Гуманитарные технологии Информационно-аналитический портал • ISSN 2310-1792
Гуманитарно-технологическая парадигма

Зиновьев, Александр Александрович

Александр Зиновьев
Александр Александрович Зиновьев (1922–2006) — советский и российский мыслитель, социальный философ, логик, писатель.
Биография, деятельность, произведения.

Биография и деятельность

Имя: Александр Александрович Зиновьев
Дата и место рождения: 29 октября 1922 года. Пахтино, Чухломской район Костромской области, Россия.
Дата и место смерти: 10 мая 2006 года. Москва, Россия.
Деятельность:
  1. Учёный.
  2. Писатель.
Научная сфера:
  1. Социология.
  2. Философия.

Александр Александрович Зиновьев — советский и российский мыслитель, социальный философ, логик, писатель. Сооснователь Московского логического кружка (МЛК), давшего начало сразу нескольким оригинальным философским традициям. Одна из наиболее противоречивых фигур как в российской, так и западной социальной мысли конца XX века.

Биография

Александр Зиновьев родился 29 октября 1922 года в деревне Пахтино Чухломского района Костромской области РСФСР в многодетной крестьянской семье. После окончания школы в 1939 году поступил в Институт философии, литературы и истории в Москве, откуда был исключён за выступления против Иосифа Сталина. Был арестован, однако из-под следствия сбежал и некоторое время скрывался. От повторного ареста его спасла служба в армии, куда он ушёл в 1940 году. Участвовал в боевых действиях Великой Отечественной войны в качестве кавалериста, танкиста, а затем лётчика-штурмовика. Закончил войну в Берлине в 1945 году, награждён боевыми орденами и медалями.

В 1946–1951 годах Александр Зиновьев учился на философском факультете Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова (МГУ). В 1951 году получил диплом с отличием и остался в аспирантуре. В 1954 году защитил кандидатскую диссертацию по теме «Метод восхождения от абстрактного к конкретному (на материале «Капитала» Карла Маркса)», получившую резонанс и известность в советских философских кругах. В 1954 году в рамках дискуссии по проблемам логики на философском факультете МГУ вместе с Георгием Щедровицким, Борисом Грушиным и Мерабом Мамардашвили выступил сооснователем Московского логического кружка (МЛК), ставившего целью построение на новых основаниях теории мышления, «содержательной логики» и гносеологии. В 1960 году защитил докторскую диссертацию по теме «Философские проблемы многозначной логики» и стал профессором. С 1963 по 1969 год — заведующий кафедрой логики философского факультета МГУ. С 1965 по 1976 год — научный сотрудник Института философии Академии наук СССР, член редколлегии журнала «Вопросы философии». Область научных интересов — проблемы логики, методология научного знания, применение средств логики к анализу языка науки.

В 1976 году в Лозанне (Швейцария) в издательстве «L’Age d’Homme» был опубликован первый художественно-публицистический роман Александра Зиновьева «Зияющие высоты», написанный в 1974 году и содержащий резкую критику советской социальной системы, выраженную в гротескной форме. Его поступок был оценён советскими властями как откровенный выпад против государственного строя СССР. Он был уволен из Института философии, лишён званий доктора философских наук и профессора с формулировкой «За несоответствие должности и званиям», всех наград, в том числе военных, после чего Зиновьеву было предложено покинуть страну.

В эмиграции с 1978 по 1999 год Александр Зиновьев жил в Мюнхене, Германия, занимаясь литературной и научной деятельностью, а также публицистикой. На «перестройку» в СССР конца 1980-х годов он, в отличие почти от всей российской и эмигрантской интеллигенции, откликнулся острой критикой (вскоре назвав её «катастройка»), воспринимая этот процесс как попытку реализовать историческое поражение России, навязать ей «вестернизацию» и устаревшие социальные модели.

В 1990 году Александр Зиновьев был восстановлен в научных званиях. В июне 1999 года возвратился на постоянное жительство в Россию, в Москву, где преподавал в Литературном институте и на философском факультете МГУ, а также занимался литературной деятельностью, выступал в прессе и публично по вопросам взаимоотношений России и Запада, внутренней и внешней политики России, проблемам общественного устройства, был одним из наиболее основательных критиков так называемого «западнистского сверхобщества» и его влияния на постсоветское социальное устройство России. Последние годы жизни занимался логическими и социологическими исследованиями истории и идеологии. Ушёл из жизни 10 мая 2006 года в Москве.

Творчество и деятельность

По своим взглядам и убеждениям Александр Зиновьев относился к той части советских философов, которые в своих публикациях и выступлениях противостояли догматизму в науке, гуманитарном знании и общественном сознании. Острые философские дискуссии в среде студенчества, профессуры, молодых учёных влияли на общественный климат в стране, формировали систему взглядов и убеждений образованной части советского общества.

В творчестве Зиновьева выделяются три разных периода:

  1. До публикации романа «Зияющие высоты» (1976) и высылки из СССР основная сфера занятий Зиновьева — логика и методология науки. В этот период были написаны монографии: «Философские проблемы многозначной логики» (1960), «Логика высказываний и теория вывода» (1962), «Основы научной теории научных знаний» (1967), «Комплексная логика» (1970), «Логика науки» (1972), «Логическая физика» (1972) и другие. Пять из шести работ были переведены на английский и немецкий и опубликованы на Западе, что принесло ему международную известность.
  2. В 1978–1985 годы — период исследования, описания и критики реального коммунизма в различных жанрах: литературы, публицистики, социологических эссе. В этот период были написаны работы: «Светлое будущее» (1978), «В преддверии рая» (1979), «Жёлтый дом» (1980), «Коммунизм как реальность» (1981), «Гомо советикус» (1982), «Мой дом — моя чужбина» (1982), «Пара беллум» (1982), «Иди на Голгофу» (1982–1985) и другие. Научные и публицистические статьи, доклады, интервью, уточняющие и развивающие его теоретические и социальные позиции, опубликованы в сборниках «Без иллюзий» (1979), «Мы и Запад» (1981), «Ни свободы, ни равенства, ни братства» (1983). Многие работы этого периода, опубликованные за рубежом, подпольно переправлялись в СССР и распространялись по каналам самиздата.
  3. После начала «перестройки» в Советском Союзе конца 1980-х годов и позднее — критика распада советской системы, поворот к исследованию и критике современного западного общества. В этот период были написаны книги: «Катастройка» (1990), «Смута» (1994), «Русский эксперимент» (1995), «Запад» (1996), «Глобальный человейник» (1997), «На пути к сверхобществу» (2000), «Русская трагедия (Гибель утопии)» (2002) и другие.

В Советском Союзе философские взгляды Зиновьева находили своё выражение главным образом в рамках логики и методологии науки. В послевоенный период эта область философии оказалась одной из немногих ниш относительно неидеологизированного философского мышления в СССР. Произошло это во-многом именно благодаря Зиновьеву, так как его ранние исследования метода и логики «Капитала», а также сформулированные в ходе этих исследований принципы и программные положения послужили образцом и мотивом развития ряда инициатив и программ в советской философии: содержательно-генетической логики, деятельностного и системного подходов, а также эпистемологии и логики науки в целом. Более поздние работы Зиновьева, выполненные в русле математической логики, до сих пор не нашли адекватной оценки собственно с философской точки зрения, хотя содержат целый ряд оригинальных методологических идей.

Следует отметить, что экспликация позднейшей, сформулированной уже в эмиграции, социологической теории Зиновьева обнаруживает методологический фундамент, сформированный в «логический» период. Сам логический период, также как и все его творчество, неоднороден и содержит резкий перелом (осуществившийся во второй половине 1950-х годов), разделяющий его (условно) на «диалектическую» и «формально-логическую» части.

Основная работа «диалектического» или «содержательного» периода — диссертация «Метод восхождения от абстрактного к конкретному (на материале «Капитала» Карла Маркса)» опубликована Институтом философии Российской Академии наук в 2002 году. Наряду с исследованиями Э. Ильенкова эта работа и по сей день остаётся одной из лучших экспликаций и реконструкций данного метода. Интересно отметить, что реконструкции Ильенкова и Зиновьева сильно различаются; это позволяет предположить, что на деле речь идёт о трёх разных конструкциях или вариантах метода: самого Маркса, Ильенкова и Зиновьева. «Капитал» считался образцовым и почти каноническим произведением. Его широко цитировали, применяли реализованные в нём схемы и идеологические формулы, однако метод «Капитала» оставался неэксплицированным. Тезис о том, что марксово мышление было революционным или, как стали говорить после работ Т. Куна, задавало иную парадигму мышления, оставался лишь лозунгом и фактом идеологического мышления. Зиновьев одним из первых в советской философии подошёл к «Капиталу» структурно-логически. Он обратил внимание на то, что логика, реализованная Марксом, применима лишь по отношению к объектам особого рода, обладающих структурой так называемого «органического целого» (термин «система» появился лишь позднее). Это, как правило, исторические или социальные объекты, обладающие внутренне дифференцированной и функционализированной структурой, но главное, — обладающие имманентными механизмами развития и эволюции. Считалось, что такого рода объекты не могут быть адекватно описаны формальной логикой и должны изучаться диалектикой. Зиновьев заметил, что традиционная логика действительно не может выразить парадигмальные отличия марксова подхода, и предположил, что причина этого — в игнорировании содержательной и инструментально-операциональной (деятельной) стороны мышления.

Логическое состояние диалектики оценивалось Зиновьевым реалистично — она оставалась в основном фактом «политического мышления», «алгеброй революции» и так далее. Из этого родился манифест новой, «содержательной» логики, которая в отличие от логики формальной фиксировала бы не только языковой аспект, но также содержательный (или логико-онтологический) и процедурный, а также связывала бы эти аспекты между собой.

Зиновьев сформулировал лишь самые общие программные положения «содержательной» логики:

  1. Мышление должно рассматриваться логикой не как статичная структура, а как историческая деятельность, все структуры знания — суть временно зафискированная деятельность мышления.
  2. Собственно логический анализ (языковой аспект) должен совмещаться с содержательным и процедурным анализом знания и научного мышления.
  3. Логика должна быть эмпирической наукой, её эмпирический материал — реальные научные тексты, а предмет исследования — приёмы и способы мышления, зафиксированные в этих текстах.
  4. По отношению к самому научному мышлению логика — не канон, а набор инструментальных исследовательских средств (органон).

Реально эта программа Зиновьева повлекла за собой не только разработку содержательно-генетической логики, но и во многом формирование в советской философии логики науки как особого направления и области исследований. В то же время разработка «содержательной» логики не получила официальной поддержки и признания. Кроме того, реализация этой инициативы столкнулась с многочисленными проблемами и методологическими трудностями. В силу ряда причин Зиновьев был вынужден пересмотреть свои взгляды и исходные положения, а дальнейшие исследования локализовать в рамках математической логики.

В 1959 году Зиновьев выступил с критикой программы «содержательной» логики. Её тезисы сводились к следующему:

  1. Негативизм по отношению к формальной логике признавался неправомерным: формальная логика и логика науки не противостоят друг другу, а первая, в своём современном виде, даёт богатые возможности для второй.
  2. Замысел «содержательной» логики оказывался противоречивым, поскольку смешивал и соединял в одной дисциплине неоднородные подходы и типы знания: нормативные и дескриптивные, структурные и исторические, психологию и логику.

Сохранив интенцию на разработку логики научного знания, Зиновьев воспользовался развитым аппаратом математической логики, к возможностям которого он адаптировал свои методологические установки — ориентацию на эмпирическое знание и анализ реальных языковых структур, противопоставление содержательных и языковых аспектов, выделение логических средств анализа системных объектов со сложной неоднородной структурой и другие. Такой шаг позволил Зиновьеву довольно быстро получить впечатляющие результаты, среди которых: исчисление высказываний о связях, подходы к применению многозначной логики в логике науки, концепция комплексных определений и комплексной логики. Зиновьев сформировал собственную школу и направление в логике, получившее в своё время определённый резонанс и на Западе.

Александр Зиновьев считается одним из новаторов жанра социологического романа, который принадлежит одновременно областям науки и литературы. Научные методы, результаты, понятия, утверждения используются в нём как художественные средства, а художественные образы — как средства науки. Произведения этого жанра представляли определённый срез умонастроений советской интеллигенции периода «развитого социализма». Его персонажи ведут бесконечные диалоги на разного рода идеологические и экзистенциальные темы — дают определения и уточняют понятия, сравнивают их реальное и мифологизированное советское значение, пытаются разобраться в сути происходящего и поставить обществу «окончательный диагноз». По своей форме эти романы Зиновьева напоминают мозаику из небольших, замкнутых по смыслу текстов — советских анекдотов, диалогов представителей разных специальностей и социальных позиций, случаев из жизни, рассуждений, а также стихов, куплетов, и так далее. Заслоняемый диалогами и размышлениями персонажей сюжет угадывается с трудом. У обобщённых героев отсутствуют имена и описания внешности, они обозначаются сатирическими псевдонимами-ярлыками. Зиновьев считал, что, поскольку его цель не художественное отображение, а строгая и последовательная аналитика, вполне достаточно раскрыть интеллектуальную позицию героев, не отвлекаясь на такие незначительные детали, как имена, внешность и так далее.

В своём первом социологическом романе-гротеске «Зияющие высоты» (1976) Зиновьев представляет оборотную сторону советского идеологического мифа — реальную жизнь жителей города Ибанска, где царят жестокость, произвол и безысходность. Ибанчане ведут сократовские диалоги, разбирая с помощью понятий «ибанизма» — идеологического мифа, который они исповедуют, — разного рода ситуации и реалии своей жизни, и каждый раз констатируют абсурдную ситуацию, тупик, логическую ловушку или зря потраченные усилия. В романе передано ощущение глобального тупика и безысходности, характерного для последних лет буксующего социализма. Тематической несущей конструкцией «Зияющих высот» выступает персонифицированная проблема удела критически мыслящей личности в условиях тоталитарного режима. «Зияющие высот» совмещают уничтожающие системные характеристики общества реального социализма и предметную реконструкцию социальных механизмов, используемых властью для обеспечения перманентности, вездесущности и эффективности процессов расчеловечивания и деградации граждан этого общества. Социально-философская концепция советского общества, сконструированная Зиновьевым в духе «социологического реализма», демонстрировала антигуманный, жёстко взаимосвязанный и взаимообусловленный набор характеристик тоталитарной по сути своей цивилизации социализма, в рамках которой государство всецело подчиняет себе и индивида, и любой (даже самый незначительный) человеческий коллектив, полностью элиминируя из общественной жизни автономную личность как таковую. Анализируя в «Зияющих высотах» весьма широкий спектр вопросов, относимых в официальной советской науке 1950–1970-х годов к предмету исторического материализма, формулируя ряд нетривиальных парадигм общественных наук, которые на понятийном уровне сопрягались с «маргинальными», с точки зрения марксистско-ленинской идеологии, научными дисциплинами (политология, культурология, логика и методология науки и другие), Зиновьев одновременно очертил посредством новаторских языковых средств («в применении к ибанскому обществу все традиционные понятия социальных наук потеряли смысл…») проблемные поля общественных дисциплин, вообще не входивших в Советском Союзе в перечень легитимных (психоистория, организация организаций, теория коммуникаций и другие).

После 1985 года с началом «перестройки» в Советском Союзе в творчестве Зиновьева появляются новые мотивы. С самого начала он резко отрицательно отнёсся к «перестройке», назвав её «катастройкой». Он считал, что общесистемный кризис, в котором оказался Советский Союз к середине 1980-х годов, был специфическим кризисом управления и требовал для своего разрешения особых, специфических именно для коммунистического общества средств. Методы, заимствованные из принципиально иной западной системы, а именно рыночные реформы и либерализация для этого не подходят и приведут к краху советского строя и страны в целом. Чтобы обосновать свою позицию, он обратился к исследованию социальной системы Запада. Его основные выводы и критика содержатся в работе сборнике эссе «Запад» (1995) и в социологическом романе Глобальный человейник» (1997). Показывая неадекватность западных методов реформирования, Зиновьев обращает внимание на уникальный потенциал коммунистической системы. Он считал, что коммунистическая идеология с её высокими гуманистическими ценностями имела мало общего с её фактической реализацией в буднях жестокой советской действительности и пытался понять, какие именно причины не позволили раскрыться заложенным в ней возможностям. Об этом многочисленные работы этих лет: «Горбачёвизм» (1988), «Катастройка» (1988), «Смута» (1994), «Русский эксперимент» (1994), сборник статей «Посткоммунистическая Россия» (1996).

Работы Александра Зиновьева последних лет посвящены ряду глобальных социальных проблематик: системной критике современной западной цивилизации («западнизма»); развитию идеи о том, что крах советского коммунизма привёл к распаду российской цивилизации; аргументации тезиса об исторической обречённости «западнизма» перед лицом вызовов со стороны цивилизации «коммунальности». Несмотря на то, что как формальный логик Зиновьев не мог согласиться с возможностью согласования двух принципиально разных, несводимых друг к другу однородных систем — западной и коммунистической, в его взглядах наблюдается эволюция, отражающая новые общественные реалии России. Так, он предлагал приступить к разработке новой некоммунистической идеологии («Идеология партии будущего», 2003), соответствующей уровню знаний и социального развития XXI века.

Ушёл из жизни в Москве 10 мая 2006 года.

Библиография

Основные работы: Научные труды:
  • Зиновьев А. А. Философские проблемы многозначной логики, 1960.
  • Зиновьев А. А. Логика высказываний и теория вывода, 1962.
  • Зиновьев А. А. Основы логической теории научных знаний, 1967.
  • Зиновьев А. А. Очерк многозначной логики, 1968.
  • Зиновьев А. А. Логическое следование, 1970.
  • Зиновьев А. А. Комплексная логика, 1970.
  • Зиновьев А. А. Логика науки, 1971.
  • Зиновьев А. А. Логическая физика, 1972.
  • Зиновьев А. А. Нетрадиционная теория кванторов, 1973.
  • Зиновьев А. А. Логика классов, множеств, 1973.
  • Зиновьев А. А. Очерк эмпирической геометрии, 1975.
  • Зиновьев А. А. Полная индукция и Последняя теорема Ферма, 1979.
  • Зиновьев А. А. Очерки комплексной логики, 2000.
  • Зиновьев А. А. Восхождение от абстрактного к конкретному (на материале «Капитала» Карла Маркса), 1954 (2002).
Социальные исследования:
  • Зиновьев А. А. Зияющие высоты, 1976.
  • Зиновьев А. А. Светлое будущее, 1978.
  • Зиновьев А. А. В преддверии рая, 1979.
  • Зиновьев А. А. Записки ночного сторожа, 1979.
  • Зиновьев А. А. Без иллюзий, 1979.
  • Зиновьев А. А. Жёлтый дом. В 2-х томах, 1980.
  • Зиновьев А. А. Коммунизм как реальность, 1980.
  • Зиновьев А. А. Мы и Запад, 1981.
  • Зиновьев А. А. Ни свободы, ни равенства, ни братства, 1983.
  • Зиновьев А. А. Гомо советикус, 1982.
  • Зиновьев А. А. Пара беллум, 1982.
  • Зиновьев А. А. Нашей юности полёт, 1983.
  • Зиновьев А. А. Иди на Голгофу, 1985.
  • Зиновьев А. А. Катастройка, 1988.
  • Зиновьев А. А. Горбачевизм, 1988.
  • Зиновьев А. А. Живи, 1989.
  • Зиновьев А. А. Искушение, 1991.
  • Зиновьев А. А. Смута, 1994.
  • Зиновьев А. А. Русский эксперимент, 1994.
  • Зиновьев А. А. Запад, 1995.
  • Зиновьев А. А. Глобальный человейник, 1997.
  • Зиновьев А. А. На пути к сверхобществу, 2000.
  • Зиновьев А. А. Идеология партии будущего, 2003.
Источник: Зиновьев, Александр Александрович. Гуманитарная энциклопедия [Электронный ресурс] // Центр гуманитарных технологий, 2010–2016 (последняя редакция: 30.10.2016). URL: http://gtmarket.ru/personnels/alexander-zinovev/info
Текст статьи: © А. Ю. Бабайцев. А. А. Грицанов. А. В. Симонов. Подготовка электронной публикации и общая редакция: Центр гуманитарных технологий.
Ограничения: Настоящая публикация охраняется в соответствии с законодательством Российской Федерации об авторском праве и предназначена только для некоммерческого использования в информационных, образовательных и научных целях. Копирование, воспроизведение и распространение текстовых, графических и иных материалов, представленных на данной странице, не разрешено.
Реклама:
Тестораскаточные машины тут, по выгодной цене.