Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Элвин Тоффлер, Хейди Тоффлер. Революционное богатство. Часть VI. Протребление. Глава 30. Кода: невидимые каналы

А теперь пора в очередной раз свести обсуждавшиеся нами выше явления в единую систему. До сих пор мы обсуждали три ключевые идеи.

Первое. Мир переживает историческое изменение способа создания богатства, и это — составная часть рождения нового образа жизни или цивилизации, передовым отрядом которых выступают США.

Второе. Под поверхностью фундаментальных основ, известных бизнесу, инвесторам и экономистам, лежат «глубинные основы», и мы революционным образом меняем наше отношение к ним, особенно к времени, пространству и знанию.

Убыстряющиеся перемены, как мы показали, вызывают десинхронизацию во всё большем числе областей экономики. Они указывают на возможное начало деглобализации в экономике, происходящей параллельно усиливающейся в других областях глобализации. Прежде всего эти перемены трансформируют лежащие в основе знания, от которых зависит создание богатства, делая многие научные позиции устаревшими и ставя под вопрос не только науку, но и само понятие истины.

Третье. Мы видели, что денежная экономика — только часть огромной системы богатства, и она зависит от невидимых объёмов ценностей, производимых в мировой не-денежной экономике, основанной на протреблении.

Уяснение концепции двухчастной системы богатства должно помочь нам, кроме всего прочего, увидеть деньги в истинном свете и яснее понять, как они вписываются в революционную систему богатства завтрашнего дня.

Всеобъемлющая власть денег в нашей жизни подчёркивается изобилием комментариев по их поводу. Когда Уилли Саттона спросили, почему он грабит банки, он удивился столь глупому вопросу и ответил знаменитой фразой: «Потому что там деньги лежат!» Позже актёр Кьюба Гудинг-младший устами своего героя в фильме «Джерри Магвайер» внёс свою лепту в «денежную» литературу: «Покажи мне деньги!» А романист Том Роббинс, ударившись в теологические толкования, сказал: «Наличие банковского счета навевает какое-то буддистское спокойствие». Деньги почти обожествляют. Однако обожествление является также мистификацией.

Мы утверждаем, что пришла пора оспорить ложное утверждение, будто богатство — это лишь то, что могут измерить экономисты, или, другими словами, что стоимость создаётся, только когда деньги переходят из рук в руки. Вместо этого следует обратить внимание на более широкую систему богатства, в которой денежная экономика кормится «бесплатными обедами» и держится на плаву благодаря протребителям, которые бросают вызов её могуществу.

Влияние протребителя

Как мы видели, имеется по крайней мере дюжина важных каналов, через которые протребители и протребление взаимодействуют с денежной экономикой. В будущем эти каналы станут ещё более важными. Суммируем сказанное, начав с самого простого.

  1. Протребители выполняют бесплатную работу через «третьи работы» и самообслуживание. Пользуясь банкоматами или подсчитывая стоимость покупок в супермаркете, они сокращают затраты на труд и число соответствующих рабочих мест в денежной экономике. То же самое с небольшими поправками можно сказать, когда они сами заботятся о больных или престарелых, когда готовят еду и убирают дом, учат детей и выполняют прочие обязанности, вместо того чтобы поручать их другим и платить за услуги.
  2. Протребители покупают товары длительного пользования, производимые денежной экономикой. Они покупают разнообразные инструменты — от бензопилы до компьютеров и цифровых камер, что помогает им создавать стоимости для себя и других в не-денежной экономике. Таким образом, они сами создают рынок внутри денежной экономики.
  3. Протребители одалживают свои инструменты и капитал пользователям в денежной экономике — то есть готовят очередное блюдо «бесплатного обеда». В качестве примеров мы приводили предоставление доступа к компьютерам для медицинских и экологических исследований, астрономических наблюдений и других общественно значимых целей.
  4. Протребители улучшают свои дома. Они увеличивают стоимость недвижимости в национальной денежной экономике. Это происходит каждый раз, когда они красят или ремонтируют крышу своего дома, увеличивают его площадь, сажают деревья, своим трудом заменяя труд профессиональных строителей. Это, в свою очередь, влияет на цену недвижимости, залоговую стоимость, кредитные ставки и другие переменные денежной экономики.
  5. Протребители создают рынок своих продуктов, услуг или умений. Они делают это, когда, развив те или иные навыки, создав продукт или развив систему сервиса для себя, начинают этим торговать, иногда учреждая новые компании или бизнес-сектора. «Линукс», созданный протребителями вне рынка, породил серию важных коммерческих товаров на рынке.
  6. Протребители также делают продукты или услуги нерыночными. Они выводят товары и услуги с рынка, предлагая пользователям практически бесплатные альтернативные продукты. Внешняя угроза денежной экономике приводит к созданию новых и часто более дешёвых товаров на самом рынке. В пример можно привести систему междугородной телефонной связи на базе компьютера — VOIP или iPod и тому подобное. Протребление может ускорять цикл демаркетизации и маркетизации.
  7. Протребители создают стоимость как волонтёры. Они предлагают бесплатную помощь в экстренных случаях. В менее драматичных ситуациях они работают в центрах для престарелых, оказывают медицинскую помощь и другие услуги для общества. Они борются с подростковой преступностью, образуют соседские общины, церкви и другие группы социальной взаимопомощи и солидарности; иначе потребовались бы гораздо более значительные средства для содержания полиции, тюрем и тому подобного.
  8. Протребители предоставляют ценную бесплатную информацию для коммерческих компаний. Протребители делают это, тестируя их новые продукты, составляя аналитические обзоры, помогая выяснить потребительский спрос и совершая бесчисленное количество других действий.
  9. Протребители увеличивают власть потребителей в денежной экономике. Это происходит в процессе обмена информацией о том, что следует или не следует покупать. Они делятся опытом по вопросам сохранения здоровья; они высказывают мнение по поводу лекарственных средств, вооружая пациентов важными сведениями для общения с врачами.
  10. Протребители ускоряют инновации. В качестве неоплачиваемых гуру, гидов, учителей и консультантов протребители учат друг друга пользоваться достижениями новейших технологий сразу при их возникновении, таким образом ускоряя темп технологических усовершенствований и повышая производительность в денежной экономике. Они не только продуктивны, но и продуцивны.
  11. Протребители быстро создают знание, распространяют его и хранят в киберпространстве для нужд наукоёмкой экономики. Значительная часть информации и знаний, хранящихся в киберпространстве, стала доступной благодаря бесплатной деятельности протребителей — программистов, финансовых экспертов, социологов, антропологов, учёных, техников. Точность их сведений различна, и многое из того, что может попасть на рынок, уже сейчас активно используется инвесторами, бизнесменами, менеджерами в их деятельности в денежной экономике.
  12. Протребители воспитывают детей и воспроизводят рабочую силу. Протребители вносят наиболее значительный вклад в экономику в качестве родителей и опекунов. Участвуя в социализации своих детей, обучая их языку и прочим навыкам, требующимся в доминирующей экономике, они готовят поколение за поколением к созданию богатства. Без этого «бесплатного обеда» вообще не было бы денежной экономики.

Незамечаемая терапия

Перечисленное выше — это только некоторые из способов взаимодействия двух частей системы богатства. Их взаимодействие растёт в геометрической прогрессии, ставя новые вопросы о революционном богатстве завтрашнего дня.

Можно ли утверждать, будто такой вещи, как «бесплатные обеды» для денежной экономики, не существует? Какова, например, суммарная стоимость тех «бесплатных обедов», которыми не-денежная экономика кормит денежную? И насколько изменился бы бизнес и наши персональные стратегии, если бы мы побольше узнали об их взаимодействии?

Сколько из бытующих ныне представлений о сбережениях, инвестициях, труде, налогах и прочих переменных все ещё имеют смысл? Как изменение этих представлений повлияет на будущее богатство и бедность в глобальном масштабе?

И если то, что тут написано, правильно по сути, как следует расценивать суждение, будто целые классы населения являются «непродуктивными»?

Являются ли люди, не имеющие работы, обязательно непродуктивными? Все ли из тех, кто живёт на пособия, непродуктивны? А паралитики? И разве умный совет, данный по телефону паралитиком другу, не эквивалентен терапии, за которую психоаналитик получает по сто долларов в час? А если этот совет реально спас жизнь человеку на другом конце провода, замышлявшему самоубийство? Не стоил ли он двухсот долларов?

Революционное богатство — это не только деньги.

Содержание
Новые произведения
Популярные произведения