Гуманитарные технологии Информационно-аналитический портал • ISSN 2310-1792
Гуманитарно-технологическая парадигма

Будущее экономического кризиса. Интервью Себастиена Гэя

Себастиен Гэй (Sebastien Gay) — американский экономист, преподаватель Университета Чикаго (University of Chicago). Обладает обширным опытом консультирования в области судебных разбирательств и разрешения экономических споров, диверсификации и бизнес-эффективности, бизнес-стратегий и бизнес-аудита. В настоящее время доктор Гэй проводит научные исследования в университете Чикаго по поведенческой экономике и теории ценообразования. Он также ведёт блог, где рассматривает нынешние экономические проблемы: blog.sebastiengay.com


Вопрос: Как Вы оцениваете нынешний экономический кризис и его причины?

Себастиен Гэй: Прежде всего, я бы отметил провал экономической системы как таковой и отсутствие понимания того, как работает рынок, не говоря уже о фондовых биржах. Основная причина этого кризиса заключается в том, что отдельные люди пытались выжать все возможное и даже невозможное из денег, при этом перекладывая ответственность на кого-то другого. Например, ипотечные займы многократно перезакладывались, до тех пор, пока уже становилось неясно, кто ответственен за них, а средств на их выплату в какой-то момент не оказалось. Результатом этой практики и явился нынешний финансовый кризис: рычаги управления компаниями, выдающими кредиты, были утеряны в силу того, что у них попросту не осталось средств подстраховать все займы. Кроме того, все эти компании утратили доверие. Банки выдавали кредиты всем подряд, без всяких гарантий — все это завершилось падением на фондовом рынке. Подытожив все это, можно сказать, что нынешний кризис основывается на недоверии к существующей экономической системе.

Вопрос: Можно ли назвать этот кризис логическим завершением процесса развития современного капитализма, как утверждают некоторые комментаторы?

Себастиен Гэй: Очень хороший вопрос. Я бы не сказал, что это конец капитализма. Скорее, капитализм был направлен в неудачном направлении — туда, где он просто не предназначен работать. В итоге, некоторые банки не устояли, власти были вынуждены прийти к ним на выручку.

Возможно, некоторые меры спасения не были эффективными и ещё скажутся на нас, но, очевидно, что было необходимо спасать «столпы» экономики. К примеру, финансовую компанию AIG — если она разорится, то разом рухнет и вся мировая экономика, потому что AIG является огромным институтом, финансирующим не только компании в США, но и по всему миру. Спасение этого гиганта было равнозначным спасению капитализма.

Поэтому разговор идёт не о конце капитализма, а о конце его определённого проявления: когда кто-нибудь пытается нажиться на пустом месте, это не срабатывает.

Вопрос: То есть, это скорее издержки управления системой, а не самой системы?

Себастиен Гэй: Совершенно верно. Это неправильное управление, при котором система изначально не могла работать. При капитализме не выдаются кредиты без гарантий, а в данном случае кредиты выдавались именно без гарантий, а потом ещё и передавались из одних рук в другие. Таким образом, было забыто «золотое правило» капитализма — конкуренция предназначена для того, чтобы стимулировать экономику.

Вопрос: Каких изменений следует ожидать на рынке труда? Потребность в какие профессиях будут сокращаться в первую очередь?

Себастиен Гэй: Трудно сказать. Мы все ещё находимся в состоянии кризиса, а посему, никто не застрахован от увольнения. Первоочерёдная задача организаций в состоянии кризиса — снижение затрат, а, следовательно, и сокращение штатов. Как только ситуация начинает улучшаться, то масштабы сокращений снижаются, а потом начинается обратный процесс — пополнение штата.

Единственной отраслью, где я бы не взялся предсказать скорого восстановления спроса на рабочие руки, является банковская. Скорее всего, пройдёт немало времени, прежде чем начнут создаваться новые банки.

Вопрос: На Ваш взгляд, когда можно ожидать стабилизации ситуации?

Себастиен Гэй: Если взять обычный экономический цикл, рецессия может занять от трёх до пяти лет. В моём понимании, рецессия началась тогда, когда цены на дома стали падать, и стало известно о первых невыплаченных займах. Я бы сказал, мы уже преодолели среднюю отметку кризиса и, скорее всего, находимся на пути к его завершению. Тем не менее, все ещё ощутимы встряски на биржах, а посему говорить о выходе из кризиса определённо рано.

С моей точки зрения, первое, что необходимо сделать — вернуть утраченное доверие, абсолютно необходимое в условиях капитализма, чтобы компании могли возобновить деятельность, основываясь на стабильном и крепком фундаменте. Но остаётся следующая проблема: только что Bank of America объявил об убытках — очевидно, что появление подобной информации только способствует нестабильности на рынке. Если бы мы располагали всей информацией по убыткам, то можно было бы смело утверждать, что мы уверенно выходим из кризиса.

Опять же, все строится на доверии, и очень важно, чтобы компании не скрывали правду. Если же сейчас такая информация скрывается или её обнародование задерживается — рано или поздно она всё равно станет известной — то есть угроза, что мы задержимся в кризисе ещё на несколько лет.

Вывод: Если все действуют честно и сообщают обо всех убытках и потерях, то самое страшное — позади. Если нас ещё ждут неприятные сюрпризы, то худшее — впереди.

Вопрос: Насколько эффективно, на ваш взгляд, действовали власти США?

Себастиен Гэй: Я не являюсь большим сторонником этого плана спасения финансовой системы. Это была своего рода запоздалая реакция… Уже не было секретом, что рынок вот-вот должен рухнуть, банки не в состоянии были вернуть свои деньги. Люди, взявшие деньги в долг, также знали, что они не в состоянии вернуть их. То есть, особых секретов не было. Более того, банки уже знали это ещё до того, как выдавали кредиты. Они просто рискнули, решив, что займы будут передаваться из одних рук в другие по цепочке, и, в конце концов, проблема либо разрешится сама собой, или «крайних» начнут искать ещё не скоро. Тем не менее, время расплаты пришло и пришло как раз сейчас, хотя подобное могло прийти и двумя, и тремя годами позже.

Проблема же, на мой взгляд, состояла в том, что своими мерами правительство решило привести в чувство систему, попросту говоря, находящуюся в коме. Я опять возвращусь к важности доверия. Отсутствие доверия — вот что привело рынок к нынешнему состоянию. Даже эти спасательные меры не в состоянии вернуть доверие в одночасье. Должно пройти время, люди должны удостовериться, что экономика может работать, и компании способны получать прибыль. Пока этого не произойдёт, правительство может делать денежные инъекции сколько угодно — особого толка от этого не будет.

Вопрос: В какой степени, на Ваш взгляд, виновником кризиса являются жители США, которые взяли кредиты, которые не в состоянии обслуживать?

Себастиен Гэй: Я часто привожу такой пример: в США человек не имеет права управлять автомобилем, пока ему не исполнится 18 лет, употреблять спиртные напитки запрещено людям до 21 года, а получить кредитную карточку, в принципе, возможно уже в 16 лет (впрочем, возрастные ограничения могут разниться по отдельным штатам). В то же время нет никаких курсов, где обучают, как ей пользоваться, например, как управлять своими долгами или в чём разница между минимальным и оборотным балансами? А банки этим пользуются, стараясь выдать кредитные карточки кому угодно — они за счёт этого и живут, ссужая деньги неплатежеспособным людям, в надежде сорвать большой куш, взимая штрафы и пени. У людей просто-напросто нет денег, чтобы выплачивать долги. С моей точки зрения, банки перестарались в погоне за прибылью.

Есть ещё один момент — контракты, по которым выдаются кредитные карточки. Они очень сложны, обывателю невероятно трудно в них полностью разобраться. С виду они составлены хорошо: есть красивая табличка, где крупным шрифтом указаны процентные ставки, с виду очень выгодные. В реальности же, текст содержит много другой важной информации, очень сложной — подписав контракт, клиенты банков загоняют себя в ловушку.

В силу особенностей американской культуры и экономической системы, американцам просто необходимо иметь машину, кредитную карточку и, как следствие этого, жить в долг. В США должны пройти большие культурные перемены — люди должны понять, как важно жить по средствам и с минимальным долгом. На это потребуется время.

Очень важно, например, начать обязательное обучение старшеклассников и студентов колледжей, чтобы научить их грамотно пользоваться кредитными карточками и управлять своими расходами. Также необходимо преподать им элементарные понятия: например, как работает возобновляемый баланс и каковы последствия невыплаты долга по кредитной карточке. Более того, я бы ввёл специальные экзамены; и тому, кто не в состоянии сдать его, кредитные карточки не должны выдаваться.

Вопрос: Какие страны, на Ваш взгляд, пострадали больше, а какие меньше, в результате кризиса?

Себастиен Гэй: В условиях глобализации, конечно, все страны оказались под ударом. Насколько они пострадали, пока ещё рано говорить, кризис ещё развивается. Ущерб, который можно подсчитать, основывается на данных, предоставленных к моменту подсчёта, но эти данные ещё не окончательны, информация продолжает поступать. Очевидно, что США и Европа определённо пострадали. Единственные, кто, кажется, ещё находятся на плаву — государства Азии, хотя это, возможно, лишь внешнее впечатление.

Поэтому говорить о пострадавших ещё рано — если объявятся новые потерпевшие, то понадобятся новые «спасательные круги» или дополнительные денежные инъекции. В зависимости от их размеров и станет понятным, кто пострадал более всего. Но это произойдёт лишь после окончания кризиса.

Из-за глобализации, все связаны друг с другом — то, что происходит в США, откликается и в Европе, и в России, и в Азии. Поэтому и меры по спасению, предпринятые в США, были предприняты и европейскими банками. Все взаимосвязано, совсем не так, как это было в прежние времена, когда события в одной стране не сказывались на других государствах.

В дальнейшем, я в этом абсолютно уверен, ситуация наладится. Конечно, существует определённый страх перед рецессией, но свет в конце туннеля есть, единственное, что пока трудно сказать — как долго нам до него идти.

Есть ещё один момент. Как уже говорилось, в мировой экономике события отражаются на всех, и поэтому, возможно, следует ожидать возвращения протекционизма, то есть, отмены каких-то торговых соглашений, введения новых условий или новых регулирующих инструментов. Может быть, мы даже станем свидетелями некоего противоборства на мировых рынках, связанного с желанием правительств различных государств защитить своих граждан в первую очередь. То есть, глобализация затронет всех, а вот решения по выходу из кризиса каждый участник будет находить, исходя из своей ситуации: США будет приходить на помощь своим компаниям, Франция — своим и так далее, чтобы помочь своей экономике встать на ноги. Думаю, что необходимо быть готовыми к этому.

Вопрос: Чего следует ожидать на фондовых биржах?

Себастиен Гэй: Фондовые биржи предоставляют информацию о ценах; информацию о том, в каком состоянии находятся компании и, исходя из этого, о стоимости акций этих компаний. В настоящее время эти составляющие нестабильны, и поэтому мы наблюдаем скачки биржевых индексов: 300 пунктов вверх сегодня, 600 вниз — завтра, и так далее. До тех пор, пока кризис не обуздан и пока доверие людей к экономике не восстановлено, скачки будут продолжаться.

Вопрос: Чей экономический план: Барака Обамы или Джона МакКейна, на Ваш взгляд, лучше подходит для восстановления экономики США?

Себастиен Гэй: Лично я не импонирую ни одному из них в плане экономики, хотя, безусловно, оба они предлагали некоторые интересные решения. Я думаю, что реализация программы МакКейна способна скорее восстановить экономику. Программа Обамы меня пугает в том плане, что, если увеличить налоги каждому, кто зарабатывает больше $ 250 тыс., то существует опасность, что люди, зарабатывающие больше этой суммы, начнут уезжать и, соответственно, вывозить свои деньги туда, где налоги меньше, например, в Ирландию, где налоги составляют 10-12%. То же самое с бизнесом — зачем создавать большие компании в США, если придётся платить большие налоги?

Я считаю, налоги можно поднять и позже, а в данный момент необходимо вернуть силу экономике, наладить производство, заинтересовать компании, чтобы они создавались и оставались в США, производили товары, знали, что правительство на их стороне и поддерживает конкуренцию и капитализм, старается помочь им преодолеть кризис, а не обязывает их платить ещё большие налоги. Лично я не считаю, что сейчас подходящее время для повышения налогов.

Вопрос: Что делать тем людям, у которых есть сбережения — сохранить, потратить или вложить, а если вложить, то куда?

Себастиен Гэй: В долгосрочном плане можно заниматься инвестициями. В краткосрочном плане, я бы посоветовал уменьшить имеющиеся долги до предела. Также, я бы посоветовал поставить себе целью не поддаваться на соблазны покупок в сезон грядущих праздников, таким образом, обрастая новыми долгами.

Первое — оплатить долги по кредиткам или ипотечному займу. Если эти долги погашены, то сохранить деньги на чёрный день — в условиях нестабильности легко потерять работу, то есть, эти деньги могут очень пригодиться. Иными словами — я бы посоветовал каждому иметь свой собственный «спасательный круг» и жить по средствам.

Источник: Будущее экономического кризиса. Интервью Себастиена Гэя. // Электронная публикация: Центр гуманитарных технологий. — 08.11.2008. URL: http://gtmarket.ru/laboratory/publicdoc/2008/1821
Ограничения: Настоящая публикация охраняется в соответствии с законодательством Российской Федерации об авторском праве и предназначена только для некоммерческого использования в информационных, образовательных и научных целях. Копирование, воспроизведение и распространение текстовых, графических и иных материалов, представленных на данной странице, не разрешено.
Реклама:
Публикации по теме
Новые стенограммы
Популярные стенограммы