искусство, спорт, преступный бизнес. Основная масса западоидов с рождения до смерти живёт в атмосфере одержимости частной собственностью, стремления иметь её любой ценой, накапливать, охранять. И нет ничего удивительного в том, что апологеты западнизма считают стремление людей к частной собственности врождённым. Желание освободить людей от проклятия частной собственности, идущее со времён Христа и достигшее апогея в марксизме, завершилось её триумфом. Но за это приходится как-то расплачиваться. Как — об этом я уже частично сказал выше. Добавлю к сказанному ещё одно — отделение частной собственности от частного предпринимательства.

Частное предпринимательство

Частное предпринимательство заключается в следующем. Частные лица, являющиеся юридически свободными гражданами общества, на свои средства (деньги), которые суть их частная собственность, создают деловые клеточки — предприятия. Они суть частные предприниматели. Для этого они приобретают предметы, необходимые для деятельности клеточек, — средства труда. Клеточку могут образовать члены семьи или группа людей, договаривающихся о совместной деятельности.

Более сложный случай — создатели клеточек нанимают людей, способных к деятельности, для которой создаётся клеточка. При всех обстоятельствах организаторы клеточек становятся их юридическими субъектами. Юридически устанавливаются отношения между юридическими субъектами клеточек и прочими членами (сотрудниками, работниками) клеточек. В случае наёмных работников происходит разделение на работобрателей и работодателей (наёмных работников). Их отношения точно так же упорядочиваются соответствующими законами. Частный предприниматель сам волен решать, чем должна заниматься клеточка, как устроена, как сбывать продукцию и так далее.

Частные предприниматели имеют право распоряжаться деятельностью клеточки и её продуктами по своему усмотрению — продавать или передавать другим, закрывать, реорганизовывать. Продукция клеточек предназначается не самим участникам их, а каким-то другим лицам, то есть предназначается для сбыта за деньги (для продажи). Цель таких клеточек — использовать частную собственность и свой труд или также труд наёмных лиц, чтобы оправдать затраты и получить прибыль, которую можно использовать в качестве средств существования членов клеточек, для продолжения деятельности клеточек, для выплаты налогов и, возможно, увеличения клеточек. Частные предприниматели и их предприятия должны это делать в течение длительного времени и регулярно. И лишь постольку, поскольку для достижения этой цели необходимо давать другим людям возможность зарабатывать на жизнь и добиваться каких-то успехов, эти клеточки играют общественно полезную роль.

Капитализм

Западное общество с экономической точки зрения считается капиталистическим. Так это или нет? Ответ на вопрос зависит от определения понятий. А их десятки. С точки зрения одних определений западное общество будет оцениваться как капиталистическое, с точки зрения других — как некапиталистическое.

Но оставим в стороне терминологический разнобой и примем такие определения. Не всякий частный предприниматель есть капиталист. Капиталистом я буду называть частного предпринимателя, который за деньги приобретает средства труда, нанимает работников для их использования, организует производство вещей или услуг, сбывает их за деньги. Он это делает с таким расчетом, чтобы после покрытия всех расходов иметь прирост денег — прибыль. Причём он должен это делать в течение длительного времени и регулярно — это должно стать его постоянной работой. Короче говоря, капиталист есть человек (объединение людей), который живёт за счёт прибыли от организации какого-то дела путём покупки средств труда и найма рабочей силы. Источником его дохода является эксплуатация наёмного труда. И делает он это на свой страх и риск. Капиталом я буду называть сумму денег, используемую для приобретения прибыли. Капитализмом я буду называть совокупность явлений данного общества, которые касаются деятельности капиталистов и функционирования капиталов.

Общество является капиталистическим, если в его экономике доминирует капитализм. Капитализм не есть нечто раз и навсегда данное. В западном обществе произошли изменения, причём противоречивые с точки зрения судьбы капитализма. Различают период «старого» и «нового» капитализма. Я их различие вижу в следующем. «Старый» капитализм был по преимуществу множеством индивидуальных капиталов, вкрапленных в общество некапиталистическое по общему типу. Хотя капиталисты хозяйничали в обществе, последнее ещё не было тотально капиталистическим, поскольку степень вовлечённости населения в денежные отношения по законам капитала ещё не была всеобъемлющей.

Лишь в XX веке западное общество стало превращаться в тотально капиталистическое, то есть в западнистское. После Второй мировой войны отчётливо обнаружилась тенденция к превращению больших территорий и целых стран в объединения, функционирующие как огромные денежные системы и капиталы. Дело тут не в концентрации капиталов, хотя и это имело место, а в организации жизни большинства населения этих объединений таким образом, будто оно стало средством функционирования одного капитала. Новое качество в эволюции капитализма возникло по линии вовлечения масс населения в денежные операции по законам капитала, увеличения множества таких операций и усиления их роли в жизни людей. Этот процесс был связан с усилением роли государства в денежных операциях, с разрастанием денежного законодательства, с упорядочиванием и регламентированием отношений между работодателями и наёмными лицами, со структурированием предпринимательства, с ограничением конкуренции и свободы ценообразования, короче говоря — с социальной организацией и регулированием всей системы жизни общества по законам функционирования денег в качестве капитала. В результате этого процесса подавляющее большинство членов западного общества, имеющих какие-то источники дохода, оказалось соучастниками деятельности банков как капиталистов, предоставляя в их распоряжение свои деньги, то есть осуществляя основную часть денежных дел через банки. Сделав всех людей, получающих или имеющих какие-то деньги, в той или иной мере частичными капиталистами, не говоря уж об акционерах, западное общество стало тотально капиталистическим. Но это был лишь один аспект эволюции капитализма. По другой линии происходил процесс в некотором роде (с точки зрения нашей проблемы) противоположный.

Эволюция частного предпринимательства

В нашем веке, особенно после Второй мировой войны, произошли радикальные перемены в сфере частного предпринимательства. Назову основные из них. Подавляющее большинство частных предпринимателей начинает теперь дело не на свои деньги, а на деньги, взятые в банке в кредит, разумеется под проценты. Тем не менее, взяв деньги в кредит и начав дело, человек становится частным собственником. Становится формально, юридически. Фактическим собственником данного в кредит начального капитала является банк, причём тоже юридически. Взявший в кредит деньги предприниматель фактически выступает тут в роли служащего банка, который сам является частным предпринимателем. Таким образом, происходит разделение частных предпринимателей на две группы — кредиторов и должников. Они совместно затевают дело, деля прибыль между собой. Большинство мелких и даже средних предпринимателей становятся таковыми не из врождённого стремления к наживе (таковое не существует), а просто будучи вынужденными на это обстоятельствами. Для них это — способ заработать на жизнь, зачастую соответствующий их навыкам и профессиональной подготовке, но не менее часто — не требующий особого обучения. Обычно они еле сводят концы с концами. Главная их цель выплатить проценты за взятый кредит и сам кредит в банк, оставить себе и своей семье что-то на жизнь и поддерживать ход дела. Так что они в большинстве вынуждены довольствоваться минимальной прибылью. Да и то это далеко не всегда удаётся. Большой процент их разоряется довольно скоро.

Разорение одних и появление других — это нормальное явление в обществе частного предпринимательства. Некоторая часть добивается средней прибыли, позволяющей расширять дело, на что уходят годы каторжного труда. Ничтожное меньшинство ухитряется преуспеть. Их приводят в качестве пропагандистского примера достоинств частного предпринимательства. Какую роль здесь играет криминальный элемент, я не рассматриваю. Скажу лишь одно: роль огромную. Частное предпринимательство в рассматриваемом случае есть форма принуждения людей к труду, и к труду не такому уж лёгкому. Даже в тех случаях, когда дело процветает, частные предприниматели на этом уровне посвящают жизнь в основном работе. Обычно они работают больше своих наёмных работников. Этот вид труда связан с нервотрёпкой и с постоянной тревогой за будущее. Условия труда лиц соответствующих категорий в коммунистическом обществе (заведующих, директоров предприятий) неизмеримо легче. Вернёмся к банку, у которого наш предприниматель берёт деньги в кредит. Юридическим субъектом его может быть группа лиц (директоров, членов совета) во главе с избираемым ими президентом. Они все являются наёмными работниками. Ни один из них не является собственником капитала банка. Собственником или собственниками являются другие лица. Так что юридический субъект предприятия, не являющийся собственником его капитала, распоряжается чужой собственностью и при этом считается частным предпринимателем. И одновременно он является кредитором (то есть собственником!) по отношению к предпринимателю-должнику. Имеют место и другие варианты, которые выглядят нелепостью с точки зрения образцового частного предпринимателя-капиталиста. Но эти курьёзные на первый взгляд варианты имеют место в современной реальности западного мира.

Наиболее важным следствием усложнения и укрупнения предприятий концентрации капиталов и усложнения ситуации рынка явилось развитие класса управляющих и дифференциация функций предпринимателей на функции собственников и функции управляющих делом. В результате собственники утратили часть своей власти над делом, разделили её с несобственниками, а порою уступили её последним полностью. Большинство крупных фирм управляется не теми, кто ими владеет, а профессиональными менеджерами. Однако многие менеджеры являются собственниками значительной части своих фирм и имеют долю в других. Значительная доля в больших фирмах принадлежит другим крупным корпорациям, обычно — банкам, страховым обществам и другим финансовым организациям. Они контролируют соответствующие фирмы и их менеджеров. Образуется сеть руководства бизнесом, которая принимает решения не только внутри отдельных фирм, но и вне их — в других фирмах, поскольку корпорация владеет в них определённой долей. Лидеры различных корпораций сотрудничают друг с другом. Таким путём владельцы долей капиталов фирм контролируют менеджеров внутри фирм. Одним словом, складывается сложная, многомерная и многоступенчатая сеть отношений собственности и управления предприятиями. Таким образом, в современном западном обществе за частными предпринимателями сохраняются лишь два признака, определяющие их как особую социальную категорию: они суть юридические субъекты дела и ведут дело на свой страх и риск, не подчиняются в этой функции государству. С точки зрения характера юридических субъектов, предприятия экономики западнизма разделяются на две группы. К одной группе относятся предприятия, юридические субъекты которых суть индивидуальные лица, а ко второй — такие, юридические субъекты которых суть организации из многих лиц.

В обоих случаях юридические субъекты предприятий не являются капиталистами в смысле XIX и первой половины XX века. Таким образом, частное предпринимательство фактически перестало быть неразрывно связанным с отношением частной собственности и с персональными собственниками. Капиталист либо рассеялся в массе людей, каждый из которых по отдельности не есть капиталист, либо превратился в организацию наёмных лиц, либо стал подчинённым лицом денежного механизма. Понятия «капиталист» и «капитализм», с моей точки зрения, потеряли социологический смысл. С их помощью уже нельзя достаточно адекватно описать специфику и сущность западного общества. Мелкий акционер, предприниматель, имеющий кредит в банке и ведущий дела через банк, пенсионер, рентнер, владелец большой суммы денег, президент банка, менеджер с огромным окладом, рабочий, совершающий денежные операции через банк, и так далее — все это суть представители различных социальных категорий, хотя все они суть соучастники в деятельности одного огромного безликого капитала.

Отмечу, наконец, тот факт, что владельцы предприятий, начиная с некоторых размеров предприятий и степени их важности для общества, теряют право и возможность по своему произволу закрывать предприятия (например, аэродромы, железные дороги, почта, телефон). Предприятия меняют владельцев, но продолжают работать. Нужны особые условия и решения властей, чтобы закрыть их. Так что мелкие и средние предприятия, с одной стороны, и крупные и сверхкрупные, с другой стороны, различаются не только количественно, но и качественно. Начиная с некоторого уровня различие частных и государственных предприятий теряет социальный смысл. Кампании огосударствления (национализации) частных предприятий или, наоборот, приватизации государственных не меняют социальную сущность экономики. Они означают фактически лишь махинации с целью повысить эффективность предприятий, избежать или скрыть банкротство, произвести массовое увольнение работников.

В больших частных предприятиях складывается система управления, которая структурируется и функционирует по законам бюрократических систем, а не по законам экономики, — в экономике вообще для этого нет никаких социальных законов. Положение сотрудников в них аналогично положению в любых других системах того же рода. Тот факт, что предприятие частное, играет роль второстепенную.

Рынок

Установился идеологический штамп в изображении рынка, который с незначительными вариациями кочует из книги в книгу. Согласно этому штампу предприниматель на свою личную ответственность принимает решение, какие ценности производить, какие услуги предлагать и как именно все это делать. Он юридически свободен в своей предпринимательской деятельности. Потребитель, в свою очередь, свободен относительно своих доходов и выбора ценностей и услуг, предлагаемых предпринимателем. Предприниматель осуществляет свои планы в рамках свободной конкуренции, договоров, инвестиций и цен в соответствии со своими ожиданиями прибыли.

Рынок поставляет предпринимателю информацию о спросе и предложении и координирует их. Производители узнают от потребителей, что им производить и за какие цены продавать. Производители не зависят друг от друга. Они стремятся делать вещи и выполнять услуги как можно лучше и продавать как можно дешевле, чтобы привлечь потребителей. По выражению А. Смита, рыночные операции протекают так, как будто ими манипулирует «невидимая рука». Последняя есть сам рыночный механизм, а не государство. Задача государства — обеспечить рынку возможность выполнять его функции, не мешать ему работать, защищать от постороннего вмешательства.

Надо различать идеологический образ рыночной экономики и её реальность. Идеологический образ создаётся так. Из сложной среды реальной экономической жизни общества абстрагируются её отдельные черты. Они идеализируются и объединяются в некоторое целое. Затем дело представляется так, будто эти черты исчерпывают всю экономическую систему или, по крайней мере, являются главными в ней. Делается это для одурачивания простаков из незападных стран с целью внушить им, будто достаточно ликвидировать их «отсталую» экономическую систему и ввести на её место «передовую» рыночную экономику в том виде, как её изображает идеология и пропаганда, как в стране начнётся экономическое процветание. Что такое рынок в реальности? Западная экономика производит товары (вещи и услуги) для продажи за деньги. Совокупность продаж и покупок товаров и образует рынок. Не существует некий абстрактный рынок вообще. Существуют различные регионы, сферы, уровни, стадии развития рынка. Существуют и различные категории участников рынка и различные категории товаров. Одно дело — продажа предметов быта в мелких магазинах. И другое дело — продажа самолётов, кораблей, домов, земельных участков, больших партий оружия. Одно дело — малые предприниматели. И другое дело промышленные империи с десятками и сотнями тысяч сотрудников.

Рынок сложнейшая махина, и функционирует она не сама по себе, а как часть экономики общества и общества в целом. Функционирует изо дня в день, из года в год в океане разнообразных и взаимосвязанных отношений людей, событий и информации. В реальной жизни рынка можно заметить различные и даже взаимоисключающие явления — свободную конкуренцию и препятствование (я употребляю слово «привентация»), определение предложения товаров спросом и определение спроса предложением, снижение и повышение цен, точный расчёт и авантюристический риск, взлеты и банкротства, прибыли и убыток, свободное (стихийное) ценообразование и заранее рассчитанное намерение.

Реальная рыночная экономика западных стран — это переплетение всевозможных средств организации сложнейшего процесса и всевозможных способов управления ими. Только наивные люди могут верить, будто эта наиболее важная сфера жизни западного общества пущена на самотёк, предоставлена самой себе и какой-то мифической «невидимой руке». Я думаю, что если бы можно было измерить всю ту интеллектуальную, волевую, расчётную, планирующую и командную работу, которая делается в сфере рыночной экономики Запада, и сравнить её с соответствующей работой коммунистической командно-плановой системы, то мы были бы потрясены убожеством второй в сравнении с первой. Государство вмешивается в функционирование рынка в различных формах и по бесчисленным каналам — налоги, полиция, суды, законы, министерства, комиссии, советы, кредиты, субсидии, и так далее. И всё это воспринимается как нечто само собой разумеющееся. Достаточно проследить за средствами массовой информации хотя бы одну неделю, чтобы заметить то, что государство, партии, общественные организации и всякого рода комиссии занимаются систематическим вмешательством в работу рынка. Рынок постоянно находится под неусыпным оком общества и власти. И если он время от времени выходит из-под контроля и причиняет неприятности, то причины этого надо искать прежде всего в тех, кто его пытается контролировать.

Производительные силы общества

Производительными силами общества Маркс называет материальные средства производства и рабочую силу, которая их использует для производства вещей и услуг. Он утверждает также, что состояние производительных сил определяет тип «производственных отношений» (социальной организации общества). Я не могу с этим согласиться. Думаю, что в случае с западнизмом (и тем более с коммунизмом, как увидим далее) дело обстояло иначе.

Западнизм зародился с теми производительными силами, какие достались от прошлой истории. Он их развил и усовершенствовал. Но свои собственные, качественно новые производительные силы он развил лишь как результат своего расширения и усиления. И с точки зрения субординации различных феноменов в рамках развитого общества западного типа приоритет принадлежит социально-экономическим отношениям (в марксистской терминологии «производственным отношениям»), а не производительным силам. На описание производительных сил, с которыми западнизм начал свою историческую «карьеру», достаточно нескольких десятков страниц. На описание производительных сил современного западного общества нужны сотни томов. Прогресс в этом отношении поистине поразителен. Десятки тысяч различных профессий.

Число разного рода вещей, так или иначе используемых в производстве предметов потребления и услуг, вряд ли можно сосчитать. А с точки зрения сложности, совершенства и мощности современные средства производства превзошли всё то, что могла вообразить себе фантазия людей ещё недавнего прошлого. Этот баснословный прогресс принято ставить в заслугу капитализму. Это справедливо лишь отчасти. Точнее будет видеть основу его в западнизме, частью которого является капитализм. Прогресс средств производства сопровождался одновременным прогрессом рабочей силы. Последняя должна была быть в состоянии использовать эти средства производства и служить им, поддерживать их на должном уровне и усовершенствовать их. А это — образование и обучение миллионов людей в ряде поколений.

Рабочая сила должна быть адекватной средствам производства — это есть объективный закон производительных сил. Эта адекватность колеблется в более или менее широком диапазоне. Временами она нарушается, как это можно наблюдать в последнее время. Появляется множество книг и статей о том, что система образования и обучения переживает кризис, не отвечает требованиям современности. Появляются и публичные опасения насчёт человеческого материала, не удовлетворяющего требованиям все усложняющейся технологии и социальной организации.

Научно-технический комплекс

Формирование западнизма имело одним из условий и вместе с тем следствием формирование особого социального феномена, который я называю научно-техническим комплексом. В этот комплекс я включаю науку, технику, научно-техническое просвещение и образование, внедрение научных открытий и технических изобретений в производство.

В XIX веке научно-технический комплекс достиг неслыханного до того уровня развития и обнаружил свои социальные свойства. Начался процесс превращения творческого элемента производства по изобретению и усовершенствованию средств труда в самостоятельную сферу разделения труда, в профессиональную деятельность особой категории людей. Этот процесс стал возможен и дал поразительные результаты благодаря тому, что Запад сам породил достаточно большое число людей с высокими творческими и интеллектуальными способностями, а также благодаря тому, что Запад сумел привлечь для этого выдающиеся умы и таланты из других стран и народов.

В XX веке, особенно в период после Второй мировой войны, научно-технический комплекс превратился в фактор социальный. По той роли, какую он стал играть в экономике западных стран, в деятельности государства (в особенности в вооружении армий) и в повседневной жизни граждан, а также по числу занятых в нём людей, по их профессиональной подготовке, по их творческим и интеллектуальным качествам и по их месту в социальной структуре населения он стал самостоятельной сферой жизни общества, вполне сопоставимой с прочими основными сферами — бизнесом, политикой, правовыми отношениями, средствами массовой информации. Высшие круги этого комплекса входят в высшие, привилегированные слои общества и в правящий его класс наряду с лидерами политики и бизнеса. В годы после Первой мировой войны роль научно-технического комплекса стала настолько огромной, что на Западе в двадцатые годы нашего века возникло особое социологическое учение — технократическое. Основная идея этого учения — установление политической власти технических специалистов, которые должны управлять обществом не на основе частных интересов каких-то общественных групп (классов, слоев), а на основе научно-технических знаний и в интересах всего общества.

В годы после Второй мировой войны технократическое направление западной общественной мысли ещё более усилилось, получив мощнейшую основу в виде научных открытий и технических изобретений, о каких даже думать не смели самые отважные исследователи, изобретатели и фантазеры ещё недавнего прошлого. Но из этого никак не следует, что научно-технический комплекс может занять место деловой (экономической в том числе) и государственной сфер общества. Всему своё место. Бизнес и управление обществом имеют свои специфические правила и требуют профессиональной подготовки людей, которая существенно отличается от профессии математиков, инженеров, программистов, экономистов и других представителей научно-технического комплекса.

Деловые, социальные, экономические и политические проблемы не являются проблемами чисто академическими, для решения которых нужен лишь «математический» интеллект, то есть интеллект, ищущий научную истину и оптимальное техническое решение. Это — прежде всего и главным образом проблемы ситуаций, в которых сталкиваются различные и часто (если не чаще) несовместимые интересы людей, групп людей, предприятий, классов, слоев, больших человеческих объединений и даже целых стран. В этих ситуациях идёт борьба, считающаяся прежде всего с силами участников их, а не с интересами научно-технических задач, как таковых. Научно-технические знания в таких ситуациях используются в их специфической роли, то есть как подсобные средства, а не в качестве инструкций поведения для конфликтующих или кооперирующихся сил. Представители научно-технического комплекса участвуют в таких ситуациях в качестве советников, а не ответственных лиц. Если же они попадают в число последних, они действуют всё равно по особым правилам поведения деловой или политической сферы, лишь принимая во внимание то, что им известно в качестве выходцев из научно-технического комплекса.

Государственный и частный секторы

В экономике современных западных стран существуют предприятия, которые являются государственными («общественными»). В их число попадают предприятия в силу причин неэкономического характера, а также предприятия, которые важны для государства и общества, но не могут выжить в качестве частных в силу нерентабельности и неконкурентоспособности. Главное социальное отличие государственных предприятий от частных состоит в том, что они имеют государственные дотации, благодаря которым они могут существовать, даже будучи нерентабельными. Работники их нанимаются, как правило, на постоянную работу, уволить их без достаточно серьёзных оснований невозможно. Так что эти предприятия суть своего рода «оазисы» коммунизма в капитализме. Приватизация государственных предприятий означает изменение их социального статуса, благодаря чему становится безнаказанное (законное) массовое увольнение работников и реорганизация предприятия с целью превращения его в рентабельное. Государство от этого имеет деньги на свои нужды. А расплачиваться приходится людям, которые строили жизнь с расчётом на постоянную работу по профессии.

Денежный тоталитаризм

Я рассмотрел экономику западнизма с точки зрения её содержания. Перейду к рассмотрению её со стороны формы. Это разделение формы и содержания не является абсолютным. В процессе эволюции тут происходят такие изменения, что они меняются местами в их проявлениях. Тем не менее в исходном пункте необходимо фиксировать их принципиальное различие. Деньги являются одним из величайших изобретений человечества, сопоставимым по своей важности с изобретением языка. Они являются также и великим источником несчастий.

Но в истории человечества не было ничего значительного, что принесло бы только одно добро, и никогда не будет. Даже изобретение языка не было абсолютным благом. Язык был, есть и будет одним из мощнейших орудий зла. Возникли деньги задолго до капитализма и Запада. Возникли они как знаки ценности вещей и услуг и как количественная мера (как средство измерения) ценности, то есть как знаки величин ценностей. Они стали средством обмена и торговли, средством накопления ценностей (богатств), средством осуществления различного рода отношений между людьми, включая брачные, семейные, деловые, политические отношения и действия. Их роль расширялась, упрочивалась и разнообразилась, охватывая все сферы жизни людей. Это послужило одним из важных условий формирования феномена Запада. А с победой западнизма создались ничем не сдерживаемые условия для того, что я называю денежным тоталитаризмом. Из формы (средства) социальных отношений людей деньги превратились в самодовлеющую сущность, сделав людей средством для своего бытия. Испокон веков деньги выполняли функции знака и меры ценностей. Затем к этим функциям присоединилась функция капитала.

В современном западном обществе, особенно после Второй мировой войны, в полную силу развилась ещё одна их функция — деньги стали универсальным и всеобъемлющим средством измерения, учёта и расчёта деятельности людей, учреждений и предприятий, средством управления экономикой и другими сферами общественной жизни, средством управления людьми и контроля над их общественным поведением. В экономической и социологической литературе иногда роль денежной системы сравнивают с ролью кровеносной системы живых организмов. К этому с полным правом можно добавить то, что денежная система выполняет значительную часть и функций нервной системы организма. Деньги стали (подчёркиваю, стали теперь, а не были такими изначально!) главным регулятором всей основной жизнедеятельности людей западного общества, основным побудительным мотивом, целью, страстью, заботой, контролёром, надсмотрщиком, короче говоря — их идолом и богом. Западные люди одержимы деньгами вовсе не потому, что они морально испорчены (в моральном отношении они не хуже людей обществ иного типа), а потому, что деньги стали абсолютно необходимым условием, средством и формой их жизнедеятельности.

В деньгах концентрируется и символизируется вся суть жизни людей в этом обществе. Это есть та реальная социальная атмосфера, которой они дышат, социальная пища, которой они питаются, социальная среда, в которой они движутся в поисках средств существования. Деньги для западного человека — это возможность иметь всё то, что необходимо для жизни, и иметь то, что сверх необходимого. Это — возможность иметь комфорт, образование, культуру, здоровье, удовольствия. Это — уверенность в завтрашнем дне, уверенность в будущем детей. Кто бы ни был западный человек, он так или иначе, прямо или косвенно, сам или через других людей вынужден быть участником, объектом и субъектом денежного тоталитаризма. По вещной форме деньги обычно разделяют на такие категории:

  1. Товарные деньги, имеющие ценность как вещи, то есть сами по себе.
  2. Бумажные денежные знаки и монеты.
  3. Ценные бумаги, чеки, кредитные карты, юридические денежные документы.

Я называю собственно деньгами только указанные во втором пункте денежные знаки, выпускаемые специальными банками и охраняемые государством, — государственные денежные знаки. Так называемые «товарные деньги» начинают играть роль денег в экстремальных ситуациях. В нормальных условиях они суть вещные ценности, оцениваемые в государственных деньгах и в принципе обмениваемые на них. Указанные в третьем пункте бумаги суть (по моей терминологии) знаки денег или метаденьги. Они предполагают в основе государственные деньги и возможность иметь с их помощью денежные знаки. Так что деньги, без которых немыслим капитал и капитализм, суть фактор государственности, то есть суть явление не только в деловом аспекте общества, но и в коммунальном.

Условные деньги

Лишь государственные деньги являются тем универсальным и всеобъемлющим инструментом общества, о котором говорилось выше. В этой форме они становятся основой для высшей стадии эволюции денежной системы — для системы условных денег, то есть для учёта, расчёта и регулирования деятельности и отношений людей в числах, обозначающих величины денег, но без участия реальных денежных знаков. Люди получают заработную плату, осуществляют покупки, оплачивают бытовые услуги, платят налоги, получают кредиты, короче говоря, осуществляют бесчисленные денежные операции, не прикасаясь руками к деньгам. И все те, кто вовлечён в эти дела, по большей части тоже не прикасаются к этим деньгам. Производятся банковские расчёты в неких потенциальных деньгах, происходит передвижение воображаемых денег путём манипуляций с числами на бумагах, относящихся к определённым людям, учреждениям, организациям и предприятиям.

Как рядовые граждане, так и предприятия во многих случаях должны расплачиваться наличными. Но это в основном мелкие операции. Операции с участием значительных сумм денег и в этих случаях совершаются посредством чеков и кредитных карт (пластиковых денег), которые делают эти операции безналичными. Огромные денежные суммы циркулируют в сфере преступности и в незаконных операциях в общем и целом непреступных граждан. Но это не умаляет доминирующую роль условных денег. Условные деньги не сводятся к реальным. Они суть новое качество в социальных отношениях людей. Величина условных денег, циркулирующих в обществе, во много десятков раз превосходит величину реальных денег, которых было бы достаточно для нормальной жизни общества, если бы условных денег не было. Но общество уже не может жить без последних. Уровень условных денег как всеобъемлющих и доминирующих стал возможен благодаря развитию определённой тонкой технологии и компьютерам. Практические удобства их несомненны. Но власть денег над людьми от этого не ослабла, а усилилась. Она приняла ещё более принудительные формы, неимоверно расширив при этом круг подвластных.

Практически почти все занятые (имеющие работу) люди оказались подданными тоталитарного денежного режима. Ослабить власть этого режима можно только одним путём, а именно усилением своей деловой активности, стремлением любыми средствами увеличить свой счёт в банке или хотя бы свести концы с концами. Банк, хотя в нём и работают люди, имеет дело с обезличенными числами. Он беспощаден. Власть денежного тоталитаризма вынуждает людей на более интенсивную жизнедеятельность, а все общество — на более интенсивный обмен веществ, какого не знали и не знают общества иного типа. Уйти полностью из-под власти этого режима можно только такими путями: быть от рождения или стать очень богатым человеком, самому войти в касту диктаторов, довольствоваться каким-то постоянным источником дохода, уйти в сферу преступности или опуститься на уровень полной нищеты. Условные деньги (безналичный денежный расчет) не имеют ничего общего с коммунистической идеей исчезновения денег в некоем будущем обществе всеобщего изобилия.

Согласно коммунистическому идеалу надобность в деньгах отпадёт, поскольку все потребности людей будут удовлетворяться. Утопичность этой идеи очевидна, и нет надобности её критиковать. По изобилию материальных богатств современное западное общество превосходит всё то, что могли себе вообразить коммунисты прошлого. Но роль денег от этого не уменьшилась, а, наоборот, всемерно возросла, подобно тому, как не отмерло, а усилилось государство в коммунистическом обществе, хотя отношения частной собственности были почти полностью ликвидированы.

Высшим результатом развития денег явилось то, что они стали исчезать из повседневной жизни людей как телесные феномены. Но при этом они сохранили и усилили своё значение в бестелесных расчётах денежных учреждений. Они скрылись в оболочке денежного механизма. Они спрятались за кулисы повседневного жизненного спектакля, сохранив за собой функцию режиссёра этого спектакля. Нет надобности доказывать то, каких космических величин достигает объём денежных операций в современном многомиллионном западном обществе. И было бы удивительно, если бы в этом обществе денежного тоталитаризма не сложился механизм, осуществляющий и охраняющий этот тоталитаризм. Он сложился, достиг огромных размеров и стал одной из наиболее важных опор общества. Описание его можно найти в бесчисленных социологических, юридических и экономических сочинениях, в учебных пособиях, в справочниках, в описаниях стран.

Государство и денежный механизм

Мы уже говорили о взаимоотношении государства и экономики. К сказанному добавим ещё следующее. Капитализм не смог бы занять прочное место в мире без покровительства и защиты со стороны государственной власти. Последней самой нужно было, чтобы частное предпринимательство расширялось и укреплялось. Она стремилась установить прочную финансовую систему, урегулировать налоги, ввести правовые нормы, определяющие правила частного предпринимательства. Эта деятельность власти в самой большой степени подготовила буржуазные революции.

В результате революций произошли структурные изменения власти и смена лиц, но государство с его функциями осталось. Оно увеличилось в размерах и приспособилось к новым условиям своего собственного (а не в качестве слуги!) существования. Оно укрепилось в своей роли наиболее важного элемента денежного механизма. Функция охраны денежной системы испокон веков принадлежала государству. Государства западных стран не являются в этом отношении оригинальными. Новым здесь являются масштабы денежной системы и место государства в ней. Функции государства в отношении денежной системы общеизвестны. Первая из них — выпуск денежных знаков и контроль над обращением денежных средств. Эту функцию исполняет центральный банк (Германия) или несколько законодательно ограниченных банков (Англия), среди которых один может быть главным (США). Эти банки считаются независимыми от государства. Но независимость эта ограничена. Центральный банк не может быть независимым от государства, ибо он сам есть часть государства. Я думаю, что в системе разделения властей западнистского государства к трём традиционным его частям — к законодательной, исполнительной и судебной властям — следует добавить четвёртую — денежную.

Государство устанавливает свод законов, регулирующих все действия и отношения людей, предприятий и учреждений, так или иначе облачённые в денежную форму. Государственные учреждения следят за исполнением законов и принимают карательные меры в отношении нарушителей их. Государство проводит определённую финансовую политику, принимая меры для обеспечения экономики деньгами и кредитами, регулирует массу денег. Государство устанавливает определённую систему налогов. Особые государственные службы следят за соблюдением налогового режима. Благодаря налогам государство становится обладателем огромных денежных сумм — самым крупным владельцем денег в стране. И государственные траты денег превосходят все прочие. Множество людей, так или иначе занятых в налоговой сфере, разнообразно по специализации и по социальному положению, не говоря уж об имущественных различиях. Несмотря на эти различия, однако, эти люди функционируют в сфере государственности, управляющей экономикой.

В западном обществе деньги в принципе должны приобретаться легально, то есть в соответствии с юридическими нормами (законами), и должны пройти через государственный финансовый контроль, проверяющий их законность и взимающий с них налоги. Так что граф Монте-Кристо в современном западном обществе вроде бы невозможен. Однако принцип легальности денег постоянно нарушается. Мне не попадались обобщающие и суммарные данные на этот счёт. Да они и невозможны в силу характера самого феномена. Но по тем сведениям, какие появляются в средствах массовой информации, можно судить, что сфера нелегального функционирования денег огромна. Практически можно истратить любые деньги, неподконтрольные государству. Существуют банки, в которых люди, раздобывшие большие деньги и желающие скрыть их, могут завести секретные счета. «Отмывание» незаконно нажитых денег и срастание преступного бизнеса с законным стало обычным явлением. Более того, современная западная экономика вряд ли могла бы вообще существовать, если бы она целиком и полностью была заключена в рамки законности.

Идеосфера западничества

На Западе до недавнего времени было широко распространено убеждение, будто в западных странах наступила эпоха затухания социальных конфликтов и общенационального согласия интересов. Идеологии, выражавшие частные интересы групп, слоёв и классов, потеряли значение. Их место стала занимать наука. Эпоха идеологий прошла, и наступила эпоха деидеологизации общества или постидеологическая эпоха. При этом убеждении следует обратить внимание на следующее. Имеются в виду частные идеологии, выражающие интересы отдельных групп, слоёв и классов. Идеологии связываются с социальными конфликтами. Эти конфликты считаются исчезающими. Считается, что эпоха идеологий вообще прошла. Частные идеологии отождествляются с идеологией вообще. На всё это можно возразить, имея достаточные и очевидные основания. Затухание социальных конфликтов есть явление временное. Одни затухают, другие вспыхивают.

Группы, слои и классы с различными интересами не исчезают полностью, одни исчезают, другие появляются. Крах и исчезновение одних частных идеологий не есть исчезновение таких идеологий вообще. На месте одних появляются новые. Фашистская и марксистская идеологии потерпели поражение. Но появились новые, например пацифистская, феминистская, гомосексуалистская и другие. Да и старые ещё не добиты совсем. Но главное даже не в этом. Надо различать менталитетный аспект общества и особую сферу, функцией которой является формирование сознания людей и манипулирование ими путём воздействия на их сознание. Я эту сферу общества называю идеологической сферой, или, короче, идеосферой. В менталитетном аспекте можно наблюдать различные частные идеологии. Но далеко не все они попадают в идеосферу. Последняя есть компонент социальной организации общества наряду с государством и экономикой.

Никакое общество не может существовать без идеосферы. В западных странах она тоже существует, причём более мощная, чем в коммунистических странах. Во всех встречавшихся мне работах, в которых в какой-то мере речь шла об идеологии, под идеологией имелись в виду лишь какие-то идеи и учения. Но это — лишь часть сложного комплекса явлений, который я называю идеологической сферой, или идеосферой, общества Эта сфера состоит из следующих двух основных компонентов. Первый из них образует определённая совокупность представлений, понятий, суждений, идей, учений, концепций, убеждений, мнений людей обо всём том, что в данных условиях и в данной человеческой общности считается важным для осознания человеком самого себя и своего природного и социального окружения Я называю этот элемент идеологической сферы идеологией. Второй элемент идеологической сферы образует совокупность людей, организаций, учреждений, предприятий и используемых ими средств, так или иначе связанных с разработкой идеологии (можно сказать, с производством идеологических товаров и услуг), с её распространением и доведением её до потребителя, то есть до отдельных членов общества и их объединений. Я называю его идеологическим механизмом.

Идеология западнизма

Идеология западнизма есть идеология общества как целого. Употребляя выражение «западная (или западнистская) идеология», я имею в виду общие черты идеологии западных обществ, скажем идеологии западнизма. На Западе доминирует убеждение, будто такая идеология не существует. При этом представляют себе идеологию в таком виде, какой она приняла в коммунистических странах, особенно в Советском Союзе, то есть в виде единого идеологического учения, которое навязывается населению как нечто обязательное, слой единого и централизованного идеологического аппарата, являющегося частью государственного аппарата. Но отсутствие в стране единой государственной идеологии и государственного идеологического аппарата ещё не означает отсутствия в этой стране всякой идеологии и всяких средств идеологической обработки населения. Если сравнить ту сферу общества, которая в коммунистических странах была подвержена деятельности идеологического аппарата и влиянию государственной идеологической концепции, с аналогичной сферой жизни людей западных стран, то без особого труда можно заметить, что в западных странах и без упомянутых средств идеологии достигается аналогичный результат, причём гораздо эффективнее, на мой взгляд, чем в коммунистических странах. Если употребить слово «оболванивание», обычно применявшееся на Западе к коммунистическим странам, то можно констатировать как факт, что система идеологического «оболванивания» в западных странах является неизмеримо более мощной, чем та, какая была в Советском Союзе в сталинские и даже брежневские годы.

Идеология западнизма (западная идеология) складывалась веками, естественно-историческим путём, в общем процессе духовного и культурного развития народов Запада, а не навязана кем-то сверху как нечто готовое. Будучи сама естественным элементом западнизма, она сложилась по общим законам западнизма и как адекватное ему социальное образование. Адекватное не в том смысле, в каком научные знания считаются адекватными изучаемым объектам (истинными), а в том смысле, что она отвечала условиям своего общества, его культуре, его человеческому материалу, его потребностям. Идеология западнизма создавалась усилиями огромного числа философов, экономистов, социологов, политологов, писателей, политических и общественных деятелей, учёных. Среди создателей её были такие выдающиеся личности, как Ф. Бэкон, Локк, Гоббс, Смит, Милль, Монтескьё, Руссо, Гельвеций, Дидро, Вольтер, Гольбах, Кант, Гегель и многие другие, имена которых навечно остались в памяти человечества. XIX век вообще можно назвать идеологическим ураганом. А в XX веке сложилась идеологическая среда, в которой стали принимать участие десятки и сотни тысяч специалистов всякого рода.

Идеология западнизма складывалась по самым различным линиям и на различных уровнях как определённая форма понимания мира, человека, познания, общества вообще и нового общественного устройства — как форма самосознания нового общества. Одновременно она складывалась и как организация общественного сознания, и как стандартизация сознания людей, и как совокупность средств ориентации в новой социальной среде и приспособления к ней, и как система самозащиты общества от разрушающих его и противодействующих ему сил. Подобно тому, как западнизм в целом стал основой и остовом западного общества, его идеологическая сфера стала выполнять эту роль для всей сферы общественного сознания западных народов.

В создании идеологии западнизма использовались все лучшие достижения западноевропейской культуры. Основоположники идеологии западнизма не подозревали того, что они выполняли «социальный заказ», а именно создавали основы для системы обработки и стандартизации сознания людей, создавали своего рода «духовные» координаты для ориентации людей в сложном окружении и потоке событий, создавали систему ограничителей и критериев оценки поведения людей. Продолжателям их дела в развитом западном обществе эта сфера стала представляться уже как нечто само собой разумеющееся. Конечно, были и сохраняются в какой-то мере сейчас национальные различия в идеологии западнизма. Но она сложилась как явление общезападное. Пожалуй, в области идеологии западное единство начало складываться как единство западнистское раньше, чем в экономической и политической сферах. Как в историческом процессе формирования, так и в современном состоянии идеология западнизма не была и не является феноменом, отделённым от науки, литературы, живописи, журналистики и даже от религии. Она растворена, рассеяна во всём и вообще не воспринимается как идеология.

Подавляющее большинство западных людей не знает, что такое идеология. В коммунистических странах, наоборот, даже школьники знали, что такое идеология. Идеология чётко отличалась от прочих явлений культуры, не растворялась в них. Она была заметна, бросалась в глаза, порой вызывала раздражение и насмешки. Она вообще выглядела как нечто чужеродное и ненужное, хотя на самом деле её организующая и воспитательная роль была огромна. На Западе нет единой государственной (официально признанной) идеологии в форме целостного учения, как это было в Советском Союзе до недавнего времени. Тут нет книги, о которой можно было бы сказать, что в ней изложены по крайней мере основы идеологии западнизма. Последняя настолько разбросана, можно сказать, растворена в неидеологических явлениях, что её как будто бы нет совсем. Можно заметить её отдельные проявления и кусочки, и нет чего-то более или менее систематизированного и локализованного в откровенно идеологических текстах.

Идеология западнизма изложена в бесчисленных монографиях солидных учёных, в учебных пособиях для школьников и студентов, в популярных книгах и статьях для широкого круга читателей, в лекциях по телевидению, в газетных и журнальных статьях. Всё то, что называют общественными науками, так или иначе содержит идеологию в больших дозах. Идеология западнизма является плюралистической в том смысле, что состоит из множества различных идей, учений, концепций, направлений мысли. Её части невозможно механически объединить в единое логическое целое. Эти части зачастую противоречат друг другу, враждуют между собой. Тем не менее этот плюрализм можно рассматривать как разделение труда в рамках некоторого единства и как выражение индивидуальных различий авторов текстов. Во всяком случае, мы говорим об экономике Запада как о чём-то едином, хотя прекрасно знаем об ожесточённой борьбе между её частями. Мы говорим о политической системе западных стран, зная о борьбе партий и фракций внутри партий. Так почему нельзя в том же смысле говорить о западной идеологии, если даже она кишит внутренней враждой? Идеологический плюрализм создаёт иллюзию идеологической свободы и свободы от идеологии вообще. Но в реальности это есть лишь свобода выбора идеологической клетки из многих таких клеток, заполняющих все социальные пространства общества, и свобода переходить из одной клетки в другую.

Идеологический плюрализм соответствует обществу демократическому. Он есть тут элемент гражданской демократии. Для общества недемократического характерен идеологический монизм и идеологическая нетерпимость. Кроме того, западное общество настолько богато и разнообразно с точки зрения «духовных» потребностей, что одно идеологическое учение не может их удовлетворить. Идеологический монизм в значительной мере связан с относительной бедностью общества в смысле «духовных» потребностей. В идеологии западнизма можно выделить три уровня — элитарный, пропагандистски-просветительский и житейский. Первый уровень образуют сочинения, претендующие на научность, внеидеологичность, творчество. Тут действительно делаются и научные открытия — идеология питается соками науки. Идеология тут облекается в форму высокого профессионализма. Профессиональный уровень в отношении отдельных проблем, конкретных деталей, эрудированности и формального аппарата тут довольно высок. Но он уживается с банальностью выводов, с игнорированием объективных законов социального бытия, с предрассудками и предвзятыми установками.

Второй уровень образует множество книг, статей, лекций и докладов широкого круга специалистов, занятых обучением студентов, выступлениями на конференциях, популяризацией и пропагандой идей, журналистикой. И третий уровень образуют средства человеческой деятельности, которые так или иначе могут быть носителями идеологии, — фильмы, романы, телевизионные передачи, школьные уроки, повседневная пропаганда и даже реклама. Различия этих уровней настолько значительны на первый взгляд, что идеологи высшего уровня никогда не признаются в том, что они делают общее дело совместно с идеологами низшего уровня. Тем не менее они делают общее дело. Тут имеет место разделение труда в интересах выполнения разнообразных функций идеологической сферы. Одно дело — выработать рафинированную идеологическую идею с учётом состояния науки, общественного сознания, политической и экономической ситуации, и другое дело вдалбливать эту идею в головы обывателей, по необходимости придавая ей примитивный вид. Такое «вертикальное» разделение функций имело место и в идеологии Советского Союза. Аристократы её, которым было дозволено быть запанибрата с западными коллегами по профессии, с презрением относились к рядовым пропагандистам, поносившим последними словами западных коллег советских идеологических аристократов. Однако рядовые пропагандисты лишь обнажали суть того, что сочиняли аристократы марксизма-ленинизма.

Как о коммунистической идеологии нельзя судить лишь по сочинениям Маркса, Энгельса, Плеханова, Ленина и других видных теоретиков марксизма, а нужно опуститься на уровень, на котором идеология поступает к массовому потребителю, так в анализе идеологии западнизма нужно принимать во внимание не только элитарный, но и примитивный потребительский уровень. Идеология западнизма для всех одна. Если бы можно было извлечь её из связи с другими явлениями, в которые она погружена, обнаружилось бы, что она с интеллектуальной точки зрения примитивна на всех уровнях. Различаются, строго говоря, не уровни в ней, как таковой, а уровни общих контекстов, в которых она вырабатывается, сохраняется и распределяется. Непримитивны и даже нарочито усложнены эти их контексты. Пилюли идеологии сами по себе не настолько приятны, чтобы люди стали их глотать добровольно и с удовольствием. Они подслащиваются более приятными «веществами» и растворяются в них, чтобы люди могли поглощать их, даже не замечая того. Идеологическая обработка населения западных стран вообще построена не как принудительная обязанность и дополнительная нагрузка, а как развлечение и полезная для потребителей идеологии деятельность.

Идеология западнизма не является идеологией какой-либо социальной группы, партии, слоя или класса. Она есть идеология внегрупповая, внеклассовая, всеобщая. Это не значит, что её принимают все граждане, все группы, все классы. Это не значит, будто она объединяет все категории и группы граждан, будто она выражает их общие интересы, будто она является идеологией «классового примирения». Это не значит, что она входит во все идеологические концепции и частные идеологические феномены, существующие на Западе. Это означает, что ни один класс, ни один слой, ни одна партия и ни одна социальная группа не заявляет о ней как о своей идеологии. Она возникает, сохраняется и распространяется как особый и самостоятельный элемент общественного устройства. Её положение в этом отношении сходно с положением государства. Она сохраняет этот статус, если даже отвергается какими-то людьми или группами людей, подвергается критике в каких-то её проявлениях. Она живёт, поскольку она есть сфера жизнедеятельности большого числа людей, занимающих стабильные позиции в обществе, имеющих влияние и сбыт своей продукции, способных отстоять своё положение. В поле влияния идеологии находятся так или иначе все граждане общества, включая и враждебно настроенных. Раз люди читают книги, газеты и журналы, раз они обучаются в школах и университетах, раз они смотрят фильмы, телевидение и рекламу, раз они слушают своих политиков и общественных деятелей, раз они участвуют в каких-то общественных действиях, они вольно или невольно впитывают в себя идеологию западнизма, подвергаются идеологической обработке («оболваниванию»). И тем самым они поддерживают идеологию. Потребляя продукцию идеологии, они дают ей возможность существовать — они тем самым питают идеологию. Они просто не могут от неё избавиться, если бы даже захотели.

Идеология западнизма в этом смысле есть дело всего общества, всех групп, слоев, классов. Должен заметить, что и в этом отношении идеология западнизма не является исключением. Советская государственная идеология с самого начала заявила о себе как об идеологии всех «трудящихся», всего общества. В ней не было особых идеологий для рабочих, крестьян и служащих. Насмехаясь над коммунистическими идеями дружественных классов и бесклассового общества, идеологи западнизма сами проповедуют идеи классового примирения и единства интересов различных классов. Это — одна из задач идеосферы общества. Неклассовая идеология западнизма, как я уже заметил, не предполагает, что с ней все согласны и все принимают её. Она имеет противников. Многие безразличны к ней и вообще понятия не имеют о том, что таковая существует. Тем не менее она господствует над сознанием людей. Ей пропитана вся атмосфера, которою дышит сознание людей. Избежать её власти просто невозможно, живя в западном обществе. Оказывая влияние и на враждебные ей умонастроения, она борется против них не менее ожесточённо, чем религиозные учения прошлого с ересями. Идеология западнизма возникла в рамках феодального общества как мечта о наилучшем общественном устройстве, якобы соответствующем естественной природе человека, его неким прирождённым потребностям и правам. Когда западнизм начал завоевывать доминирующее положение в обществе, обнаружилось, что он несёт с собой не только благо, но и зло. Возникла потребность в защите достигнутого и в исправлении недостатков потребность в апологетике западнизма. И функцию апологетики взяла на себя идеологическая сфера. Апологетика общественного строя не есть нечто сугубо негативное, достойное морального осуждения. Это есть вполне естественное средство самосохранения общества, подобное с этой точки зрения правовым нормам, судам, полиции, армии, бюрократии. Но надо признать, что на 

Западе вплоть до середины XX века доминировало не апологетическое, а критическое отношение к западнизму. Преобладали социалистические и даже коммунистические идеи, провозглашавшие порочность капитализма Такое идейное состояние западного общества объясняется множеством причин. Среди них следует упомянуть то, что западная демократия сама создавала условия, благоприятные для процветания критических и даже антизападнистских умонастроений. Кроме того, западнизм ещё только начинал свою победоносную историю и был уверен в себе. Когда угрозы его существованию стали (начиная с 1917 года) реальными, апологетика западнизма стала первостепенной задачей его идеологии и пропаганды. К началу девяностых годов стало очевидно, что Запад одержал победу над мировым коммунизмом. Апологетика западнизма получила новые основания радость победы и надежду на будущее. На Западе поднялся буквально ураган восхваления всего западного и очернения всего коммунистического. Ещё никогда в прошлом апологетика западнизма не достигала таких гипертрофированных размеров и циничной откровенности. Нашлись мыслители, объявившие капитализм и демократию, особенно в их американском варианте, конечной целью всей истории человечества. Причём эту цель они объявили достигнутой, объявили это завершением, а кое-кто даже концом истории человечества. Средства массовой информации превозносили эту пропагандистскую чепуху как вершину человеческого разума. А ведь ещё совсем недавно коммунистическая идеология объявляла коммунистическое общество конечной целью и вершиной прогресса, и это служило предметом насмешек на Западе.

Теперь западнизм перенял претензии поверженного противника. Нелепо осуждать идеологию за то, что она даёт претенциозное и извращённое отражение реальности, ибо она лишь выполняет свои обязанности. Она не добилась бы успехов в борьбе против коммунизма, если бы акцентировала внимание на таких достижениях коммунизма, как ликвидация безработицы и нищеты, удовлетворение минимальных потребностей всех граждан, всеобщее бесплатное образование и медицинское обслуживание и так далее, а при описании западного образа жизни раздувала бы его негативные черты. Западная советология целиком и полностью стояла на позициях тенденциозно-негативного подхода к коммунизму и тенденциозно-позитивного подхода к западному обществу. Именно благодаря этому она стала эффективным оружием Запада в «Холодной войне» против Советского Союза и вообще мирового коммунизма. Если бы вместо этого Запад взял на вооружение строгую науку о коммунистическом и о западном обществе, он такого успеха не добился бы.

Апологетика западнизма нуждалась в образе врага, который представлял бы опасность для западного общества и в сравнении с которым последнее выглядело бы как нечто подобное земному раю, во всяком случае — как лучшее из всех возможных общественных устройств. И история сделала такой «подарок» идеологии западнизма: в 1917 году на свет появилось реальное коммунистическое общественное устройство в России. С тех пор антикоммунизм стал превращаться в существенный элемент идеологии западнизма.

Система ценностей

Ценности, которые восхваляет и пропагандирует западная идеология, общеизвестны. Это — богатство, власть, слава, мастерство, собственность, комфорт, благополучие, сила, здоровье, удовольствие предпринимательство, свободы, права и так далее. Оргия прославления их достигла апогея в конце «Холодной войны», когда стали прославлять всё то, что в течение многих веков считалось пороками и наихудшими проявлениями свойств человеческой натуры. Я не считаю это отклонением от норм западнизма Наоборот, именно в этой оргии дали знать о себе нормы западнизма, долго сдерживавшиеся и маскировавшиеся вследствие ряда исторических обстоятельств. В течение более ста лет велась ожесточённая критика ценностей западнизма как пороков капитализма, так что вера в эти ценности была расшатана ещё до того, как она успела укрепиться.

Думаю, что негативный опыт национал-социализма, фашизма и коммунизма способствовал тому, что западные люди начали осознавать и ценить те ценности, какие порождал их социальный строй. Но этот процесс не был стихийным. Его организовали и возглавили профессиональные идеологи. Именно идеология вычленила специфические ценности западного общества и установила, что эти ценности суть результат капитализма и демократии. Подобно тому, как в деловой сфере символическая и производная экономика берёт верх над реальной и основной, в сфере ценностей символические и производные ценности приобретают доминирующее значение. Это имеет следствием извращение всей системы критериев оценки человеческой деятельности. Актеры, играющие роли выдающихся исторических личностей, становятся более известными и популярными, чем сами исторические личности. Исполнители чужих музыкальных произведений становятся известнее их сочинителей и зарабатывают больше, чем последние. Танцоры, боксеры, теннисисты, певцы и прочие развлекатели оттесняют далеко на задний план выдающихся учёных и изобретателей. Парламентские процедуры по поводу законов становятся главнее самих законов. Ураганы в масс-медиа затмевают своими масштабами реальные события, послужившие поводом для них.

Короче говоря, вторичные социальные явления начинают восприниматься людьми как более важные, чем те, на основе которых они возникли в качестве подсобных средств, а относящиеся к ним ценности начинают навязываться в качестве ценностей более высокого уровня, чем ценности фундаментальные. В самом жалком положении оказываются те, кто создаёт эти самые фундаментальные ценности, а в самом выгодном — те, кто наслаждается жизнью за их счёт. Это старо как мир. От этой «несправедливости» законов социального бытия нет избавления. Каждому — свое! Система ценностей западнизма есть отражение реальности западного общества, а не высосана из пальца прекраснодушными мечтателями. Она не навязывается людям сверху как нечто такое, что требует от людей усилия над собой и самоограничения, не приносящих никакой практической выгоды, даже наоборот, приносящих неприятности. И в этом её преимущество перед коммунистической системой. Тем не менее потребность в возвышенных, идеальных, духовных ценностях ощущается на Западе. Об этом свидетельствуют, например, массовые движения за осмысленную работу, человеческую солидарность, коллективный и бескорыстный труд.

Христианская церковь стремится прививать людям высшие моральные и духовные ценности. Различные молодёжные движения выражают неудовлетворённость системой ценностей западнизма и стремятся развить какие-то суррогаты ценностей иного рода. В многочисленных литературных произведениях и фильмах изображаются вымышленные ситуации, в которых герои поступают в соответствии с ценностями, какие стремились прививать людям в коммунистической России. Эти ситуации вымышленные. Если они и встречаются в реальности, то не как норма, а как исключение. Система ценностей западнизма в современных условиях переросла в систему соблазнов. Это — нечто новое сравнительно с тем, что было ранее. В обществе произошёл баснословный прогресс в отношении жизненных благ, о котором раньше никто не думал. Западнизм способствовал ему, но он не был запрограммирован в самой природе западнизма, подобно тому, как из природы (сущности, законов) западнизма не вытекает атомная бомба, космические полёты и генная инженерия. Благодаря масс-медиа все достижения в сфере жизненных благ стали общеизвестными. Молниеносно становится общеизвестным всё то, что ещё только делается в этом отношении, что будет сделано и что считается возможным.

А идеология и пропаганда создают иллюзию, будто все эти сказочные блага общедоступны или в принципе могут быть доступными всем. Они играют в данном случае роль Сатаны-соблазнителя, только сулящего всеобщий земной рай. Но в реальности жизненные блага распределяются неравномерно. Их много, но не настолько много, чтобы хватило всем. И они не даются даром. Одни из этих благ доступны очень немногим, другие доступны сравнительно многим, но в разной мере. Причём различия в мере огромны. Одним достаются крохи, другие же имеют по потребностям. В результате многие миллионы людей чувствуют себя обделенными и заражаются завистью к тем, кому доступны современные распропагандированные блага и кому они доступны в большей мере, чем им. Они заражаются жаждой иметь блага, иметь сразу, иметь как можно больше. Эта жажда лишь в ничтожной мере остаётся движущим мотивом производительной деятельности общества. Она в основном становится идейно-психологическим состоянием людей, влияющим на их поведение совсем в других направлениях, в том числе в направлении карьеризма, преступлений, приспособленчества. А для большинства людей она становится дополнительным источником пассивных страданий. Они испытывают танталовы муки, видя фантастические современные богатства рядом, но не имея возможности воспользоваться ими.

Как уже говорилось выше, в западном обществе доминирует не стремление к лучшему будущему, а желание сохранить настоящее и страх потерять достигнутые блага. Если тут и происходит какое-то движение к лучшему, оно есть результат действия бездушных законов западнизма, а не стремлений людей к каким-то идеалам. И это не есть недостаток. Идеалы вообще не играют решающей роли в истории. Они овладевают людьми лишь на короткий срок и в порядке исключения. Таким историческим исключением, то есть уклонением от общего безыдеального состояния, была ситуация с коммунистическими идеалами. Мне даже кажется, что никаких других общественных идеалов в строгом смысле слова вообще не было и нет. Падение влияния коммунистических идеалов означает просто торжество заурядного, будничного, прозаичного, практичного и так далее западнизма.

Идеологический механизм

Положение с идеологическим механизмом на Западе во многих отношениях противоположно тому, какое имело место в Советском Союзе и других коммунистических странах до 1980-х годов. В них существовал единый и централизованный идеологический аппарат. Он был создан искусственно решениями высших властей и был навязан обществу «сверху». Он составил часть системы власти и управления. Он очевидным образом отличался от других учреждений. Его специальной функцией было всё то, что связано с идеологией, с её разработкой и охраной, с идеологической обработкой населения и идеологическим контролем. В нём профессионально работало множество служащих. Он вторгался во все сферы общества, стремился контролировать все аспекты жизнедеятельности людей. Он принуждал граждан к изучению идеологии, что стоило им немалых усилий, вовлекал их в идеологические мероприятия. Он был очевиден всем, нередко противостоял населению как нечто внешнее их жизни.

В западном обществе такого рода идеологического механизма нет. Но это не значит, что тут вообще нет никакого идеологического механизма. Тут существует свой механизм, по размерам и по характеру деятельности вполне сопоставимый с таковым коммунистических стран, а во многих отношениях превосходящий последний. Он сложился как составной элемент общего процесса формирования культуры, системы образования и воспитания, средств массовой информации, учреждений государства, гражданского общества. Сложился как-то незаметно, без специальных решений высших властей. Власти, создавая какие-то учреждения, понятия не имели о том, что тем самым участвовали в создании его. Он до сих пор не обособился в виде особой системы лиц и учреждений. Функции его в той или иной мере и форме выполняют школы, университеты, исследовательские учреждения, газеты, журналы, издательства, телевидение, литература, кино, реклама, бесчисленные организации, партии, движения и так далее. Он распылен в обществе, растворен в жизнедеятельности таких элементов общества, которые сами по себе идеологическими не являются. Одним словом, его как будто бы нет совсем.

Функции идеологов в западных странах выполняют философы, социологи, психологи, историки, политологи, журналисты, писатели, политики, советники в учреждениях власти и в партиях, сотрудники секретных служб и органов пропаганды. Имеются особые исследовательские учреждения, агентства и центры, так или иначе занятые проблемами идеологии. По крайней мере, во многих газетах, журналах, издательствах, учебных заведениях и так далее есть люди, выполняющие функции идеологического контроля. Они решают, что писать и как писать, что говорить и как говорить, что печатать и что нет. Они решают, какие делать фильмы, какие составлять программы для телевидения, что и как пропагандировать, какие устраивать зрелища и массовые действия с идеологической подоплекой, какие проводить кампании, как отбирать и препарировать информацию Эти люди придают единство и преемственность идеологическому плюрализму, образуют связную идеологическую среду. Они изучают сделанное в прошлом, осуществляют отбор, обработку и систематизацию идей и учений, издают и переиздают сочинения отобранных авторов, готовят справочники и учебники, короче говоря, осуществляют своего рода канонизацию имён, идей, учений. Эти специалисты изучают современную им общественную жизнь, данные науки и техники, вообще всё то, что считают важным и интересным для масс населения. Они осмысливают изучаемое в рамках привычной для них традиции и с принятыми в их среде критериями, производят дальнейший отбор материала в идеологическую сферу. Это — организованная работа, осуществляемая из поколения в поколение.

Лица, вновь вступающие в эту сферу, получают определённую подготовку, продолжают дело предшественников по тем же правилам. Если они не будут это делать, они не попадут в эту сферу, а попав в неё, не будут иметь успеха и не удержатся в ней. Они обязаны следовать определённым правилам профессиональной идеологической среды, чтобы заработать на жизнь, делать карьеру, приобретать известность. Тут складываются свои группы, школы, течения. Они конфликтуют друг с другом. Но при этом они проявляют терпимость и взаимное внимание. Они сосуществуют и совместно делают одно общее дело. Они суть члены одной корпорации. Они легко опознают друг друга и совместно охраняют свою сферу от посторонних вторжений, угрожающих им как корпорации. Ведь и в рамках единой христианской религии были внутренние враждующие части.

Положение в идеологической сфере с рассматриваемой точки зрения подобно положению в экономике. Тут тоже можно говорить о некоем рынке идей, который функционирует так, как будто им управляет «невидимая рука». Есть те, кто производит и сохраняет идеологию, то есть предлагает идеологические товары и услуги. Они доступными им средствами доводят свою продукцию до потребителей, то есть до идеологически обрабатываемых сограждан. Тут имеет место самое настоящее, а не метафорическое потребление идеологической продукции — слушание, чтение, видение. И на этом рынке играет свою роль спрос, с которым считается предложение и который сам формируется предложением. И на этом рынке «невидимая рука» не есть нечто лишь воображаемое. Это — определённая система лиц, учреждений и организаций, вступающих в определённые контакты, достаточно хорошо подготовленных, чтобы оценить положение на идеологическом рынке, и извлекающих для себя определённую выгоду.

Такой идеологический механизм не вызывает негативную реакцию у идеологически обрабатываемых людей, как в коммунистических странах, ибо его как будто бы нет совсем. Если что-то вызывает недовольство, то это характер фильмов или телевизионных передач, обилие детективной и порнографической литературы, освещение событий в газетах, реклама, школьные и университетские программы и многое другое, но вовсе не идеология и не идеологическое насилие. Ты свободен! Хочешь — покупай, не хочешь — не покупай! Хочешь — смотри, не хочешь — не смотри! Хочешь слушай, не хочешь — не слушай! Хочешь — участвуй в каких-то мероприятиях (собрания, манифестации, лекции, и так далее), не хочешь — не участвуй! Ты вроде бы свободен. Тот факт, что ты просто не в состоянии вырваться из поля идеологии, остаётся скрытым от тех, кто так или иначе испытывает его влияние. Тут как на рынке товаров и услуг. Ты волен покупать или не покупать что-то конкретное, волен выбирать. Но ты всё равно вынужден что-то покупать и выбирать. Твои возможности и потребности уже сформированы применительно к условиям рынка.

Человек не может жить с закрытыми глазами и ушами, не может полностью изолироваться от всего того, что несёт с собой какую-то информацию, что человек вынужден смотреть, читать и слушать, в чём ему приходится принимать участие. Человек просто не в силах уклониться от идеологических пилюль и капель, растворенных во всём, что проходит через его сознание. Человек вроде бы предоставлен самому себе. Но среда, в которой он живёт, не предоставлена самой себе. Среда формируется, а человек приспосабливается к ней. Среда формирует человека. В западной системе идеологической обработки людей нет надобности специально, явно и принудительно вдалбливать в головы людей идеологию. Такой метод лишь временно имеет успех и ненадёжен. Гораздо эффективнее действует другой метод, а именно — дать людям идеологическую свободу, создать иллюзию отсутствия идеологического поля вообще и даже идеологического хаоса, растворяя в жизненном пространстве людей идеологические капли, на заглатывание которых не требуются никакие усилия и способности.

Важно лишь не давать при этом другим вносить в идеологический хаос какую-то явную и организованную идеологию — де идеологизировать людей в этом смысле. Но при этом неустанно вносить в этот идеологический хаос свои банальные идеи, отвечающие потребностям «деидеологизированных» сограждан. Идеологическая свобода в условиях западного идеологического поля есть гораздо более сильное средство идеологического оболванивания масс, чем идеологическое принуждение. Но эта свобода сильно преувеличена в самой западной идеологии и пропаганде. Это скорее искусственно созданный для определённых кругов населения и в определённых границах идеологический хаос, в котором удобно проводить свою совсем не хаотичную линию. Это, можно сказать, «допороговое» явление, не влияющее существенным образом на идеологическое состояние общества. Но за этими границами, то есть когда речь идёт о возможности серьёзного влияния на идеологическую атмосферу, вступает в силу мощный идеологический контроль. Пиши и говори, что хочешь! А что в том толку? Чтобы тебя услышало и поняло хотя бы небольшое число людей, нужна трибуна — пресса, телевидение, радио, книжная торговля. А до трибуны допускают не всякого. Хозяева трибун тоже свободны допускать до трибун тех, кто их устраивает, и не допускать тех, кто не устраивает.

Чтобы воспользоваться свободой высказывания идей, нужны средства, а они сами суть рычаги идеологического механизма. В отношении лиц и идей, которые властителями идеологической сферы считаются неприемлемыми, все начинают действовать так, как будто получили инструкцию из какого-то единого центра. Хотя такого центра формально нет, существует механизм согласованных действий. Решения вырабатываются авторитетными специалистами, советниками представителей власти, особыми учреждениями. А масса идеологических работников подготовлена соответствующим образом и имеет опыт работы. Так что нужно незначительное время и порою едва заметные намеки, чтобы механизм идеологии сработал согласованно.

Поразительно то, что западный идеологический механизм, несмотря на отсутствие формальной централизации и единства, в последние десятилетия работал быстрее, чем коммунистический, более гибко и адекватно реагировал на обстоятельства. Именно жёсткость, обнажённость, прямолинейность, бюрократизм и армейская дисциплинированность коммунистического идеологического аппарата оказались одной из причин его кризиса. Если роль идеологии и культуры западнизма сопоставимы с ролью религии в феодальном обществе, то аналогом церкви может служить совокупность людей, учреждений, организаций и предприятий, занятых в сфере производства, сохранения и распределения продуктов «религии» западнизма.

Грубо говоря, все элементы «церкви» западнизма можно разделить на три группы. К первой группе относится то, что можно назвать общественным сектором «церкви», а именно — различного рода государственные учреждения, включая секретные службы, исследовательские институты, университетские кафедры, общества, клубы, агентства, комиссии. Ко второй группе относится всё то, что можно назвать частным сектором «церкви», а именно — множество предприятий, поставляющих продукты «религии» на рынок идеологии и культуры, и «невидимая рука», управляющая механизмом этого рынка. К третьей группе относится совокупность людей, учреждений и предприятий, образующих то, что принято называть словом «масс-медиа» или просто «медиа». Это — своего рода Ватикан «церкви» западнизма со всей совокупностью учреждений вплоть до местных приходов.

Идеология и мораль

Надо различать научный и идеологический подход к самим проблемам идеологии. Научный подход в рассматриваемом случае заключается, на мой взгляд, в следующем. То, что критики идейного и морального состояния современного западного общества считают упадком, есть на самом деле существование в диапазоне норм, но не норм традиционного общества, а уже формирующегося нового уровня в эволюции западных человейников сверхобщества. Это — закономерное явление.

Называя его кризисным, идеологи создают впечатление, будто это состояние временное, будто его можно исправить в соответствии с рецептами идеологов и моралистов, будто можно организовать воспитание и обучение так, что все «кризисные» явления исчезнут и наступит полное благополучие. Впечатление ложное. В то, что нечто подобное возможно, не верят сами идеологи, политики и специалисты в этой сфере, изображающие из себя оптимистов. Но никакой надобности в искусственном оптимизме нет, так как нет оснований и для пессимизма. Большинство принимает такое состояние сферы воспитания и обучения как нечто неизбежное и приспосабливается к нему. И не исключено, что именно попытки исправить её в соответствии с рецептами моралистов породят ещё худшее состояние.

Впечатление перманентного кризиса западной сферы воспитания, образования и обучения возникает потому, что видят бросающиеся в глаза и очевидные отклонения от норм этой сферы, но не видят скрытые нормы, видят внешние проявления законов этой сферы, но не видят того, что эти проявления суть неизбежные следствия самих законов. При этом к отклонениям от норм и к их внешним проявлениям применяют моральные критерии оценки, чуждые природе западнизма. Западное общество не является моральным по самой своей основе. Если Запад и нужно спасать от чего-то, то здравомыслящие западоиды знают, что тут нужны не традиционные моральные ценности, а мощная экономика, армия, секретные службы и та самая идеология, которую с удовольствием потребляют западные школьники, просиживающие перед телевизорами больше времени, чем над учебниками.

Утверждая, что западное общество не является моральным, я этим не хочу сказать, будто тут отвергаются моральные принципы, будто это общество аморально. Оно не является моральным, как и всякое другое общество, ибо моральных обществ вообще не бывает. На принципах морали не основывается никакое общество. Эти принципы имеют весьма узкую сферу действия. Вне этой сферы они не обязательно нарушаются, просто для них вне этой сферы нет условий. Люди совершают поступки тут в соответствии с другими принципами, а не по принципам морали. Западное общество является по сути своей расчётливо-прагматичным. Моральное поведение тут является поверхностным и показным. Если же дело касается жизненно важных поступков и решений, если следование принципам морали препятствует достижению важных целей и успеху и, тем более, если это грозит серьёзными неприятностями и потерями, то западные люди без колебаний забывают о моральном аспекте поведения и поступают в соответствии с правилами практического и эгоистического расчёта.

Западные люди моральны в мелочах, без риска, с комфортом и с расчётом на то, что это видно. И это их качество не есть аморальность. Оно вполне укладывается в рамки морали в том её виде, как её представляют себе эти люди. А вне этих представлений мораль вообще не существует как фактор бытия. Поведение людей в западном обществе вообще, а не только в сфере политики, регулируется главным образом и в основе своей не принципами морали, а принципами рассмотренных выше сфер бытия, а также «религией» и «церковью» западнизма, включая идеологию.

Культура западнизма

Идеосфера западнизма сложилась во второй половине нашего века как своего рода «надстройка» над наукой и культурой. Она использует их в своих интересах и как источник для своей идеологии, и как средства своего механизма для овладения сознанием и чувствами людей и манипулирования ими путём воздействия на их сознание. Положение с термином «культура» может служить образцовым примером тому, в каком состоянии находится западная социальная мысль. Известно 175 определений этого термина. И ни одно из них не является общепринятым и бесспорным. Для наших целей будет вполне достаточно просто перечислить, что мы включаем в культуру: это — литература, театр, музыка, живопись, моды, архитектура, дизайн, танцы, кино и так далее. Более или менее образованный человек может по крайней мере в важных случаях отличить деятелей и продукты культуры от того, что в культуру не включается. Я считаю, что надо различать западноевропейскую культуру и культуру западнизма. Западноевропейская культура, как особый тип культуры, была создана в основном народами Западной Европы. Выходцы из других мест планеты принимали какое-то участие в её создании, но либо под её влиянием, либо как её фактические деятели, лишь жившие вне стран Западной Европы. Таковым, например, был вклад русских и американцев в западноевропейскую культуру.

Началом западноевропейской культуры является эпоха Возрождения. Высшего уровня она достигла в XIX веке. Она представлена общеизвестными великими именами, перечислять которые нет надобности. Западноевропейская культура сложилась как культура высокого интеллектуального, морального и профессионального уровня, причём с утончённым и чрезвычайно строгим эстетическим вкусом. Создатели её были выдающиеся таланты и гении. Их было сравнительно немного. Эта культура сыграла беспрецедентную роль в просвещении и нравственном совершенствовании человечества. Это была культура аристократическая и элитарная в том смысле, что её творили исключительно личности и ей покровительствовали тоже личности в своём роде исключительные. Эта культура создавалась не как кастово-аристократическая и не как кастово-элитарная. Она создавалась по законам культуры как особого социального феномена (по законам литературы, живописи, музыки и так далее, как таковых) и во всю мощь талантов её творцов, а не по внешним для культуры, как таковой, законам социальной организации общества. Она аристократична и элитарна в том смысле, что не опускалась добровольно или по принуждению до плебейского уровня масс, а, наоборот, возвышала массы до высокого интеллектуального, морального и эстетического уровня своего времени, то есть до уровня исключительной части граждан общества. Она была критичной по отношению к самим устоям своего общества и к его идеологии. Она была самой свободной культурой в истории человечества в смысле её независимости от политики, идеологии и мнений «черни».

В XX веке начался упадок западноевропейской культуры как особого исторического типа культуры. Это отмечали многие. Я хочу сейчас сказать лишь о том, как я понимаю этот упадок. Он, на мой взгляд, не есть деградация всякой культуры в Европе. Он заключается в том, что стала относительно снижаться роль западноевропейского типа культуры в общественной жизни Запада. Она утратила роль лидера общественного прогресса, перестала быть просветителем и учителем нравственности и вкусов общества. Относительно сократился её объем в культурной жизни стран Запада. Её потеснили явления культуры иного типа. Она не умерла совсем. Она продолжает жить в смысле сохранения того, что уже было создано. Но то, что делается как вклад в неё именно как в особый исторический тип культуры, уже не есть высшее достижение современной культуры. Новые открытия в культуре выходят за её рамки. Они чужеродны для неё. Они суть открытия в сверхкультуре.

Суперуровень западнизма. социальные классы

Суперуровень общества является наиболее развитым в обществах западнистского типа. Выше нам уже пришлось не раз говорить о нем в связи с другими темами. Здесь мы сосредоточим на нём внимание специально. Суперуровень общества, повторяю, образует структурирование и функционирование членов общества вне объектов социальной организации на микроуровне и макроуровне, но на их основе и в зависимости от них. В течение длительного времени на Западе имел влияние марксистский подход к социальной структуре населения. В основе его лежало деление людей на основные классы, противостоящие друг другу.

Основными классами западного общества как общества капиталистического считались владельцы средств производства и наёмные рабочие — капиталисты и пролетарии. Этот подход в XX веке был несколько модифицирован немецким социологом Максом Вебером и сохранил некоторое влияние до сих пор. Но большинство авторов считает его лишённым смысла в отношении современного западного общества. И не без оснований. Анализ деловых клеточек западного общества обнаруживает сложную социальную структуру занятых в ней людей с иерархией социальных позиций и с отношениями руководствования и подчинения. А если принять во внимание разнообразие и иерархию клеточек, а также систему коммунальных клеточек, включая систему государственной власти, то обнаружим социальную структуру членов общества в десятки раз более сложную, чем на уровне отдельных клеточек.

В реальной структуре западных стран нет такой поляризации классов, на какой базировалась марксистская идеология. Вместо абстрактного капиталиста Марксовой схемы можно увидеть множество людей различных социальных категорий — занятого тяжким трудом мелкого или среднего предпринимателя, находящегося в вечном долгу у банка; наёмных лиц, выполняющих функции управляющих и надсмотрщиков; менеджера, распоряжающегося акционерным или частным капиталом; директора банка; президента банковского совета или ещё какой-то вариант. И лишь в порядке исключения тут увидишь марксовского капиталиста, да и то в частичном виде. Точно так же обстоит дело с другим элементом схемы — с наёмными лицами. В их числе окажутся директора банков, получающие больше денег, чем миллионеры-предприниматели; менеджеры; государственные чиновники вплоть до президентов, министров, генералов; инженеры; профессора; артисты; спортсмены и прочие лица, ничего общего не имеющие с пролетариатом.

В промышленности западных стран занято меньше трети работающих людей, по крайней мере половина которых не является рабочими по профессии. Рабочие в сельском хозяйстве суть ничтожная часть населения. Много людей в сфере обслуживания заняты физическим трудом. Но они не образуют никакой социальный класс. Рабочий класс в том виде, в каком он послужил основой для марксистских идей классовой борьбы и диктатуры пролетариата, вообще больше не существует в западных странах.

Выше я уже говорил о таком явлении в структуре населения, как превращение многих миллионов рядовых граждан в собственников каких-то денежных сумм, которые в совокупности образуют огромные капиталы. Хотя эти люди не становятся капиталистами, они в этой их роли становятся участниками жизни капиталов отнюдь не в роли наёмных рабочих, а мелких собственников и участников капиталов. Наёмные рабочие, попадающие в это множество, теряют свою «классовую чистоту», если так можно выразиться. Означает ли это, однако, что общество уже не распадается на классы с различными интересами, что наступила эпоха единства всех слоёв населения и классового примирения? Ни в коем случае! Изменилась структура расслоения членов общества на различные категории, слои, классы, и так далее, так что старые представления утратили реальный смысл, что было воспринято как исчезновение социального расслоения вообще.

Наниматели и нанимаемые

Пожалуй, самыми обширными классами современного западнистского общества являются класс работодателей (или нанимателей) и класс работобрателей (или нанимаемых). Элементами первого класса являются не только отдельные предприниматели, но и группы людей, совместно распоряжающихся ресурсами дела и организующих дело. В наше время такие группы играют решающую роль. Они имеют различные размеры — от нескольких человек до многих тысяч, как это можно видеть в больших компаниях. В эти группы входят как собственники средств деятельности, так и наёмные лица менеджеры, работники контор и канцелярий, короче говоря, все те, кто представляет и отстаивает интересы группы-работодателя, будучи членами этой группы. Работодателем может быть не только группа, владеющая и распоряжающаяся средствами частной компании, но и общественное и государственное учреждение. Определяющим признаком работодателя является то, что он распоряжается средствами деятельности и может нанимать других людей, то есть функция в отношении «наниматель — нанимаемый». Вне этого отношения работодатели и члены групп работодателей обладают другими признаками, в том числе сходными с представителями класса нанимаемых. Классовое расчленение общества есть лишь одна из частичек его структуры, а не вся структура.

В класс нанимаемых входят не только рабочие, но и служащие всякого рода, включая государственных служащих. Важно отметить одну особенность членов класса нанимаемых: это — отдельные люди, а не группы людей, не организации, не учреждения. Если работодатель имеет дело с группой, учреждением или организацией, он имеет с ней дело не как работодатель и не как с нанимаемым, а как предприниматель с другим предприятием. Это — отношение иного рода, не отношение классовое. Как показало забастовочное движение в последние годы, работники общественных служб (почта, уборка мусора, транспорт) и даже государственных учреждений (включая полицию) ведут себя в качестве нанимаемых по отношению к нанимателям точно так же, как рабочие. Это вызвало волну возмущения в общественном мнении. Но никто не обратил внимания на то, что имевшие тут место конфликты суть конфликты классовые, которые раньше признавались только в отношении собственников-капиталистов и наёмных рабочих, занимавшихся в основном физическим трудом.

Теперь же можно констатировать новый вид классовых отношений и классовых конфликтов. В класс наёмных работников входят и лица, сами являющиеся собственниками денежных сумм, акций, имущества (домов, земельных участков, вещей). В подавляющем большинстве это — не пролетарии в том смысле, как их описывали Маркс и Энгельс. Тем не менее это не устраняет того, что они занимают определённое положение в отношении «наниматель — нанимаемый», а именно являются в этом отношении нанимаемыми. Этим классовым отношением не исчерпывается их социальный статус. Их интересы как нанимаемых не совпадают полностью с интересами нанимателей. А иногда они вступают в конфликт. Члены логического класса нанимателей образуют различного рода объединения, разумеется — в своих интересах. Тем самым они организуются в класс нанимателей в социальном смысле. Именно организуются. Эта их классовая организация есть существенная часть структуры общества. Объединяются в социальный класс и нанимаемые. Происходит это благодаря профсоюзам, партиям, демонстрациям, забастовкам. Тут организация не является такой сильной, как у нанимателей. Однако она настолько сильна, что некоторые апологеты капитализма видят в этом угрозу демократии и рыночной экономике. Класс нанимаемых не есть нечто однородное. Он разделяется на множество различных категорий по различным признакам.

Важное значение, например, имеет разделение на работающих по контракту на определённое время и постоянно. Порою контракт оказывается формальностью, и работа превращается в постоянную. Превращение нанимаемых в постоянных служащих деловых клеточек есть тенденция, имеющая основания в условиях деятельности и организации клеточек. Хорошо оплачиваемая постоянная работа по профессии имеет много преимуществ в глазах членов общества, особенно высокообразованных и высококвалифицированных. Тут сама работа представляет интерес, имеются возможности для успеха, удовлетворения честолюбия, для общения. Тут отсутствует тревога за судьбу дела, отсутствуют неприятные отношения с банком и государством. Для значительной части граждан работа по профессии является гарантированной. У наёмных лиц есть организации, защищающие их интересы (профсоюзы), и правовая защита.

Фактическая эволюция западного общества порождает и все более усиливает эту, по сути дела, коммунистическую тенденцию к превращению значительной части работающих граждан в наёмных служащих государства и больших частных предприятий. В обществе уже сложились обширные и влиятельные социальные классы таких граждан. Хотя время от времени предпринимаются усилия как-то сдерживать их непомерное разрастание и поощрить частное предпринимательство, остановить процесс коммунизации (назовём так эту тенденцию) западного общества уже невозможно. То, что эта тенденция выходит за рамки западнизма, я думаю, очевидно. Некоторые западные социологи фиксируют особый подкласс класса наёмных работников. Он характеризуется такими чертами. Большинство из них имеет хорошее образование, закончили колледжи или университеты. Многие имеют учёные степени. Они имеют дело с теми или иными жизненными проблемами не непосредственно, а путём манипулирования с символами, со знаковыми данными о реальных явлениях, операциях, процессах. Их орудия — математические алгоритмы, научные теории, кодексы законов, финансовые операции, психологические средства, логические рассуждения. Они отражают реальность в абстрактных образах, перерабатывают последние и экспериментируют с ними, передают другим специалистам и в конце концов воплощают результаты своей деятельности в реальность.

К этой категории относятся, например, учёные, инженеры-дизайнеры, юристы, финансовые советники, советники по налогам, издатели, журналисты, работники телевидения, создатели фильмов, работники рекламы, деятели искусства, проектировщики и так далее. Представители этой категории работают в одиночку или небольшими группами. Они редко вступают в непосредственные контакты с теми, кто использует их труд. Они чаще имеют партнёров или помощников, чем начальников или надзирателей. До 20 процентов работающих попадает в этот подкласс.

Классовые конфликты

Главное в Марксовом учении о классах — фиксирование существования антагонистических классов и борьбы между ними. С логической точки зрения антагонистические классы суть частный случай логических соотносительных (парных) классов. В случае таких классов выделяются и определяются не отдельные классы, а пары классов, которые определяются совместно. Определение одного из них предполагает определение другого, один определяется путём противопоставления другому, ибо они друг без друга не существуют. Иначе говоря, такие классы определяются лишь через определение их отношения друг к другу. Примеры таких классов: рабы и рабовладельцы, начальники и подчинённые, кредиторы и должники, учителя и ученики. Выделяя антагонистические социальные классы, Маркс фиксировал не только их логическую парность, но и взаимосвязь их существования, противоположность их интересов, эксплуатацию одним классом другого. Кроме того, он выделял такие классы, которые имели место в самом базисе общества.

Марксистское учение выросло не на пустом месте. Оно отражало то, что имело место в реальности обществ прошлого и в западных странах в XIX веке. Сравнительно с современными западными обществами социальный строй их в эпоху Маркса был намного проще, выделяемые им классы действительно выделялись из всех остальных как основные, эксплуатация одним классом другого действительно была очевидной, трудящиеся классы действительно кормили все общество, борьба между классами проявлялась в бесчисленных забастовках, восстаниях, революциях. Сохранились ли антагонистические классы и классовая борьба в современных обществах? Чтобы ответить на этот вопрос, надо изучить всесторонне состояние этих обществ и их положение в современном мире.

По моим наблюдениям, они изменили формы, как бы «растворились» в мешанине других явлений, но всё же время от времени дают о себе знать, например в открытых выступлениях наёмных работников против ухудшения условий их труда и в образовании организаций, выражающих классовые интересы. Но борьба при этом обычно идёт за перераспределение в пользу нанимаемых долей доходов и средств, которыми располагают предприятия и учреждения и которыми распоряжаются работодатели, а также за незначительные (с социологической точки зрения) изменения в условиях труда.

Социальные отношения вообще не подвергаются критике и не ставятся под сомнение. Они устраивают обе стороны. Борьба идёт в этих рамках. В этом смысле классовые конфликты уже не направлены против установившихся порядков, как это было в XIX столетии и в начале XX. В связи с теми изменениями, какие произошли в структуре собственности, вопрос о ней вообще потерял смысл как вопрос классовой борьбы. Доля нанимаемых в распределении благ зависит не столько от того, сколько капиталисты оставляют себе, эксплуатируя наёмных лиц, сколько от общей экономической конъюнктуры и от положения предприятий и учреждений в этой конъюнктуре, а также от общей экономической политики государства. Сокращение личной доли работодателей в распределении благ не удовлетворило бы претензий нанимаемых даже в ничтожной мере. По этой причине классовые конфликты такого рода разрешаются путём переговоров враждующих сторон и экономических расчетов, составляющих часть экономических расчетов в обществе в целом. Классовая борьба в старом смысле перестала существовать. Её роль как борьбы социального масштаба перешла к массовым движениям иного рода и к борьбе между различными феноменами внутри системы западнизма.

Социальные уровни и слои

В западной социологической и экономической литературе принято делить население на три уровня — на высший, средний и низший. Основанием для деления служит размер собственности и дохода. Каждый такой уровень разделяется в свою очередь на подуровни, обычно на три. Например, по одной из таких классификаций средний уровень подразделяется на такие:

  • собственники мелких предприятий, местных магазинов, небольших ферм;
  • управляющие фирмами и представители профессий высокого уровня;
  • служащие контор, учителя, низший медицинский персонал и так далее.

Низший уровень делят на квалифицированных рабочих, неквалифицированных рабочих, работающие этнические меньшинства. По другим классификациям в низший класс попадают безработные и вообще лица, имеющие доход ниже минимального. Такого рода классификации очевидным образом искусственны. Почему три уровня, а не четыре или пять? В реальности имеет место непрерывная линия уровней собственности и доходов. В ней просто нет естественных точек разграничения.

Фактическая роль таких классификаций — идеологическая: признав очевидный факт социальных и материальных контрастов, направить внимание людей на удобную для апологетики статистическую середину. Когда сообщают, что высший уровень составляет пять процентов населения, низший десять, а средний — восемьдесят пять, то всякая социальная критика общества должна умолкнуть. В средний уровень при этом попадают мелкие и средние предприниматели, государственные служащие, профессора, артисты, квалифицированные специалисты, адвокаты, врачи и так далее. О какой тут классовой борьбе может идти речь? Разделение населения на высший, средний и низший уровни и установление их численности не есть конец анализа социальной структуры населения. Это только начало анализа.

Средний уровень не есть всего лишь один из уровней наряду с другими. Он представляет основное население страны, социальную структуру которого надо ещё исследовать. На мой взгляд, более адекватно западной современной реальности разделение населения на социальные слои в соответствии с социальным статусом членов общества. Имеют место многочисленные слои в различных измерениях, в различных районах и подразделениях общества, на различных уровнях. Образуется сеть и иерархия слоев, которая не укладывается в грубую схему трёх уровней. В значительной мере размываются границы между социальными классами и слоями.

Вследствие усложнения материальной культуры и социальной организации на микроуровне и макроуровне всё большее значение приобретают социальные объединения, выходящие за рамки социальной организации общества. Подробнее о них скажу ниже.

Слой богатых

Я думаю, что в социальной структуре западного общества следует выделить богатство не просто как обладание ценностями, но как особую социальную категорию того же типа, как капитал, наёмный труд, бюрократия. И прежде всего для этого надо выяснить отношения богатства и капитала. Не всякое богатство наживается и функционирует как капитал. Не всякий богатый человек есть капиталист. Не всякий капиталист богат. Капитал вообще не есть богатство. Он может служить лишь средством приобретения богатства, причём далеко не единственным. И в западном обществе существуют многочисленные способы обогащения, отличные от капиталистического, наследование имущества и денег, высокая плата за занимаемую должность, махинации с имуществом и финансами, игра, грабеж, организованная преступность, плата за открытия и изобретения, огромные гонорары, мошенничество.

Богатство есть какая-то сумма ценностей. Эти ценности суть земли, дома, драгоценности, ценные вещи (мебель, посуда, одежда, ковры, картины, коллекции всякого рода). И, само собой разумеется, деньги и ценные бумаги. Но не любая такая сумма ценностей считается богатством, а лишь такая, которая превышает некоторую общественно значимую величину. Последняя определяется условиями данного общества. То, что является богатством в одном человеческом объединении и в одних условиях, может не быть таковым в других. Но богатство — не просто сумма ценностей, подобно тому, как капитал не есть всего лишь деньги, приносящие прибыль. Богатство существует не само по себе, а как собственность особого рода людей, живущих среди других людей и вступающих с ними в определённые социальные отношения. Обладающие богатством люди образуют особый социальный слой. Это — феномен социальной структуры человеческих объединений. Какими бы разнообразными путями богатые люди ни приобретали свои богатства и какой бы разнообразный образ жизни они ни вели, они образуют группы на основе личных контактов, а эти группы сплетаются в единые слои в масштабах районов, стран и континентов.

Слой богатых возникает во всяком обществе, в котором возможно накопление богатства. Возникает как нечто производное от фундаментальных социальных отношений. Но возникнув и укрепившись, он становится хозяином общества, точнее говоря, становится организатором доминирующих слоёв общества в единое целое — в общество богатых. Он сравнительно немногочислен. Но он овладевает львиной долей богатств общества, основными и самыми щедрыми источниками доходов, наилучшими каналами карьеры и вообще средствами жизненного успеха. Слой богатых сохраняет и увеличивает свои богатства самыми различными путями, причём как некапиталистическими (я о них уже упоминал выше), так и капиталистическими. Хочу особое внимание обратить на то, что в высших этажах денежной системы оперирование огромными денежными суммами и приобретение их в личное владение в значительной мере выходит за рамки капиталистического бизнеса в собственном смысле слова. Это — игра на бирже, грандиозные банковские махинации, валютные операции высших финансовых учреждений, государственные денежные операции больших масштабов, операции на уровне символической экономики вообще, взаимоотношения бизнеса и представителей власти. В средствах массовой информации время от времени предаются гласности случаи, из которых можно видеть, как огромные суммы денег некапиталистическими методами перекочевывают в карманы представителей слоя богатых.

Наследование

В западном обществе существуют две формы наследования. Первая из них наследование материальных ценностей (имущества, земли, денег и ценных бумаг) и дела родителей или других лиц в соответствии с правовыми нормами. Исторически оно было необходимым условием возникновения и укрепления капитализма. Со временем тут произошли изменения, но сущность этого наследования сохранилась. В мелком и среднем (в какой-то мере и в крупном) бизнесе большое число наследников продолжает дело предшественников, чаще — в силу необходимости зарабатывать на жизнь. Но в той сфере бизнеса, которая задаёт тон в экономике, наследование занятий происходит редко и не по правовым нормам. Многие дети бизнесменов предпочитают профессии иного рода.

Наследование материальных ценностей остаётся незыблемой основой общества. Тут имеют место юридические ограничения (налоги), но они не меняют сути дела. К тому же находятся способы их обойти. Далеко не все наследуемые ценности используются как капитал. Многое просто проживается. Но значительная часть используется как средство наживы и накопления богатства. Вторая форма наследования заключается в том, что наследуется социальный статус. Происходит это не в силу правовых норм, а благодаря тем возможностям, какие родители и родственники предоставляют наследникам, чтобы они смогли удержаться на том же социальном уровне и даже повысили его.

Наследники начинают жизненный путь не с нуля, а уже с более или менее высокого уровня, будучи подготовлены к выполнению определённых функций и к борьбе за успех. Эта форма наследования играет роль не только заботы родителей о потомстве. Она есть явление социально значимое и целесообразное. В огромном обществе с колоссальным разнообразием выполняемых людьми функций и иерархией степеней их сложности и важности невозможно, чтобы все дети начинали жизненный путь с нуля и проходили одинаковую подготовку. Они должны стартовать с разных уровней и с разными возможностями. Изображение западного общества как общества равных возможностей есть идеологический миф, в который никто не верит.

Другие категории

Сказанное выше далеко не исчерпывает различные категории населения западных стран. Упомяну ещё некоторые. Современное западное общество уже немыслимо без иностранных рабочих. В Западной Европе их десятки миллионов. Они образуют особый слой, сопоставимый с рабами Римской империи. Они бесправны, как и рабы. Во всяком случае, права их ограничены сравнительно с коренным западным населением. Условия их жизни тоже сопоставимы с рабскими. Конечно, с ними обращаются лучше, чем с рабами в Риме или в США в прошлом веке. Тем не менее они попадают в западные страны извне в качестве дешёвой рабочей силы и для видов труда, какими граждане западных стран считают недостойным себя заниматься. Существование рассматриваемого слоя уже породило на Западе проблемы, которые вошли в число наиболее важных и наиболее трудных проблем современности. Представители этого слоя утвердились в западных странах и начали борьбу за условия жизни и работы, по крайней мере близкие к таковым коренного западного населения. Последнее увидело в них конкуренцию и угрозу своему будущему. Естественно, начались конфликты, получившие название расовых. В США они давно стали привычными. Теперь и Западная Европа становится ареной для них. К сказанному следует добавить ещё тот факт, что большое число западных предприятий вынесено вовне, в те места планеты, где имеется дешевая рабочая сила и не действует западное законодательство в отношении работающих на этих предприятиях туземцев. Эти люди косвенно — тоже элемент социальной структуры множества людей, вовлечённых в жизнедеятельность западного общества.

Постоянным фактором жизни западных стран является безработица. Наличие безработных вызывает недоумение по целому ряду причин. В стране миллионы безработных граждан, одновременно в ней занято в два раза больше иностранных рабочих. С другой стороны, предприниматели данной страны инвестируют свои капиталы и создают предприятия в других странах, давая там работу большому числу людей. Почему эта «нелепость» имеет место? То, что предпринимателям это выгодно, очевидно и общеизвестно. Иностранным рабочим меньше платят, чем своим. Они не имеют профсоюзов. Не надо тратиться на их социальное обеспечение. В других странах рабочая сила дешевле. Не надо думать о социальных проблемах чужого населения. Но дело не только в этом. Безработица, возникнув как постоянно действующий фактор, воспроизводится уже с необходимостью и выполняет разнообразные функции, не заложенные в ней, как таковой. Она играет роль фактора трудовой дисциплины, сдерживает претензии работающих, заставляет благополучных ценить то, что они имеют. Многие граждане страны не хотят работать на тех же условиях, на каких работают иностранцы, и заниматься тем же унизительным трудом. А другие хотели бы, да не могут, так как места уже заняты и требуется профессиональная подготовка, какой у них нет.

Многих устраивает пособие по безработице. Безработица вполне уживается с дефицитом рабочей силы. Имеются профессии, в которых условия труда тяжёлые, а оплата низшая (например, низкий медицинский персонал), и люди не идут на эту работу, предпочитая пособие по безработице или случайные заработки. А с другой стороны, возникают новые профессии, требующие высокой и необычной квалификации, на овладение которой нужно время, усилия и способности, какими обладает далеко не всякий. Развитие западнистской цивилизации пошло в таком направлении, что проблема способностей большого числа людей для овладения новыми профессиями приобретает все более важное значение. Думаю, что дефицит людей, способных на это, будет возрастать и может со временем стать препятствием прогресса.

Нет надобности говорить о том, что означает безработица для людей в материальном и в морально-психологическом отношении. В США миллионы людей из поколения в поколение не имеют постоянной работы. О том, что они живут на уровне ниже нищенского, не раз говорили президенты США. Страх потерять работу является наиболее важным фактором, определяющим душевное состояние людей в странах Запада. Спад экономической активности в начале девяностых годов и рост безработицы резко усилили, по моим наблюдениям и по сведениям прессы, состояние душевной депрессии в широких слоях населения. Наконец, нищие. Существование их признается официально. Число их огромно. Появление их закономерно. На одном полюсе общества происходит накопление баснословных богатств, на другом — беспросветной нищеты. Одна часть членов общества имеет доступ ко всем жизненным благам, ко всем достижениям цивилизации, о которых ещё совсем недавно не могли мечтать даже самые привилегированные люди, а другая часть лишается той крупицы благ, какою раньше располагали даже бедняки.

Добровольные объединения

Добровольные социальные объединения разделяются на две группы — на гражданские и личные. Гражданские объединения добровольны в юридическом смысле, то есть нет юридических законов, принуждающих людей создавать такие объединения и вступать в них. Конечно, могут быть обстоятельства, принуждающие к этому, но не юридические. Они не приносят никакого дохода. Те средства, которые какими-то путями оказываются в их распоряжении, только тратятся. Люди вступают в них не ради того, чтобы иметь в них какие-то источники дохода. Конечно, некоторые члены их, выполняющие в них какие-то деловые функции, могут получать за это вознаграждение. Но число таких невелико. Эти объединения узаконены в том смысле, что должны получить разрешение властей на их образование, должны сообщить властям цели объединения и основные его характеристики. В них должны быть лица, ответственные за их деятельность перед властями, — юридические лица, которые обычно осуществляют и руководство ими. Объединения, не удовлетворяющие этим требованиям, в эту категорию объединений не входят и не являются компонентами социальной организации общества на суперуровне.

Гражданские объединения создаются гражданами общества для защиты сходных интересов, для удовлетворения сходных потребностей, для участия в общем деле. Примеры таких организаций — партии, профсоюзы, союзы представителей одной профессии, союзы работодателей, союзы инвалидов, союзы съёмщиков квартир, союзы сдающих квартиры, союзы налогоплательщиков, женские организации, организации защиты природы и животных, союзы молодёжи и так далее. В современных развитых обществах число их огромно (многие десятки тысяч). Они различаются по размерам, по степени организованности, по времени существования, по источникам финансирования, по влиянию в обществе и многим другим признакам. Социологи называют их совокупность гражданским обществом.

Объединения членов общества, которые я называю личными, отличаются от гражданских объединений тем, что они не узаконены юридически. Они молчаливо допускаются или признаются в какой-то негосударственной форме (например, паблисити). Примеры таких объединений: школы и направления в науке; течения в искусстве; связанные личными отношениями группы в прессе, кино, телевидении; «команды» политических деятелей; группы с целью личного общения. Эти объединения образуются в личных интересах участников, для укрепления их личного положения, для их успеха и вообще какой-то личной выгоды. Они сами по себе не являются источниками дохода. Но принадлежность к ним позволяет приобретать лучшие позиции в профессиональной сфере, добиваться улучшений. Зачастую судьба человека вообще зависит главным образом от принадлежности или непринадлежности к таким объединениям. Сила их в политике, науке, культуре, идеологии и других сферах общеизвестна. К числу таких объединений относятся объединения людей в зависимости от их социального статуса с целью личного общения, для поддержания статуса и передачи его наследникам, для установления полезных связей, для обмена важной информацией. При этом в одну группу попадают люди различных социальных категорий.

Например, в одну группу могут собраться политики, банкиры, танцоры, кинозвёзды, учёные и писатели, не связанные коммерческими и государственными отношениями. Различный же социальный статус разбрасывает по разным группам коллег по работе, соседей и даже родственников. В обществе образуется огромное число таких групп на разных уровнях и в разных районах страны. Между ними устанавливаются разнообразные отношения и связи, так что некоторая часть общества оказывается совокупностью лично (непосредственно и опосредованно) связанных людей. Это своего рода социальная ткань или среда приобретает большую силу в обществе Тут формируется общественное мнение. В достаточно большом и развитом обществе возникает множество «точек», вокруг которых группируются люди различных социальных категорий с целью карьеры, источников дохода, паблисити, полезных связей. Эта группировка происходит на основе личных отношений. Образуются разного рода клики, мафиозного типа группы, сговоры. Их участники делят между собой возможности, предоставляемые такими «точками», оказывают взаимные услуги, отталкивают посторонних. Они через эти «точки» сосут соки общества. Многие из них являются паразитами. Такие «точки» образуются во всех сферах общества.

Феоды. Сверхобщественные образования

Упомяну ещё образование своего рода «дворов» или «свит» при личностях, обладающих способностью и средствами содержать штаты обслуживающих их людей (прислуга, деловые помощники, охрана, любовницы или любовники, адвокаты, детективы, и так далее). Многие из таких «феодов» (назовём их так) достигают больших размеров, являются долговременными. Они не создают никаких ценностей, с социальной точки зрения являются паразитарными. Но и они имеют силу в обществе.

Рассматриваемые феоды разделяются на две группы. Они различаются характером «феодала», то есть личности, за счёт которой и для которой они создаются. В одной из этих групп «феодалом» является более или менее значительная личность в системе власти и управления, оплачивающая услуги своих «вассалов» путём их устройства на соответствующие посты и других подачек за счёт власти, а не из своего кармана. В другой группе «феодалом» является частное лицо, оплачивающее своих «вассалов» из своих средств. Эти «феоды» являются добровольными образованиями, но отнюдь не бескорыстными. Всё более или менее значительные (по положению и по средствам) личности обрастают такими «феодами» начиная от нескольких человек и заканчивая сотнями.

Негласные сговоры

Негласными сговорами я называю такие объединения людей, в которых отсутствует формальная организация, отсутствуют официальные лидеры и не обязательны личные контакты. Но поступают члены таких объединений так, как будто такая организация существует, как будто она имеет руководителей, как будто в ней имеет место разделение функций. Примером таких негласных сговоров являются случаи, когда одним и тем же видом деятельности занимается сравнительно большое число людей. При этом они могут не иметь личных контактов и даже не знать о существовании друг друга. Вполне достаточно того, что они имеют представление о том, что делают другие, и положение каждого из них в какой-то мере потенциально или актуально зависит от деятельности других. Благодаря современным условиям (образование, средства коммуникации и информации) у них вырабатывается сходное понимание многих явлений действительности и сходная реакция на них. Хотя они лично могут быть не связаны друг с другом, в некоторых ситуациях они поступают сходным образом так, как будто сговорились или получили указание из какого-то единого управляющего ими центра. Формально тут никакой организации не существует, но фактически такие негласные сговоры обладают порою чудовищной силой. То, что называют общественным мнением, есть совокупность такого рода незримых объединений людей. Помимо однородных объединений, тут возникают и смешанные, из множеств людей различных профессий и социальных категорий. К числу таких объединений относятся так называемые элитарные образования.

Обычным является понимание их как совокупности лучших представителей того или иного логического класса. Так, правящая (политическая) элита оценивается именно как совокупность самых умных, талантливых представителей рода человеческого, которым в силу их превосходства над прочим человечеством положено быть его правителями. Это понимание — не просто вздор, это — циничная идеологическая апологетика существующего социального строя. В реальности же отбор в любые элиты, а в правящие — в особенности, происходит по социальным законам рационального расчёта, делания карьеры, бизнеса, а отнюдь не по критериям отбора лучших. Впрочем, кого считать лучшим?

Третий компонент суперуровня общества образуют явления, вырастающие на основе компонентов социальной организации общества, вырастают в силу их развития, преодолевая сложившиеся рамки. Можно констатировать такую закономерность социальной эволюции. В предобществах доминировали явления микроуровня, развивались явления макроуровня, о суперуровне вряд ли можно говорить как о чём-то значительном. В обществах доминируют явления макроуровня, явления суперуровня развиваются настолько, что в современных обществах социальная организация их оказывается уже не в состоянии справиться с ними. Создаются предпосылки для более высокого уровня социальной организации — для сверхобщества. Если рассуждать логически, в сверхобществах должны доминировать явления суперуровня человейников. Но дело не ограничивается лишь логическим предположением: эмпирическая реальность современных обществ даёт достаточно оснований в его пользу.

Содержание
Новые произведения
Популярные произведения