Гуманитарные технологии Информационно-аналитический портал • ISSN 2310-1792
Гуманитарно-технологическая парадигма

Современные государства почти не имеют шансов выиграть войну с партизанами и террористами

Ежегодно в мире происходит от 20 до 80 вооружённых конфликтов, и в основном — это партизанские войны. Все они идут по схожей схеме — регулярные войска контролируют крупные населённые пункты, партизаны базируются в сельской местности, лесах, горах, пустынях, иногда в городах и организуют налеты, диверсии, терористические акты.

Американские исследователи Джейсон Лайалл (Jason Lyall), сотрудник Принстонского Университета (Princeton University), и подполковник Исайя Вилсон (Isaiah Wilson), работающий в Академии Армии США в Вест-Пойнте (US Military Academy at West Point), опубликовали статью, в которой доказывают, что шансы современного государства выиграть войну с инсургентами за последние 200 лет заметно уменьшились.

До недавнего времени термин "инсургент" считался устаревшим, однако в настоящее время снова вошёл в широкий оборот. Инсургентами (от лат. Insurgens — восстающий — участник восстания, повстанец) называют как участников вооружённых восстаний, так и представителей партизанских формирований, воюющих с правительствами. Термин также часто используется для обозначения террористических групп, ставящих своей целью уничтожение государственных структур. Как правило, инсургенты не пользуются правами воюющей стороны.

В статье, которая называется "Американский Путь Войны и Мира в Сравнительной Перспективе" (The American Way of War and Peace in Comparative Perspective) проанализированы результаты более 250-ти конфликтов, начиная с партизанской войны испанцев против Наполеона (1808-1814). Авторы приводят следующие цифры: если в период с 1800 по 1850 год шансы государств победить партизан составляли 85%, то в последующие десятилетия они стали постепенно снижаться. В 1850-1900 годы они составляли 74%, в 1900-1950-е — 55%, а в 1950-2003-е — лишь 21%. Исследователи делают вывод, что чем могущественней и богаче становится государство, чем лучше оснащены его вооружённые силы, — тем менее эффективно оно действует в условиях "асимметричной" войны.

Примечательно, что с течением времени государства утрачивают способность побеждать тех же противников, действующих на той же территории. К примеру, Франция выиграла войну у алжирских партизан в 19 веке, но проиграла её в 20-м.

Авторы предлагают ряд теорий, объясняющих причины этого парадокса. Первая гласит, что "лев не способен успешно ловить мышей", — то есть современные вооружённые силы чрезмерно сильны для борьбы с инсургентами. Вторая предполагает, что кардинально изменились правила игры: ранее государства могли использовать негуманные и откровенно жестокие методы борьбы с инсургентами (например, натравливать одни племена на другие или использовать методы геноцида), что позволяло им достичь успеха.

Энтони Джоз (Anthony James Joes), автор масштабного исследования "Противостояние Повстанцам: История и Политика Борьбы с Инсургентами" (Resisting Rebellion: The History And Politics Of Counterinsurgency), также считает, что чем более продолжительное время продолжаются подобные конфликты, тем больше шансов у инсургентов добиться победы. Образно говоря, армия решает тактические задачи, инсургенты — стратегические. Задача последних — проиграть битву, но выиграть войну. Например, военные теоретики Северного Вьетнама утверждали, что партизанская война — это "стратегия, против которой не существует контрстратегии". Эрнест Эфанс (Ernest Evans), автор книги Война без Славы" (Wars Without Splendor), приводит показательный пример. В 1975 году встретились два высокопоставленных офицера из США и Вьетнама, которые ещё недавно воевали друг против друга. Американец заявил: "Вам не удалось победить нас ни в одном сражении!", на что вьетнамец отреагировал: "Все это так, но это не имеет никакого значения".

Следует отметить, что по данным Центра Оборонной Информации США (Center for Defense Information), к началу 2007 года в мире протекало 15 крупных вооружённых конфликтов (крупным конфликт считается в том случае, если было зафиксировано более 1 тыс. жертв, включая военных и гражданских лиц). Кроме того, сейчас в мире существует более 20-ти «горячих точек» и при определённом развитии событий эти очаги напряжённости могут дать начало новым войнам. В частности, к числу «горячих точек», в которых государствам противостоят преимущественно инсургенты, могут быть отнесены следующие конфликты:

Иракское правительство при поддержке США и межнациональных сил коалиции против различных вооружённых группировок и террористов «Аль Каеды». Конфликт начался в 2003 году после оккупации Ирака. В конфликте принимают участие США, Великобритания, Австралия, Япония, Южная Корея, Италия, Польша, Украина, Дания, Кувейт, Сирия и многие другие страны. Активные действия и изощренная тактика иракских инсургентов стали настоящим сюрпризом для США. Несмотря на все усилия, снизить их активность пока не удаётся.

Израиль против Палестинской Автономии и террористических группировок «Хамас», «Хезболла», «Палестинский Исламский Джихад» и других. В конфликт прямо или косвенно вовлечены ООН, США, Сирия, Ливан, Иран.

Афганское правительство против «Талибана», «Аль Каеды» и полевых командиров. В конфликте принимают участие ООН, НАТО, США, Иран, Пакистан, косвенно — Россия, Таджикистан, Кыргызстан, Узбекистан.

Россия против чеченских вооружённых формирований, которые правительство страны считает исламскими террористами.

Иран и Турция против курдских сепаратистов.

Индия против сепаратистов (три сепаратистских движения). В конфликт вовлечены также ООН, Пакистан, Бутан, Мьянма и Бангладеш.

Шри Ланка против сепаратистов «Тигры Освобождения Тамил Илама». В конфликт вовлечена Индия.

Колумбия против Национальной Освободительной Армии (НОА), против Революционных Вооружённых Сил Колумбии (ФАРК), а также против вооружённых банд наркопроизводителей. В конфликт вовлечены США.

Демократическая Республика Конго против племенных вооружённых формирований и иностранных наёмников. В конфликте участвуют ООН, Африканский Союз, Зимбабве, Бурунди, Ангола, Уганда, Руанда, Чад, Франция.

Сомали — страна без правительства, где на власть претендуют различные племенные и мафиозные кланы. В урегулировании конфликта принимают участие ООН, США, Эфиопия и Кения.

Судан против Народной Армии Освобождения Судана и Движения за Справедливость и Равенство — конфликт имеет этнические и религиозные причины. В урегулировании принимают участие ООН, Европейский Союз, НАТО, США и многие другие страны.

Нигерия против разнообразных экстремистских группировок религиозного и этнического толка.

Мьянма (бывшая Бирма) против разнообразных вооружённых диссидентов.

Филиппины против исламистской террористической группировки «Абу Сайаф».

Китай против уйгурских и туркестанских сепаратистов.

Таиланд против исламских сепаратистов.

Чад против оппозиционных вооружённых формирований. В конфликт вовлечены Ливия и Франция.

Алжир против исламистских террористических группировок.

Уганда против «Армии Бога» — экстремистской мусульманской организации, которая претендует на власть в стране.

Руанда, Бурунди, Кот Д'Ивуар, Центрально-Африканская Республика против племенных вооружённых группировок.

Гаити против вооружённых политических оппонентов.

Непал против маоистских группировок (в 2006 году было достигнуто мирное соглашение при международном посредничестве).

Источник: Современные государства почти не имеют шансов выиграть войну с партизанами и террористами. [Электронный ресурс] // Центр гуманитарных технологий. — 07.03.2007. 09:20. URL: http://gtmarket.ru/news/polittech/2007/03/07/658
Ограничения: Настоящая публикация охраняется в соответствии с законодательством Российской Федерации об авторском праве и предназначена только для некоммерческого использования в информационных, образовательных и научных целях. Копирование, воспроизведение и распространение текстовых, графических и иных материалов, представленных на данной странице, не разрешено.
Реклама:
Публикации по теме
Последние новости
Популярные новости