Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Роберт Антон Уилсон: Психология эволюции. Глава 7. Времясвязывающая диалектика: ускорение и замедление

В диалектике между природой и социально организованным миром человеческий организм трансформируется. В этой диалектике человек порождает реальность и, таким образом, порождает самое себя.

Бергер и Лакмэн, «Социальное устройство реальности».

Первый и второй контуры представляют собой Эволюционно Устойчивые Стратегии. На протяжении миллионов лет они функционировали примерно в одной и той же форме не только у приматов, но и у всех млекопитающих, а также многих других видов. Третий, семантический контур является Эволюционно Неустойчивой Стратегией. Точнее было бы называть его не эволюционным, а революционным.

Первые два контура построены на отрицательной обратной связи (в биологическом смысле). Они поддерживают гомеостаз — то есть неизменно возвращаются к тем же эколого-этологическим состояниям равновесия. Функция отрицательной обратной связи заключается как раз в поддержании устойчивости.

Во времясвязывающем семантическом контуре подобная устойчивая отрицательная обратная связь отсутствует. Он представляет собой механизм, который кибернетики и биологи называют положительной обратной связью. Он не возвращается к устойчивому состоянию, но постоянно стремится к новому равновесию на более высоком энергетическом уровне. (Отрицательная обратная связь возвращается к фиксированному состоянию, словно термостат. Положительная обратная связь ищет подвижную цель, словно самонаводящаяся ракета.)

Два первых контура отвечают за поддержание всего, что в человеке более или менее постоянно. Они полностью цикличны и непосредственно связаны с историческими циклами, обнаруженными Вико, Гегелем и другими подобными им философами.

Третий контур всегда сдерживался и жёстко ограничивался правилами, законами, запретами, табу и так далее, так как он разрушает подобные циклы. Он ведёт, если ему предоставить свободу, по спирали, устремлённой вверх.

В обществах, где третьему, семантическому контуру предоставлена частичная свобода — освободить его до конца ещё не решалось ни одно общество, — немедленно возникает эта спираль. Ранее это было известно как «прогресс», затем это слово вышло из моды.

Направленная вверх спираль (называем ли мы её словом «прогресс» или нет) является характеристикой того, что Карл Поппер определяет как «открытые общества». Это секулярные, гуманистические культуры, относительно свободные от табу и догматизма.

Такая свобода и по сегодняшний день является лишь относительной, так как многие табу скрыты на бессознательном уровне под видом «здравого смысла» или «приличий» и так далее. Любой, кто посмеет в них сомневаться, по определению является «еретиком», «предателем» или «безответственным психом».

(Как мы увидим, рационалисты, доминирующие в относительно свободных обществах, имеют свои собственные табу.)

Впервые существование математической формулы, описывающей скорость перемен в человеческом обществе, предположил историк Генри Адамс.

Под влиянием физики Ньютона Адамс предположил (чисто гипотетически: напоминание тем, кто смеется над его «наивностью»), что утилизация энергии обратно пропорциональна квадрату времени, подобно тому, как гравитация Ньютона обратно пропорциональна квадрату расстояния.

На основе тогдашних данных антропологии Адамс предположил, что человечество прошло в своём развитии путь длиной около 90000 с лишним лет. Затем он вычислил, что большая часть этого времени ушла на то, чтобы прийти к Галилею, научной методологии, началу индустриальной революции и огромному скачку вперёд в утилизации энергии, характерному уже для «современной» эпохи.

Поскольку число 300 является квадратным корнем из 90000, Адамс предположил, что следующий великий скачок должен произойти около 1900 года — через 300 лет после Галилео и как раз в то время, когда Адамс строил этот прогноз. Внимательно присмотревшись к окружающему миру, Адамс решил, что этим скачком к более высокому энергетическому уровню являются исследования семьи Кюри, открывшей радиоактивность. Как замечали многие комментаторы, читая Адамса, невозможно отделаться от мысли, что он очень точно предсказывает наш Атомный Век.

Воодушевлённый своей великой идеей, Адамс двинулся дальше. Так как число 17 является приблизительным квадратным корнем числа 300, он предсказал, что следующий великий революционный этап начнётся после 1917 года. А так как приблизительным квадратным корнем числа 17 является число 4, следующий шаг он намечает на 1922 год. По его словам, к тому времени в нашем распоряжении будет находиться неисчерпаемый источник энергии. Получилось не совсем так, как он предсказывал.

Тем не менее Генри Адамс шёл по правильному пути. Просто его математика была слишком упрощённой.

«По правильному пути» шёл и его брат, Брукс, который также искал «закономерности» в истории. Брукс выделил схему, которая, может быть, и не является полностью истинной, но так же приблизительно истина, как и обобщения Вико, Гегеля, Маркса и Тойнби. По мнению Брукса Адамса, каждая цивилизация в своём развитии проходит четыре следующих этапа:

  1. Монополизация знания жрецами. Например, египетские, как и майянские, жрецы держали письменность в секрете от мирян.
  2. Монополизация военной силы завоевателями, которые превращают себя в Государства или правительства. К примеру, «французский ублюдок» (Вильгельм Завоеватель, как его охарактеризовал Том Пейн) высаживается в Англии с передовой технологией — тяжёлая конница против местного пешего войска — и становится королем. Его родственники и приспешники становятся землевладельцами-лендлордами.
  3. Монополизация земли этими лендлордами. Сбор дани («ренты») с тех, кто живёт на этой земле.
  4. Монополизация выпуска денег национальными банками. Сбор дани («прибыли») за каждую денежную единицу, выпущенную в обращение.

Большинство цивилизаций прошло по меньшей мере три из этих четырёх этапов, хотя не всегда последовательно. Некоторые прошли все четыре этапа.

Брукс Адамс также заметил, что централизованный капитал (богатство, сосредоточенное в руках нескольких связанных между собой семейств) на протяжении документированного отрезка человеческой истории устойчиво перемещался в западном направлении. Первые крупные скопления капитала обнаруживаются в Шумере, затем денежный центр последовательно смещается в Египет, Грецию, на Аппенинский полуостров, в различные части Германии и в Лондон. Во время написания этого исследования (ок. 1900 года) равновесие колебалось между Лондоном и Нью-Йорком и до конца первой половины двадцатого века, по мнению Брукса Адамса, должно было сместиться в Нью-Йорк в связи с упадком Британской Империи. Его предположения подтвердились. У Брукса Адамса, однако, отсутствовала теория, объясняющая это движение капитала на запад в течение 6000 лет. Он просто выделил тенденцию.

По мнению многих, это движение все ещё продолжается. Так, например. Карл Оглсби в «Войне ковбоев с янки» представляет американскую политику с 1950 года борьбой «старого богатства янки» (ось Нью-Йорк — Бостон, пришедшая на смену Лондону после 1900 года) и «нового богатства ковбоев» (нефтяные и аэрокосмические миллиардёры Техаса и Калифорнии). По состоянию на 1997 год похоже, что ковбои выигрывают; этого и следовало ожидать, если за адамсовской западной миграцией капитала стоит некий реальный «закон».

В одну из ночей 1919 года графу Альфреду Кожибскому приснился необыкновенно ясный сон, и он проснулся со счастливыми слезами на глазах и отчётливым чувством, что именно передача сигналов от поколения к поколению — времясвязывающая функция третьего контура — отличает нас от других приматов.

Кожибский первоначально предполагал, что времясвязывание может быть описано математически. Позднее он оставил эту идею — его выкладки были так же неадекватны, как и расчёты Генри Адамса, — но всё же стоит остановиться на них и проследить, каким образом был открыт настоящий Закон Ускорения.

Сначала Кожибский предположил, что если все изобретения, открытия и так далее некоторого гипотетического первого поколения людей принять за Р, а скорость, с которой следующее поколение превосходит этот уровень, — за R, то общая сумма изобретений, открытий и так далее в конце второго поколения будет описываться произведением PR. С алгебраической точки зрения это совершенно справедливо. Затем, после третьего поколения, этот запас будет равняться PRR, а после четвёртого — PRRR.

Для общего случая получается выражение PRt, где t — число поколений, отсчитываемое от поколения, выбранного за точку отсчёта.

Кривая этой зависимости с каждым поколением восходит все круче. Кожибский прямо указал на то, что Элвин Тоффлер позднее назвал «шоком будущего», и пытался описать это явление математически.

Многие переменные в экономико-технологической истории на самом деле удовлетворяют PRt-функции Кожибского, но не все. Математика снова оказалась слишком простой — все не может изменяться с одинаковой скоростью. Тем не менее Кожибский, как и Генри Адамс, был близок к истине: ускорение действительно существует и тесно связано с времясвязыванием — передачей сигналов между поколениями.

То, что лежит в основе ускорений, замеченных Генри Адамсом и Кожибским, сегодня известно как выбор негэнт-ропии из стохастических процессов. Нашими знаниями в этой области мы в основном обязаны почти одновременным (1946–1948) открытиям квантового физика Эрвина Шрёдин-гера, математика Норберта Винера и специалиста в области электронных коммуникаций фирмы «Белл Лабораториз» Клода Шеннона.

Стохастический процесс — это серия случайных событий, но серия особого рода. В стохастическом процессе некоторый фактор или действие осуществляет выбор — выделяет в случайной последовательности процесс, который не является случайным.

Процесс, не являющийся случайным, в математике известен как информация.

Информация может также быть определена как организация, или связность.

Грегори Бэйтсон определил информацию как «различия, которые составляют различие».

Информация — связность — «различия, которые составляют различие» — времясвязывание Кожибского, — всё это аспекты непредсказуемого. Если вам уже что-либо известно или вы можете легко это предсказать на основе уже имеющихся у вас сведений, для вас это — не информация. И наоборот, если вы чего-то не знаете или не можете предсказать, это — информация.

Динамика эволюции — это отбор информации, связности из серии случайных событий. Появление информации можно грубо проиллюстрировать следующими тремя стишками:

Розы красные, Фиалки — синие, Сахар — сладкий, И ты тоже.

Если только читатель не вырос в относительной изоляции от американо-английской народной культуры, это стихотворение содержит для него очень мало информации. Каждая следующая его строчка легко предсказуема. Теперь прочтите следующее:

Розы красные, Тушь — черная, Сделай любезность, Сядь на гвоздь.

Эта грубая шутка (школьного происхождения) несёт в себе больше информации для большего числа читателей, так как она менее предсказуема. Ещё один скачок информативности возникает в следующем варианте, принадлежащем Стиву Аллену:

Розы красные, Фиалки — синие, Ты ждешь рифмы, Но её не будет.

Юмористическая непредсказуемость этого стихотворения сообщает ему, с математической точки зрения, большую информативность, чем то предсказуемое стихотворение к дню Святого Валентина, с которого мы начали. Если вам все ещё не ясно, вернитесь к элегантному упрощению Бэйтсона: «Информация — это различия, которые составляют различие».

В математике информация также известна как негативная (отрицательная) энтропия или — широко употребляемое сокращение — негэнтропия.

Энтропия — степень омертвелости системы. Негэнтропия или информация — степень оживлённости системы.

Эволюция всегда определяется по меньшей мере двумя стохастическими процессами, каждый из которых выступает в роли «селектора» другого (других). В неживых системах, где подобная «селекция» отсутствует, энтропия (недостаток связности) устойчиво возрастает, как утверждается в известном втором законе термодинамики. В живых системах, благодаря стохастической селекции, устойчиво возрастает негэнтропия (информация). По выражению Шрёдингера, «Жизнь питается негативной энтропией». Жизнь — это процесс упорядочивания, выбора и определения связности.

Если не вдаваться в метафизику, то жизнь (эволюция) всегда ведёт себя так, как если бы она всегда стремилась к более высокой связности, то есть более высокой разумности.

Этот процесс ускоряется, ибо, как математически доказал Шеннон, является логарифмическим. Кривая, соответствующая логарифмической зависимости, уходит вверх тем круче, чем больше значение аргумента.

Таким образом, ускорения, замеченные Адамсом и Кожибским, представляют собой вклад человечества в процесс, который и без того всё время присутствовал в эволюции.

Ускорение человеческой составляющей выше, чем ускорение дочеловеческой эволюционной составляющей, так как при помощи третьего, семантического контура и его символов мы способны передавать информацию (негативную энтропию — связность) из поколения в поколение.

Мировое богатство в виде «реального капитала» (действующие заводы, известные на данный момент месторождения и так далее) удваивалось каждое поколение с тех пор, как экономисты в восемнадцатом веке начали обрабатывать статистику.

Откуда берётся это богатство? По мнению ортодоксальных экономистов, оно происходит из земли, труда и капитала. По мнению марксистов, оно происходит только из земли и труда, а капиталист является вором, который поместил в этот процесс искусственную систему бухгалтерского учёта. И те, и другие ошибаются. Земля и труд или земля, труд и капитал не могут произвести новое богатство, если они организованы вокруг ложной идеи — такой, например, как поиск нефти там, где её нет. Подлинный источник богатства — это правильные идеи, жизнеспособные идеи, то есть негативная энтропия (информация).

Источником же этих связных (жизнеспособных) идей является человеческая нервная система. Все богатство создаётся человеческими существами, разумно использующими свои нейроны.

Однажды невротический молодой человек пришёл к мастеру дзэн и спросил, как ему обрести душевный покой.

«Как тебе может чего-то не хватать, — спросил его Роси 1, — когда ты обладаешь великим в мире сокровищем?»

«Что же это за величайшее в мире сокровище?» — недоуменно спросил юноша.

«Место, откуда приходит этот вопрос, является великим в мире сокровищем», — сказал мастер (надо заметить, сказал с совершенно не характерной для учителей дзэн ясностью).

Конечно, будучи буддистом, мастер принял обет бедности и имел в виду нечто совершенно иное, чем то, о чём мы здесь говорим. Но он знал, что весь наш опыт рождается в нашем мозгу — боль и беспокойство, блаженство и экстаз, все высшие эволюционные видения и вневременные переживания, и так далее. Мозг также является «великим в мире сокровищем» с точки зрения материалистической экономики: в нём рождаются все идеи, которые, находя применение в социуме, превращаются в богатство: дороги, научные законы, календари, фабрики, компьютеры, лекарства, телеги, автомобили, реактивные самолёты, космические корабли…

Если вы читаете эту книгу не в пустыне, оторвитесь от страницы и посмотрите вокруг. Всё, что вы видите, кто бы теоретически этим ни «владел», является времясвязывающим результатом материализованных или проявленных идей, родившихся в творческих умах людей. Все это — негативная энтропия. Связный порядок.

И эта система движется ко всё большей связности в непрерывно растущем темпе.

Конечно, если вы всё же находитесь в пустыне, вы также увидите связный порядок, но в этом случае темп его изменения в сторону большей связности будет гораздо ниже. То есть те стохастические процессы, которые мы называем генетическим дрейфом, эволюцией и так далее, стремятся к высшему порядку медленнее, чем стохастические процессы, которые называются человеческой мыслью, изобретением, культурой и так далее (Вот почему так трудно достигнуть соглашения в вопросе о разумности природных процессов. Как отмечает Бэйтсон, если предположить, что каждый упорядочивающий процесс является разумным, тогда биосфера действительно является разумной; но если называть словом «разумный» только те упорядочивающие процессы, которые протекают с той же скоростью, с какой функционирует наш мозг, тогда природа просто механична, а не разумна. Перед инопланетянином, чьё восприятие времени отличается от нашего, этот вопрос вообще никогда бы не встал.)

Большая часть того, что мы воспринимаем в человеческом мире, состоит из конкретизированных идей в указанном выше смысле. Взгляните ещё раз на человеческое общество; вы видите исторический человеческий мозг, проявляющий себя вовне.

Конечно, не все идеи одинаково хороши.

Таким образом, не все проявленные идеи (человеческие творения в биосфере) одинаково хороши.

Вот почему в прошлом веке некто Джон Раскин попытался ввести различение богатства (англ. wealth) и бедства (англ. illth). Это различение не было принято и не вошло в язык, так как в то время люди не были к этому готовы.

Богатство, по мнению Раскина, состоит из всех тех артефактов (конкретизированных идей), которые улучшают человеческую жизнь или жизнь вообще. Бедство состоит из тех артефактов, которые разрушают, ухудшают или унижают жизнь. Фабрика, загрязняющая воздух или воду, в этом смысле является бедством, равно как и бомба, меч, пистолет, танк или нервно-паралитический газ.

Миграция Капитала на Запад, замеченная Бруксом Адамсом, была миграцией одновременно и богатства, и бедства.

Очевидно, в примитивных планетарных условиях — ограниченное пространство и ограниченные ресурсы — бедство считалось необходимым для защиты богатства. Территориальная политика одомашненных приматов во многом сходна с территориальной политикой всех остальных млекопитающих; просто у приматов лучше развито умение создавать оружие массового поражения. Первоначально это было необходимо для выживания — Относительного Успеха Эволюции, — так как приматы, в отличие от других млекопитающих, появляются на свет без физиологического, «встроенного» оружия (смертоносных клыков, когтей, рогов и так далее).

Начиная с Века Разума (XVIII столетие) экспоненциальный рост богатства (проявления идей, улучшающих жизнь) вызывал к жизни всё больше утопических мечтаний. В то же время, равный по величине и противоположный по знаку рост бедства вызывал всё больше антиутопических и апокалиптических страхов.

Капитал неуклонно движется на Запад так как новые идеи всегда возникают на гребне волны.

Любые предположения относительно будущего — утопические или антиутопические — всегда основываются на представлении о доминирующем факторе эволюции. Вся эта книга, а не только данная глава, основана на убеждении, что решающим фактором эволюции является способность производить богатство (стремиться к высшей степени связности). Способность производить бедство — архаическая система выживания млекопитающих, необходимость в которой быстро снижается.

Наиболее значительная в истории концентрация богатства (реального капитала и идей, рождающих новый капитал) сегодня сосуществует с наиболее значительной концентрацией эволюционно развитых нервных систем.

В Калифорнии, Орегоне, на Аляске, в Британской Колумбии, Аризоне, Техасе, на Гавайских островах, в Японии и везде в Тихоокеанском регионе, где Запад встречается с Востоком, мир 2000, 2010, 2050 годов творится людьми, которые являются ветеранами гигантской Нейрологической Революции, — психоделическими пионерами 1960-х, выпускниками Движения Сознания 1950–70-х, объединителями современной психологии и древней восточной мудрости. Мэрилин Фергюсон, представительница этого движения, называет его Заговором Водолея. Том Вулф 2, путешественник во времени из Нью-Йорка, то есть из нейрологического прошлого, из культуры, сформировавшейся до 1950 года, называет их Поколением «Я».

Это Поколение «Я» временно представляет собой высшее значение времясвязывающей функции. Неуклонно продвигаясь на Запад, прочь от Традиции, прочь от Догмы, они являются продуктами, как Эдмунд Берк сказал о первых американцах, «несогласия в среде несогласных и протестантизма в среде протестантов». Каждая ересь, покидавшая Европу, давала жизнь новым, ещё более диким ересям на Восточном Побережье в период с 1600 по 1800 гг. Те, кто «слишком выделялся», вынуждены были перебраться ещё дальше на запад и образовали тысячи утопических коммун (анархисты, евангелисты, сторонники свободной любви и так далее), которыми в середине XIX века был усеян весь Средний Запад. Те, кто «выделялся» ещё больше, — совсем уж нетрадиционные — за последние 30–70 лет сместились ещё дальше на запад.

Смысл этой миграции представляет загадку для Восточных штатов и ещё большую загадку — для европейцев.

Ещё более загадочным это явление стало, когда оно достигло тихоокенского побережья и начало взаимодействовать с такими восточными нейронауками и искусствами работы с мозгом, как йога, даосизм и дзэн.

Оно целиком проглотило восточные уроки, в то же время сохранив свою западную сущность. Оно осталось западным — несогласие в среде несогласных и так далее, — и последние два-три десятилетия набирает силу и определяет направление.

Его цель — Высшая Связность и Высший Разум.

Это новая Элита Власти.

Ещё молодыми людьми эти заговорщики Водолея совершили Молодёжную Революцию 1960-х, которая, несмотря на все свои излишества и промахи, изменила и улучшила связь «студент — администратор — учитель» в наших университетах; позволили некоторому количеству здорового гедонизма проникнуть в нашу пуританскую культуру; импортировали с дюжину различных восточных нейронаук (и, к сожалению, две дюжины различных восточных глупостей); инициировали экологическое движение (первое признание различий между богатством и бедством в планетном масштабе); возродили подлинную любовь к дикой природе; внедрили идею гибкого рабочего графика и другие новшества, освобождающие человека от экономической роботизации 3; положили начало движениям за эмансипацию женщин, геев, детей и щедро поддержали борьбу за освобождение чёрных; остановили вьетнамскую войну; распространили в нашей культуре холистическую медицину и сделали ещё многое другое.

Эта же группа в настоящее время возглавляет компьютерную революцию; пробивает путь идее космической миграции; поддерживает проект избавления от голода, который ещё при нашей жизни мог бы накормить всех голодающих на планете; находится в авангарде Революции Долголетия и поиска бессмертия и делает ещё многое другое.

И все они ясно сознают себя участниками взрывного процесса Интенсификации Разума, который является основной темой данной книги.

Этот тип «западного прогрессизма» (или утопизма) возник на Ближнем Востоке и во многом обязан своим происхождением евреям. Вот почему все реакционеры интуитивно исповедуют антисемитизм. Как писал об этой традиции Уильям Блейк:

Пророки Исайя и Иезекииль делили со мной трапезу, и я спросил, как они отважились утверждать, что Сам Бог говорил с ними, и не боялись ли они, что они могут быть неверно поняты и ввести людей в заблуждение.

Исайя ответил: «Я не слышал Бога ушами и не видал глазами, но чувства мои обрели бесконечность во всём, и я уверовал и остаюсь убеждённым, что голос искреннего гнева есть глас Божий. Я не думал о последствиях, но написал книгу».

Видение «бесконечности во всем» характерно и для Запада, и для Востока; но отличительно западной чертой, унаследованной от евреев, является «голос искреннего гнева» по отношению к любому институту, который отрицает или принижает бесконечность, существующую в каждой человеческой душе. Полное высвобождение нашего человеческого потенциала, зажигание света Прометея повсюду — это отличительно западная мистическая традиция, которой нет ни в индуизме, ни в буддизме, ни в даосизме, ни в любой другой восточной религии.

Томас Джефферсон развил свою идею «все люди созданы равными» на основе восприятия бесконечности в каждом человеке, которому он научился у шотландских философов Рейда и Хатчесона. (У Хатчесона же Джефферсон также позаимствовал и идею «неотчуждаемых прав».) Шотландское Просвещение, равно как и Просвещение французское и английское, было началом материализации и проявления иудео-христианской мечты о Граде Божьем.

Именно в этих иллюминатских кругах XVIII века возникла концепция прогресса, сознательно возродившая символизм Прометея. За последние несколько десятилетий эта идея подверглась стольким нападкам, что её защита может показаться читателям архаизмом и эксцентричностью.

Тем не менее, эволюция реальна: квантовые скачки действительно происходят как в биосфере, так и в интеллектуальной истории человечества. Мы несемся на гребне волны растущей сознательности и распространяющейся разумности, которая движется всё быстрее независимо от нашей воли.

Большей части людей — особенно большей части правящей элиты — не нравится это ускорение. Миграция капитала (то есть идей) в западном направлении во многом была уходом от угнетения, эскапистским движением (сегодня кое-кто называет эскапизмом стремление человечества освоить Космос). Везде и всегда те, кто правит обществом, пытались обуздать деятельность третьего контура, замедлить ускорение, наложить ограничения на свободу печати, свободу слова и даже свободу мысли.

Греческий миф о Прометее Прикованном — титане, принесшем свет человечеству и за это осуждённом на вечные муки, — это очень точный символ того, как обращаются с третьим контуром в большинстве человеческих обществ.

Своеобразный способ, которым в большинстве обществ импринтируется четвёртый, социополовой, контур, — странные табу, которые сковывают нас всех, в любом племени, как бы технологически «развито» оно ни было, — тоже является частью диалектики ускорения-замедления.

Импринтирование четвёртого контура в основном используется в качестве тормоза, сдерживающего свободную активность времясвязывающего семантического контура.

В этом состоит историческая функция табу и «морали».

Упражнения

  1. Сравните Грецию IV века до новой эры, Рим I века новой эры, Южную Европу на заре Ренессанса, Англию 1600–1900 годов, Нью-Йорк 1900–1950 годов и сегодняшнюю Калифорнию. Определите соотношения между накоплением богатства и накоплением ересей, новшеств, вероисповеданий, чудаков, пионеров, изобретателей и так далее.
  2. Представьте себе, что вы кладете один цент на первую клетку шахматной доски, два цента — на вторую, четыре — на третью и так далее. Сколько центов вы должны будете положить на шестьдесят четвёртую клетку? Именно так действует времясвязывание в относительно открытых обществах.
  3. Прочитайте обвинения, которые были предъявлены Галилею ортодоксальной наукой того времени.
  4. Прочитайте обвинения, которые были предъявлены Бетховену, Пикассо и Джойсу теми, кто хорошо знал, какими должны быть музыка, рисование и романы.
  5. Как вы думаете, будут ли описаны в «Сайентифик Америкэн» самые важные научные идеи 1997 года в 1997 году, или, может быть, в 2017?
  6. Выясните, сколько лет прошло между публикациями работ Эйнштейна с изложением специальной теории относительности и принятием этой теории большинством физиков.
Приме­чания:
  1. Роси (яп.) — учитель дзэн. — Прим. ред.
  2. Томас Клейтон Вулф (1900–1938) — американский писатель. — Прим. ред.
  3. Практически во всех компьютерных фирмах Силиконовой Долины действует система гибкого рабочего графика. Сотрудники сами определяют, в какие часы они будут работать.
Содержание
Новые произведения
Популярные произведения