Гуманитарные технологии Информационно-аналитический портал • ISSN 2310-1792
Гуманитарно-технологическая парадигма

Имидж политического лидера в России. Интервью Екатерины Егоровой

Екатерина Егорова Екатерина Егорова — политический психолог и консультант, доктор политических наук, президент Центра политического консультирования «Никколо М» (основан в 1989 году). Основная специализация Центра — политический и коммуникационный консалтинг. Екатерина Егорова известна своими характеристиками психологических портретов политических и государственных лидеров, а также многочисленными работами в этой области. Принимала активное участие в парламентских выборах в России (1993, 1995, 1999), в выборах президента России (1996, 2000). Автор многочисленных публикаций и монографий, среди которых труды, ставшие базовыми пособиями для российских политических консультантов. О том, что такое имидж политического лидера в России и в чем заключается работа политического психолога и консультанта, Екатерина Егорова рассказывает в интервью радиостанции «Эхо Москвы». Беседу ведёт Нателла Болтянская.


Вопрос: До какой степени искусство имиджмейкера позволяет выигрывать выборы? До какой степени выигрыш или проигрыш зависит от Вас?

Екатерина Егорова: В некоторой степени, безусловно, зависит. Если человек не делает ни одной ошибки, следует той стратегии, которая была для него разработана, то максимум, с помощью команды политических консультантов, он может набрать до 20% — это тот лаг, который ему даёт профессиональная команда.

Вопрос: В названии вашего агентства «Никколо М» заложен персонаж, который к политике имеет непосредственное отношение — я ошибаюсь или всё-таки речь идёт о Никколо Макиавелли?

Екатерина Егорова: Безусловно, идёт. И выбор не случаен, потому что именно Макиавелли является отцом политического консалтинга как системы знаний и практических действий, поскольку он мне глубоко симпатичен, несмотря на наветы, которые были на него в советских учебниках, было принято решение назвать наш центр его именем.

Вопрос: Мы живём в стране, в которой искусство политического консалтинга искусство относительно молодое. Длительное время мы выбирали тех, кого нужно было выбирать, и нашего реального мнения никто не спрашивал. Можно говорить о том, что многих политиков мнение избирателей интересует раз в четыре года?

Екатерина Егорова: Не всех, но многих, это правда.

Вопрос: Насколько изменилось искусство политического консалтинга за последние 10 лет?

Екатерина Егорова: Во-первых, мы нарастили некоторые мускулы не только опытным путём, но и возникли методики, которые выросли на российской земле, потому что невозможно калькировать и переносить западный опыт без соответствующего изменения и адаптации к нашей территории ментальной и географической. За это время возникли довольно серьёзные центры, которые стали работать профессионально настолько, что их приглашают теперь работать в других странах — это всё-таки серьёзный показатель.

Вопрос: Попробуем расшифровать слово «имидж».

Екатерина Егорова: Имидж это тот вердикт, который выносит человек, смотря на того, или иного политика. Этот вердикт может соответствовать реальности, а может нет. Наша задача помочь политику проявить себя таким образом, чтобы к нему отнеслись лучше, его лучше понимали, и дошифровка была более правильной.

Вопрос: Существует несколько стереотипов первое впечатление самое правильное, «по одежке встречают, по уму провожают» — что справедливее?

Екатерина Егорова: Как психолог я могу сказать, что первое впечатление самое правильное. Потом человек даёт себя уговорить, и по-другому относиться к человеку, но потом ему это всегда «аукнется», поэтому это чувство, которое у нас есть, на уровне, может быть, «животных» ощущений оно самое правильное.

Вопрос: Если попытаться проанализировать политиков, которых мы знаем с 1985 года — Михаила Горбачёва, Бориса Ельцина, Владимира Путина — можно с точки зрения публичного образа охарактеризовать каждого из них?

Екатерина Егорова: Конечно, можно. У каждого из них есть свои незабываемые черты, которые будут всегда напоминать о них, спустя десятилетия. Горбачёв это первый достаточно интеллигентный человек в нашей власти, который, несмотря, конечно, на разные смешные оговорки с точки зрения правильности русского языка, всё-таки привнёс понятие изменений и перемен. Ельцин это достаточно строгий и жесткий отец, который мог и наказать, и похвалить, и с этим отцовским имиджем он вошёл в историю, отец новой России. Что касается Путина — Путин для многих это такой старший брат, это человек, который, в общем, всё-таки совсем один из нас, и его многие речевые обороты, они специально прокладывают такую дорожку к нашему сердцу, через вот этот образ «один из нас». И он не выглядит строгим отцом, хотя понятно, как старший брат он может одернуть и наказать, но этого страха нет.

Вопрос: Если говорить о тех, кто вокруг президентского кресла существует достаточно людей в политике, не в государственных структурах, которые принимают участие в выборах с различной степенью успеха. На Ваш взгляд, работа тех специалистов, которые делают их она безупречна? Можно было добавить чего-либо каждому из них?

Екатерина Егорова: Наверное, можно было бы. Но это, скорее всего, не связано с некачественной работой тех специалистов, которые с ними взаимодействовали. Всё дело в том, что практически никто из этих людей, которые участвуют в выборах, всё-таки не вписываются в потребности населения. Поэтому это не беда и не вина просто потребности другие. Эти люди и их специалисты очень стараются, но это задача не решаемая.

Вопрос: Каковы на сегодняшний день потребности российского населения?

Екатерина Егорова: Мне кажется, что потребности за последнее время изменились очень серьёзно. Всё-таки даже те люди, которые голосуют за коммунистов, перестали верить в то, что придёт такой коммунистический вождь, который все для них сделает, и на блюдечке просто принесёт им их материальное счастье. Люди стали больше полагаться на себя, потребность в социальной справедливости сохраняется, и в этом смысле вероятно, что им важно,чтобы о них заботились, но эта забота касалась правовой сферы и обеспечения исполнения честных законов, нежели экономического патернализма.

Вопрос: Вопрос о преемственности лидеров страны, если восстановить ход событий Ельцина не было бы, если бы не было Горбачёва. Когда мы услышали в первый раз о Ельцине с какого момента с ним начали работать профессионалы?

Екатерина Егорова: Тут сложный ответ, потому что с Ельциным никогда не работали профессионалы как имиджмейкеры, которые бы ему говорили, куда повернуть голову, с какой прической лучше ходить, я это знаю не понаслышке. С ним работали политконсультанты начиная с 1993 года, сначала не в контакте, это был консалтинг в области политической стратегии, с точки зрения политического имиджа и стратегии избирательной кампании, и даже когда был контакт, никогда не было такой вот классической имиджмейкерской деятельности. Речь всегда шла о стратегии политического поведения во время выборов.

Вопрос: Вы разделили проблему на несколько составляющих с точки зрения публичности — куда повернуть голову, какую прическу носить, — поговорим именно об образе, о том, что мы видим и воспринимаем глазами. До какой степени взрослому человеку можно это привить?

Екатерина Егорова: Привить, безусловно, сложно. Человек сам должен прочувствовать какие-то элементы этого образа, и если они ему близки, изнутри родственны, то он может прекрасно с этим образом выступать публично. Скажем, для Ельцина был найден образ льва. Вот эта метафора льва, самого сильного зверя в лесу для него это было понятно, и не только понятно, он чувствовал, как должен себя вести лев, и в этом образе он успешно провёл избирательную кампанию 1996 года.

Вопрос: Технологии обучения — как это делается?

Екатерина Егорова: Чем умнее и интеллектуальнее человек, тем сложнее с ним работать. Потому что объяснить ему, что надо мыть руки перед едой можно, но всё равно он делает, как считает нужным. Поэтому очень важно работать с помощью метафор когда рисуешь какую-то метафору, человек начинает жить жизнью этого героя, если этот герой ему близок. И тогда он начинается двигаться как тигр, или как лев, или как волк. Он должен научиться держать спину, как настоящий лидер, он должен научиться говорить с расстановкой, не частить, без всяких вставок, которые встречаются у наших политиков.

Вопрос: Когда говорят о Ельцине, часто вспоминают реальное или мнимое участие в формировании его образа Татьяны Дьяченко насколько это так?

Екатерина Егорова: Татьяна Борисовна стала заниматься его образом после того, как наша деятельность прекратилась; она нас сменила, по сути дела, в этой позиции, поэтому чем она с ним занималась, мне неизвестно. Но поскольку Татьяна Борисовна не политический консультант, не имиджмейкер, а профессиональный математик, насколько я знаю, видимо, у неё были какие-то свои представления об этой деятельности, и она их придерживалась.

Вопрос: Что было самым сложным для Вас в работе с Ельциным?

Екатерина Егорова: Сложного не было ничего. Потому что Борис Николаевич, единственный среди наших клиентов, поставил условие, которое не ставил никто другой. Во время нашей первой встречи он сказал: моим непреложным условием является следующее вы мне говорите правду, и самую горькую правду. Потому что неправду мне скажут мои чиновники.

Вопрос: Какая в этом случае может быть горькая правда: «вы плохо держитесь, неправильно себя ведёте»?

Екатерина Егорова: Горькая правда может быть какой угодно начиная от социологических опросов и заканчивая экспертными оценками всё, что угодно может составлять для любого политика горькую правду. Один человек начинает хвататься за валидол, если ему скажут рубашка, в которой вы собираетесь ехать на митинг, абсолютно не того цвета. А другой человек остро переживает, если ему скажут — вы знаете, ваша шутка оказалась неудачной. Может быть всё, что угодно особенно в период избирательной кампании, когда они очень устают, наши уважаемые политики особенно чувствительны к разного рода замечаниям и стрессам.

Вопрос: Если попытаться вычленить то, что обеспечило количество голосов Ельцину — можно это двумя словами охарактеризовать?

Екатерина Егорова: Это острая потребность в сохранении стабильности. Пусть даже не очень хорошей, с точки зрения многих, но безумный страх перед возможным хаосом, переделом собственности, какими-то неприятными вещами, которые всегда сопровождают резкую смену власти, если власть меняется с точки зрения идеологии. Здесь очень многих это задевало.

Вопрос: Вопрос от радиослушателя. Александр Владимирович спрашивает: «Если главное в имидже политика визуальный образ, то почему бы не приглашать профессиональных актёров?»

Екатерина Егорова: Профессиональные актёры и у нас достаточно часто испытывают интерес к политике, и мы знаем Никиту Михалкова, который всегда был не чужд интереса к политике, хотя, наверное, всё-таки у него есть понимание, что президентство — это удел профессионалов. Тем не менее, я думаю, что визуальный образ это далеко не все, поэтому я всегда настаиваю на тезисе, что политконсультанты это не имиджмейкеры. Имиджмейкер это стилист, человек, который отвечает только за визуальный образ. А политический психолог всегда отвечает за содержание стратегии.

Вопрос: Политический психолог тоже человек, наверное, разделяет чьи-то убеждения, хочет определённого будущего для своих детей. И если Вы попадаете политическим психологом к кому-то из власть имущих, где гарантия, что Вы не начнёте на него влиять? Предположим, что Вы маниакальная коммунистка, начнёте разворачиваться влево?

Екатерина Егорова: Думаю, что нет. Есть всё-таки очень чёткое соотнесение идеологии консультанта и клиента. Очень сложно работать с человеком, который придерживается других принципов он же это тоже чувствует. Не только мы в состоянии кривить душой и изображать другую позицию, он тоже тонкий человек, и конечно же, он с такими консультантами работать просто не сможет.

Вопрос: Если взять того же Ельцина, то он прошёл разные периоды, разных взаимоотношений с демократами, левыми, — это были периоды его жизни, или на него кто-то влиял?

Екатерина Егорова: Безусловно, это периоды его жизни, периоды эволюции. Эволюция абсолютно нормальное явление для любого политика. Думаю, что если политик не эволюционирует, то это не политик.

Вопрос: Что можно посоветовать нынешнему президенту Владимиру Путину в плане политических стратегий, в какой ситуации ему можно сказать — вы не правы?

Екатерина Егорова: Ныне действующий президент работает достаточно хорошо, и есть очень интересное замечание, которое было высказано на одной из фокус-групп, когда спросили, за кого будете голосовать на следующих выборах и люди абсолютно разных ориентаций сказали — пожалуй, за Путина. Почему? — потому что к нему нет особенных претензий. Есть какие-то мелкие претензии, но нет генеральных. Это значит, что в целом он придерживается того вектора, который устраивает большинство людей, и это всегда плюс для политика. Но если говорить о внешних показателях, то я бы ему, например, порекомендовала, — правда, я не стилист, — всё-таки меньше одевать черную рубашку. Когда он в темном пиджаке и рубашке, с одной стороны, это очень неформальный вид он, конечно, приближен к народу в этот момент, но у него очень такой, я бы сказала, демонический вид и это не очень хорошо.

Вопрос: Вопрос от радиослушателя. Георгий спрашивает: «Создавая политика, который понравится избирателю, не ощущаете ли Вы внутреннего презрения к тем людям, которых Вы, по сути, обманываете?»

Екатерина Егорова: Во-первых, мы никого не обманываем. Мы помогаем политику перевести его речь на язык, который понятен избирателям. Обмануть избирателя нельзя, это должен понимать абсолютно каждый политконсультант. Потому что избиратель у нас, во-первых, тонкий по природе своей, хорошо все чувствует, и во-вторых, уже довольно грамотный наш избиратель провёл такое количество выборов за свою недолгую избирательную жизнь в течение последних 13 лет, что он очень хорошо все чувствует и понимает, поэтому мы можем чувствовать только уважение к нашему избирателю, к его долготерпению и попыткам разобраться в тех хитросплетениях, с которыми он сталкивается, когда приходит на избирательные участки, а у него там 15 кандидатов в бюллетене.

Вопрос: Попробуем нарисовать портрет среднестатического американского избирателя чего он хочет от завтрашнего президента?

Екатерина Егорова: Американский избиратель имеет в голове, как мне кажется, два основных критерия — ему очень важно, чтобы в худшую сторону не изменилась его жизнь в его маленьком городке, на его лужайке и улочке, потому что он мыслит всё-таки микрокатегориями, но при этом нельзя упрощать разум и ментальность американского избирателя — ему очень важно, чтобы его страна была уважаема. Если они почувствуют, что при следующем президенте уважение к Америке упадёт, его не поддержат.

Вопрос: После событий 11 сентября 2001 года были разговоры о том, что с рейтингом Джорджа Буша продолжало оставаться всё в порядке, хотя казалось бы, произошёл публичный удар.

Екатерина Егорова: Понимаете, Буш нашёл слова, которые дошли до каждого американца — он сказал блестящую фразу, которую сейчас в виде плакатов вы можете встретить по всей Америке «вместе мы выстоим» это всех тронуло, все поняли. И у Буша есть серьёзное подспорье в лице таких серьёзных политиков, как Колин Пауэлл, который тоже нашёл соответствующие слова. Поэтому там всё в порядке.

Вопрос: Сначала было слово, и слово помогло ему выстоять?

Екатерина Егорова: Правильное слово.

Вопрос: И теперь перейдём к российским реалиям. К сожалению, в России стали часты ЧП — и можно ли сказать, что у президента находятся нужные слова?

Екатерина Егорова: Чаще находятся, хотя и не всегда, если вспомнить, например, ситуацию с подводной лодкой «Курск».

Вопрос: Я как-то слышала от одного политика, что высокий рейтинг президента связан с высокими ценами на нефть, и что не дай бог, цены на нефть упадут, и все...

Екатерина Егорова: Абсолютно не согласна с этой позицией. Даже если у нас поползут внутренние цены в стране, если у нас сейчас в какой-то степени ухудшится материальное положение, это не отзовётся столь прямо на рейтинге президента. Потому что к президенту отношение эмоциональное и смысловое. Смысл, который был заложен при его выборах, что это человек, который может нас спасти от опасности, связанной со террором и распадом страны — он до сих пор сохраняется. Он, безусловно, трансформируется, но ощущение, что Путин — это человек, который сейчас создал более стабильную ситуацию в стране, нежели чем она была два года назад — вне всякого сомнения, имеется в головах людей, и разделяется очень многими.

Вопрос: А если посмотреть на российские регионы — какова обстановка там с точки зрения политического психолога? Часто говорят, что основная политическая активность в пределах Садового кольца.

Екатерина Егорова: Регион региону рознь. Все по-разному есть регионы с высокой политической активностью, например, Саратов, и регионы в с невысокой активностью между выборами, но, тем не менее, люди остро ощущают ситуацию, которая там есть. Скажем, если спросить среднестатистического тульского жителя, как ему живётся, он конечно скажет, что живётся откровенно плохо, все хуже и хуже, и надежды нет никакой.

Вопрос: Что необходимо иметь ввиду региональному претенденту на пост губернатора?

Екатерина Егорова: Безусловно, он должен чётко понимать не только, что он скажет людям, но и что он сможет сделать с ситуацией, которая есть в регионе, экономической ситуацией и преступностью — то, о чём больше люди переживают. Поэтому оценивать его будут не столько по словам, а по ощущениям а сможет ли он все это воплотить.

Вопрос: Но грамотно составить программу может кто угодно.

Екатерина Егорова: Безусловно. И даже хорошо о ней сказать. Но есть какое-то чувство этот человек потентен, может это сделать, а другой, симпатичный, хорошо говорящий, — не может.

Вопрос: Помогают ли ему в этой ситуации консультанты?

Екатерина Егорова: Нет. Это то самое личностное ядро, которое изменить нельзя. Оно либо есть, либо его нет, и люди, прежде всего, ориентируются по этим признакам.

Вопрос: Сейчас много пишут о том, что наступает момент, когда во многие, в том числе отдалённые регионы, приходят губернаторами менеджеры крупных компаний, и речь шла о том, что страна их приветствует. Насколько это так?

Екатерина Егорова: Мне кажется, что эта тенденция безусловно набирает силу, и это хорошо Здесь есть два момента. Первое — менеджер крупных компаний привык работать и руководить крупными системами. Он мыслит системно, макропроцессами. И второе — как правило, это люди успешные, перейдя на какую-то новую сферу деятельности, в новую сферу работы, они начинают воспроизводить алгоритм успеха. Ну и, видимо, есть третий компонент я думаю, что они, скорее всего, не будут воровать.

Вопрос: Да, кстати, об этом много пишут. Скажите, можете ли Вы вспомнить своё профессиональное потрясение? Результат выборов, который Вы не ожидали.

Екатерина Егорова: Пожалуй, я не сталкивалась с ситуацией, когда всё было неожиданно.

Вопрос: То есть можно сказать, что на сегодняшний день в России ситуация прогнозируема?

Екатерина Егорова: Если хорошо провести диагностику в регионе и хорошо понимать расклад в Москве, то, как правило, это прогнозируемая ситуация, специалисты это могут спрогнозировать с определённой вероятностью. Как правило, для нас не бывает неожиданностей.

Вопрос: Так каков должен быть политик?

Екатерина Егорова: Внешний облик, конечно, на пятом месте по сравнению с более серьёзными вещами — наличие личностного ядра, наличие харизмы, тех убеждений, установок, которые являются родственными по отношению к избирателям, потому что здесь нельзя врать, и, конечно, должны быть определённые навыки. Лидер не пустая оболочка, это все наполнено и жизненными навыками и соответствующей головой.

Вопрос: Если вспомнить советскую власть и назначенных лидеров — их можно оценить с точки зрения Вашей науки?

Екатерина Егорова: Лидер назначается по разным основаниям — есть лидер обратной пирамиды — назначить такого, кто глупее меня, чтобы он меня не подсидел. Поэтому даже когда есть коллективный выбор, как было например в Политбюро, то, естественно, никто не хотел ставить такую яркую звезду, которая бы потом сияла на фоне серых и не интересных людей. Поэтому можно оценить более или менее чётко каждого из прошлых деятелей, но для этого нужна хорошая информация.

Вопрос: А кто, на Ваш взгляд, из советских лидеров был наиболее харизматическим?

Екатерина Егорова: Многие были харизматическими по-своему — и Ленин, и Сталин — супер-харизматики. И Хрущёв был харизматиком. Если брать последние годы, по-своему был харизматичен Брежнев, и многие говорили, что когда он был молодой, он вообще был обаятельный и очень симпатичный. По-своему был харизматичен Андропов. О Черненко, пожалуй, этого сказать нельзя.

Вопрос: А что такое харизма, если разложить её на составляющие?

Екатерина Егорова: Харизма это тот флюид, который вы чувствуете, и который вас завораживает. При этом харизма может быть как позитивной, так и негативной — отъявленные злодеи могут быть тоже харизматичными, но вы чувствуете, что вас обволакивает этот флюид, вы начинаете подчиняться этому человеку, присоединяться к его позиции, а иногда даже отторгать её на сто процентов, вам она абсолютно омерзительна, но вы понимаете, что этот человек не серый, не такой, как все — анти-герой, но все же герой.

Вопрос: Элементы, связанные с харизмой, воспитываются?

Екатерина Егорова: Нет. Это или есть или нет. С этим надо родиться.

Вопрос: Вопрос от радиослушателя. Александр из Курска пишет, что Вы упускаете националистический вектор развития политики в России — возможного прорыва националистов в политику, как во Франции — как Вы расцениваете такую вероятность?

Екатерина Егорова: Я расцениваю такую вероятность как 20%. Сейчас 20% националистических кандидатов — это норма для Европы. Мы, к сожалению, приближаемся к этой норме, надеюсь, что мы её не перейдём, хотя этот вектор мне категорически не нравится и больше всего меня беспокоит. Больше всего, конечно, меня беспокоит позиция правоохранительных органов, которые в упор отрицают, например, наличие у нас организованных групп скинхедов, говорят, что их нет. Их нет, а погромы есть. Это, видимо, лежит не только на совести правоохранительных органов, но и того политического руководства, которое позволяет правоохранительным органам занимать такую позицию.

Вопрос: Вопрос от радиослушателя: «Путин был воспитан в традициях японской борьбы дзюдо, в этих традициях на вопрос противника или потенциального врага, оскорбляющего и задевающего честь, отвечать нужно, обязательно глядя в глаза противнику, и улыбаясь, что Путин и сделал, отвечая на вопрос про подводную лодку «Курск», и спрашивающий стал врагом Путина навсегда» — что скажете?

Екатерина Егорова: Я не согласна с этой позицией. Мне, как психологу, наблюдая эту сцену, так не показалось. Думаю, что он не был эмоционально подготовлен к этому ответу, ему было очень сложно говорить, что то, что произошло с «Курском» великая трагедия. Он ответил наиболее сохранным способом, он сохранял свою энергетику в этот момент.

Вопрос: Мы воспитаны в традициях разумного, доброго, вечного. И когда перед нами потенциальный властитель дум, мы декларируем, что хотим от него хороших поступков. В то же время существуют сегодня одиозные лидеры, которые могут себе позволить не просто эпатаж, а некий нехороший поступок, который, тем не менее, отражает мнение его избирателей. То есть человек, которого мы выбираем, он всегда и во всем должен идти впереди нас?

Екатерина Егорова: Важно, чтобы отрыв от нас не был очень большим. Нельзя, чтобы он был слишком хорошим, потому что на его фоне мы будем себя чувствовать плохо. Но здесь есть такая замечательная поговорка: «каждая гадость находит свою пакость», поэтому если кто-то выбирает лидера, который нам не нравится, значит, в нём есть те черты, которые нравятся его электорату.

Вопрос: Вопрос от радиослушателя. Марина спрашивает: «Откуда столько энергетики у Владимира Жириновского?»

Екатерина Егорова: Думаю, от рождения. От него энергетика идёт волнами это свойство его харизмы.

Вопрос: «Могли бы Вы с точки зрения политического психолога оценить публичный образ Юрия Лужкова»?

Екатерина Егорова: Конечно. Я считаю, что это очень хороший образ в глазах многих москвичей, очень проработанный, конструктивный, и начиная от московских детей, заканчивая многими московскими взрослыми я слышу такое высказывание, что пусть Лужков никогда не занимается политикой, путь будет нашим мэром, нашим хозяином, потому что в этом качестве он на своём месте. Лужков хозяин в городе, в хорошем смысле этого слова, потому что он смотрится не как человек, который отвечает за правильное количество урн и необходимое количество сточных люков, а он смотрит, какая должна быть стратегия развития этого города, как он должен выглядеть, сколько необходимо запланировать школ, — понятно, что он смотрит не на те 4-8-12 лет, которые он может находиться в качестве хозяина, а смотрит вперёд на десятилетия — это очень важно.

Вопрос: Насколько психология избирателя поддается логике?

Екатерина Егорова: Очень часто люди голосуют парадоксально, но это люди с определённым психологическим статусом не в том смысле, что у них не в порядке с головой, а люди, доведённые до отчаяния, это люди, у которых непомерен стресс и они не принимают рационального решения, их решение абсолютно эмоциональное — это некий взрыв эмоций, который может быть чрезвычайно неконструктивным. Правда, должна сказать, что эти люди часто говорят вот, проголосую за такого-то из вредности, а потом идут, и голосуют правильно. При традиционной любви «к сироткам», никто не хочет, чтобы нами руководил убогий или сиротка. Нам нужен сильный, жёсткий человек, который нас защитит, который будет решать наши проблемы в той или иной степени.

Вопрос: Вопрос от радиослушателя. Елена спрашивает, кто из политических деятелей сегодня представляет для Вас наибольший профессиональный интерес?

Екатерина Егорова: Я бы сказала, что у нас много интересных политических деятелей. Они интересны любому политконсультанту, потому что это хороший материал мы можем говорить о Росселе, Немцове, Путине, Хакамаде у нас много разных политиков, каждый из которых по своему интересен. Но это не значит, что каждого можно сделать президентом завтра.

Вопрос: Существуют сегодня политики, которые, уже сойдя с политической арены сегодня, имеют шанс вернуться на неё завтра?

Екатерина Егорова: Я их не вижу. И думаю, что в одну и ту же реку войти дважды очень трудно.

Вопрос: Вопрос от радиослушателя: «Почему Григорий Явлинский не может набрать большее количество голосов?»

Екатерина Егорова: Есть конфликт между той социальной программой, которая исходит от политической партии «Яблоко» и декларациями, в хорошем смысле слова, о каких-то социальных принципах и убеждениях, и рисунком личностного поведения Явлинского. Он просто другой, он не вписывается в эти тезисы, и получается конфликт.

Вопрос: То есть, будь проще, и люди к тебе потянутся?

Екатерина Егорова: Дело не в этом. Он просто другой, слишком интеллигентный, слишком сложный, он «в клеточку», в то время, как его позиция «в горошек».

Вопрос: Чем отличаются лидеры-женщины от лидеров-мужчин?

Екатерина Егорова: Лидеры-женщины внутренне всегда жестче.

Вопрос: Вопрос от радиослушателя: «Настанет ли время, когда президентом в России станет женщина»?

Екатерина Егорова: Я такой перспективы для России не вижу. Во всяком случае, в ближайшие 50 лет.

Вопрос: Как оцениваете перспективы Владимира Путина на выборах 2004 года?

Екатерина Егорова: Думаю, у него очень хорошие перспективы, и победа будет в первом же туре. Исходя из тех опросов, с которыми мы сталкиваемся.

Вопрос: До какой степени можно доверять такого рода опросам?

Екатерина Егорова: Есть опросы и опросы. Есть опросы по принципу — что хотите спросить, то и получите, а есть опросы очень честные, квалифицированные. И когда мы проводим сами эти исследования, мы проводим их сами для себя, чтобы построить правильную стратегию. Я знаю, что полно методик, с помощью которых можно перепроверить какую-то информацию в ходе даже одного и того же опроса. Я в них верю.

Вопрос: Считаете ли Вы, что предстоящие выборы действительно отражают наши пожелания, или нами всё-таки манипулируют?

Екатерина Егорова: Я абсолютно не верю в манипуляцию, — если мы говорим о предварительной работе с населением, чтобы население проголосовало так, или иначе. Потому что у нас не марионетки и не куклы, у нас каждый принимает решение — в нас никого не заставляют и не проверяют, сейчас не те времена. Что касается отражения наших пожеланий я не уверена, что выборы полностью отражают наши желания, но мы ведь сейчас часто выбираем по принципу «не было бы хуже». У нас нет серьёзного выбора, политического рынка сейчас если мы говорим о президентских выборах. И к Путину нет особых претензий и понятно, что голосовать будут за Путина.

Вопрос: В победе Путина какую роль сыграла скорость его появления как государственного лидера?

Екатерина Егорова: Я думаю, что скорость не самое главное. Думаю, что так сложилась политическая ткань тогда, что в этом контексте и в этих условиях фигура Путина приобрела определённый смысл смысл Спасителя, жёсткого парня, который нас сможет защитить. Если бы по-другому складывались обстоятельства, непонятно, что было бы, но мы прожили ту жизнь, которую прожили.

Вопрос: Насколько важен для российского лидера тип крепкого семьянина?

Екатерина Егорова: Мне кажется, что образ крепкого семьянина совсем не главный у нас. Часто мы сталкиваемся с ситуацией, когда абсолютно добропорядочный и приличный человек теряет очки, потому что многим хотелось бы верить, что возможна какая-то романтическая история, у него должен быть какой-то флер такой, он должен быть живой.

Вопрос: Возможно ли появление на нашем горизонте новой фигуры к следующим президентским выборам?

Екатерина Егорова: К 2004 году вряд ли. К 2008 наверняка будет. Вы можете себе представить выборы 2008 года — опять Явлинский, Зюганов? Можно сойти с ума от скуки.

Вопрос: Можете ли Вы описать виртуальный портрет человека, который мог бы реально рассчитывать на успех на выборах в 2008 году?

Екатерина Егорова: Я думаю, что это может быть как раз лидер-менеджер, но у него обязательно должна присутствовать харизма то есть это человек, который очень хорошо знает, как работают большие системы, но при этом он должен быть обаятельным, харизматичными и ярким.

Вопрос: Гибрид Чубайса и Жириновского?

Екатерина Егорова: Пожалуй, нет.

Вопрос: Спасибо Вам большое.

Источник: «Эхо Москвы» — 01.09.2002.

Источник: Имидж политического лидера в России. Интервью Екатерины Егоровой. // Электронная публикация: Центр гуманитарных технологий. — 20.01.2007. URL: http://gtmarket.ru/laboratory/publicdoc/2007/893
Ограничения: Настоящая публикация охраняется в соответствии с законодательством Российской Федерации об авторском праве и предназначена только для некоммерческого использования в информационных, образовательных и научных целях. Копирование, воспроизведение и распространение текстовых, графических и иных материалов, представленных на данной странице, не разрешено.
Реклама:
Публикации по теме
Новые стенограммы
Популярные стенограммы