Гуманитарные технологии Информационно-аналитический портал • ISSN 2310-1792
Гуманитарно-технологическая парадигма

Столкновения цивилизаций не существует. Интервью Ноама Хомски

Ноам Хомски Интервью Ноама Хомски — профессора Массачусеттского технологического института, одного из крупнейших мыслителей и лингвистов современности.


Вопрос: Как Вы оцениваете ситуацию в России?

Ноам Хомски: Конец Советского Союза — это триумф свободы, несмотря ни на что. В СССР существовала чудовищная система. Ленин и Троцкий создали тоталитарную систему и выкорчевали все ростки социализма. Всё, что происходило после революции, не имело никакого отношения к социализму, а также не имело ничего общего со свободой и демократией. Так что избавление от этого зла можно назвать величайшим достижением. Однако то, что происходило в бывшем СССР с 1990-х годов — ужасное зверство. Миллионы людей погибли в 1990-е годы — их уничтожили не сталинские концлагеря, а неолиберальная экономика. Никто не знает точных данных, но уровень смертности недалек от результатов чисток Сталина. Экономика страны была разрушена.

Ныне существует возможность создать более свободное и демократическое общество, однако это очень нелегко сделать. Путин старается восстановить могущество России как доминирующей силы в регионе, проявления этой политики мы наблюдаем в Украине. Путин концентрирует власть в руках центра, проводя политику, традиционную для российской истории и не вызывающую восхищения. Я не думаю, что кто-то в состоянии предсказать будущее России — всегда есть возможность выбора. Люди могут стать организованными и создать то, что необходимо создать в российском обществе. Однако подобные процессы не происходят сами собой.

Вопрос: Прошло больше десятилетия с момента окончания «Холодной войны», однако жители бывшего СССР и США до сих пор имеют менталитет «Холодной войны». Ситуацию можно изменить?

Ноам Хомски: Причина частично заключается в том, что «менталитет Холодной войны», в общем, не имел никакого отношения к самой «Холодной войне». Этот менталитет появился ещё до начала «Холодной войны» — в 1917 году. По мнению серьёзных историков, таких как Джордж Кеннан (один из известнейших американских дипломатов и политических аналитиков, посол США в Москве, идеолог политики «сдерживания», проводившейся США в отношении СССР — прим.), до большевиcтской революции Россия представляла собой почти государство «третьего мира». Конечно, этого термина во времена Кеннана ещё не существовало, однако отношения России с Европой крайне напоминали отношения стран «третьего мира» с имперскими державами. Россия была очень бедным крестьянским обществом, в котором существовали островки богатства и развития, которые, в основном, формировались иностранцами. Безусловно, Россия также имела и высокоразвитую интеллектуальную элиту, самую продвинутую в Европе, однако таким же образом дела обстояли и в Латинской Америке. Подобное простить сложно, будь это Гаити или Россия, поэтому отношения между Западом и Россией и переросли в «Холодную войну».

На протяжении истории «Холодную войну» использовали как отговорку для защиты «государственных интересов», что приводило к ужасным действиям обеих сторон. Подобное происходило и до большевистской революции. За два года до неё Соединённые Штаты вторглись на Гаити, потому что гаитянский парламент отказался принять Конституцию, написанную США (нечто подобное происходит в Ираке), и превратили Гаити, фактически, в свою плантацию. Через 20 лет морская пехота США покинула Гаити, оставив страну во власти брутальной национальной гвардии. Имело ли это вторжение что-то общее с «Холодной войной»? Нет! Тоже самое происходило, когда США свергали правительства Гватемалы, Ирана, Кубы или Вьетнама. «Холодная война» использовалась лишь как предлог. СССР использовал этот предлог для вторжения в Венгрию, Чехословакию или Афганистан.

Большие державы всегда найдут поводы для того, чтобы оправдать свои действия. Однако их политика и мотивация всегда одна и та же, происходи это до, во время или после «Холодной войны». Изменяются обстоятельства — изменяются отговорки и предлоги. Внешнюю политику проводят государственные структуры, которые, как правило, стабильны, особенно в США. Таким образом, политика остаётся той же самой, меняются только поводы.

Вопрос: Война в Ираке создала прецедент для превентивных войн. Считаете ли Вы превентивную войну легитимным способом борьбы против глобальных угроз?

Ноам Хомски: Этот прецедент не был создан Соединёнными Штатами. Превентивная война является просто эвфемизмом для обозначения агрессии. На Нюрнбергском процессе агрессия в отношении иного государства была названа преступлением. Государство-агрессор всегда объясняет свои действия необходимостью самозащиты. Именно так, например, Адольф Гитлер оправдывал вторжение в Польшу. Тоже самое является правдой и в отношении США. Война в Ираке — открытая агрессия, что является серьёзным нарушением международного права и представляет собой тяжкое преступление. Государства постоянно прибегают к подобным оправданиям, однако ныне это сделали США — единственная мировая супердержава, поэтому мы можем сказать, что создан прецедент.

Если другие страны прибегают к агрессии, то мы закрываем глаза на это в случае, если эти страны стоят на «правильной» стороне. Однако, если государства-агрессоры находятся на стороне наших врагов, то мы противодействуем им. Например, признаем ли мы легитимными действия Ирана, если он совершит превентивную атаку на Израиль, потому что Израиль располагает ядерным оружием и открыто угрожает Ирану? Нет, не признаем, так как Иран — это государство, политику которого мы не одобряем. Однако если Израиль нападет на Иран, то мы заявим, что это легитимный шаг, необходимая самооборона.

Вопрос: США используют в политике термин «государства-изгои». Угроза со стороны государств-изгоев действительно велика, или их назвали врагами по иным причинам?

Ноам Хомски: Страна-изгой — это государство, которое не выполняет приказов. Прекрасным примером является Куба. Представляет ли Куба сейчас или представляла ли когда-нибудь в прошлом угрозу для США? Куба стала угрожать США только тогда, когда наша страна придумала «кубинскую угрозу». Президент Кеннеди вёл широкомасштабную террористическую войну против Кубы, а Хрущёв разместил на Кубе советские ракеты, частично, в целях обороны. Это был абсолютно сумасшедший шаг, который мог втянуть мир в глобальную ядерную войну. Однако действия Хрущёва и Кастро являлись также попыткой защититься от американской атаки. Кроме этого случая, Куба никогда не представляла угрозы для США. Однако на протяжении 40 лет Соединённые Штаты Америки стараются подавить и уничтожить Кубу.

В Министерстве Финансов США существует отдел, который отслеживает подозрительные финансовые потоки, являясь центральной структурой в, так называемой, «войне против терроризма». Недавно выяснилось, что за попытками преодолеть эмбарго на торговлю с Кубой, незаконно введённое США, следит в пять раз больше сотрудников этого отдела, чем тех, перед которыми поставлена задача отслеживания финансовых операций «Аль Каеды» и Саддама Хусейна. Это говорит о приоритетах американского правительства.

Однако Америка — свободная страна. Мы имеем допуск к государственным документам и знаем, в чём состоит истинная причина позиции США по отношению к Кубе. Эти документы показывают, что существование режима Кастро — успешный вызов, брошенный политике Соединённых Штатов, которая начинается с Доктрины Монро 1823 года. Доктрина была сформулирована президентом Джеймсом Монро, объявившим, что территории континента не могут быть объектом колонизации. Ситуация, сложившаяся в Новом Свете, разительно отличается от ситуации в Европе, где власть находится в руках монархий. США будут любыми средствами защищать американские государства от попыток навязать им европейскую форму правления. Фактически, США объявили себя «хозяином» Западного Полушария. Дело не в русских и не в потенциальной угрозе: кубинцы просто бросают вызов властелину западного полушария. Это невозможно стерпеть и поэтому Кубу назвали «государством — изгоем».

Только одна страна была исключена из списка «изгоев» — Ирак в пору Саддама Хусейна. Это было сделано во время нахождения у власти администрации Рональда Рейгана. Белый Дом хотел снабжать Ирак оружием. Поэтому Ирак был удален из списка, а вместо него, чтобы заполнить образовавшийся пробел, была добавлена Куба. Поддерживала ли Куба террористов? Нет, в то время кубинцы сами были мишенью терроризма. Это все просто пропаганда.

Вопрос: Вы можете дать определение терроризма?

Ноам Хомски: Я пишу про терроризм уже на протяжении 20 лет: с тех пор, как к власти пришла администрация Рейгана и объявила, что ключевым направлением внешней политики США станет, так называемая, война против террора. Терроризм был назван современным варварством, чумой, которая разрушает человеческую цивилизацию. С тех пор я пишу о терроризме, используя определения Рейгана. Я использую определение, которое внесено в Кодекс США, в справочники Армии США и которым по сей день пользуется правительство Великобритании. Террор — это угроза применения или использование насилия, обычно против гражданских лиц, для запугивания или для того, чтобы получить контроль над ситуацией в политических, религиозных или других целях. Это довольно хорошее определение терроризма, однако его нельзя использовать. В действительности, правительство США старается изменить это определение. Проблема с официальным определением в том, что, если присмотреться к нему, то мы увидим официальную политику Соединённых Штатов и других государств — то, что называется «контртерроризмом» или «конфликтами низкой интенсивности». Однако это просто терроризм, государственный терроризм.

Если взглянуть глубже, то мы увидим, что США, как другие могущественные страны, непрерывно прибегают к терроризму. Более того, Соединённые Штаты Америки — единственная страна, которая была обвинена Международным Судом в преступлении, которое можно назвать международным терроризмом. Совет Безопасности ООН подготовил две обвинительные резолюции, но США использовали своё право «вето», чтобы не допустить их принятия. Вот почему официальное определение терроризма становится непригодным для использования. Было множество попыток изменить его так, чтобы в нём говорилось об «их» терроре против «нас», однако умалчивалось про «наш» террор против «них».

Вопрос: Есть модная теория, что мир ныне переживает эпоху “столкновения цивилизаций”?

Ноам Хомски: Существуют группировки, которые стремятся добиться столкновения цивилизаций. Я уверен, что Бен Ладен был бы счастлив, если бы подобное произошло. Стратеги администрации Джорджа Буша также неустанно действуют в этом направлении. На самом деле риторика этих групп практически идентична — добро борется со злом.

Когда в 1980-е годы американская администрация вела войну против террора, то она действовала отнюдь не против мусульман, а против католиков, против государств Центральной Америки, которые стали слишком независимыми. Католическая церковь в Латинской Америке в то время приобрела значительное влияние. Вместо того, чтобы обслуживать интересы богатых, священники и монахи начали помогать крестьянам, пытаясь помочь людям самоорганизоваться, чтобы лучше защитить свои интересы. В результате, США начали террористическую атаку против церкви. Их жертвой стал сальвадорский архиепископ Оскар Ромеро. Десятилетие закончилось в 1989 году убийством шести интеллектуалов, членов ордена иезуитов. Их убийство совершил элитный батальон, которым командовали американцы. Этот же батальон виновен в смерти тысяч мирных жителей, в основном, крестьян.

А теперь представьте себе, что в 1989 году в Чехословакии солдаты, обученные и руководимые советскими инструкторами, убили бы Вацлава Гавела и десятки тысяч чехов вместе с ним. Узнали бы мы об этом? Конечно! В результате могла бы даже разразиться ядерная война. Однако, так как в дела Латинской Америки были вовлечены Соединённые Штаты Америки, все осталось практически незамеченным. Была ли это война с Исламом? Конечно, нет.

1958 год — очень важный. В этом году администрация президента Эйзенхауэра определила три наиболее крупных мировых кризиса — в Индонезии, Северной Африке и на Ближнем Востоке. Во всех этих случаях речь шла о странах, которые были крупными производителями нефти, и, одновременно, мусульманскими, однако в них правили вполне светские режимы. США поддержали Саудовскую Аравию, самую фундаменталистскую исламскую страну, против Египта, который был лидером светских и националистических движений в арабском мире. Было ли это проявлением столкновения цивилизаций? Нет. То же самое происходило в Центральной Америке в 1980-е годы и во множестве других стран, которые были стратегически важны для США и вышли из-под контроля.

В Индонезии эта проблема была решена путём организации настоящей резни, вероятно, одной из крупнейших в современной истории. Военный переворот приветствовали США, а также Великобритания, Австралия, Франция. В результате переворота, организованного генералом Сухарто, было убито более миллиона человек, в основном, безземельных рабочих, была уничтожена единственная политическая партия, существовавшая в стране и были открыты двери для грабежа Индонезии странами Запада. Во время правления Сухарто в Индонезии постоянно нарушались права человека, расцветала коррупция, а Запад его просто на руках носил. Билл Клинтон превозносил его до небес, Пол Вулфовитц (ныне заместитель Министра обороны США), который обожает говорить о своей любви к демократии, поддерживал Сухарто, потому что тот выполнял свою работу.

Израиль уничтожил Насера и его светский арабский национализм под громкие аплодисменты Запада. В Северной Африке проблема была разрешена после обретения независимости Алжиром. Однако в Алжире осталась французская разведка, которая, вероятно, ответственна за половину всех кошмарных случаев резни, имевших место в течение последнего десятилетия. То есть, нет никакого столкновения цивилизаций, а есть только обычная политика могущественных стран, которые преследуют свои интересы.

Вопрос: Каким Вы видите будущее?

Ноам Хомски: Один из самых уважаемых научных журналов в мире — Journal of the American Academy of Arts and Sciences — этим летом опубликовал результаты двух стратегических исследований о трансформации вооружённых сил. Главный вывод: администрации Клинтона и Буша делают основной упор на то, чтобы развить военную мощь США таким образом, чтобы получить возможность нанесения внезапных сокрушительных ударов по всему миру. Одной из основных стратегий США также является милитаризация космоса. Администрация Буша преобразовала доктрину Клинтона о контроле над космосом в военных целях в доктрину полного овладения космосом для военных целей. Неудивительно, что Россия и Китай крайне негативно отреагировали на это.

В этом же выпуске журнала аналитики предсказывают, что если политика администрации Буша будет продолжаться и далее, она может привести к гибели человечества. Это предсказание сделано трезво мыслящими и серьёзными аналитиками, не являющимися экстремалами и алармистами. Они выражают надежду, что миролюбивые государства мира во главе с Китаем, объединятся против милитаризма и агрессии Соединённых Штатов. Вот до чего мы дожили: американские мыслители надеются, что Китай каким-то образом спасёт мир от агрессивности США! Но я с ними не согласен. Я думаю, что американский народ сможет изменить ситуацию.

Вопрос: Как могут американцы все это изменить?

Ноам Хомски: Соединённые Штаты Америки — очень свободная страна. Если мы сможем создать реально функционирующую демократическую культуру, которой ныне не существует, если мы проведём настоящие выборы, то все может измениться. Подобное происходило и в более сложных ситуациях, и я уверен, что может произойти и сейчас.

Посмотрите на последние, так называемые, президентские выборы. Прямо перед выборами, самые престижные аналитические институты США опубликовали результаты опросов общественного мнения, которые почему-то не получили широкой известности. Если посмотреть на эти опросы, то население США поддерживают Международный уголовный суд и Киотский протокол (США отказываются участвовать в работе Международного уголовного суда и отказываются присоединиться к Киотскому протоколу — прим.). Американцы выступают за то, чтобы лидером в разрешении международных кризисов была ООН, а не США, чтобы Соединённые Штаты Америки отказались от своего права «вето» в Совете Безопасности ООН, чтобы наше правительство тратило больше средств на нужды страны, а не на военные программы. Население также выступает против доктрины превентивной войны. Однако этим взглядам не было позволено проникнуть в предвыборную сферу и пресса о них почти не упоминала. Однако все может быть изменено в такой свободной стране, как наша.

Вопрос: На протяжении десятилетий ваши взгляды были известны во всём мире. Они повлияли на политику США?

Ноам Хомски: Моей аудиторией является не американское правительство, а общественные движения, которые ныне превратились в довольно значительную силу. Конечно, этот прогресс был достигнут не благодаря мне. Развитие общественных движений на всём протяжении истории влияло на решения, которые принимали люди, стоящие у власти.

Источник: Столкновения цивилизаций не существует. Интервью Ноама Хомски. // Электронная публикация: Центр гуманитарных технологий. — 13.09.2006. URL: http://gtmarket.ru/laboratory/publicdoc/2006/446
Ограничения: Настоящая публикация охраняется в соответствии с законодательством Российской Федерации об авторском праве и предназначена только для некоммерческого использования в информационных, образовательных и научных целях. Копирование, воспроизведение и распространение текстовых, графических и иных материалов, представленных на данной странице, не разрешено.
Реклама:
Публикации по теме
Новые стенограммы
Популярные стенограммы