Гуманитарные технологии Аналитический портал • ISSN 2310-1792

Джон Лилли. Центр циклона. Глава 10. Моя первая поездка в Чили

К концу программы в Исалене я начал сознавать, что мне следовало бы поехать в Чили и встретиться с Оскаром Ичазо, посмотреть, что это за человек и определиться, следует ли мне участвовать в его обучении. Итак, 1 мая я отправился в Чили в Арику, на одну неделю. За эту неделю с Оскаром я обнаружил для себя впервые на этой планете личность, которая очевидно побывала в тех же пространствах, где был я, которая могла дать об этих пространствах объективно с помощью интеллекта, и которая в то же время могла ободрить меня, принять мой собственный опыт как реальность. Наш контакт был почти немедленным — «Сущность с сущностью».

Внешность Оскара на первый взгляд не соответствовала ожиданиям. Он носит современное западное платье, выбранное с очень хорошим вкусом. Его гардероб разнообразен. Он носит цветной в тон брюкам пиджак с рубашкой и галстуком, когда это принято. У него отдельные костюмы для различных ритуалов и церемоний. Однако он одевается так, что не привлекает к себе внимания, используя цвет в своей одежде как выражение вида дневной энергии. Он среднего роста, не высок и не мал. Его чёрные волосы относительно коротко подстрижены и начинают редеть на макушке. Он носит чёрные усы. Глаза у него темнокарие, выпуклые. Черты лица весьма подвижны, когда он выражает себя. Осознаешь искренне чувство связи с другими людьми как в лице, так и в теле. У него экономные движения человека, чувствующего своё тело, экономное расходование энергии как при использовании мимики, так и жестов. Он обладает спокойствием, созерцательной безмятежностью, которые определяют его движения.

Столь же эффектна его манера говорить. Она берёт начало из единого центра внутри, отражающего вовне сознаваемый центр слушателя. Присутствуя при его разговоре с другими людьми, я видел, что он, по всей видимости, вникал в состояние каждого и использовал язык, тон и содержание в зависимости от нужд каждого конкретного человека. В большинстве бесед он выражал позитивную сторону, находя позитивное в негативном и за ним. Много раз он показывал мне, что мои наиболее отрицательные (как я думал) переживания были неоценимой помощью при обучении и, следовательно, являлись положительными.

Неоднократно он демонстрировал то, что мои временные отрицательные точки зрения были моими собственными построениями, не имеющими за собой объективной реальности.

Жизненный опыт такого рода с Оскаром показал мне пользу его основного тезиса, что достижение желаемых состояний сознания является отчасти делом техники, проверяется опытом и подтверждается собственными переживаниями. Он познакомил меня с упражнением парной фиксации глаз, которое представляет собой весьма действенную технику межличностного программирования. Сидя и не двигаясь, каждый смотрит в глаза друг друга. Когда это продолжается от десяти минут до часа, происходит множество вещей: перцепция, переживание, бытие.

При первой демонстрации этого приёма случилось так, что я разделил с ним прошлые жизненные переживания нескольких десятков жизней в различных местах этой планеты, включая Китай, Средний восток, раннюю Европу. Я входил также в пространства Великого мира, спокойствия и золотого света. Все эти переживания с Оскаром показались мне очень близкими, безопасными и благодарными. Я также провёл много времени со Стивом Страудом и Линдой, которых обучал Оскар.

Оскар разрешил мне рассказывать все о том, что они делали. Но он просил меня не передавать информацию группе из США, которая должна была приехать. Он экспериментировал с нами с целью найти те стороны его собственной системы тренировки, которые были бы приемлемы для нас. Он использовал нас в качестве «морских свинок», образцов североамериканцев, и выяснил, что именно нам необходимо в наших тренировках.

Они продемонспрнровали гимнастику и серию специальных физических упражнений, которыми они занимались. Показали мне некоторые мантры и молитвы и рассказали о своих контактах с Оскаром. В это время Оскар проводил массу индивидуальной работы. Каждый курсант должен был брать с собой на сеанс магнитофон и записывать все, о чём говорилось. Они постоянно находились на фантастическом индивидуальном графике. Они должны были подниматься в восемь утра и заканчивать свою школьную работу около полуночи, должны были по очереди принимать участие в различных работах по ведению хозяйства, закупке продуктов и приготовлению пищи. Лишь это являлось их «свободным временем». Они также рассказали об упражнениях в пустыне, так называемых «лампас», выполняемых в воскресенье.

На этот раз я решил вернуться сюда в июле. Я отложил большую часть изучения этого материала до занятий, начинавшихся в июле. Я знал, что освоила эта контрольная группа из четырёх человек из того, что Оскар использовал бы с новой группой, так что представлялось разумным не забегать вперёд. Продолжая свой собственный личный контакт с Оскаром, я рассказал о своих прежних переживаниях на пороге смерти, о контактах с двумя гидами и о тех пространствах, где я побывал с помощью LSD. Я рассказал ему о случае из моего детства в католической церкви и о видениях моей юности.

Оскар подтвердил те части моих переживаний, которые, как я чувствовал, были существенными и реальными. Они были реальностями, которые я исследовал вне себя, но существовавшими, очевидно, внутри меня, это их Сидней Кохан назвал «за пределами внутри». Позднее я более подробно рассказал Оскару о своём переживании «космического компьютера», и он сказал: «Вы сожгли громадное количество своей кармы посредством этого переживания. Это путь сжечь Карму для тех, кто может сделать это, не теряя связи со своей сущностью. Вы должны были иметь помощь с других уровней, чтобы быть способным пройти через это переживание. Некоторые эзотерические школы используют такую технику в случаях редких индивидуальностей, но они не рекомендуют её использование в общем случае».

Я подтвердил, что имел помощь с других уровней. Я упомянул двух гидов и программирование со стороны Эллен Бойни, чтобы достичь двух гидов в этом переживании. Я также вполне недвусмысленно видел пути, на которых я мог провалиться в это переживание.

Во всяком случае, я мог бы исключить это переживание и не запомнить его, потому что оно было слишком болезненным. В соответствии с эзотерической традицией это было бы очень печально, так как я прошел бы через тяжелейшее переживание и не извлек из него пользы, если бы не необходимое отрицательное подкрепление, которое оно во мне вызвало.

Чтобы сжечь карму, надо бодрствовать в высшей степени, невзирая на то, что с вами происходит. Никогда в случае отрицательного или положительного переживания высокого уровня энергий нельзя позволять своему сознанию отключаться. Если проходить через чисто отрицательное переживание крайне высокой энергии, нужно допустить такую запись этого отрицательного пространства, чтобы собственный метапрограммист туда больше не вернулся. Только чистейшие отрицательные переживания стоят такой записи, чтобы служить указательными вехами для полного избегания таких пространств в будущем. Благодаря чистым переживаниям, занесённым в память, как только это отрицательное пространство начинает проявлять себя внутри нас, можно проделать необходимые процедуры, чтобы переместиться в положительное или нейтральное пространство.

Таким образом, с Оскаром я понял, что сжигание Кармы, по крайней мере частичное, состоит во внесении в память определённых переживаний с мощным отрицательным знаком на них, чтобы предотвратить их повторение. Установить, усвоить это довольно просто: если собираешься оставаться в положительных пространствах, то нужно иметь автоматическую программу избегания отрицательных состояний, встроенную в биокомпьютер. Однажды внедрённая, внушённая, она позволяет компьютеру оперировать в положительной области.

Аналогичным образом: во время высоких положительных состояний необходимо помнить переживания положительные или вознаграждающие (сжигание Кармы — это сознательное прохождение последовательности ваших прошлых действий без стыда, боязни, страха или цензуры), так что они будут автоматически увлекать обратно в эти пространства. Это также есть часть нашей Кармы в том смысле, что без существенных переживаний в высокоположительных пространствах мы испытываем серьёзнейшие трудности в знании того, как нам туда вернуться. Если мы обладаем переживаниями высокоположительных пространств, — это стимулирует нас настолько, что мы желаем вернуться и запоминаем пути.

В каждого из нас встроена почти автоматическая система поощрения. В лоне матери, в детстве, мы длительное время пребывали в положительных состояниях, хотя и не запомнили этого. Нужно было взять нас из положительного состояния, чтобы мы поняли, что является наказанием быть удалённым из положительного состояния — и наградой — вернуться туда. Джебран К. Джебран сказал об этом: «Чтобы узнать радость, нужно знать печаль».

Оскар сказал, что Карма — это всё, что уносит нас из положительных мест и продолжает делать так. Чистая паника, чистый ужас, чистая вина могли быть испытаны и таким образом служить в качестве будущих пунктов избегания. С помощью такого вида тренировки, проходящей через наш автобиографический материал, мы могли бы, очевидно, достичь постоянной положительности или Сатори к зрелому возрасту сознательно и без непроизвольных упадков духа и автоматических бессознательных остановок в положительных состояниях, не сознавая, где мы были.

Чтобы быть гурджиевским человеком, бодрствующим человеком, более высоким уровнем человека, — нужно бодрствовать, оставаться разбуженным, запоминать положительно и отрицательно подкреплённые переживания. Целью пробуждённого человека является в конечном итоге оставаться в более высоких состояниях, привнести более высокие состояния в обычную жизнь.

Этот подход к рассмотрению работы по духовному развитию убедил меня в конце концов вернуться в Чили и пройти курс.

Эмпирический подход Оскара к духовному развитию привлёк меня, поскольку я также любил практическое дело, живую практику. Так как Оскар не просил меня верить вещам, которых я не испытал сам, я был заинтригован. Поскольку мы обсуждали мою речь, как речь исследователя запредельных пространств, испытателя, то из этого следовало, что эмпиризм был как раз той позицией, которую я занял в обучении. Я мог бы начать с любым набором верований, какие бы я только пожелал, и, вероятно, должен был оставить некоторые из них, — если не все, по мере своего прогресса, — но это зависело бы от меня. Оскар сказал, что он не пытается убедить кого бы то ни было иначе, кроме как прямым личным переживанием феномена. Я нашёл программу Оскара соответствующей тому, что я собирался делать. В дополнение ко всему он и лично произвел на меня сильное впечатление.

Этот подход соответствовал моим собственным особым намерениям. Как я заявлял в «Человеческом биокомпьютере», я — исследователь. Если я пытаюсь использовать что-либо ранее, чем исследовать, я становлюсь предвзятым в своих исследованиях. Любая тенденция к исследованию предпрограммирует любое предпринимаемое мною путешествие. Это служит причиной того, что определённое явление случается опять и опять. Если у вас есть повторяющиеся программы ниже вашего уровня сознания, то в этих обстоятельствах они имеют тенденцию повторяться и мешают вам в поисках новых пространств.

Таким образом, за эту однонедельную поездку в Чили в мае 1970 года я смог рассмотреть нечто вроде остова системы тренировки, которую Оскар собирался предложить. Хотя я не мог увидеть полную программу, я заглянул в сферы, куда бы я хотел пройти, так же, как и в сферы, в которых я уже был и куда хотел бы вернуться. У меня были некоторые сомнения, которые я держал при себе. Мне не нравилась идея пребывания в закрытой группе, эзотерической или какой-нибудь ещё. Я следовал своим собственным путём, учась где и у кого только можно. В соответствии с моим личным опытом, политика, свойственная многим групповым решениям, снижает качество и эффективность действий. Умная, деятельная и энергичная индивидуальность, которая основывается на опыте и действует в широкой коалиции с другими, значительно более эффективна, чем она же в группе со строгой организацией, — так мне, покрайней мере, представилось.

Содержание
Новые произведения
Популярные произведения