Гуманитарные технологии Информационно-аналитический портал • ISSN 2310-1792
Гуманитарно-технологическая парадигма

Культурный лоббизм. Интервью с Денисом Молчановым

Продвижение интересов России на мировой арене — чрезвычайно важное направление деятельности. Большое количество российских внешнеполитических и экономических проблем связано с тем, что в мире не очень доброжелательно относятся к России, за которой прочно закрепился негативный образ. Поэтому особенно важно, чтобы усилия разных ветвей власти и групп интересов по формированию позитивного имиджа страны были направлены в одно русло. О продвижении интересов российского государства за рубежом через взаимодействие с культурами разных стран рассказывает первый заместитель министра культуры Российской Федерации Денис Молчанов.


Вопрос: Вам по роду деятельности наверняка приходится сталкиваться с разными группами интересов и так называемой лоббистской деятельностью. Как вы оцениваете состояние лоббизма в России?

Денис Молчанов: Российский лоббизм соответствует уровню развития нашей страны. Иными словами для лоббизма в России существуют широкие перспективы развития. Принято считать, что власть в России не публична, это неверно. Я считаю, что власть настолько публична, что иногда неплохо было бы шестерёнки государственного механизма прикрывать. Процессы, происходящие во власти, абсолютно прозрачны. Если бы власть в России была непубличной, у нас не было бы возможности свободно разговаривать о лоббизме. В этом смысле мы с Западом идем наравне.

Вопрос: Российская общественность получает сведения о деятельности лоббистов из сообщений масс-медиа. Насколько правдива картина, рисуемая СМИ?

Денис Молчанов: Если гражданин вдруг заинтересуется этим вопросом и внимательно прочитает газеты, посмотрит новостные телепрограммы на протяжении месяца, зайдёт в Интернет, а затем возьмёт на себя труд проанализировать эту информацию, то он получит вполне адекватную картину происходящего. Исключение составляют детали, являющиеся коммерческой тайной российских корпораций. 70% необходимой информации можно найти в открытой печати. Надо только уметь её интерпретировать.

Вопрос: Нужен ли России закон о лоббизме?

Денис Молчанов: Первая проблема, с которой приходится сталкиваться, применяя любой закон на практике, — это проблема понятийного аппарата и механизма реализации. Мне бы очень хотелось посмотреть, как, например, в данном законопроекте определяется понятие «лоббист». Потому что, например, в законе о поддержке соотечественников определения понятия «соотечественник» не содержится. И хотя у нас есть специальная комиссия, призванная помогать соотечественникам за рубежом и на эту помощь выделяются даже какието бюджетные деньги, постоянно возникает вопрос: является ли такая помощь целевым использованием средств или нет? России не помешает документ, аналогичный недавно появившемуся кодексу поведения государственных служащих, в котором прямо бы оговаривались рамки деятельности лоббистских групп. Нужен закон, который поможет исключить конфликт интересов. Любая попытка залатать законодательные прорехи позитивна, но эффективность её зависит от профессионализма людей, которые этот закон пишут.

Вопрос: А вам не кажется, что эта позитивная попытка обернётся очередным формализмом, как уже было с «Хартией за честные выборы», в которую в своё время с энтузиазмом поиграли PR-агентства, специализирующиеся на политконсалтинге. Игрушка, однако, быстро надоела.

Денис Молчанов: Это случай из моей практики. Подготовкой хартии занималось управление Президента Российской Федерации по связям с общественностью и культуре. Хартия не состоялась просто потому, что дело не довели до конца. Хартия — это общественный договор, который должен содержать в себе механизмы неких санкций, вступающих в силу, если договор не выполняется. Такой санкцией могло бы быть исключение из членов хартии в случае невыполнения её условий. Хартия была со стороны PR-агентств некоей демонстрацией своей лояльности власти и президенту, но как только речь зашла о лишении агентств, не выполняющих договор, лицензии на ведение PR-деятельности на территории страны, сразу начались проблемы. На такую экзекуцию, конечно, никто из руководителей агентств не согласился. А когда нет механизма наказания, то знаете — нет и закона. Помните, как сказал Салтыков-Щедрин: «Жёсткость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения», — то же самое произошло и с хартией. Идея была похоронена, так и не родившись, хотя в процесс было вовлечено мощное лобби.

Вопрос: За границей у лоббистов существует ряд профессиональных организаций, в России есть Национальная ассоциация лоббистов. Как вы считаете, нужны ли стране такие организации или достаточно наличия неформальных клубов по интересам?

Денис Молчанов: Ассоциации, организации, профсоюзы и группы интересов нужны тогда, когда для них предусмотрено определённое поле деятельности, прописанное в законодательной структуре общества. Когда этого нет, никакая ассоциация не нужна. Все решается посредством личных связей. На Западе ассоциации тесно связаны с крупными компаниями и корпорациями. Внутри них идёт обмен опытом, люди помогают друг другу найти какой-то путь решения данной проблемы через институт государственной власти в рамках закона страны. У России это поле пока совершенно чистое. Какой может быть обмен опытом, когда главный опыт — личные знакомства. Но я надеюсь, что с годами возникнут мощные лоббистские организации, институты. Очень важно выработать общие правила игры. Сейчас эти правила находятся в зачаточном состоянии.

Вопрос: Есть и другой аспект лоббистской деятельности — внешние связи. Насколько активно продвигается имидж нашей страны за рубежом?

Денис Молчанов: Продвижение интересов России на мировой арене чрезвычайно важное для страны направление. Я не говорю о внешней политике. В данном случае это прерогатива президента и Министерства иностранных дел. Большое количество внутрироссийских проблем связано с тем, что к нашей стране не очень доброжелательно относятся в мире. Дело не в том, что мы вправду плохие, или в том, что существует некий заговор против России. Действительно, за Россией закрепился негативный образ. Этой проблемой должны заниматься лоббисты крупных коммерческих структур, занимающиеся внешними связями. Надо понимать, что любое согласованное усилие по укреплению позитивной составляющей своего имиджа приносит живой результат и живые деньги. Репутация России как страны, игрока на международной арене — очень важная тема. Особенно важно, чтобы усилия разных ветвей власти, групп интересов, коммерческих структур, министерств и ведомств были направлены в одно русло. Такой подход, когда большая политика — это одно, а национальные интересы, в частности, в сфере экономики — совершенно другое, в корне неверен.

Соединённые Штаты объявили Персидский залив зоной своих национальных интересов. Так это или нет — отдельный разговор. Но ведь такие зоны есть и у России. Главный национальный интерес — это, как у любой страны, торговля. Лучше всего живёт та нация, которая успешнее всего торгует. Когда к российским компаниям придёт осознание, что наши друзья — те страны, которые покупают российское, тогда они подключатся к процессу продвижения имиджа России за рубежом.

Вопрос: Как с помощью культурных инициатив можно продвигать позитивный образ России?

Денис Молчанов: Дивидендов, которые Россия может получить, используя отечественную культуру как инструмент, невозможно добиться лишь переговорами по военным и экономическим проблемам. Результат такого культурного взаимодействия должен быть один — это выгодный контракт для российской экономики. При одном условии: деньги, полученные таким образом, не должны пропасть в «бермудском треугольнике» под названием «офшорная зона». Мы должны быть уверены, что они останутся в России в виде налогов. Я считаю, что миссия внешней культурной политики заключается в получении западных инвестиций для российской промышленности. Нет большого смысла в бесконечном развлечении сытых и довольных жителей стран Запада или Востока мастерством российских деятелей культуры. Культурная политика должна обеспечивать внешние политические интересы. Разумеется, я говорю о мероприятиях, которые организует Минкультуры. Когда речь идёт о прямых связях, о заработке для наших артистов, мы не мешаем.

Вопрос: Приведите, пожалуйста, конкретные примеры деятельности министерства на этом поле.

Денис Молчанов: На протяжении 2003 года министерство планирует провести 17 обменных дней культуры. Искусство наших мастеров увидят в Болгарии, Индии, Китае, Молдавии, Армении, Узбекистане. В свою очередь наши партнёры — министерства культуры Чехии, Словакии, Монголии, ряда других стран — привезут в Россию творческие коллективы.

Вопрос: А как развиваются отношения с Германией? Состоится ли обещанный Год России?

Денис Молчанов: 2003 год объявлен в Германии Годом российской культуры. 9 февраля в Берлине президенты двух стран — Путин и Рау, а также федеральный канцлер Германии Шрёдер выступят на его торжественном открытии. Министерство культуры вместе с Министерством печати готовят беспрецедентный в истории отношений наших стран проект, включающий гастроли российских творческих коллективов по всей Германии. Министерство печати России выиграло конкурс на центральный павильон знаменитой Франкфуртской книжной ярмарки. В рамках Берлинского кинофестиваля в этом году планируется специальный показ российского кино. Кроме того, в Берлине откроется выставка «Москва — Берлин. 1950-2000 гг»., первая часть которой «Берлин-Москва. 1900 — 1950 гг». уже прошла в Москве. Мы также рассчитываем, что у нас резко активизируются отношения с Японией — в России пройдёт фестиваль японской культуры длиною в год. 2003 год также объявлен годом российской культуры в Украине, 27 февраля в Киеве его откроют президенты Путин и Кучма. А в нашей стране 2003 год посвящён культуре Казахстана, церемония открытия состоится 18 февраля на новой сцене Большого театра. Также предстоят обменные гастроли театров СНГ, России и Балтии.

Отдельно следует сказать про лоббирование интересов России в Западной Европе. Мы уже не первый год проводим в Каннах фестиваль российского искусства. Почему в Каннах? Идея проста: к нашей стране в мире достаточно настороженно относятся многие политики, бизнесмены, деятели культуры. Ехать ли в Москву и Санкт-Петербург или нет — они ещё подумают. А в Канны поедут. Это город, куда любой человек, из любой точки мира приедет, в том числе на встречу с российским бизнесменом, политиком. Назначить встречу в Каннах, пригласить своих партнёров на спектакль Большого театра во Дворец фестивалей (где, кстати, проходит знаменитый Каннский кинофестиваль) — не только помощь российскому бизнесу, но и одновременно политический ход.

В прошлом году неделя российской культуры, проведённая по высшему разряду, хорошо поработала на позитивный образ России. Со своей стороны мэру Канн, как хозяину города, важно насытить его праздниками и другими светскими мероприятиями, которые привлекали бы туристов круглый год, а не только в дни Каннского кинофестиваля. К слову сказать, в этом году мэрия Канн впервые приняла решение о долевом финансовом участии в проведении фестиваля российского искусства. Случай, уверяю, редкий. Вот пример взаимовыгодного сотрудничества. Уже сейчас на недели российской культуры стали приезжать и звезды кино, и политики, которые действуют как своеобразные разведчики на местности. Россия постепенно становится популярной и понятной западному сообществу страной.

Интервью провела Маргарита Гвоздева, журнал «Со-Общение».

Источник: Культурный лоббизм. Интервью с Денисом Молчановым. // Электронная публикация: Центр гуманитарных технологий. — 01.09.2006. URL: http://gtmarket.ru/laboratory/publicdoc/2006/524
Ограничения: Настоящая публикация охраняется в соответствии с законодательством Российской Федерации об авторском праве и предназначена только для некоммерческого использования в информационных, образовательных и научных целях. Копирование, воспроизведение и распространение текстовых, графических и иных материалов, представленных на данной странице, не разрешено.
Реклама:
Публикации по теме
Новые стенограммы
Популярные стенограммы