Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Теоретико-методологические проблемы управления будущим. Вячеслав Дудченко

Вячеслав Сергеевич Дудченко (1940–2007) — доктор социологических наук, специалист в областях стратегического менеджмента, организации бизнеса, инноватики, менеджмента, маркетинга, развития персонала, организационного развития и методологии, создатель концепции онтосинтеза, автор многих научных работ. Известен как один из основателей управленческого консультирования в бывшем Советском Союзе и первый президент Национальной Гильдии профессиональных консультантов России.

Проблема управления будущим, возможность управления будущим интересовали человечество с древних времён. Древнегреческие оракулы, различного рода предсказатели, прорицатели, всякие нострадамусы пытались заглянуть в будущее, предсказать события и направление изменения ситуаций в будущем. Что-то сбывалось, что-то — нет. В ХХ веке широкое распространение получили прогностические исследования. В социологии это выглядело как социальное прогнозирование. В технической области это принимало форму прогнозирования научно-технического прогресса или прогнозирования развития технических систем. Прогнозами занимаются специалисты в области глобального моделирования. Они пытаются предсказать тенденции изменения отношений между странами, регионами и континентами. Сама наука как вид человеческой деятельности выполняет три основных функции: описание, объяснение и предсказание.

В науке и практике управления в течение последней сотни лет активно развиваются идеи и технологии стратегического планирования. Значительное место в практике управления заняло социальное проектирование.

Один из наиболее интересных подходов в области теории и практики управления — управление из будущего. В наиболее законченной форме этот подход реализовал американский консультант по управлению Вернер Эрхард. Он рисовал стрелу времени с прошлым, настоящим и будущим и показывал, что так же, как из прошлого мы перетаскиваем в настоящее способы работы, способы интерпретации проблем, образцы объектов и программы деятельности, точно так же мы из прошлого перетаскиваем в будущее особенности, тенденции, которые характеризовали прошлые события. Таким образом, мы в будущее транслируем старые образцы. Фактически, неосознанно и спонтанно действуя, люди реализуют действие механизма непрерывного управления будущим из прошлого. Это ведёт к неадекватности в поведении и действиях людей, ведёт к замедлению развития и создаёт угрозу стагнации и разрушения организационных систем. В отличие от этого подхода Эрхард предложил рассматривать будущее как набор возможностей и простраивать от этого набора возможностей к сегодняшнему дню действия, которые могут помочь реализовать желаемые возможности из этого набора. Это был серьёзный шаг к созданию механизма управления будущим.

Меня интересуют возможности управления будущим как такового. Без привязки к социальным системам, деятельности человека. Мне хотелось бы разобраться в возможностях и механизмах управления будущим на теоретико-методологическом уровне и затем использовать эти разработки для практических целей. Термин «управление» я трактую здесь как приведение людей, систем и ситуаций в желаемое состояние.

Говоря об управлении из будущего, Эрхард делал акцент на сегодняшнем моменте и на тех множественных выборах, которые мы делаем сегодня. Будущее как критерий, на основании которого делаются сегодняшние выборы, таким образом действительно управляет этими выборами. Но меня, как я уже говорил, больше интересует управление не сегодняшним днём, а днём завтрашним.

Для этой цели как нельзя более кстати подходит категория возможности. Что такое возможность? С моей точки зрения возможность — это то, что может произойти, что может осуществиться, а может и не осуществиться. Конструкция возможности, как того, что может осуществиться или может не осуществиться, позволяет построить такое смысловое пространство, которое поможет, зафиксировав чистую возможность, как того, что может осуществиться, одновременно зафиксировать и чистую возможность того, что может не осуществиться. И тогда эта понятийная дихотомия становится первым различением, первой дистинкцией, которая и становится первым управляющим рычагом или инструментом, управляющим будущим.

Задавая места того, что может осуществиться или может не осуществиться, я одновременно задаю пространство, в котором дальше должны появиться те события, факты и процессы, которые для меня желательны или не желательны.

Итак, на этом шаге на первое место, на первый план выдвигается желательность или нежелательность тех или иных событий. Желательность события я могу сконструировать, определив, во-первых, мои органичные потребности, желания, и то, что может удовлетворить их. Во-вторых, я могу сконструировать те события, которые для меня нежелательны и, тем самым, начать простраивать действия по их недопущению.

Задавая пространство для появления того, что может удовлетворить мои потребности, я, тем самым, создаю потенциальную ситуацию для создания, изобретения, придумывания предметов удовлетворения. И вот здесь в том месте, где начинается придумывание нового, того, что ещё не существует, я делаю ещё один серьёзный шаг к управлению будущим.

Появление идей, которые затем воплощаются в новые события, процессы и результаты, — это и есть привнесение в будущее того, чего не было бы без этой работы. Таким образом, наряду с естественной трансляцией в будущее элементов жизни, которые есть сегодня, мы начинаем транслировать новые элементы, которые сегодня существуют в виде идей и автономны от существующих реалий, которые, возможно, противоречат им, возможно, находятся в отношении антагонизма. Но появившись, они начинают адаптироваться ко всей жизненной системе. А эта жизненная система начинает адаптироваться к ним, либо бороться с ними. Взаимная адаптация приводит к тому, что идеи прорастают в будущее, меняют его, придают ему новый облик, новое качество. Иногда это происходит в конфликтной форме, в форме борьбы нового и старого.

Постольку, поскольку эти процессы приводят к желаемым изменениям будущего, в этих случаях можно говорить об управлении будущим. Проблему управления будущим можно свести к двум вопросам. Первый вопрос: как захотеть иного, — того, чего нет в твоей сегодняшней жизни; того, в чём у тебя есть потребность; того, на что указывают твои желания. И второй вопрос: как создать это будущее, создать эти элементы, отсутствующие в сегодняшней системе жизни.

В первом вопросе есть два варианта. Первый вариант состоит в том, что человек делает выбор из тех образцов, которые у него есть, которые у него появились в результате воспитания, обучения, социализации. Выбирает из этих образцов те, которые для него наиболее привлекательны, наиболее желательны. И далее он пытается строить из них своё будущее. Эти образцы выражают для человека его ценности, его жизненные предпочтения. Эти образцы уже есть, они известны.

Второй вариант состоит в том, что таких образцов предметов удовлетворения, которые бы соответствовали его потребностям, желаниям, у него сегодня нет. Он либо о них не знает, — они есть где-то у других людей, в других культурах, — либо они отсутствуют вообще. В этом случае задача формулируется либо как поиск новых для человека образцов, предметов, которые могли бы удовлетворить его потребности, либо как создание образцов таких предметов. Создание новых образцов — это задача творческая, задача креативная, и она представляет собой наибольшие трудности.

Человек в этом случае должен выйти за границы собственного сознания, и в соответствии со схемой онтосинтеза он должен выступить четвёртым источником, — то есть он сам становится источником собственных образцов. Здесь арсенал методологии творческого процесса играет решающую роль.

Когда мы говорит о создании нового, о создании элементов будущего, а через них — о трансформации этого будущего, то этот вопрос, эта проблема может решаться эффективно тогда, когда человек, во-первых, знает о законе взаимной адаптации нового и существующего, во-вторых — способствует этой адаптации, осознавая этот механизм. Он помогает приспосабливать существующие образцы, существующие элементы мира к тому новому, что он хочет привнести в будущее, и трансформирует это новое, адаптируя его ко всей системе жизненных элементов.

Таким образом, закон взаимной адаптации нового и существующего, — это закон, по которому формируется будущее. Знание этого закона позволяет осознанно управлять формированием будущего.

Проверяя этот закон на экстремумы, мы получаем два крайних варианта его действия. Так, если существующее не может адаптироваться к новому и подавляет его, возникает вариант трансляции существующего в будущее без каких-либо изменений, что может привести к неадекватности систем, которые мы рассматриваем в непрерывно изменяющейся окружающей среде. Эта опасность может принимать самые крайние формы.

Второй вариант неспособности к взаимной адаптации ведёт к подавлению, уничтожению существующего со стороны нового. Это революционный вариант, который ведёт к опасным последствиям, поскольку новое — это всегда риск, новое — это всегда перечёркивание существующего. В том случае, когда новое обладает большим адаптационным потенциалом, это ведёт к более благоприятному исходу для рассматриваемых процессов. Когда, что более вероятно, новое обладает меньшим адаптационным потенциалом, возникает та же коллизия, что и в случае с трансляцией существующего. То есть новое не может адаптироваться к уже существующему, а это ставит под угрозу существование самой системы, поскольку существующее со временем перестаёт быть адекватным меняющимся требованиям среды.

Управление будущим, таким образом, требует высокого качества новых идей и разработок, основой которого становится адаптационная способность нового при способности сохранения самотождественности этого нового.

Источник: Теоретико-методологические проблемы управления будущим. Вячеслав Дудченко. // Электронная публикация: Центр гуманитарных технологий. — 26.02.2007. URL: https://gtmarket.ru/laboratory/expertize/3735
Публикации по теме
Новые статьи
Популярные статьи