Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Политический заказ на мысль против cценарного подхода. Юрий Громыко

Термин Think Tank очень непросто перевести. Десять лет назад в России его переводили нейтрально — «аналитический центр». На Западе же это выражение зачастую носит пренебрежительный оттенок. Один из распространённых стереотипов — информация может производиться неким квазимеханическим агрегатом: достаточно поместить некоторое количество аналитиков в замкнутое пространство (Tank), и они начнут производить высокоэффективную информацию. О фабриках мысли применительно к России рассуждает Юрий Вячеславович Громыко — российский психолог, педагог, методолог, директор Института опережающих исследований имени Е. Л. Шифферса, доктор психологических наук, профессор Британской школы социально-экономических исследований.

Два подхода к Think Tanks

Существуют две полярные точки зрения на природу Think Tank. Первая заключается в том, что цель такой структуры — оказывать влияние на людей, принимающих управленческие решения. Второй же подход заключается в том, что Think Tank — это организация, имеющая очень серьёзную стратегическую программу, которую затем она пытается продвинуть вне зависимости от того, кто в данный момент находится у власти. Наличие такого рода фундамента является гарантом устойчивости данной научной группы.

Примером Think Tank первого типа может служить широко известная американская корпорация RAND. Считается, что эта структура не имеет под собой научной программы. Это своеобразный политический клуб, где лицо, принимающее решение, может заказать любые интересующие его сведения по той или иной проблематике.

Примером Think Tank второго типа является группа Побиска Кузнецова, которая в советское время занималась разработкой сценариев на случай начала Третьей мировой войны. Её задачей было создание программы поведения для ставки Верховного Главнокомандующего. В США подобная группа сложилась под руководством Линдона Ларуша. Основная идея его команды заключалась в том, чтобы совершить социокультурный рывок и кардинальным образом изменить отношения между США и СССР, которые тогда находились в состоянии «Холодной войны».

Таким образом, с одной стороны, фабрики мысли — это некий рыночный, институциональный механизм, обеспечивающий постоянный контакт между учёными и политиками. С другой — это прорывные, научные группы, у которых есть представление о направлении развития современного мира.

Российские претензии на RAND

Многие российские институциональные структуры претендуют на то, чтобы стать аналогом RAND Corporation в России. Однако у всех у них есть одна общая проблема. Они пока не научились одновременно обеспечивать устойчивость и мобильность своего развития. В России нет чётко выраженного финансового и политического интереса. Для того же, чтобы возникла серьёзная фабрика мысли, необходимо, чтобы такой интерес был сначала проявлен, а потом уже институционально зафиксирован. Далее нужно доказать его действенность в реализации какой-нибудь программы.

В России пока ещё никому не удалось создать устойчиво функционирующий институт, который мог бы оказывать влияние на мнение политиков. Во-первых, последние не уверены в том, что какая-то группа способна выдвинуть стратегическую программу, которая могла бы что-то изменить. Пока все носит характер неустойчивых местных связей. Поэтому вопрос о формировании и возникновении российского RAND до сих пор нерешен. Он только обсуждается.

Во-вторых, в России нет институциональной среды, в которой может существовать структура, подобная RAND Corporation. Если российский учёный начинает работать на политиков, то это, как правило, приводит к соверенно определённому результату. В какой-то момент всем начинает казаться, что предлагаемые учёным решения более интересны чем то, что делают политики. Учёному предлагается та или иная государственнаяя должность. На этом его научная деятельность как Think Tank заканчивается. Типичным примером является Герман Греф и возглавляемый им Центр стратегических разработок. Think Tank в лице ЦСР не состоялся: в конечном итоге эта структура оказалась машиной, порождающей определённый тип управленческих документов, на которые был политический заказ.

Заказ на идеи

Иногда политики всё-таки могут сформулировать некоторый научный, достаточно условный, заказ. Происходит это, как правило, в трех случаях:

  1. Для захвата некой должностной или политической ниши, когда может понадобиться концептуальное осмысление ситуации.
  2. Когда нужен разного типа PR, с помощью которого можно добиться симпатий публики. Однако к деятельности Think Tank это не имеет никакого отношения.
  3. В кризисной ситуации, когда требуется кардинальное переосмысление ситуации. После событий 11 сентября 2001 года в США появился колоссальный спрос на Think Tanks, занимающиеся изучением роли ислама в современном мире.

Сценарный подход

Если говорить о России, то уже сейчас можно выделить тему, научная проработка которой только предстоит. Это миссия России, то, что должно возникнуть на месте совершенно бесплодной инициативы о создании русской идеи. Вопрос, в чём состоит миссия современной России, чрезвычайно актуален. В конце концов, МИД должен знать, какие стратегические цели ему следует отстаивать. На самом деле для Think Tank неважно, какую ситуацию рассматривать. Для того чтобы смоделировать развитие кризиса, необходимо жёсткое сценарное мышление. Нужно продумать все варианты развития ситуации. А это задача не из легких. Размытое множество знаний надо уместить в ситуационный вариант. Предлагаемое решение должно быть конкретным, чтобы политик мог понять, как ему следует действовать.

Стратегии позицирования

Фабрики мысли используют разные стратегии позицирования. Стратегия рынка заключается в том, чтобы подготовить документ, который мог бы понять политик среднего уровня. Такой подход исповедуют Think Tanks первого типа. Вторая же группа выдвигает определённые требования к политическому лидеру. Группы, достаточно долго разрабатывавшие свою программу, претендуют на формирование нового типа политического мышления. Здесь возникает сложный процесс взаимодействия между теми, кто вырабатывает некоторое зна ние, и политическим лицом, которое будет принимать решения.

Этим объясняется тот факт, что мозговые тресты второго типа в качестве обязательного момента предполагают наличие собственных образовательных программ. Для России это огромная проблема. У нас отсутствуют школы партийно-политической подготовки. На месте Высшей партийной школы так ничего и не возникло, а динамично развивающиеся высшие экономические школы этой функции не выполняют. Должны возникнуть такие структуры, как, например, Международный республиканский институт в США.

При смене поколений очень сильно возрастает роль прорывного, нового знания. Возникает вопрос, чем молодая группа реально может конкурировать со старыми, зарекомендовавшими себя политическими боссами. Ответ прост. Прежде всего, неординарностью взглядов и подходов. Необходима инвентаризация идей и научных групп, которые способны реально заниматься разработкой стратегии. Только наличие таких команд может привести к появлению в России полноценных Think Tanks. В противном случае мы будем иметь фабрики мысли, которые не рождают нового знания. Интересные же решения появляются только в случае соединения старого опыта с принципиально новыми прорывными идеями. Если такого компонента нет, то ничего нового и не возникнет.

Можно привести следующий пример. В Канаде восемь лет назад в Министерстве здравоохранения и благосостояния произошли серьёзные преобразования, которые были инициированы Сильвией Стаценко и Андреасом Петрасовичем. Новая команда поставила во главу угла переход на структуру управления знаниями. Врачи были в шоке. Эффективность их работы поставили под сомнение. В итоге была создана специальная профессия, получившая название «обеспечение здоровьем» — Health Promotion. В отличие от медиков эти люди занимались проблемами обеспечения качественной пищей, чистой водой, воздухом. Контрольные функции были возложены на местные сообщества.

Эффективность работы Think Tank зависит от возможности подготовки таких инновационных групп. Переделка собственно организационных машин — это уже не их задача. Это другие решения, которые требуют иных методов. Выработка же некоторой прорывной идеи, создание команды, которая способна продумать её и довести до реализации, это и есть основной и наиболее важный продукт Think Tank.

Источник: Журнал «Со-Общение» — № 9, 2002. // Электронная публикация: Центр гуманитарных технологий. — 31.08.2006. URL: https://gtmarket.ru/laboratory/expertize/2006/210
Публикации по теме
Новые статьи
Популярные статьи